Валентин Великий. Сувенир для меломанов (роман в комментариях, часть 2)

Посвящается Г. А. Тимуш

 

Часть 2

(часть 1 — см. здесь)

«Нас было много на челне»

 

Чей глас умолк на братской перекличке?

А. С. Пушкин

 

Глава 001

 

Клод Дебюсси

 

Прелюдии для фортепиано

Джей Цзянь (фортепиано)

 

Mikhail_Kollontay: Пианисту семнадцать лет.

 

nprivarskaya: Понравился!

 

Mikhail_Kollontay: Это выдающийся талант, к сожалению, полностью сейчас деградировавший. Рука – дуодецима, абсолютное приспособление к роялю, музыкальность, красота, бешеное обаяние, но нулевые занятия, не недостаточные, а нулевые. Один раз проиграет – и выучил. Плюс родители полные дураки. Сейчас ежедневно играет какую-то попсу в ресторане, которым владеют папа с мамой. И это все. Остается на второй год уже во второй раз. Мы с ним давно расстались. Синдром Плетнева, так же виртуозен в спорте, как Миша, но вот, я не смог для Джея стать Флиером, увы.

 

nprivarskaya: Талант очевиден – видно и слышно невооружёнными глазом и ухом. Жаль, но такое бывает. Видимо, не тому, кому надо достался талант. И, кстати говоря, при абсолютной технической свободе, если не знаешь – никогда и не  догадаешься, что семнадцать лет – зрелость в игре.

 

Mikhail_Kollontay: При этом он был такой оболтус, что даже в общеобразовательной школе не доучился, выгнали (еще и своровал у кого-то чего-то), и притом последние пару лет вообще там не учился по фортепиано. Ужасно играл у нас на приеме, и мне пришлось очень туго. Но то, что видите – плод работы только лишь полутора лет примерно. Ему заниматься, видите ли, не надо, вот беда. Предприму последнюю попытку, поговорю в Московской консерватории, хотя ведь человеку уже двадцать три примерно года… Хоть в стажеры, хоть как. Хотел бы вырвать из этой идиотской семьи. Ведь он у меня прошел Первый Листа, Первый Чайковского, рапсодию на темы Паганини, Испанскую рапсодию, массу всяких небольших сочинений, Третью сонату Бетховена замечательно тоже играл, об этюдах уж меньше всего печали, тут, что угодно. «Итальянский концерт» просто отличный был. Всего он у меня был пять лет. Это самое мое большое горе по части педагогики. Притом Джей чрезвычайно умный. Еще его переехала напрочь какая-то личная драма – бросила девушка, и он уже два года не может опомниться.

 

MargarMast: А можно его сунуть на какой-нибудь конкурс? Ведь его там могут заметить!

 

Mikhail_Kollontay: Я давно оставил все попытки, потому что он не станет никакую программу учить. Сто раз предлагал. А тайваньские он все выиграл, везде первые места. (Один раз стал вторым, притом не справедливо, и на этом сломался, сразу бросил это дело, утратил интерес, с тех пор и идет эта белиберда.) Но мои тайваньцы все такие: они не понимают, какие ещё конкурсы и зачем, занимаются для собственного удовольствия, и всё. Ни малейшего самолюбия нет.

 

dushah: Самолюбие в чистом виде, по-моему, – для собственного кайфа упражняться.

 

Mikhail_Kollontay: Я бы не сказал, что так, народ очень работящий, они в принципе больше ничего не делают, только работают, иначе не умеют, но, правда, отдыхают тоже ужасно аппетитно. Надо заниматься – значит надо, как-то так. Лодыри, конечно, тоже есть, я не схематизирую, но мало. Обычно не лодыри, а люди с какой-то проблемой, чаще всего – необходимость зарабатывать на пропитание.

 

Glebov: Мдааа… Он не играет, он живет за фортепиано. Так свободно и естественно играет!.. Наверное, многие таланты, кому даётся что-то легко, не серьезно относятся к этому, потому что есть.. Его надо клещами вытаскивать, если он не хочет, надо заставить!

 

Mikhail_Kollontay: Ох, Джей трудный парень. Я уже давно с ним расстался, сейчас ему лет двадцать семь-двадцать восемь уже, наверное, должно быть. Где он сейчас – не ведаю, вроде собирался уехать учиться в Германию. Если это так, то крышка уж точно. Там не для таких, как он, обучение. А когда он в течение пяти лет у меня учился, был возраст от шестнадцати до двадцати одного, тут хоть тресни. Все зависело от родителей, которые ничего абсолютно не понимают. У них свой ресторан, так они заставили парня сидеть там и играть для публики. Полный провал, как ни странно, в личной жизни, если конкретно, то он жил со своей кошкой и больше никого не подпускал. Потому-что бросила девушка, что Джея полностью сломало на многие годы. Окончательно добило, когда он играл на каком-то конкурсе, тайваньском, и получил не первое, а второе место (что, ввиду полного отсутствия работы), не было удивительно. Хотя проиграл 0,04 балла. Тут всё, он закрыл крышку рояля и получил кол на экзамене, ибо просто не знал программу. На этой точке нам пришлось расстаться. А по данным, конечно, он на многое был способен.

 

Glebov: Если еще есть записи, Михаил, выложите, пожалуйста!

 

 

 

Глава 002

 

Уильям Гершель

 

 

Симфония № 8 до минор

Маттиас Бамерт (дирижер)

 

Allaya: Люди!! Послушайте эту музыку! Ну, это же совсем необыкновенно!

 

Сергей, очень огромное спасибо Вам за эту запись!

Это прямо потрясение!

 

Maxilena: Я все, что Сергей Ярунский выкладывает, стараюсь слушать.

 

Сергей, поклон Вам очередной! Может быть, Вам стоит какое-нибудь эссе написать о том, что Вы выкладываете на сайт? Ведь что ни запись – то открытие. Необыкновенная симфония. И что интересно, трудно с кем-то спутать даже на фоне моря барочной музыки….

 

Andrew_Popoff: 13 марта 1781 года выдающийся английский астроном и композитор Уильям Гершель объявил об открытии им при помощи телескопа неизвестной прежде планеты. Тем самым впервые со времён античности были расширены границы Солнечной системы в глазах человека.

Названа в честь греческого бога неба Урана.

 

childcomposer: Астроном и композитор… Редкое сочетание. Ему бы как раз бы написать «Планеты». А такой цикл только лет через полтораста сочинит Холст.

 

Andrew_Popoff: Гершель хороший композитор, а эта симфония очень славная. Но астроном он великий. По-моему, прекрасное сочетание.

 

rdvl: Музыка очень какая-то свежая, вымытая. Нет в ней того скучноватого налета, что часто встречается в сочинениях композиторов того времени средней руки. Однако, надо думать, теме Гершеля есть куда развиваться. Симфоний у него – двадцать четыре…

 

yarunskiy: У меня есть Вторая, Двенадцатая, Тринадцатая, Четырнадцатая и Семнадцатая симфонии Гершеля. Есть несколько симфоний ещё одного композитора и учёного Джона Марша.

 

OlgaKz: Дорогой Сергей! Нам не терпится все это услышать. Спасибо Вам за прекрасные пополнения архива.

 

Aelina: Присоединяюсь!

 

LAKE: Симфонии Гершеля записаны швейцарским дирижёром Матиасом Бамертоном c английским оркестром «Лондонские исполнители Моцарта». Вместе ими записано более двадцати дисков композиторов той эпохи.

 

 

 

 

Глава 003

 

Пауль Враницки

 

 

Концерт для флейты с оркестром ре мажор (1793) op.24

Камерный оркестр им. Ференца Листа

Клауди Аримани (флейта)

Янош Ролла (дирижер)

 

Allaya: Или мне кажется, или так и есть. Но если только в совершенстве знать все произведения Моцарта, то можно сказать, что это не он. А так, это произведение запросто перепутаешь с Моцартом. Тема, конечно, своя, у Моцарта её нет, а вот всё остальное – стиль, и что там ещё по научно-музыкальному? – всё как у Моцарта. Интересно, а есть ещё такая музыка, в точности похожая на манеру Моцарта? И кто на кого влиял? Ведь музыка замечательная. Но у Моцарта как-то сложнее, насыщенней, накала больше; здесь проще, но всё равно красиво очень.

 

yarunskiy: Тут сложно говорить о стиле Моцарта, так как часто чужие сочинения выдавались за произведения Моцарта (Пихль, Краус, Гировец, Михаэль Гайдн…) и сам Моцарт частенько переписывал чужие сочинения и потом их с лёгкостью «перепутывали»).

 

Andrew_Popoff: Тогда еще не существовало проблемы стиля. Различались школы (венская, парижская, итальянская), но различия между авторами мало учитывались. Это пришло позже, с романтизмом. У Моцарта много, кстати, заглядываний в чужие школы. Скажем, финал фортепианной сонаты B dur KV281 — типичная итальянская тарантелла. Вольфганг в детстве, путешествуя, освоил кучу стилей и не брезговал тащить то оттуда, то оттуда. Сейчас бы сказали, что его музыка эклектична. Но, я думаю, она кафолична, соборна – отражает всю палитру галантного стиля.

 

yarunskiy: Это типично для композиторов конца XVIII начала XIX столетий. Из-за этого много сочинений было приписано Моцарту, которых он не сочинял.

 

Andrew_Popoff: Много ли? Я только Колыбельную знаю – «Спи, моя радость». Ну, это из известных. Из мелочёвки, наверное, много. Ну, еще ранние клавирные концерты, но с ними разобрались.

 

yarunskiy: А симфонии, которые он не сочинял: Вторая, Третья, Одиннадцатая, Тридцать седьмая…

 

Andrew_Popoff: Тут я не в курсе, не знаю. Сергей, а откуда сведения, нет ли ссылки? Весьма любопытно.

 

yarunskiy: Пожалуйста:

httpHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»://HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»enHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity».HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»wikipediaHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity».HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»orgHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»/HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»wikiHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»/HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»MozartHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»_HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»symphoniesHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»_HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»ofHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»_HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»spuriousHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»_HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»orHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»_HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»doubtfulHYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»_HYPERLINK «http://en.wikipedia.org/wiki/Mozart_symphonies_of_spurious_or_doubtful_authenticity»authenticity

 

Andrew_Popoff: Спасибо. Но там не идет речь о том, что авторство Моцарта отрицается. Только ставится под сомнение. Конечно, путаницы много было. Гайдна еще при жизни подделывали, и он сам изобличал мошенников. Тут много неясного.

 

yarunskiy: И, тем не менее, даже на Classic-online Вторая и Третья симфонии Моцарта – отсутствуют в общем списке. Тридцать седьмая его симфония не что иное как Двадцать пятая симфония Михаэля Гайдна (можно сравнить в списке симфоний на сайте), к которой Моцарт сочинил медленное вступление.

С Одиннадцатой тоже история тёмная…

 

Andrew_Popoff: Конечно, с симфониями путаница есть. Все может быть. С операми более-менее ясно.

 

andante: Ничего не ясно. Просто Ярунский пока ещё не заглядывал в последний выпуск «СПИД-инфо».

 

 

 

 

 

 

Глава 004

 

Ян Сибелиус

 

 

Симфония № 7 до мажор (1924) op.105

Оркестр Халле (Манчестер)

Марк Элдер (дирижёр)

 

victormain: Спасибо за партитуру, Артём!

 

art15: Не за что, Виктор Николаевич! Загрузил по просьбе форумчан (это моя единственная загруженная партитура).

Жаль, что в последние тридцать лет жизни он ничего не писал. Вернее писал, но уже таких масштабных сочинений мы не увидели. А за двадцать лет до смерти вообще перестал писать.

 

alexshmurak: Он закончил писать в шестьдесят один год. Между тем, Бетховен прожил всего пятьдесят семь. Так что… Мне кажется, вполне достаточно натворил! Я вот слушаю сейчас Третью симфонию – одни маты на языке!

 

Между прочим, очень достойное решение. Вовремя уйти и десятки лет наслаждаться почётом и славой.

 

Mikhail_Kollontay: Кстати скажу, что мне вот шестьдесят, и возникают мысли, что становится оно картонным. Проверить можно только звучанием, пока решений не принимаю, но. Чайковский в конце жаловался, что ощущает падение изобретательной способности. Все равно с Сибелиусом странновато.

 

alexshmurak: Разве?

Вот вспомните судьбы людей, которых в пятьдесят-шестьдесят лет объявляли гениями. Я почитал статью в Википедии. Именем Сибелиуса при жизни назвали всё, что можно. Фестивали Сибелиуса. В 1935-ом году, больше, чем за двадцать лет до смерти, американские радиослушатели проголосовали за Сибелиуса как за «любимого симфониста». По сути, даже не золотая клетка, а такое, знаете, усиленное накладывание бронзового костюма.

 

У Чайковского упала изобретательная способность в «Пиковой», «Щелкунчике» и Шестой симфонии?! Кокетство.

 

Mikhail_Kollontay: Не кокетство, мне кажется. Он, скажем, начал писать такие длиннейшие и уже вполне репетативные цепи повторов, что сам себе не поверил. Вы вспомните, как растет ёлка в «Щелкунчике», и сколько там звеньев восходящей секвенции, сто, наверное. Или «Конфитюренбург», сколько раз в начале там ми мажорная восходящая гамма у дерева. Приближался XX век, но он-то этого не знал, поэтому ужасался механизации, которая вдруг полезла в его музыку. Я так понимаю. Причем это во всем подряд в последних опусах, Ратгауз, ор.72 тоже.

 

alexshmurak: Ну, так назовём вещи своими именами: Пётр Ильич предвидел, предвосхищал и боялся этого. Это не падение изобретательности, это боязнь новой изобретательности.

 

Mikhail_Kollontay: Трудно чувствовать себя идиотом бывает, это да. Когда вокруг ужимки модернизма, а Чайковский еще их прошел в «Детском альбоме», заранее.

 

Интересно другое: Ю. Холопов считал Сибелиуса самым плохим композитором в мире! Было такое время, люди так мыслили почему-то в его отношении. Я как мог, насаждал симфонии еще в 70-е годы, и первым, кто, кстати, воспламенился, был Рябов (Четвёртая), также агитировал Колю Корндорфа, мы провели целую ночь в поезде в дебатах по такому поводу.

 

alexshmurak: Вот это поразительно, но только с сегодняшнего дня если смотреть. Сегодня Сибелиус воспринимается самой что ни есть адекватной музыкой. Для меня так уж точно так.

 

Mikhail_Kollontay: Но Вы опять-таки посмотрите на контекст, было ли вокруг тогда что-то рифмующееся? Ну, Яначек, но он забурлил попозже. Прочее совсем другое, хотя многого не знаю, может, и есть что. То есть я к вопросу о Чайковском.

 

alexshmurak: Я понимаю, о чём Вы, но это же не помешало сумасшедшей славе и популярности Сибелиуса. Да и поздний Яначек тоже был очень успешным композитором. О Чайковском даже и говорить неудобно. Получается, несмотря, а может быть, даже, и благодаря контексту эти композиторы пришли к успеху.

 

Mikhail_Kollontay: Успех, да, но не в головах музыкантов определенной эпохи. Яначека у нас вообще не переваривали, практически не ставили. Может быть, у такого уровня авторов есть разные слои: один употребляется сегодня, другие слои – потом. Таблетки Retard.

 

 

 

 

 

Глава 005

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Струнный квартет № 11 фа минор «Серьезный» (1810) op. 95

Токийский квартет: Мартин Бивер (первая скрипка)

Кикуеи Икеда (вторая скрипка)

Казухиде Исомура (альт)

Клайв Гринсмит (виолончель)

 

sir Grey: Мне тут советовали добрые люди, что эту музыку надо не слушать, а играть или смотреть по нотам. Согласен. Но местами можно и послушать, тоже ничего.

 

Может быть, Бетховен боялся, что если он все время будет писать, как в некоторых местах, то слушатели просто все передохнут в зале, и не останется никого. Потому он включает кусок, слушатель вот-вот помрет, а тут – бац! – начинается что-то непонятное. Слушатель не в себе, но пытается соображать, потихоньку оживает, приходит в себя, уже думает себе что-то, как вдруг – новое вливание. Он опять при смерти.

 

Естественно, выходит из зала, как боксер после боя, совершенно измотанный.

 

Почему Бетховена так на фуги тянуло, все-таки? Это было нормально для его времени? Или это консерватизм, характерный для любого авангардиста?

Прямо вспоминается Манн: очень человеку хотелось написать фугу, просто не унимался.

Мне кажется, что это тяготение к полифонии совпало с глухотой.

 

tagantsev: Почему консерватизм? Контрапункт это мощный прием. Брукнер свою Пятую симфонию называл своим «контрапунктическим шедевром», финал Реквиема у Верди – фуга, Шостакович написал «24 прелюдии и фуги». А у Моцарта какие фуги! Этих ребят консерваторами не назовешь, однако!

 

sir Grey: И Бетховена не называю.

 

Я понимаю, что фуги писал не только Бах. Я только спрашиваю. Есть ли у Бетховена какое-то особо настойчивое желание обратиться к фуге и к полифонии ПО СРАВНЕНИЮ С СОВРЕМЕННИКАМИ?

 

Извините за большие буквы, просто не знаю, как иначе выделить. Кто-то тут на форуме отлично написал: «Не надо на меня кричать капслоками». Я не кричу, просто подчеркиваю: по сравнению с современниками.

 

Мне кажется, что фуга, правда, была у Бетховена навязчивой идеей. И не совпадало ли это с прогрессирующей глухотой? Эти поздние квартеты… Молчание, молчание.

 

rdvl: Фуги действительно давались Бетховену непросто.

 

tagantsev: Мне так не кажется. Да и не так уж много фуг он написал. Хотя не могу не сказать, что его Гросс фуга – одна из величайших фуг в мире – всем фугам фуга.

 

sir Grey: Всем фугам – фига.

 

Слушал я эту Гросс… Просто жуть какая-то.

 

tagantsev: Кому поп, кому попадья, а кому попова дочка.

 

abcz: Да кому они нужны – поп с попадьёй?

 

 

 

 

Глава 006

 

Антонио Вивальди

 

 

Верная нимфа

Ария из опреры

Филипп Жарусски (контратенор)

Дмитрий Соколов (виолончель)

 

art15: Жарусски неплох, голос только у него какой-то не мужской, тонкий и лиричный. Впрочем, я не Микрус и не Атилла, чтобы судить о пении. Короче, Жарусски – гений, как и Херревеге!

 

musikus: Как-то не совсем это понятно. Как если бы циркового артиста называли гением за то, что он родился карликом.

 

rdvl: Все контратеноры гениальны уже по факту контратеноровости. А Жарусски хорош как певец. И спорить тут совсем нельзя. Послушать разрешается.

 

musikus: В таком случае гениальны вообще все, кто имеет какой-нибудь голос. Лиус Армстронг был замечательный вокалист, да?.. Спасибо за разрешение послушать Жарусски, это очень мило с Вашей стороны, что Вы разрешили, но его, как и других контратеноров, я слыхивал, и уже давно. Жарусски поет виртуозно, не спорю. Но почему-то вспоминается шутка А. П. Чехова, который сказал: «Мужчина без усов – все равно, что женщина с усами». Лично на меня мужчина, поющий женским голосом, производит отталкивающее впечатление. Куда ни шло еще слушать фонозапись, без видео (как, например, во Второй симфонии Шнитке), но еще и видеть это… Что-то похожее на цирк лилипутов.

 

rdvl: Ну, это Вы очень даже далеки от истинного осознания важности контратеноризма в вокально-музыкальной практике. Они же такое могут, что ого-го! И кастратов не надо иметь. А во-вторых, смотреть на Жарусски – это ж одно только эстетическое удовольствие. А музыкантши как им всегда любуются. Красота, одним словом!

 

musikus: Да уж, кастратов не надо… Но признаю̀, что мои оценки пристрастны. Контртенора в нынешней практике, в основном, поют барокко, их репертуар, по преимуществу — в области виртуозных арий Вивальди, Генделя и т. п. (что, по-преимуществу, и вызывает энтузиазм любителей этого вида спорта. Примерно то же в балете: «какой у нее шаг, прыжок, растяжка!») Но именно к такой музыке я – независимо от вокала – всегда был глубоко равнодушен (прошу не путать это с барокко духовного баховского типа, для которого виртуозные вокализации никогда не были самоцелью).

 

ATTILA: А я за одну Теодору Генделя отдам всю музыку XX  века!

 

musikus: Счастливый вы человек, Вам так мало надо….

 

ATTILA: Не люблю, когда завидуют…

 

musikus: Ну что Вы, просто соболезную.

 

ATTILA: Ах, оставьте. В XVIII столетии столько потрясающей музыки написано, что на сто жизней вперед хватит!

 

musikus: Смотря, что потреблять. Помните притчу про льва и гиену?

 

ATTILA: Ну, если Вам так милы ассоциации, то для меня вся музыка была написана до Россини (включительно) — это настоящее пиршество, а после – уже жалкие перепевы, то бишь, объедки.

 

musikus: К сожалению, не Вы один так обижены. Я встречал людей, для которых музыки, скажем, после Шопена не существует. Один — большой прогрессист! – дошел до Равеля, но дальше ни тпру, ни ну. Некоторые сурово заявляют, что они признаю̀т «только классику», но слушают «только орган» (подразумевая под этим, конечно, одного Баха, которого, следовательно, тоже не знают). А один любитель уже много лет подряд (!) каждый день слушает только ХТК. Это своего рода рекорд. Все эти люди (как правило, с очень категорическими суждениями) заставляют меня вспомнить анекдот про служивого, который, идя на день рождения к другу, задумался: что ему подарить (бутылку уже купил). Приятель советует: может, ему книгу? – Тот отвечает: да нет, книга у него уже есть… Я вот тоже, хоть и знаю музыку за последние, примерно, тысячу лет и люблю ее, самую разную, тем не менее оказываюсь в ступоре, когда мне говорят, что перепиливание скрипки ножовкой это тоже музыка, притом гениальная. Но согласитесь, что мои тысяча лет это все-таки побольше, чем музыка только до Россини.

 

ATTILA: Согласен с Вами, и уважаю Ваше мнение. Но все Вами сказанное несколько противоречит выше сказанному Вами же о музыке барокко. С чем согласиться не могу. В то же время не буду спорить со всеми Вашими персонажами, кто лучше: Бах, Шопен или Равель. Пусть каждый слушает, что ему хочется. Профессионал должен слушать и знать музыку тысячи лет, но любитель выбирает себе скорее на подсознательном уровне то, что ему надо в данный период. И это его право, которое никто не может критиковать. На меня же музыка XX века оказывает гнетущее воздействие. И я не хочу после быть больным и потому не стану ее слушать, во всяком случае в данный период моей жизни.

 

musikus: Это другое дело. На вкус и цвет…

 

 

 

Глава 007

 

Поздравления участникам форума

 


Happy Birthday to You, Maxilena!!

 

DzhiTi: Дорогая Макси у тебя сегодня День Рождения!!!

Поздравляю!!! Ура!!!

 

Andrew_Popoff: С Днем рождения, Лена!!!

 

op132: Я тоже поздравляю Елену и записываюсь к ней на прием!

 

DzhiTi: Настя, на прием не надо, шлангу же вставит…

 

AFlmnv: Дорогая Елена, поздравляю Вас!
Продолжайте радовать нас! И радуйтесь побольше сами!

 

samlev: Дорогая Елена! С Днем рождения! Здоровья Вам и только положительных эмоций – они то ли продлевают жизнь, то ли делают сносным то время, которое есть в наличие. Всего доброго.

 

OlgaKz: Дорогая Елена! С днем рождения!!!
Мы с Сильвой шлем Вам свои самые горячие поздравления, страстные объятия (смешались в кучу руки, лапы) и нежнейшие поцелуи!
Будьте здоровы и благополучны!
Васе привет!

 

Andreewa: С днем рождения!!!!

Всего Вам хорошего в жизни: счастья, здоровья, интересных встреч! Пусть Василиса радует Вас день ото дня, трется у Ваших ног и мурлычет на ушко свою любимую песенку.

 

Mick_M: Ух! Все-таки успел! Дорогая Макси! Вы у нас совершенно удивительная, и в Вашем обществе очень радостно! Поздравляю, и дай нам Бог еще долго-долго быть вместе! Спасибо Вам за то, что Вы у нас есть!

 

Aelina: Дорогая, замечательная Максиленочка!

Желаю, чтоб годы летели, как птицы – красиво и легко,

не унося Красоты и Здоровья!

И пусть по-прежнему её Величество Музыка дарит тебе

«свежесть восприятия и ненасытную тягу к новому»!

Благополучия и любви, света и добра! Целую!!!

 

Maxilena: Всем-всем-всем огромное спасибище! За внимание, тепло, за доброту, за терпение, за знания, за то, что вы такие, какие вы есть теперь у меня!!!!! Я очень тронута!! Я вас всех очень-очень люблю!!! И чтобы вы все – были, долго-долго!

 

Karapyzik: Стихи на случай

Е. Камзолкиной

 

Во всех пределах Ойкумены,

а это вам не три версты,

для восхитительной Елены

сегодня пишутся посты!

 

И горлом чувствую, что каждый

из пишущих – и стар и мал –

уже с утра – и не однажды

заздравный кубок поднимал.

 

И нажелали ей, с любовью,

друзья из самых разных стран –

успехов Нил, Байкал здоровья,

и счастья Тихий океан!

 

Что ж, подытоживая ветку,

на миг лишь слово я возьму.

Скажу пусть коротко, но метко:

Быть, непременно, по сему!

 

Maxilena: Валентин, Спасибо! Не каждый день тебе стихи посвящают. И хотя не я Ваша Муза, все равно, низкий поклон! Счастья Вам за это!!!

 

 

 

Глава 008

 

Франц Шуберт

 

 

Песня над водой

«Auf dem Wasser zu singen: «Mitten im Schimmer der spiegelnden Wellen» оp. 72 (1823) D 774 (Переложение Ф. Листа)

Владимир Софроницкий (фортепиано)

 

sir Grey: Три вещи наполняют мою душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее я размышляю о них: как Шуберт это сочинил; как Лист переложил; и как Софроницкий сыграл.

 

Ведь с техникой у него не очень свободно! Но откуда-то берется эта энергия.

 

Лист – гений, который живет отраженным светом. Его транскрипции – это чудо. Этот всегдашний эффект трех рук – насколько он по-романтически шутливый!

 

О Шуберте молчу. Он всегда делал что-то нелегальное, просто плохо работала тогда судебная система. В наши дни он бы сидел, конечно. Нашли бы, где он жульничает и как такую музыку пишет.

 

ak57: Софроницкий, конечно же, играет замечательно. Однако Лист обошелся с музыкой Шуберта, как настоящий злыдень…

 

Aelina: Прекрасное исполнение!!! Не пойму, что Вы имели в виду, называя Листа «злыднем».

Разъясните, пожалуйста, подробнее эту Вашу мысль ….

 

ak57: Ну, прослушав песню Шуберта в исполнении представленных здесь певцов, а потом транскрипцию Листа, я услышал, что Лист исказил замысел оригинала в сторону фортепьянной виртуозности, которая для данного произведения Шуберта совсем не нужна.

 

Intermezzo: Наверное, из-за эпохи. Лист ведь перекладывал во время самого цвета романтизма.

 

Вот у Веберна уже совершенно другое ощущение и восприятие шубертовского текста. Гораздо более близкое мне, но…

 

…но не могу же я сказать, что Веберн был тончайший гений-музыкант (хотя таким и был, и даже больше), а Лист – зверь, «толстое» чудовище романтической эпохи, поганившее Шуберта. Это было бы просто несправедливо по отношению к великому композитору.

 

Просто другое восприятие. Лично мне совсем неблизкое, но это скорее проблемы слушателя (т. е. меня), чем перекладывавшего музыканта.

 

ak57: Уже как-то был разговор о транскрипциях Листа. Я тогда объяснял их многочисленность необходимостью продвигать ту музыку, которую Лист ценил сам. Но сейчас вижу, что он слишком часто вносил изменения в свои транскрипции по сравнению с оригиналом, всегда для излишней фортепьянной виртуозности. Иногда это давало дополнительные дивиденды, как, например, в фантазии на «Риголетто». В «Лесном царе» в финале у Листа другой размер и это еще более усиливает ту бешеную скачку, которая есть и у Шуберта. Но, например, в данной песне, те украшения, усложнения и фортепьянные изыски, которые Лист навыдумывал в своей транскрипции, искажают замысел Шуберта.

 

alexshmurak: Аутентизм тогда не существовал ни в каком виде. По сути, это фантазии на тему, в любом случае. Это музыка Листа. Она может нравиться или нет. Но Шуберт выступает в данном случае чем-то, вроде, «Вийди, Іванку» для Чайковского в финале Первого фортепианного концерта.

 

ak57: Ну да, а увертюру к «Тангейзеру» Лист переложил без своих фантазмов, потому что Вагнер был его зятем!

 

sir Grey: Фантастика, конечно. Лупит мимо всего. И душу выворачивает.

 

 

 

Глава 009

 

Антон Эберль

 

 

Симфония ре минор op.34

Оркестр «Concerto Köln»

Вернер Эрхардт (дирижер)

 

yarunskiy: Проживи этот композитор ещё лет пятнадцать-двадцать… и неизвестно, где был бы Бетховен.

 

Симфониям и концертам Эберля дарили свою восторженность и внимание равно профессиональная критика и обычные ценители музыки. Сравнивая эти сочинения с творениями Гайдна, Моцарта, Бетховена, реципиенты музыкального искусства нередко отдавали свои предпочтения трудам первого. Меж восторгавшихся были Гайдн и Глюк. Антон Шиндлер друг и биограф Людвига ван Бетховена писал, что Антон Эберль, будучи равноталанным Бетховену пианистом, являлся «опаснейшим соперником Бетховена как автора музыки для фортепьяно и оркестра».

 

И критика и публика давали Эберлю равный Моцарту-Гайдну-Бетховену, а то и более высокий композиторско-исполнительский ранг. Эберлева соната для фортепьяно (1-й опус), например, многократно издавалась как моцартовская последняя великая соната. Неясно, почему многие произведения Эберля публиковались с автографом Вольфганга Амадея; заметка, сделанная на одной из рукописей Антона Эберля Алоисом Фухсом, свидетельствует о том, что такие публикации происходили с ведома самого Моцарта. Для примера, фортепьянные вариации «Zu Steffen sprach im Traume», которые Моцарт любил использовать в своей преподавательской деятельности, были напечатаны под его именем четырнадцать раз! И никогда – под именем действительного автора – Антона Эберля. Лишь после смерти Моцарта Эберль осмелился посетовать, что слушая Моцарта, неосведомлённая публика слушает его.

 

musikus: Лавры академика Фоменко покоя не дают?

 

Andrew_Popoff: Я не уверен, что позицию Сергея можно сравнить с позицией новохронологов. Он же не подвергает сомнению всем известные факты, он просто пытается выстроить новую иерархию на основе фактов вновь открывающихся. Отрадно, что авторы, которые полвека назад считались прочно забытыми, звучат снова. И наша картина музыкальной истории несколько меняется. Мы видим, что общепризнанные гении творили не среди моря бездарей, а в очень разнообразной яркой и талантливой среде.

Другое дело, музыка не спорт, тут вряд ли стоит пытаться выстроить такую иерархию. Да и троны Моцарта, Гайдна и, тем более, Бетховена ничуть не пошатнулись.

Я разделяю неприязнь Сергея к буржуазному снобизму, который привык ориентироваться на брэнды. Буржуа хочет купить самого лучшего товара (самого разрекламированного) по сходной цене. Новое его мало интересует. Если Вы были в торговых центрах, знаете, что там есть общепитовские залы с кучей кормящих ларьков. Наверняка заметили, что очередь, как правило, самая большая в «МакДональдс», хотя жратва там самая поганая. Но такова сила брэнда.

 

musikus: Вот-вот. Пытается. Уже оказывается, что и Моцарт питался краденым. Пустое всё это. Взаимовлияния, конечно, всегда были и будут. В том числе неосознанные. Ни Гайдн, ни Моцарт, ни Бетховен не явились на пустом месте. Все они – продолжатели. И конечно, у них было окружение, были талантливые люди — и до и позже. Весь вопрос, однако, кто до какой отметки реально добрался. Чья волна выше доплеснула. И со временем это стало вполне очевидным. Ревизия здесь бессмысленна и как-то странновато попахивает.

 

Andrew_Popoff: Тут спору нет. Кого-то устраивает созерцание верхушек волн, кто-то хочет увидеть полный рельеф. Я лишь о том, что великие на общем фоне это не эвересты и монбланы на поверхности голой ровнины, а эвересты и монбланы в окружении других гор. И некоторые из этих гор не так уж и сильно не дотягивают до эверестов.

Но опять же, меня сильно возмущает попытка оценивать музыку по принципам спортивных оценок — кто кого выше, быстрее, сильнее. Что нам дает знание того, что Моцарт круче Кожелуха? Что это знание питает, кроме снобизма?

 

musikus: 1. «Эвересты и монбланы в окружении других гор».

С этим вполне согласен. Вообще, верное восприятие духа эпохи, нашедшей выражение в искусстве, невозможно на базе познания только высших ее достижений, «эверестов». Важно знать, учитывать всю гамму оттенков и высот. Тон без обертонов бесцветен.

 

  1. «Моцарт круче Кожелуха? Что это знание питает, кроме снобизма?»

По-моему, все наоборот. Снобизм – это разглагольствовать, что Кожелух «круче» (или хотя бы равен) Моцарту. Это все такие салонные забавы для «высоколобых».

 

yarunskiy: Может быть, не стоило «открывать» в XX столетии – Вивальди, Телемана, Рамо, Зеленку? Пусть бы и дальше их партитуры тихо ветшали в подвалах древних монастырей и фамильных замков…

 

musikus: Ни одного из этих четырех в Вашем списке не было.

 

precipitato: Юрий Константинович, их не было, потому что они – из предыдущей эпохи, а мы говорили о современниках Гайдна и Моцарта.

 

musikus: Юрий Вильевич, дело-то не в эпохе, а вообще, в принципе: что чего сто̀ит. Я в этих случаях всегда думаю вот о чем. Совершенно убежден (и знаю это по практическому опыту), что начинающему слушателю, в том числе детям, которых мы хотим привлечь к хорошей музыке, надо непременно давать музыку в самом лучшем, первоклассном исполнении, несмотря на то, что они еще «не разбираются». Интуитивно любой слушатель всегда отличает нечто слабое, от более сильного (хотя и не понимает, почему), а важно, чтобы его-таки «зацепило». То же и с собственно музыкой. Нужны высшие образцы, а не «нечто подобное», размывающее ценности. Конечно, профессионал, порой, пресыщен и ищет «новенького», ему интересно «другое». Это понятно. Но не надо мутить воду, заявляя, что десятки современников Моцарта были ему равны. Это просто смешно – по меньшей мере.

 

 

 

Глава 010

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Струнный квартет № 5 ля мажор (1800) op. 18 №5

Струнный квартет «Takаcs»

Эдвард Дасинберр (скрипка)

 

Romy_Van_Geyten: Совершенно поразительные вариации (третья часть) в этом квартете. Такое впечатление, что начиная с пятой вариации музыка предназначалась для фильма «Восемь с половиной». Такого же типа, как «чаплинский эпизод» из финала Первого фортепьянного концерта.

 

samlev: Замечательно точно!

 

op132: А еще они чуть-чуть так отдают арией Тамино. Как раз сегодня озвучивала эту мысль на «FM».

 

Romy_Van_Geyten: Пятая вариация вообще тамбурмажорная музыка какая-то… Не знаю, были во времена Бетховена тамбурмажоры? Вряд ли… Я думаю, это он их придумал.

 

op132: Конечно! Эту разновидность мажорного лада (мажор, звучащий в тамбуре) он использует в своем балете «Творения Воццека».

 

Romy_Van_Geyten: Когда автор тырит у предшественников это нормально, естественный ход вещей. Но когда он ворует у потомков – это уже вершина уголовного мастерства. Бетховен по этой части был настоящим профессором Мориарти. Он ухитрился в XIX и, частично, в XX веках ограбить всех – Шопена (третья часть Хаммерклавира), Шуберта (вторая часть Двадцать седьмой сонаты), Шумана (первая часть Третьей сонаты), Малера (конец второй части из «Героической»), Стравинского (первая часть Шестнадцатой сонаты) и прочих ротозеев…

 

rdvl: Эх, размер манжет на запись этого поста маловат, жаль.

 

Mikhail_Kollontay: Особенно неразборчиво облюбован старшим поколением был Вагнер, мне кажется. Бетховен (вступление к «Патетической» = «Тристан», скажем), Шопен, даже и Мендельсон, все у него немало нахапали. Стравинский тоже был мощно заимствован, говорят, чуть ли не до судов доходило.

 

 

 

 

Глава 011

 

Владимир Фёдорович Одоевский

 

 

Вальс соль минор

Валерия Ауэрбах (фортепиано)

 

precipitato: А вот это просто блеск! Чистый Каравайчук!

 

evc: К сожалению, Каравайчук при всём своём таланте, более тапёр, чем композитор, что особенно явно в изданном им CD с импровизациями.

 

precipitato: Да причем тут диск, Вы фильмы с его музыкой посмотрите.

 

evc: Смотрел. Видимо, не почувствовал…

 

OlgaKz: Когда смотришь «Монолог», то слово «тапер» в голову не приходит. Композитор, да еще какой! С первых же тактов ясно понимаешь, что музыка к фильму не вспомогательный продукт, заполняющий время от времени пространство действия, а нечто, имеющее самостоятельную ценность. На меня произвела сильнейшее впечатление!

 

precipitato: «Монолог», конечно, но не только. Еще были «Город мастеров», «Черная курица», ранняя дилогия Киры Муратовой, да много чего было. Прикладной композитор экстра-класса.

 

OlgaKz: Разумеется, не только «Монолог». Но, на мой взгляд, там Каравайчук совершенно шедеврален!

 

Allaya: Спасибо Вам. Посмотрела «Монолог». Давно видела его, конечно. Но сейчас на всё смотришь другими глазами. Фильм замечательный. Безусловная любовь, простая и ясная – это, увы, не каждому дано. Не важно, к кому она. А музыка – так и вообще шедевр. Музыка очень крепко держит сюжет. Здорово. Ещё раз спасибо.

 

samlev: Еще была совершенно замечательная «Женитьба» Гоголя с Борисовым и Петренко в главных ролях.

 

precipitato: Да, забыл, спасибо, Лева. Фильм великолепный, играют все, как боги, особенно Борисов. Музыка – роскошная.

 

samlev: Музыка там просто шедевр. Пойман образ, настроение, все как-то удивительно обобщено. И смешно и тоскливо – редкая удача.

 

victormain: Вальс как-то особенно плохо Ауэрбах играет.

 

Allaya: Спасибо ей, что сыграла. Теперь Вы сыграйте и дайте послушать. Не приказ, но большая просьба. А ещё мечтательней, если Настя сыграет.

 

victormain: Это верно. Играет так себе, но всё лучше, чем никак. А никак – это то, как я играю. Так что пусть уж Настя…

 

 

 

 

Глава 012

 

Модест Петрович Мусоргский

 

 

Борис Годунов

Опера (1868-73)

Евгений Колобов (оперный дирижер)

Владимир Маторин (бас)

Вячеслав Осипов (тенор)

 

victormain: История одной мистификации:

 

«Никакого «Бориса Годунова» Модест Мусоргский написать, конечно, не мог и не писал. Первая редакция оперы – мистификация, плод коллективного творчества молодых задорных кучкистов, среди которых особым талантом выделялись Кюи, Лодыженский и Гуссаковский. Оформить же авторство решено было на самого бездарного в «Кучке» Модеста Мусоргского, которого сам великий Балакирев называл в письмах не иначе как идиотом.

Но с партитурой оперы произошла неожиданная накладка. Мусоргский и Римский Корсаков (а оркестровать должен был именно он, имевший уже опыт совместного с Кюи сочинения и инструментовки оперы «Каменный гость», выданной затем за произведение недееспособного к тому времени Даргомыжского) как-то раз выпили лишнего и поспорили, доедет ли вон то колесо в Москву или не доедет. Римский-Корсаков ставил на Казань и пари проиграл, а спорили они на оркестровку «Бориса». Таким образом, партитуру принялся писать сам Модест Петрович, и результаты известны всем. Один нюанс: Римский-Корсаков тогда же взял с Мусоргского слово, что если переживёт его – всё переоркеструет. На том и порешили. И всё было бы ничего, но:

1) Мусоргский оркеструя «Бориса», повписывал туда столько отсебятины, что

2) опера была отклонена худсоветом Мариинки.

Кучкисты срочно бросились переделывать коллективный труд, причём на исправление

отсебятин Мусоргского уже не было времени. Он даже и сам уже, повзрослев и поднаторев, написал почти самостоятельно целую сцену в Польском акте (апартаменты Марины), самую неудачную в опере. Со скрипом, но партитура (которая была тонко стилизована бригадой кучкистов под оркестровку Мусоргского первой редакции; в противном случае мог бы обнаружиться подлог) была принята и поставлена в главном Императорском театре России. И только после 1881 года Николай Андреевич Римский-Корсаков получил возможность вернуть ей человеческий облик…

Разумеется, никакой «Хованщины» Мусоргский тоже не писал. У кучкистов был уже не тот запал, особенно после того, как Модест Петрович в угоду чеху (!) Направнику с лёгкостью выбросил из «Бориса» лучшие коллективные находки (особенно ими гордились Лодыжка и Гусак, с горя переставшие с тех пор сочинять музыку вовсе), в чём справедливо был уличён Стасовым и Кюи в известных письмах и публикациях. Но верный себе Римский-Корсаков не собирался отступать. Раз за разом встречаясь с Мусоргским, он заставлял его переписывать всё менее уверенной рукой его, Римского-Корсакова, замечательные наброски новой оперы. Порой, придя домой, он обнаруживал, что друг опять всё испортил, вписав вместо ясного и стройного автентического оборота некий безумный эллипсис, но всё это было легко поправимо при посмертной публикации материалов.

Нужно ли говорить, что «Песни и Пляски Смерти» и «Без солнца» были сочинены гениальным дилетантом графом Голенищевым-Кутузовым на собственные стихи?! А бригадные вариации (на тему, услышанную и с грехом пополам записанную Мусоргским от какого-то собутыльника в пригороде) для фортепиано, названные кучкистами «Картинки с выставки», дали в русской музыке начало целой традиции сочинения коллективных опусов на одну тему, таких как BELAEFF, BEREGIS LADOFA, Котлетная полька Тати-Тати, а также на тему бессмертной Шестнадцатой Симфонии Николая Яковлевича Мясковского.

Конечно, после знаменитой мистификации творчества поэта и драматурга, известного под вымышленным именем «Shakespeare» (приданного человеку, носившему на самом деле фамилию Шакспер и вряд ли умевшему писать) история с созданием миражного композитора никого не удивляет (тем более, что она происходила параллельно с рождением Козьмы Пруткова), но в музыкальном искусстве России XIX века этот факт является, пожалуй, уникальным».

 

Думаю, разница в редакциях 1869 и 1872 годов известна всем. А выше описанная версия событий могла бы возникнуть у современных нигилистов.

 

Andrew_Popoff: А ведь не исключено, найдется умник, который выхватит из контекста, скопирует и опубликует, как очередное разоблачение. Да еще и на В. Н. Копытько сошлется.

 

op132: Или еще какой-нибудь стервец в радиопередачу это вставит.

 

Andrew_Popoff: Я точно вставил бы, жаль про «Бориса» уже делал передачу.

 

precipitato: Да нет, не прокатит, там явно стёб.

 

Andrew_Popoff: Нет такого стёба, в который не поверило бы искренне большинство человечества.

 

sl: На календарь майя ведь ссылаются, а вдруг там тоже был стёб сначала.

 

victormain: Кстати, гляньте спектакль. Колобов очень здорово играет, и совершенно замечательный Маторин, я и не подозревал, что он так умеет: совершенно живой. В спектакле разное есть, но хорошее – тоже.

 

 

 

 

Глава 013

 

Эрик Сати

 

 

Сократ

Симфоническая драма для голоса и фортепиано (или маленького оркестра) (1917-18)

Хильке Хеллинг (контральто)

Дебора Ричардс (фортепиано)

 

victormain: Опус бесподобный.

 

MargarMast: Неужели Сати правда может быть интересен?

 

По-моему, тоска зелёная. Вообще – полная пустота.

 

Таки досидела до конца, но, сейчас пойду отдыхать и освежаться Прокофьевым. Там столько всего сказано в каждую единицу времени!

 

victormain: Исполненным страстью дамам слушать Кейджа, Сати, Мортона Фелдмана, Загния и многое другое (кое-что из меня, в частности, простите) совершенно противопоказано.

 

MargarMast: Какая прелесть! Нет – и просто людям, в которых теплится жизнь – я бы добавила. Можно только музыкантам, вечно жаждущим чего-нибудь эдакого. На закусочку. Типа сушёных эмбрионов с пивком.

 

musikus: Никогда не мог понять интереса к Сати. В том числе интереса нынешнего, когда на каждом шагу его диски. Какое-то вялое, почти любительское, но вместе с тем претенциозное музицирование вполне домашнего характера, но при этом — декларативно, иронически «противостоящее» Дебюсси, до уровня которого Сати, как говорится, плыть семь вёрст этим самым… Интерес этот можно, наверное, объяснить только общей скудостью современных идей в музыке, когда «творцы» лихорадочно ищут хоть какую-то опору в прошлом, за которую можно было бы зацепиться, придумать себе знамя…

 

samlev: Я без счета слушал его фортепианные пьесы. Прости, Господи, но, по-моему, полная пустота.

 

victormain: Алмазная Сутра:

 

Форма – пустота;

Пустота – форма.

 

musikus: Конечно, пустота это форма, кто бы спорил. Наполнить бы ее хоть чем-то.

 

abcz: Зачем? Лучше пусть будет совершенная форма, наполненная пустотой, чем, чем попало.

 

musikus: Кейдж уже сделал это. Спасибо большое.

 

abcz: Не думаю, что Кейдж сделал что-то такое.

 

musikus: Ну как же: форма в виде четырёх минут и тридцати трёх секунд, наполненная – конкретно – пустотой. Разве нет?

А парадокс Сати в том, что у него форма заполняется таки звуками, все равно оставаясь при этом пустотой. Наверное, Вы правы – для этого нужно быть ба-а-альшим профессионалом…

 

abcz: У Кейджа здесь не форма, а описание формы. Нельзя заполнить описание формы ничем, даже пустотой.

 

musikus: Ну, это уже, извините, из области словесного манипулирования. Что касается смыслов, которые Вы видите в музыке Сати, то они, конечно, есть, должны быть, даже если и не совпадают с авторскими намерениями. А вот уж что действительно забавно, так это названия его пьес, в которых гораздо больше эпатажа (на мой взгляд – постыдного), чем в самой студнеобразной музыке.

 

OlgaKz: Под эту музыку можно делать все что угодно. Главное – ее можно вообще не слушать! И ничего не потеряешь.

 

 

 

 

Глава 014

 

Мишель Ришар Делаланд

 

 

Сюита № 5 си-бемоль мажор из «Симфоний для ужинов короля»

Ансамбль «Ex Cathedra»

Джеффри Скидмор (дирижер)

 

Aelina: Жемчужина!

Редкой и ослепительной красоты!

Дорогой Кирилл, спасибо за драгоценность!

 

Cypros: Не за что, Элина! Я люблю Делаланда почти также, как… Телемана!

 

Aelina: Я ценю твоё мнение и непременно буду слушать выложенные тобой сюиты Делаланда…

 

А с Телеманом я по-прежнему веду утренние увлекательные беседы…

 

Cypros: А с Делаландом – вечерние… на ужинах у короля…

 

OlgaKz: Какая прелесть!!! Просто нет слов… Исполнено превосходно! Спасибо, Кирилл, за такое чудесное пополнение архива.

 

precipitato: Блеск, конечно. Почему B-dur – непонятно, начинается и заканчивается в g-moll.

 

victormain: А мне так понравилось, что я даже и не задумался.

 

Cypros: Все дело в том, что Джеффри Скидмор исполнил не всю сюиту, а только № 9 из нее («Grande piece en sol»), которая действительно в соль миноре. Полная версия сюиты есть в архиве в исполнении Хуго Рени.

 

 

 

Глава 015

 

Исаак Альбенис

 

 

Иберия

Сюита для фортепиано

Алисия де Ларроча (фортепиано)

 

musikus: Какая-то беда с испанской классической музыкой. Недаром Рихтер в беседе с Монсежоном говорит: «Ничего интересного не нашел… Достаточно «Альборады» Равеля…». Что ни возьми, везде эти непременные приплясывания, везде эта испанщина. Просто катастрофа.

 

MargarMast: А у меня есть своё этому объяснение. Я человек простой, природный. Испанский народ – самый чувственный из всех европейских народов – достаточно насмотреться их фламенко, да и вообще, этим духом пронизана вся страна. А у Рихтера были явно проблемы с этой стороной его многогранной личности – думаю, непосредственно связанные с жуткой психологической травмой, нанесённой матерью в ранние годы. Его ближайшие друзья говорили, что он просто стал другим человеком после всего, что произошло. Так что – его, может быть, этот элемент просто раздражал.

 

musikus: Не хватало еще этих «догадок».

 

Andrew_Popoff: Рихтер и Моцарта недолюбливал.

 

musikus: Не могу точно процитировать, но Рихтер говорил о Моцарте с величайшим преклонением, как о таинстве… Другое дело – как он его играл. Тут можно сомневаться.

 

Mikhail_Kollontay: На практике (и своей, и преподавательской), сложность не в том, чтоб как-то сыграть (хотя и это жутко трудно бывает), а в том, чтобы сыграть как милый пустячок, съюродствовать. Лобовая атака на Моцарта не дает результата. У Гайдна, тем более Бетховена, ничего такого нет.

 

musikus: Да, какая-то тонкая, ускользающая грань. Это уже не Гайдн, еще – далеко – не Бетховен, это легкие призвуки романтизма, но вовсе еще не романтизм.

 

Maxilena: Мне здорово запала в душу эта мысль Михаила Георгиевича…. Возможно, поэтому так хорошо звучит Моцарт у Андснеса? Но я бы сказала, что это не ещё не Бетховен, а над-Бетховен. И не вовсе ещё не романтизм, а над-романтизм. Над-мирность.

 

(Сейчас меня начнут бить).

 

Andrew_Popoff: Кто осмелится поднять на Вас руку – будет иметь дело со мной! (Гордо срывает плащ и с нетерпением поглаживает эфес шпаги).

 

Maxilena: *Краснея под мантильей, целует алую розу и бросает ее к ногам кабальеро*.

 

 

 

Глава 016

 

Феликс Мендельсон

 

 

Концерт для фортепиано и струнного оркестра ля минор (1822)

Камерный оркестр им. Ференца Листа

Сиприан Кацарис (фортепиано)

Янош Ролла (дирижер)

 

Cypros: Этот концерт сочинён Мендельсоном в 1822 году.

 

OlgaKz: С трудом верится, что это написано тринадцатилетним мальчиком, в сущности, еще ребенком.

Невероятно! Ясная, стройная форма наполнена такими бурными мелодическими фантазиями, таким виртуозным блеском! Сколько нежного лиризма, поэзии… Совсем не по-детски! Какое плодотворное отрочество было у Феликса. Невозможно не восхититься!

Спасибо, Кирилл, за это диво дивное!

Aelina: Дорогая Ольга Николаевна, у Мендельсона есть ещё один не менее замечательный отроческий опус – концерт для скрипки с оркестром ре-минор.

 

OlgaKz: Спасибо сердечное, милая Элина!

Скрипичный концерт мне давно известен, а вот этот фортепианный услышала сегодня впервые (за наводку отдельная благодарность!). Восхищена, поражена!!! Слов нет…

 

Aelina: Я тоже!!!

Скажу кратко – не боясь ехидных насмешек – Мендельсон – гений!!!

Концерт гениален!!!

 

Wustin: Гениальный, моцартовски одаренный подросток. Удивительна вторая часть. Возможны, мне кажется, и другие интерпретации.

 

Aelina: Неукротимая фантазия и пылкий юношеский максимализм в излиянии самых сокровенных, страстных желаний в сочетании с нежнейшей лиричностью и чарующей поэтичностью – оставляют неизгладимый след в душе слушателя.

 

Mikhail_Kollontay: Странно, что этот концерт люди практически не знают. В те же годы написанный Двойной (скрипка + фортепиано) в большом ходу, наоборот.

 

alexshmurak: Послушал. Очень интересная музыка, сочетающая в себе совершенно, на первый взгляд, невозможные в одном букете влияния, невероятно изобретательная. Безусловно, ярчайшее произведение, вполне заслуживающее того, чтобы войти в репертуар наравне с Концертом для фортепиано и струнных Шнитке, или баховскими концертами. Исполнение мне очень понравилось.

 

Elina, Ich danke dir sehr!

 

Maxilena: Удивительная свежесть в этом концерте, какое-то пронзительное ощущение бытия.

 

Aelina: Да! да! да!!! Именно свежесть!!!

Свежесть раннего утра!!!

Свежесть напоенной росою травы!!!

Свежесть пробуждающихся чувств, мыслей, свежесть познавания Мира!!!

 

Andreewa: Это прелесть, что такое! Такой задор, такая радость бытия, и вместе с тем лиричность и одухотворенность.

 

Aelina: Да! да! да!!! Миллион раз прелесть!!!

 

Я заболела этим концертом…

 

R_Politykin: Аэлинка! Это не концерт Листа прелесть – это ты прелесть!

 

Aelina: Роман, это концерт Мендельсона, и мне не совсем понятно, почему в Вашем комментарии речь зашла о Листе…

 

R_Politykin: Нет, извините, это Лист. Кто сказал, что это Мендельсон? Это явно какая-то ошибка.

 

musikus: Ахтунг! Политыкина выписали…

 

 

 

Глава 017

 

Ян Сибелиус

 

 

Симфония № 1 ми минор (1898-99) op. 39

Королевский оркестр Консертгебау (Амстердам)

Марис Янсонс (дирижер)

 

alexshmurak: Отличное исполнение!

 

Всё-таки конкретно подсел на Первую: очень вызывающие зависимость интонации и гармонические ходы.

 

Mikhail_Kollontay: Тут Вы в компании с Корндорфом и мной. Мы однажды с Колей проговорили об этой симфонии всю ночь, пока поезд ехал из Горького в Москву. А он еще был и дирижёр, с дипломом, так что сугубо.

 

alexshmurak: Приятная компания, но, если серьёзно, пока только Седьмую не понял.  А ещё недавно у меня был небольшой спор с коллегой по поводу Третьей. Я вот утверждал, что она одна из наиболее объективно-конструктивных, отстранённых, «сделанных» симфоний Сибелиуса, приближающаяся по духу к Прокофьеву и Стравинскому; мне возражали, опираясь на биографические сведения, связанные с её созданием, что, мол, напротив, это самая искренняя и лёгкая из его симфоний. Каково Ваше мнение?

 

Mikhail_Kollontay: Помолчу, потому что время, когда неделями штудировал партитуры, учил наизусть, слушал по сто раз, слишком давно прошло. Сейчас уже неинтересно. Наиболее важными остались Первая, Четвёртая, отчасти Вторая. Третья куда-то ушла прогуляться, вернется ли, кто знает. Вообще же, у этого автора масса музыки, почему только симфонии, у меня жена писала курсовую работу по «Четырём легендам», мы чуть с ума не сошли, самостоятельная драматургия тембров, не совпадающая со схемой чередования тем и т. д., много мне дало, потом эксплуатировал (ведь воровство – это приём минус музыка, Вы же знаете). Пьесы для струнного оркестра, «Кюллики» (студентке задавал), мало ли чего.

 

alexshmurak: Да, я в последнее время начал слушать симфонические иные его вещи, очень здорово, но пока не хватает сил с включёнными мозгами всё это слушать.

 

MargarMast: Язык чешется встрять, но сказать нечего. Сибелиус — это что-то! Обожаю.

 

Mikhail_Kollontay: Что-то там слышится родное, Чайковский и многое ещё чего, но как свежо, сил нет.

 

MargarMast: А ведь финн! Ну как финн может быть Сибелусом, а Сибелиyс – финном? Это ведь полное несоответствие (кроме той самой Калевалы)! Особенно его Скрипичный концерт – там же такие страсти бурлят – откуда?

 

Хотя нет – Финн из «Руслана» – вовсе не холодный и каменнолицый старец. Напротив! Наверное, неправильное у меня впечатление о финнах.

 

 

Глава 018

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано № 32 до минор (1821-22) op.111

Святослав Рихтер (фортепиано)

Москва, БЗК, 1975 год.

 

samlev: Фантастика!!

Не знаю, лучшая ли это Тридцать вторая у Рихтера. Одна, во всяком случае, из самых-самых. Но то, что он вообще лучший исполнитель ор.111 – для меня истина не требующая доказательств. Здесь с этим плохим видео еще столько связано… и ностальгического, и вообще периода первых открытий. В общем, для меня эта запись – священная корова. Но она и сама по себе гениальна.

 

«Я не увижу знаменитой «Федры»,

В старинном многоярусном театре,

С прокопченной высокой галереи,

При свете оплывающих свечей.

И, равнодушен к суете актеров,

Сбирающих рукоплесканий жатву,

Я не услышу, обращенный к рампе,

Двойною рифмой оперенный стих:

 

Как эти покрывала мне постылы…»

 

Как-то вспоминается почти механически…

 

musikus: Поразительно. Точно его ведет какая-то Рука. Трудно от слез удержаться…

 

OlgaKz: Совершенно божественно! Лучшего исполнения этого сочинения никогда не слышала и даже представить себе таковое не могу. Несмотря на более чем скромное качество записи. Насколько же Рихтер уникальный музыкант! Брависсимо!!! Спасибо за запись.

 

precipitato: Вот это она и есть, другой мне не надо. Самый потрясающий текст в истории композиторской музыки. И исполнение – тоже самое. Тушим свет.

 

op132: Абсолютно согласна. Как раз только что слушала эту сонату у Юдиной и – совсем другое дело, увы.

 

precipitato: Кречмар говорил, что пианисты играют хорошо или первую часть, или вторую – не видел он этой записи.

 

sir Grey: Я вообще не успеваю послушать, потому что не могу слушать это фоном; послушал начало – шок! Бетховен откуда-то узнал, какие ноты ставить, а Рихтер – как их играть! Великий пианист, ничего не играл просто так, ко всему приходил долго. Как я ни обожаю Рихтера, всякий раз убеждаюсь, что я его недооценивал.

 

Спасибо еще раз за запись, страшно подступаться, потом как-нибудь.

 

victormain: Я сразу вслед за этим концертом слышал её в Минске живьём, было так же здорово. Если не ошибаюсь (он несколько циклов бетховенских сонат играл в течение года-двух) с Третьей и Четвёртой в первом отделении.

 

samlev: Здесь еще смертельная сила видеоряда действует. Становится фактом искусства, так сказать.

 

 

 

Глава 019

 

Ян Дисмас Зеленка

 

 

Votiva

Месса ми минор для солистов, хора, оркестра и basso continuo ZWV 18

Пражский барочный оркестр «Collegium 1704»

Вацлав Лукс (дирижер)

 

Romy_Van_Geyten: Фигасе, драйв! Абалдеть…

 

Maxilena: Да, замечательный подарок! Спасибо за заливку!

 

Aelina: Зеленка всегда может удивить.

То мажорным Реквиемом, то «веселенькой» мессой!!!

Слушаю с превеликим удовольствием.

 

OlgaKz: Зеленка продолжает удивлять своими шедеврами!!! Месса действительно необыкновенно жизнерадостная, ведь это месса по обету, который композитор дал во время тяжелой болезни. Выздоровел и на радостях, исполняя обещание, сочинил эту прелесть. Поют потрясающе!!!

 

ATTILA: Да, Зеленка, наверное, самое большое открытие XX века!

 

victormain: Очень мощное впечатление. Из лучшего, что я слышал у Зеленки. И исполнение под стать. И большое спасибо Faland за загрузку.

 

Aelina: Возвращаюсь вновь и вновь. Вот она – самая крупная жемчужина барокко.

 

rdvl: А судя по Вашим прошлым блистательным комментариям, таковых набралось уже на неслабое ожерелье для царицы Савской. Впрочем, я очень ориентируюсь на Ваши отзывы о музыке, и на Зеленку заглянул по этому указателю.

 

OlgaKz: Да, я тоже часто попадаю на всяческие прелести благодаря Элине. Спасибо ей! Практически всегда прихожу в восторг от пропагандируемых Элиной сочинений! У нее отличный вкус.

 

Maxilena: И золотая душа!

 

OlgaKz: Совершенно согласна!

 

Intermezzo: Элина, огромнейшее спасибо за ссылку! Это совершенно уникальная, по-моему, музыка – ничего подобного я не слышал.

 

 

Глава 020

 

Георг Филипп Телеман

 

 

Траурная музыка на смерть канарейки

Кантата TWV 20:37

Dorothee Mields (сопрано)

 

Igor2:

 

АРИЯ

 

Увы, увы, скончался кенар мой.

Заплачет кто со мной,

И кто утешит, успокоит,

Для песни сердце кто откроет,

Заплачет кто со мной?

Увы, увы, увы, скончался кенар мой…

 

РЕЧИТАТИВ

 

Все в этом мире исчезает,

Как радость птички, навсегда.

И рядом вечно радость и беда.

Страдая, радость умирает.

Да, да, она уже познала это.

Какою теплотой та песнь была согрета,

Певцов не видел свет таких.

Дар этот ей был дан от Бога.

Веселых песен знала много

И пела их.

Но радость умерла. Теперь она молчит,

В могилу путь ее лежит.

 

АРИЯ

 

Ах, милые канарейки, горе,

Страданья разделить прошу со мной.

Вы чудо из чудес любой земли.

С таким искусством вы смогли

Слух усладить нам вашим пеньем.

Ах, милые канарейки, горе,

Страданья разделить прошу со мной…

 

РЕЧИТАТИВ

 

Какие в честь твою еще спеть песни,

О, гордый мой певец?

Ты пел так сладко, нежно и чудесно

Для всех ушей и всех сердец.

Ты всех людей растрогал пеньем.

Одна ты не стала, Смерть, внимать,

Не захотела слух ты пеньем услаждать.

На птичку нагло напала,

Кусочек лакомый сожрала.

 

АРИЯ

 

Жри, и пусть разбухнет шея,

Жри, пусть лопнет твой живот!

Пусть эта птичка тебя раздирает,

Пусть твой желудок когтями терзает,

Селезенку расклюет!

Жри и тресни поскорее! 

 

РЕЧИТАТИВ

 

Потом останки птички милой и дорогой

Похоронить, рыдая, надо в земле сырой.

Ах, больше птичка не страдает,

Она мои мученья утешает.

Осталось почести последние отдать,

На сером камне написать:

 

Пошло все прахом!

Лежит тут птаха,

Что громко так пускала трели.

Развесив уши, все глазели.

Проклятый кот!

Ведь птицу ты сожрал, я знаю!

За это я тебя камнями закидаю!

 

Перевод Т.Лопатиной

 

Maxilena: Надо же, так долго, красиво и трогательно жалеть маленькую птичку!

       

alexa_minsk: Этот сюжет известен из Катылла. Отличная запись! Хорошая, простая, душевная музыка.

 

Maxilena: Надо же, так долго, красиво и трогательно жалеть маленькую птичку!

 

Aelina: А почему бы и нет?

К примеру, Моцарт обожал домашних канареек, и одну из своих любимиц, которая умерла аккурат в день похорон его отца Леопольда — оплакивал мучительно и долго.

Проводить в последний путь своего отца у Вольфганга Амадея не было возможности, поэтому все чувства испытываемые им от невосполнимой утраты он проливает над бездыханным тельцем любимой канарейки.

 

Maxilena: А не щегла? У него, кажется, был любимый щегол… Кто-то его самого назвал – человек-щегол…

 

Aelina: Ой, спорить не берусь. Приведу лишь цитату о его любвеобилии:

 

«Моцарт обожал детей, Констанцу, канарейку, собаку и гусиный паштет»

 

Maxilena: Элиночка, ты превратилась в Энциклопедию… Не иначе как по примеру Музикуса.

 

Aelina: По примеру Юрия Константиновича хочу заняться фотографическим искусством. В настоящее время стою перед выбором фотоаппарата.

 

 

 

Глава 021

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 5 ми-бемоль мажор (1809) op.73

Симфонический оркестр Торонто

Гленн Гульд (фортепиано)

Карел Анчерл (дирижер)

 

Maxilena: Ух ты! Сподобилась гульдовского «Императора» услышать! Роми, Вы кудесник!

 

В смысле, услышать и увидеть, что мне тоже очень интересно.

 

Поразительно. Высочайшая специализация: создал Бог этого человека только для того, чтобы он играл на фортепиано, сидя на старом стуле…

 

Mikhail_Kollontay: Вообще с этим заколдованным стулом не всё складывается. В комплект к стулу Гульду следовало бы таскать и личные свои ножки рояля. Или таскать весь рояль. Ножки же могут быть разной длины, формы и изящества. Вообще же из моего вот опыта, сиденье гораздо важнее качества рояля. С роялем как-нибудь да справишься, но если высота не та, или сиденье кривое-сломанное, играть просто пытка.

 

Maxilena: А вот это я помню! У меня в школе была собственная такая подпопная подушечка, моей мамой смастеренная. Потому что сидеть на стуле мне было низко, а на подкладках школьных – высоко.

 

sir Grey: А вот здесь – ничего, с удовольствием смотрю. Ну, так и моложе он здесь!

 

Большое спасибо за запись. Вот, значит, нужно все-таки иметь телевизор! Какие вещи «Культура» показывает!

 

А есть какое-то другое исполнение, где он финал играет раза в два медленнее. Вообще, обхохочешься.

 

Женщина на валторне симпатичная.

 

Maxilena: Тоже заметили? Не, она страшная, как смертный грех, но очень колоритная.

 

sir Grey: Оркестр, по-моему, спит что-то.

 

А музыканты-то посмеиваются иногда…

 

meister: Буквально это и происходило на исполнении симфонии Брукнера — один в один! (Исполнение показывал канал «Культура»)

Номер симфонии сейчас точно не вспомню, а цитата по случаю, – пожалуйста:

 

«Он умеет начинать симфонии, но не умеет вовремя завершать их звучание».

 

(Мнение о Брукнере одного из его современников)

 

sir Grey: Спасибо большое, вот, как в анекдоте, бросил все свои дела…. С огромным удовольствием, как и, наверное, все поклонники Гульда, посмотрел всю запись от начала до конца.

 

Maxilena: В последнее время я вижу в Гульде что-то трогательно-беззащитное, щемящее, детское, совершенно не от мира сего. Я очень люблю плетневское исполнение, но это занимает в душе совершенно особое место, как и все у Гульда.

 

Какое наслаждение! Роми, ручки цалую!

 

 

 

 

Глава 022

 

Джузеппе Антонио Брешианелло

 

 

Концерт для скрипки, гобоя, струнных и b.c. соль минор

Барочный оркестр «La Cetra»

Вацлав Лукс (дирижёр)

 

Aelina: Прекрасный концерт.

Партия гобоя исполнена превосходно.

Ощутимо влияние на Брешианелло творчества его великого современника Антонио Вивальди.

 

precipitato: Да ладно Вам, Элина, тогда не было влияний, все одинаково писали.

 

victormain: Италия влияла на Баха. Раньше – на Шютца. Гендель на Англию и Англия на Генделя. Ещё как влияли.

 

precipitato: Но речь именно об Италии – а там проблем не было.

 

Aelina: А как же Зеленка? Неужели он ничем не выделялся среди современников?

 

victormain: Элина, он выделяется тем, что его так надёжно забыли, как мало кого.

 

SmirnovP: Прекрасная музыка. Спасибо Анонимусу.

 

Anonymous: Пожалуйста. Да, музыка Брешианелло прекрасна, лирична, мелодична.

 

OlgaKz: Невозможно не согласиться. Сплошной восторг!!! Но и исполнение отличное!

Дорогой Дима, Вы так часто радуете нас прекрасными записями! Спасибо большое.

 

Aelina: С удовольствием присоединяюсь, дорогая Ольга Николаевна, к Вашим благодарственным словам.

 

Anonymous: Спасибо Вам Ольга Николаевна и Вам Элина за благодарность. Для того я и добавляю на сайт произведения, чтобы вы (слушатели) могли послушать их, пережить во время звучания какие-то эмоции (желательно положительные) и чтобы произведение радовало вас; чтобы привнести немного красок в вашу жизнь, ведь порой так хочется чего-то, чтобы отвлекло от забот, восстановило душевную гармонию. В этом может помочь музыка.

 

OlgaKz: Вы совершенно правы, дорогой Anonymous. Потому-то мы с Элиной так Вам признательны, что благодаря Вашему энтузиазму и щедрости душевной на сайте появляются такие изумительные произведения, которые хочется слушать снова и снова.

 

Maxilena: Не только Вы с Элиной! Я тоже бесконечно благодарна!

 

OlgaKz: Искренне рада, что Вы с нами!

 

Aelina: Иногда эмоции меня захлестывают…И тогда я на каждом шагу кричу — гений, гениально …

Но, думаю, за это бурное проявление чувств не стоит на меня обижаться…

Странности присутствуют у всех, так пусть они будут от положительных эмоций, которые дарит нам музыка и вы, дорогие заливщики. Спасибо вам!!

 

victormain: Кстати, Серёжа Ярунский! – где обещанный Янич? Автора нет в Архиве, а это из самого класса!!! У меня записей нет, но у Вас-то есть всё!

 

yarunskiy: Ой, за этими фестивалями обо всём забыл… Всё. Будет Янич!

 

 

 

Глава 023

 

Иоганнес Брамс

 

 

Симфония № 4 ми минор (1884-85) Op.98

Оркестр «Западно-восточный диван»

Даниэль Баренбойм (дирижёр)

 

Andrej3: Японская поэтесса Кусака Ёко оставила записку:

 

«Послушав Четвертую симфонию Брамса, решила, что Кусака Ёко больше жить не будет»

 

И бросилась под поезд.

 

Вот так на некоторых действует Брамс. Печально.

 

musikus: Брамс здесь ни при чем.

 

andrej3: Конечно, Брамс не виноват. Ни при чем, никто ни при чём, а всё-таки послушала и …

 

victormain: Ну, с поэтессами такое случается.

 

musikus: Ну да, с истеричками и слабоумными это возможно. Не только от Брамса – от чего угодно.

 

victormain: У меня такое подозрение, что Четвёртая симфония Брамса была первым (и, увы, последним) произведением европейской музыки, которое услышала Кусака Ёко. Налицо шок: эстетический, акустический и прочий. Видимо, поэтесса, не в пример Чайковскому, плевавшемуся от этой симфонии, пережила такое глубокое сатори, что дальнейшее линейное существование в текущем воплощении потеряло смысл. Всё нормально, она правильно поступила. Сейчас работает где-нибудь сверчком, песни складывает.

 

andrej3: Может быть, Вы и правы. А мне вот просто жалко человека. Сколько я ни слушал Брамса, никаких упаднических и тоскливых эмоций он у меня не вызывает. Видимо, дело в японской душе. Восток дело тонкое.

 

 

 

Глава 024

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 5 ми-бемоль мажор (1809) op. 73

Оркестр Миннесоты

Андраш Шифф (фортепиано)

Эйдзи Оуэ (дирижер)

 

Aelina: В изумлении!!!

Вот это – река, в которую хочется войти не единожды, а хочется входить бессчётное количество раз.

Может быть, кто-нибудь знает, на каком именно инструменте играет Шифф?

Его звучание мне кажется божественным!

Неописуемый восторг!!!

Браво!!!

Брависсимо!!!

 

Дорогой сэр Грей, объясните мне, что называется на пальцах,

почему Вам не нравится это исполнение, и поделитесь, пожалуйста, слушательским опытом и рекомендациями относительно этого опуса.

 

sir Grey: Ох! А я писал, что оно мне не нравится? Здесь про это ничего нет. Где я писал, что? К Шиффу – да, отношусь подозрительно, раздражает, но, может, это возрастное…

 

Aelina: Сэр Грей, ну не вздыхайте так тяжко…

Ну не нравится Вам это исполнение – ладно.

Но наверняка сам опус Бетховена Вам нравится, и я почти уверена, что Вы знакомы со всеми его Архивными записями….

 

sir Grey: А вот и нет!

 

Мне нравится Микеланджели, который, как я теперь знаю, не Микеланджели, а Бенедетти, но тут он дважды. Опять проблема. Честно говоря, думаю, что все его здесь играют хорошо, трудно испортить такую музыку, и исполнители на Форуме не с улицы.

 

Раз уж Вы так спрашиваете, отбрасываю к черту Одиннадцатый квартет, который я все время сейчас слушаю, и «Воспоминания о Флоренции», которые слушаю чуть-чуть, и послушаю все записи Пятого концерта. Почему не доставить себе удовольствие?

 

Спасибо. Где-то через недельку ждите, сообщу, что лично мне нравится, хотя, повторю, выбрать трудно…

 

 

…Что я Вам скажу, Аэлина.

 

Во-первых, спасибо, что поинтересовались моим мнением. Во-вторых, боюсь, зря вы это сделали, но:

 

«Есть в мире память обо мне».

 

Мне кажется, что после Гульда – это вторично. Что-то берется от него… Как-то по особенному все расставляется, выделяется каждая нота, но то, что у Гульда – по-своему, конечно же! – органично, здесь мне кажется манерным. Как будто все немного педалируется, выпячивается. Я особенно внимательно слушал именно это исполнение, потому что с него все началось, и мне оно не очень нравится. Есть многие, которые я поставил бы выше. Это для меня немного искусственно, и я не чувствую здесь движения, драйва.

Не очень мне нравится и качество записи: рояль слишком выделяется на фоне оркестра, а, по-моему, он должен немного в нем тонуть. Как будто звукорежиссер немного убирает оркестр, когда вступает солист. Это по первой части.

 

То же скажу и о второй части. Вам кажется, что инструмент звучит, а мне кажется, что он играет на синтезаторе. Но, судя по количеству положительных откликов, я неправ. Но я и не спешу присоединяться к большинству, хотя придется, и не так уж долго осталось, боюсь.

 

Естественно, я не скажу, что исполнение плохое или, что оно мне не нравится. Я – совсем не такой идиот, каким могу показаться людям, когда они узнают меня немного получше.

 

Рихтер, конечно, сделал нам подарочек! Заставил вечно мучиться, не исполнив этот концерт.

 

Что до остальных исполнителей, то мне нравятся почти все. Там по некоторым моим выкрикам можно видеть, кто понравился больше. Осталось мне прослушать немного – от Шнабеля до Юдиной, но считайте, что я Вам ответил. А Шнабель – куда ему! Его только один человек поддержал в отличие от семерых, поддержавших Шиффа.

 

Еще раз спасибо за то, что столько времени слушал любимый концерт (один из пяти любимых)!

 

gutta: Хорошо сказали, sir.

 

sir Grey: Спасибо, коль не шутите. А Вы, что думаете о Шиффе и об исполнении этого концерта, если слушали? Меня смущает, что его хвалят на форуме, а на форуме случайных людей (не в старом смысле — фаворитов) нет, это все профессионалы или хорошие любители.

 

gutta: Нет, не шучу. И благодарить меня не за что. Вы сказали то, что думали, сказали откровенно и умело.

А с Шиффом у меня та же история: все хвалят, а я не могу взять в толк — за что? Мне он кажется в лучших случаях очень неровным, а в некоторых – и малоубедительным. И главное, я не могу увидеть его, составить целостный образ, всё пропадает в каких-то отблесках и переливах.

Я был на его недавнем концерте в нашей питерской филармонии и вживую он был порой очень хорош, особенно в медитативных темпах. Тем более странно было прийти домой и убедиться, что в записи всё осталось по-прежнему.

 

 

 

Глава 025

 

Пётр Ильич Чайковский

 

 

«Не отходи от меня»

6 романсов и песен (1875)

№ 3 (Фет) Op. 27/3

Мария Климентова-Муромцева (сопрано)

Сергей Танеев (фортепиано)

Записано 5 февраля 1891 года

 

ATTILA: «Ужель та самая Татьяна…»

 

Да, это голос первой исполнительницы партии Татьяны!

 

Записи М. Н. Климентовой-Муромцевой были сделаны на фонограф московским коммерсантом Юлием Блоком в 1891 году в аудитории Исторического музея в Москве

и входят в сохранившуюся часть коллекции Ю. Блока, хранящуюся в фоноархиве Пушкинского дома (ИРЛИ РАН), Санкт-Петербург. № С66

 

Mick_M: И с Танеевым за роялем!!! Ну, раритет! Спасибо.

 

victormain: Очень хорошая певица. Да, что же там ещё, в Пушкинском доме, кроме того, что мы уже слышали? Коллекция до сих пор не разобрана толком.

 

Вообще, абалдеть можно. Спеть премьеру «Онегина» и пережить окончание Великой Отечественной войны… Вот это биография.

 

За роялем как раз мог быть кто угодно, его не слышно. Звукоулавливатель был, естественно, один, в него пела певица, рояль не брался. А вот сольные записи Танеева – там аппаратура стоит раструбом в рояль, порядок. Но это уже попозже.

 

ATTILA: За роялем действительно сам Танеев. Он аккомпанировал певице, это зафиксировано в документах.

 

victormain: Так, а почему нет, я и не сомневался. Я в том смысле пошутил, что рояль практически не слышен в этой записи.

 

Andrew_Popoff: Так же, как и на многих записях XIX века. Упор делали на солиста, просто не было возможности суммировать и синхронизировать запись с нескольких источников. О звукорежиссерском пульте и не мечтали, и до стерео еще лет пятьдесят оставалось. То же и с шаляпинскими записями – голос дошел, а оркестр бурчит невнятное за два квартала от наушников. Так что, я согласен, неважно, кто аккомпанирует, не слышно же ничего.

 

victormain: В совсем старых записях – да. А чуть позже, например, – в арии Лепорелло, всё здорово звучит. Во франкоязычных кусках из «Мефистофеля» Гуно. Видимо, очень талантливый звукорежиссёр был, какой-то там фокус применён, что, практически, всё слышно.

У меня такое впечатление, что подвешен был микрофон метра на три с половиной вверх перед Шаляпиным в этих записях, соответственно и оркестр вписался.

 

 

 

Глава 026

 

Антон Брукнер

 

 

Симфония № 6 ля мажор (1879-81) WAB.106

Нью-Йоркский филармонический оркестр

Леонард Бернстайн (дирижёр)

 

fra_kanio: После чудных «Романтической» и «Католической» Шестая звучит совершенно вымученно, примитивно, чрезмерно затянуто. Увы…

 

gyorgy2012: Тут, на самом деле, очень много тонких вещей (работа с темповыми пропорциями, полиметрические и полиритмические эпизоды, которых Брукнер редко где до и после задействовал), что касается затянутости – то это совсем странно, так как Шестая из тех немногих симфоний Брукнера, которая длится меньше часа.. Но слушать, конечно, лучше не у Бернстайна а, например, у Ванда или Челибидаке.

 

hamerkop: Или у Тинтнера.

 

gyorgy2012: Кстати, у Тинтнера вот именно эту симфонию не могу посоветовать – не самая удачная из комплекта (не в последнюю очередь из-за новозеландского оркестра, явно не вытягивавшего эту симфонию)

 

Maxilena: Подскажите, пожалуйста, кого слушать в какой симфонии Брукнера? Я вот Девятую послушала у Мравинского, очень понравилось (привычка читать и слушать с конца, еще ни разу меня не подводила). Спасибо Вам большое!

 

gyorgy2012: Что касается Девятой симфонии – то это единственный случай, где я затрудняюсь дать рекомендацию – наверное, такой специфический случай получается. Кроме того, есть еще версии с финалом, а его реконструкции – даже в наиболее удачном виде Корса/Самеле/Мацукка – не всегда гладко вписываются в стиль композитора.

 

Maxilena: А другие симфонии – кого слушать? Я Брукнера совсем не знаю, но он мне очень интересен. А слушать – так все. Если Вам не трудно?

 

gyorgy2012: Пожалуйста: симфонии с Нулевой по Четвёртую у Тинтнера; у него же Восьмую и Нулевую; Третью, Четвёртую и Восьмую у Инбала (Девятая, кстати, тоже хороша, и с первой попыткой реконструкции финала); весь цикл (и отдельные исполнения) Гюнтера Ванда, Челибидаке (с Мюнхенским оркестром, а не со Штутгартским!) и то, что имеется с Арнонкуром (в частности живые исполнения Пятой и Седьмой); Херревеге (особенно хороша Седьмая); Четвёртая у Норрингтона (Третью не рекомендую – слишком все скомкано из-за чересчур быстрых темпов).

 

 

 

Глава 027

 

Сергей Иванович Танеев

 

 

Иоанн Дамаскин

Кантата для смешанного хора и оркестра (1884) op.1

Российский национальный оркестр

Михаил Плетнев (дирижёр)

 

Meloman449: Прекрасная музыка, великолепное исполнение.

Впервые открыл для себя Михаила Плетнёва в качестве хорового дирижёра. Дал же Бог талант!

 

Cypros: Согласен! Это, на мой взгляд, лучшее исполнение «Иоанна Дамаскина»!

 

sagittarius2: Только не понятно, при чем тут солисты…

 

herrrafael: Кантата загружалась в Архив с диска, записанного на фирме DG, а там еще есть запись поэмы «Колокола» Рахманинова, где солисты есть в каждой из частей, за исключением третьей.

 

Andrew_Popoff: Великая музыка скорби. Абсолютное совершенство. Финальная фуга просто запредельной красоты. Исполнение великолепное.

 

Mikhail_Kollontay: Конечно, Танеев всё это услышал в православных службах. Там совсем иной «тон», чем в западных реквиемах, красота другого рода. Да и тексты. Ну, а Чайковский из Танеева взял Шестую симфонию, где, кстати, тоже основа – обиходные песнопения («Трисвятое» и кондак «Со святыми упокой»). – Пишу не столько Вам, сколько тем, кто, может, не знает.

 

victormain: Миша, а почему из Танеева? Пётр Ильич и сам обиходом занимался немало.

 

Mikhail_Kollontay: Доказать, Витя, слишком сложно, но вот такое наклонение траурных интонаций, мне кажется, это чистое ноухау Танеева. Там не обиход в том смысле, в каком у Чайковского «Всенощная» написана (прекрасная, на мой взгляд, и чисто функционально-церковная). И не Бортнянский, которого Ильичу пришлось редактировать.

 

ne_mov: Гораздо раньше ещё Чайковский в «Детском альбоме» цитирует нечто из того же рода. Думаю, что вообще подобные цитаты были широко распространены в русской музыке, просто из неё мы знаем десяток фамилий, и вынуждены делать выводы на недостаточном материале.

 

Исполнение – да, шикарное.

 

Mikhail_Kollontay: Я русской музыкой «вширь» старался немного заниматься, показалось, что не густо всё-таки дело обстоит. Кашперов, Иванов, Пасхалов-ст., и даже не соображу, кого бы еще назвать из больших музыкантов середины XIX века, чью музыку чтоб не знали в какой-то степени. Ну, Пахульский. Если есть еще имена, давайте, интересно было бы порыться. Вот XX век – да, там картина мрачная, ничего-то не знаем из того, что существует.

 

ne_mov: Да вот, к примеру, мы ничего не знаем о куче опер каких-нибудь Кавоса или Давыдова. Однако были весьма популярны в своё время.

 

Mikhail_Kollontay: Давыдова знаю, отличный композитор! Мы целый концерт его оперной и прочей театральной музыки давали. Незаслуженно позабытая личность. А до Кавоса не добрался. Но я говорил о середине-конце XIX века. В начале того столетия вариантов больше. Я еще, кстати, Оттона Дютша забыл, смотрел, довольно слабо показалось.

 

ne_mov: Навскидку плохо помню, да и давно с музыкой прямо дел не имел, были же всякие-разные: Направник, Рубинштейн, Серовы, Ребиковы, наверняка что-то наследили, чего мы не знаем. И, кстати, в православную церковь ходили.

 

Mikhail_Kollontay: Направника, кроме известной оперы, что-то попадалось, фортепианный квинтет, если не ошибаюсь. Старался его полюбить, даже попытался выучить. Не смог я полюбить, картонка. Николай Рубинштейн – великолепен по задаткам, хотя и не вполне профи как композитор. Болеро, другие фортепианные же сочинения, забыл названия, музыкальные моменты, что ли, занимался их изданием в Кенемане, отредактировал, но, увы, том не вышел, не по моей вине. Играть его трудно, хотя нот и немного, вроде. Что-то между Шопеном и Шуманом, если такое возможно (сравнение не моё, а Володи Рябова). Но самобытно – не так впрямую, как я сказал. Антон менее интересный, хотя есть «прямые» хиты, вроде, Романса Фа мажор. Есть потрясающие интересные поздние вещи, сто, какие-то опусы, со странными названиями, которые вспомнить не могу. Но всё-таки в целом тяжело его слушать и играть. Опять-таки, пытался играть его си-бемоль мажорное (?) фортепианное трио, ну не смог и всё. Альтовая и виолончельная музыка его более или менее в ходу до сих пор, и даже неплоха на фоне их маленького репертуара, конечно, хотя даже альтовая соната Геништы кажется неплохой музыкой в такой опусной среде. Ориентальная его музыка очень интересна и сегодня, это особая часть его созданий. Оперы смотрел, мне кажется, это неинтересно. Серов – никогда ничего не мог найти, кроме опер, которые до сих пор кем-то воспринимаются, но, на мой взгляд, опять-таки скорее изделия, чем полнокровные сочинения. О Ребикове тут много писали, поиграл-посмотрел не так уж мало его музыки (клавиры какие-то, кроме «Ёлки», ничего не помню). Играл несколько его мелодекламаций, опубликовал кусочек его мемуаров. Мне кажется, что амбиции Ребикова превосходят его амуницию, при определённых достоинствах. Спасибо, что вспомнили!

 

shark_bmt: А почему Рубинштейна тяжело играть?

 

Mikhail_Kollontay: Он ученик Дена… Бесконечное размыливание вроде бы и приятных моментов, но нет концентрации формы. Он слишком спешно работал, не контролировал, видимо, что выходит. Я таких композиторов и сам знал, обычно это многопишущие люди. Мысль эта об Антоне Григорьевиче не моя: Асафьева, в данном случае – с академиком этим согласен. У Чайковского в ранних сочинениях что-то похожее, ну он и ученик Антона Григорьевича. Пётр Ильич был, видно, поталантливее, потребовательнее к себе, вернее. А Николай как бы дилетант, поэтому ему серьезнее дается каждое новое движение мысли. (Кажется, Лист сказал, указывая на мальчика Антона: талант, а на Николая: гений). А у Антона цепь трафаретов, слуховой рутины. Даже у раннего Глинки, как сам Михаил Иванович и говорил, было такое: не знаю, куда идти и чего делать. Хотя, я вот не замечаю, что такого особо криминального у раннего Глинки, ну, отдельные глупости, вроде наивного «Не искушай меня без ну̀жды», ну, увертюры, скажем, слабенькие. А у Рубинштейна всё время так, попал – не попал.

 

 

 

 

Глава 028

 

Георгий Валерьевич Дорохов

 

 

Рондо

Музыка к совместному с Денисом Мустафиным проекту electroautomatica-2 для звуковых объектов

Исполнители: Георгий Дорохов, Кирилл Широков, Сергей Ким, Надежда Типикина, Виктория Мирошниченко, Артем Пысь

 

alexshmurak писал: Мне очень тяжело об этом писать, но Георгий Дорохов (gyorgy2012) скончался. Не знаю, что принято говорить в таких случаях. Мне очень тяжело.

 

Romy_Van_Geyten: Это точно? не может быть ошибкой?..

 

alexshmurak: Я узнал о случившемся из постов его мамы в Фейсбуке. Всё очень быстро произошло.

 

precipitato: А причина-то в чем? Просто здоровье, или?..

 

alexshmurak: Да, здоровье. Инсульт или инфаркт – я просто точно не знаю. У него были проблемы со здоровьем, причём, очень давно. Но он не говорил о них совершенно, вёл очень активную жизнь, более активную (значительно!), чем среднестатистический человек.

 

victormain: Изумительного ощущения красоты человек. Я очень рад, Лёша, что Вы были с ним знакомы. И тоскую, что мне воочию не пришлось. Дивная, светлейшая личность. Светлая память изумительному музыканту.

 

MargarMast: Хочу только добавить. Под конец наших горячих «пенопластовых» споров, можно было обнаружить, как люди, стоящие на диаметрально противоположных вкусовых и эстетических позициях, могут с огромной силой симпатизировать друг другу. Потому-что, в конце-концов – везде и во всём – и в жизни, и в творчестве – нет ничего важнее человеческого начала. А в Гоше оно было замечательное. Он был очень светлым и очень доброжелательным человеком с замечательным чувством юмора. Он был человеком безусловно талантливым. И всё это в совокупности притягивало к нему сердца знавших его людей.

 

Гоша, нам очень, очень будет не хватать Вас! И Ваших чудесных эссе о Брукнере, и о Малере, и обо всех иных – с которыми можно было соглашаться или не соглашаться, но которые были отправной точкой для поисков и размышлений.

 

Спасибо Вам за то, что Вы были с нами – и Вы будете оставаться с нами. Вы оставили след в душе многих, очень многих людей – а это дано не всем в двадцать шесть лет.

 

Я верю, что человек жив, пока о нём помнят и его любят.

 

Поэтому Вы – живы. Спасибо, Гоша!

 

 

 

 

 

Глава 029

 

Павел Григорьевич Чесноков

 

 

Жертва вечерняя

Оp. 24, № 6

Государственный камерный хор Министерства культуры СССР

Ирина Архипова (меццо-сопрано)

Валерий Полянский (дирижер)

 

tagantsev: Все-таки эта Архипова слегка убогая. Не понимает, что поет.

 

Andrew_Popoff: Митя, не надо так строго. Ну откуда простому советскому слушателю было знать, как это петь надо. Пела, как умела. Люди верили.

 

tagantsev: Открою Вам маленький секрет. Я сам пою в басах в хоре у Шмидриной.

 

Romy_Van_Geyten: Ну, Митя! Не перестаёшь удивлять…

 

tagantsev: Знаешь, Роми! В нашем хорике любой запоет. Каждый вторник я всех посылаю в Череповец и иду к шести часам на репетицию. В восемь она кончается – дальше «поём» печенью – сто пятьдесят граммов самой вкусной и дешевой водки плюс пиво. Не жизнь – сказка. Таких ангелов (сопран и альтов), как в нашем хорике, нигде не водится. Каждый сентябрь (уже двадцать лет) на две недели мы уезжаем на гастроли по Европе – поем по церквям, там и живем, и едим. Мы же, формально, церковный хор. Деньги (пожертвования от наших концертов в церквях) покрывают транспорт (автобус, который мы арендуем в Питере): еда и ночлег в коммунах. Эта схема придумана и воплощена в жизнь Людмилой Эдуардовной Шмидриной – гениальная женщина.

 

 

Л. Э. Шмидрина и ее хор

 

Romy_Van_Geyten: Замечательно. В Германии такие хоры – довольно обычное дело. Можно встретить фрау, тридцать лет поющих в одном и том же хоре. При этом поются мессы Моцарта, Гайдна, баховские кантаты. Завидки берут! Молодцы!..

 

tagantsev: Я все знаю про германские, финские, шведские, датские, голландские … хоры при церквях. Мы с ними либо поем, либо у них живем. Да и сам наш хорик не ограничивается ортодоксом – мы поем (если надо) мессы и другое. Любим (если попросят) петь «Глорию» Вивальди или мессу «Целенсис» Гайдна (фуга там в конце трудная). Проблема этих месс – орган вместо оркестра – профанация, поэтому мы избегаем пения европейской лютеранской музыки, так как она требует оркестра, а у нас его нет.

Mikhail_Kollontay:  Я Архипову не защищаю, но думаю, что Павел Чесноков не понимает, что пишет и где вообще находится.

 

tagantsev: Любопытно! Может быть, какие-нибудь комментарии возможны?

 

Mikhail_Kollontay: Трудно комментировать немножко. Вот, смотрите, можно понять Володю Рябова, который пишет хоры на православные тексты, не имея в виду церкви и имея о церковной службе более чем отдаленные сведения. Но Чесноков – профессиональный регент. Что меня и потрясает. «Да исправится молитва моя» песнопение Литургии Преждеосвященных даров, совершенно особой службы, которая бывает только в Великом посту, по будним дням, изредка. Всяческая разлюли малина уж тут-то никак не предполагается. Ладно ещё если бы господин регент распел так, минут на сорок пять, предначинательный псалом всенощного бдения, ну, с трудом, но можно понять. Хотя всё равно такая чувственная чувствительность – совсем не то, что предполагает молитва, в том числе и в особенности – молитва в храме. Но тут-то – у меня полное впечатление, что человек так и не понял, где он «работает». Знаете, бывают такие священники, его ребенок по телефону отвечает звонящему: «А папа на работу ушел», вот что-то такое.

 

paraklit: Хорошая тема затронута… Позвольте высказаться? Сразу скажу, что как регент никогда Чеснокова не пою. Называю его «патокой», и все певчие (а они – в большинстве – студенты хормейстеры) знают это. Особенно раздражают его «покаяния», ну просто сироп! Как можно так каяться! Я думал, как же такое возникает? Ведь церковный же человек!.. Грубо говоря, наверно, ему как церковному много прощали – а он и привык! Посмотрите песнопения священника Старорусского! Жуть какая! Просто классицистические извращения! А «Херувимская» священника Протопопова? А ведь их еще и издавали! Если бы не священники – не издали бы, а вот священнику как бы можно… «Жираф большой, ему видней!»… Я эту ситуацию много раз замечал, роясь в старых партитурах…

 

Mikhail_Kollontay: Ведь это даже сегодня до некоторой степени продолжается, и есть священники, которые мирятся с таким положением дел. Я тут уже писал о конкретных случаях, как однажды, скажем, у нас в качестве запричастного концерта запели Рахманинова «В молитвах Неусыпающую Богородицу». В алтаре мы стояли эти двадцать минут и не знали, что делать с «райским наслаждением», которое лилось на нас с клироса. А ведь чуть ли не Данилиным это песнопение было Рахманинову заказано? но тут я могу и путать. Тут всё издержки времён, когда люди в храме только слушали пение хора да голоса̀ протодиаконов, и почти ничего больше. По необходимости исповедь раз в год… Что тут говорить, я перечитал сейчас книгу о митрополите Платоне (Левшине), это конец XVIII века, так вот он всенощную служил за один час! – То есть он-то человек замечательный, но, видно, вот так всё делалось. Такое принудительное православие. Это, может быть, реакция на многочасовые службы патриарха Никона. Струну перетянули, и она лопнула, до сих пор мы в себя придти не можем. Может, знаете «Ныне силы Небесныя» Н. Бавыкина? просто «барыня» вприсядку, и в какой момент года и службы… Это еще и похлеще, чем П. Чесноков! И ведь митрополит Платон был в то же время ценителем и знатоком знаменного пения, сам его пел, любил службу, был смиреннейшим человеком, на службе любил быть за дьячка и т. д. Каково вот этим замечательным, верующим, умным людям было, такие унижения переносить. Тут еще задумаешься, труднее ли было им – или в советские времена. — Я по детству помню усиленную любовь к паточному репертуару. По каковой причине у нас правый хор был в большом непочете, и, хоть меня туда приглашали мальчиком, я никогда не ходил (что было сочтено гордыней, наверное). А в последний раз столкнулся с таким репертуаром в Монреале, попал там к зарубежникам, священник замечательный, все хорошо, но пение… Как бы мы ни ворчали, но в России всё же сейчас такого уже не встретишь.

 

paraklit: Нет, Бавыкина я не знаю… Я знаю «Благослови» епископа Ерхана. Это – точно плясовая.

 

Mikhail_Kollontay: Мне кажется, сочиняется много, а становится тем, что волнует душу и сердце, нечто, если только в виде редчайшего исключения. Ведь мы и пользуемся только такими отжимками, в какие-то сотые доли процента от написанного когда-то, верно? Более того, уходят (часто временно) в полное небытие огромные эпохи. Как же можно требовать от жевания нашего комбикорма тех богатств, о которых Вы говорите? но еще важнее, что патиной-то они не покрыты. Был вот композитор Сергей Беринский, ну, были какие-то отношения, что-то пили, что-то, как говорится, ели, друг на друга орали и т. д. А вот он умер пятнадцать лет назад, на днях слушаю Беринского кларнетовый концерт или Третью симфонию, и у меня – полный набор переживаний и восхищений (правда, именно этих сочинений я тогда не знал). Их совершенно не было двадцать лет назад. Притом да, масса недостатков. Ну и что, у Баха, что ли, их нет? у всех есть, но не в них дело.

 

 

 

 

Глава 030

 

Грегорио Аллегри

 

 

Miserere

Хор «The Sixteen»

Гарри Кристоферс (дирижёр)

 

DzhiTi: Божественная музыка!

 

Andrew_Popoff: Действительно, чудесный опус. Дивная красота.

 

Это как раз то самое «Miserere», что выкрал (по памяти) юный Моцарт из Сикстинской капеллы.

 

precipitato: Это марсианство какое-то, как можно такую огромную и сложную штуку запомнить с одного прослушивания – совершенно запредельные мозги были у человека.

 

Кarapyzik: По-моему, это всего лишь красивая легенда.

 

Andrew_Popoff: Это не легенда, а реальный факт, подтвержденный многими источниками. Поскольку событие было незаурядное и всех весьма удивило.

 

victormain: Думаю, фишка была в том (помимо феноменальности, это понятно), что Моцарт настроился на эту акцию. Ну, как Шерлок Холмс на расследование, когда переставал принимать пищу, как олимпиец на дистанцию. То есть, придя в храм, он превратился в локатор с записывающим устройством. Тогда понятно.

 

precipitato: В одиннадцать лет?!

 

Andrew_Popoff: Чуть старше, в тринадцать. Это в 1770 было.

 

victormain: То есть, он уже получил заказ и писал «Митридата».

 

 

 

Глава 031

 

Богуслав Мартину

 

 

Букет

Кантата для солистов, смешанного и детского хоров и малого оркестра H.260

Александр Маркович (дирижёр)

 

hamerkop: Одна из лучших кантат двадцатого столетия. Удивительное мастерство и качество материала, проникновенность, живое чувство…

 

Krestjanin: Прочитал такую оценку и не поверил. Кантаты в двадцатом столетии многие писали. К тому же «Букет» как-то не отмечен чешской критикой. Чешская Википедия составила рейтинг наиболее значимых творений Мартину из тридцати трёх опусов. «Букету» в нём места не нашлось…

Но вот послушал и … поверил. Прекрасная вещь, и исполнена здорово.

Удивило присутствие восточных мотивов в музыке, построенной на моравском фольклоре. Неужели персы или турки так наследили на Мораве?

Может быть, мне, как дилетанту, померещилось? А показалось ли мне, что наш мастер кантат Георгий Васильевич Свиридов находился под влиянием Мартину?

 

musikus: Показалось.

 

evc: Скорее, да, и хотя Мартину был активен в мире, его произведения мало исполнялись в СССР. Монографии/исследования о нём стали появляться в 1970-1980 гг, когда Свиридов был вполне сложившимся композитором.

 

musikus: Не совсем так. У меня с 60-х гг. куча чешских дисков с Мартину. Что до Свиридова, то он уже вполне сформировался как «свиридов» еще в 50-е. А главное, сопоставление «Мартину-Свиридов» уж очень экстравагантное. По-моему, ничего общего. «Букет», скорее, исключение из правила для Мартину, в ней нет ничего характерного для Мартину с его возбужденным, красочным письмом, и не только оркестровым.

 

Krestjanin: Да есть общее. Несколько раз я отчётливо «вылавливал» краски в звучании хора, столь знакомые по свиридовским вещам. Именно краски, а не темы. Есть на нашем сайте тест на знание музыки, где надо угадать автора по короткому мелодическому отрезку. Если бы эти места из «Букета» попались мне на таком тесте, я бы решил, что звучит незнакомая мне вещь Свиридова.

 

musikus: Вы отвлекитесь от кантаты, послушайте побольше другую его музыку – симфонии, особенно Шестую, Фрески Пьера делла Франческо, Параболы, Концерты, тогда обсудим.

 

precipitato: Юрий Константинович, я, к стыду, вовсе не знаком с музыкой этого автора, Ваша рекомендация – повод для меня ее послушать.

 

musikus: Да, было бы очень интересно услышать Ваше мнение о ней. Мастер оркестра, краски, колорита – редкий. Часто его музыка производит впечатление густой пастозной живописи. Порой звучание оркестра у него становится вообще фантастическим, как уже в первых тактах Шестой симфонии-фантазии. Кажется, будто поет мистериальный хор… Общая манера – очень подвижная, я бы сказал, возбужденная, это есть и в камерной его музыке, например – в трио «Бержеретт». Использовал много нестандартных составов, например – для двух струнных оркестров, фортепиано и ударных, для фортепианного трио и оркестра, для струнного квартета и оркестра и т.д. У него много опер, но я их практически не знаю, увы. Давно как-то слышал «Джульетту…» и «Ариадну». «Страсти по-гречески», которая есть в Архиве, еще не слушал. Вообще же это, конечно, мастер, стоящий рядом с Яначеком, для кого-то (но не для меня), может быть, и выше.

 

Mikhail_Kollontay: Тут были восхищения оркестровочным мастерством Свиридова. (Не помню, кто об этом говорил.) Похоже, секрет найден: оркестровал Ю. А. Фортунатов, или, по крайней мере, густо консультировал, как он вообще это умел делать. Это черным по белому напечатано в словаре 2006 года «Московская консерватория», я как раз этот том сейчас просматриваю. Притом автор статьи – вдова Фортунатова. Хотя сам Юрий Александрович никогда этого не говорил – с другой стороны, в голову не приходило спрашивать. Не похоже, чтобы Свиридов был особой его любовью.

 

musikus: Остается выяснить кто за Георгия Васильевича саму «музыку Свиридова» писал и все будет в порядке.

 

Это напомнило мне давнюю историю 50-х гг. в период бурного восхождения Рихтера. Один мой приятель очень уж хотел доказать, что Святослав Теофилович — еврей, ибо по его убеждениям, гениальным может быть только еврей. Он вот так же занимался напряженными биографическими изысканиями, и однажды, похихикивая от счастья, сообщил мне: «А Рихтер-то – того, чешский еврей». Я его очень разочаровал, сказав, совершенно точно, Рихтер-отец – немец, а мама Москалева, русская. Но, как видим, поиски Истины – в разных направлениях – интенсивно продолжаются. И если другими средствами никак не удается бросить тень на человека, то, вот, пожалуйста – оркестровку-то помога-а-а-ли… Одно утешает: я так думаю, что музыка самого Фортунатова должна быть несомненным шедевром.

 

Mikhail_Kollontay: Первые сочинения говорят о том, что Свиридов – человек большого таланта, дальше уже как Вам угодно. К сожалению, тут вообще не только в музыке проблема. Что до Фортунатова, он еще в молодости перестал сочинять почему-то, хотя удостаивался больших авансов, от Прокофьева в частности. И полностью перешел на работу по изучению и преподаванию оркестровых вещей и тонкостей. Весьма многие Юрию Александровичу обязаны своим становлением, сквозь преподавание его в консерватории (исключительно оркестровки и чтения партитур), цикла лекций по истории оркестровых стилей (издана большая книжка, правда, с голоса), особенно – многодесятилетнего ведения композиторского семинара в Иванове. И я там был, мед-пиво пил. У нас отношения не особо сложились, о чем говорить можно долго… Кому он «помогал», кроме Свиридова – не знаю, если кому интересно, можно спросить у его вдовы, Э. П. Федосовой, профессора РАМ. Личность был яркая весьма. Я записал надиктованные им воспоминания о композиторах ему памятных времен. Но Фортунатов просил меня не публиковать, так что, как минимум, надо ждать.

 

Krestjanin: Девять лун спустя послушал ещё раз эту чудную кантату. Как на празднике побывал.

 

 

 

Глава 032

 

Иоганн Йозеф Фукс

 

 

Requiem

Ансамбль «Clemencic Consort»

Рене Клеменчич (дирижёр)

 

Aelina: Уникальнейший, потрясающий реквием!!!

 

Спасибо за наводку, Кирилл.

 

vitalyii: Не правда ли – нетрадиционное, новаторское решение по тем временам?

 

Cypros: Абсолютно инновационное произведение!!!

 

abcz: Это такое изощрённое оскорбление?

 

Aelina: Нет, это ноу-хау от Иоганна Йозефа Фукса. Над всеми его произведениями гордо веет новаторский авангардный стяг!

Это удивительно, но не оскорбительно.

Ему удалось заглянуть в будущее.

 

Andreewa: Из XVIII века? Воистину удивительно! Слушаю…

 

Замечательно! Спасибо, Элиночка! Необычный реквием, не берусь судить об авангарде, но производит неизгладимое впечатление.

 

OlgaKz: Очень необычное сочинение – совершенно выпадает из традиционной музыкальной картины эпохи! Никогда бы не подумала, что написано это во времена барокко. Звучит очень стильно, современно и в наши дни!

Интересно, когда был написан этот Реквием? У Фукса их три. Как выглядят остальные?

Кстати, среди его учеников – Зеленка, Хольцбауер, Вагензайль. Было чему поучиться!

 

Спасибо Элине и Кириллу за наводку.

 

Andrew_Popoff: Очень красивый опус. Спасибо!

 

 

 

Глава 033

 

Йозеф Гайдн

 

 

Струнный квартет op.76 №5 pе мажор Hob III:79

Сигизвальд Кёйкен (дирижер)

 

Andrew_Popoff:  Н. С. Лесков – Железная воля:

 

«Мои господа, англичане, давали в этом зале квартеты из Гайдена, на которые в качестве публики собирали всех служащих, не исключая нарядчиков, конторщиков и счетчиков. Делалось это в целях «облагорожения вкуса», но только цель эта мало достигалась, потому что классические квартеты Гайдена простолюдинам не нравились и даже нагоняли на них тоску. Мне они откровенно жаловались, что «им нет хуже, как эту гадину слушать».

 

DzhiTi: Вот, со мной так же было в юные годы.

 

Andrew_Popoff: Тут вспомнился Марк Твен:

 

«Когда мне было шестнадцать, мой папаша был полным идиотом. Но прошли годы и он заметно поумнел».

 

DzhiTi: Ха-ха-ха! и это со мной было!!!!!!!!!

 

Квартет впечатлил.

 

alexshmurak: Я, видимо, крайне народен, ибо не могу слушать сейчас вообще ни один струнный квартет. Кроме, наверное, Первого Сильвестрова.

 

Andrew_Popoff: Гайдновские я люблю. Ну, и моцартовские, бетховенские. У Бородина – Второй, конечно, шедевр, у Чайковского замечательные, Восьмой у Шостаковича, у Бартока. Много же великой музыки.

 

alexshmurak: Когда-нибудь наслажусь!

 

Andrew_Popoff: Понимаю. Всему свое время.

 

Intermezzo: Очередной запредел! Роми, огромное Вам спасибо!! Не знаю, как и благодарить за такое количество загруженных совершенно невероятных шедевров.

 

 

 

Глава 034

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 5 ми-бемоль мажор (1809) op.73

Карен Корниенко (фортепиано)

 

sir Grey: Ну и что? И очень неплохо, по-моему. Это, конечно, не отменяет того факта, что грузинский коньяк (если иметь в виду марочный) лучше армянского.

Я бы даже сказал, что не неплохо, а очень даже и хорошо. Я не знаю этого музыканта, но прослушал все от начала до конца, и нигде ничего не зацепило, что «не так», а во многих местах – даже очень так. Очень сдержанно, все как надо.

 

Mikhail_Kollontay: Есть еще хороший коньяк нижнекумский. Ставропольский край. Двадцатилетний, очень даже.

 

sir Grey: Хм-м. Я всегда с большим интересом читаю все, что Вы пишете о музыке. Попробую ставропольский, но мне сомнительно. Двадцать лет?

 

«Оказалось, что никаких виноградников в Кашине нет, а виноделие производится в принадлежащих виноделам подвалах и погребах. Процесс выделки изумительно простой. В основание каждого сорта вина берется подлинная бочка из-под подлинного вина. В эту подлинную бочку наливаются, в определенной пропорции, астраханский чихирь и вода. Подходящую воду доставляет река Кашинка, но в последнее время дознано, что река Которосль (в Ярославле) тоже в изобилии обладает хересными и лафитными свойствами. Когда разбавленный чихирь провоняет от бочки надлежащим запахом, тогда приступают к сдабриванию его. На бочку выливается ведро спирта, и затем, смотря по свойству выделываемого вина: на мадеру – столько-то патоки, на малагу – дегтя, на рейнвейн – сахарного свинца и т. д. Эту смесь мешают до тех пор, пока она не сделается однородною, и потом закупоривают. Когда вино отстоится, приходит хозяин или главный приказчик и сортирует. Плюнет один раз – выйдет просто мадера (цена 40 к.); плюнет два раза – выйдет цвеймадера (цена от 40 коп. до рубля); плюнет три раза – выйдет дреймадера (цена от 1 р. 50 к. и выше, ежели, например, мадера столетняя). Когда вино поспело, его разливают в бутылки, на которые наклеивают ярлыки и прежде всего поят им членов врачебной управы. И когда последние засвидетельствуют, что лучше ничего не пивали, тогда вся заготовка сплавляется на нижегородскую ярмарку и оттуда нарасхват разбирается для всей России»

 

М. Е. Салтыков-Щедрин — Современная идиллия.

 

Mikhail_Kollontay: Ну, то, что там серьезный винный завод, может подтвердить моя жена. Она ездила туда к казакам-некрасовцам – они старообрядцы, и было там нечто по части церковного пения с ними, плюс приезжало к ним их церковное начальство. И возили их на этот винный завод, и обдегустировали. А вот про качество, это уж как кому. Вообще же некрасовцы – люди исключительной совести, если хотите – поинтересуйтесь, там крайне интересная история.

 

sir Grey: Я верю Вам всегда. Но виноград-то там серьезный? Как писал Достоевский:

 

«Тут ведь природа, брат!»

 

Ладно, надо будет съездить в Ставрополье, потому что «не увижу я ни Риму, ни Парижу больше ни-ко-гда». Пока поспрашиваю в магазинах в Москве.

 

Но мне кажется, что для вина и коньяка нужен виноград, а для винограда – климат. Об этом и цитата была.

 

Кстати, раз уж так разговорились о музыке на весь Форум, как Вам Корниенко?

 

Mikhail_Kollontay: Корниенко не один – не знаю, о ком Вы. Магазин был у них специализированный на Малой Грузинской, номер дома не помню, ближе к Красной Пресне. Но что там сейчас – не знаю. Брал там. Там вообще акцент на отечественных винах, херес сухой крымский был, вот это в основном шло, только редко завозили, а что завозили я сразу выбирал.

 

sir Grey: 1) Надо же, а я так ни одного не знал, первого услышал у нас на форуме, где мы сейчас общаемся (если прокрутите до начала).

 

2) Спасибо, что Вы всегда даете конкретные ответы. Схожу и доложусь всем (это ведь не реклама?) Если не найду, послушаю хоть орга̀н (уж чего поделать?).

 

Mikhail_Kollontay: Поскольку оно рядом с домом, попрошу жену проверить сначала, что там торгуют и адрес, так что не спешите, пожалуйста. Алексей Корниенко, давно живущий в Вене дирижер и пианист, мой близкий друг и исполнитель. Карен Корниенко, которого знаю только по фамилии. Оба – ученики Горностаевой (Алексей – в прошлом Зака).

 

 

 

 

Глава 035

 

Дмитрий Дмитриевич Шостакович

 

 

24 прелюдии и фуги (1950-51) op. 87

Святослав Рихтер (фортепиано)

 

MargarMast: Ну, Саша, если Коробейников играл именно прелюдии и фуги – я вообще не могу понять, как они могут утомить. Саша, а Вы уверены, что именно их он и играл? Вот уж где пианист может себя продемонстрировать. И технику, и мелодизм, то есть со всех сторон, всё – в одной упаковке. Просто у членов жюри уши не настроены на Шостаковича. А вообще, мне кажется, что в своём музыкальном развитии совсем необязательно идти в хронологическом порядке. От Баха к Бетховену, Брамсу, а уже потом — к Шостаковичу. Можно понаслушаться авангарда — и идти в обратном порядке. Уверена – в «музыке прошлого» откроются такие красоты, о которых мы сейчас и не подозреваем.

 

AFlmnv: Собственно говоря, у меня так развитие и происходит. Шостакович – в тринадцать лет, а Чайковский – в пятнадцать.

Если Вы слушали «24 прелюдии и фуги», Op. 87 – то все правильно. Их играл Коробейников.

Утомиться вполне можно! Если не настроиться.

Я, например, без нот перед глазами не могу слушать. А так иногда сам люблю одним пальцем поигрывать.

 

MargarMast: Это очень интерeсное замечание, Саша. Это – новый менталитет молодых. Вы уже пришли в развенчанный и развинченный мир, вам всем Шостакович ближе по духу. А мы тянулись к романтизму из нашего болота:

 

«Из омута злого и вязкого я вырос, тростинкой шурша…»

 

Кстати говоря, Алексей Шмурак Вас хвалил, как прекрасного пианиста. Вы там ничего не наиграли «одним пальцем» на каком-нибудь диске? А то ведь могли бы и сюда выложить. Вообще, слушать исполнение участников форума, да ещё хорошее – это несказанное удовольствие, честное слово.

 

AFlmnv: Вы что-то путаете.

У меня есть записи только моих же сочинений, довольно плохого качества во всех отношениях. Поэтому я не считаю нужным их выкладывать.

 

Никаких других записей нет.

Пианист я абсолютно никакой. Я фактически самоучка – со мной серьезно в музыкальной школе никто не занимался, руки не ставил, звуку не учил, беглость пальцев не развивал. В итоге, я сейчас к поступлению в училище на теоретическое отделение не могу нормально сыграть элементарные вещи. Так что фортепиано для меня мучение.

 

Другое дело, что я могу часами читать с листа. Для себя я могу играть бесконечно.

 

Так что, видимо, Алексей говорил про другого Сашу.

Хотя, не скрою, свои сочинения я играю довольно эффектно, что вполне может породить мысль о моём прекрасном пианизме.

 

MargarMast: Может быть, я действительно что-то спутала, но почему мне так запомнились слова Лёши, что «Александр Филимонов – прекрасный пианист»? Впрочем, Саша, возможно,  Вам просто напророчили, что Вы станете прекрасным пианистом, и Вы им станете. Если Вам, конечно, это нужно. На теоретическом факультете ведь не нужно им быть, насколько я понимаю. Вообще, Bы знаете, меня всегда интересовал вопрос взаимосвязи между техническими данными музыканта и его музыкальным мышлением. Насколько одно ограничивает другое? Подстраивает ли исполнитель своё мышление под свои технические возможности – зная, что обратное невозможно. И насколько это по-иному воспринимается композитором, который знает, что его вещи (в большинстве случаев) будет исполнять не он сам. Вот Саша – скажите мне, пожалуйста, об этой связи.

 

AFlmnv: Прекрасным пианистом мне уже становиться поздно.

Руки крюки у меня уже. С этим ничего не сделаешь.

Да и потом – мне это совсем не нужно. Правда, мне ещё предстоит четыре года мучений в училище (если поступлю) и сколько-то в консерватории с фортепиано. С теоретиков слишком много требуют.

А если говорить о профессиональных инструменталистах, то тут не может быть разговоров по поводу техники. Она должна быть просто идеальная. Только в этом случае вы уже можете выстраивать концепцию, влиять на мышление и т. д.

Только при технической свободе можно сделать то, что хочешь.

Так что техника является инструментом, с помощью которого исполнитель создает свое исполнение.

 

А композитор должен просто писать музыку, абсолютно не задумываясь о мышлении, технике и прочих качествах исполнителя (я, во всяком случае, пытаюсь так писать).

Хотя, безусловно, когда я знаю, что мне же и придется исполнять сочинение на публике, конечно, я его подстраиваю под свои «крюки». Но такая музыка после исполнения выбрасывается на помойку (за редчайшими исключениями).

 

Кстати, Рихтер здесь не весь цикл играет – потому Вы и не устали.

 

 

 

Глава 036

 

Александр Филимонов

 

 

На Руси купола да звоны

Пьеса для фортепиано (2009)

Александр Филимонов (фортепиано)

 

op132: Саша… не умещается в голове.

 

Andrew_Popoff: Нет слов… Господи, да что же такое творится… Не могу поверить.

 

musikus: Что за бред?  Кто-нибудь объяснит, в чем дело?

 

alexshmurak: Саша Филимонов (AFlmnv), композитор, студент гнесинки (класс композиции Воронцова), семнадцати лет, этой ночью выбросился из окна своей квартиры на восьмом этаже и через несколько часов от полученных травм скончался в больнице.

 

Mikhail_Kollontay: Я совершенно этого юного композитора не знал, а как собеседника на форуме не запомнил. Ни ноты его не слышал до вчерашнего дня. Вот кто знает почему – именно вчера послушал некоторые его сочинения. Слушать, конечно, я смог только малюсенькие кусочки, всё было ясно. А вот сам облик человека вызвал какую-то непонятную тревогу, сочувствие, что ли. Я не вчитался, он что, был головой не совсем здоров? Почему за ним недоглядели, родители-то были или как? Для нас тут много чего есть обдумать и сделать выводы даже. Это позже. Сейчас соболезнования всем близким, всем знакомым.

 

musikus: Был ли мальчик несчастно влюблен или вдруг понял, что он – не Моцарт, не важно… В любом случае это психическая аномалия. И в любом случае кто-то недоглядел. Наверняка, можно было предотвратить. Мальчик-то был вменяемый, разумный.

 

MargarMast: Саша, Сашенька, как же это? А как же Пуччини? Ведь ты же должен был до него дорасти! Перечитала твои последние посты — ничего не увидела, никаких признаков. Михаил нашёл какие-то намёки. Не знаю. Мне все твои посты казались, как всегда, интересными – хотелось послушать то, о чём ты писал – тоже, как всегда, и, как всегда, всё откладывалось «на потом». Но твоя «Колыбельная» была щемящая – вот её-то я и послушала. Что же такое пришло в твою глупую и такую музыкальную голову? Какие такие мысли? Какое отчаянье? Что ты искал на форуме – поздно ночью? Ответа на свой «вопрос без ответа»? Сочувствия? Близкую душу? Я не понимаю, как так можно было поступить. Уж если у меня болит сердце второй день, – что же делается с твоей бедной мамой. Ах, Саша, Саша.

 

 

 

 

Глава 037

 

Михаил Иванович Глинка

 

 

Вальс-фантазия

Государственный академический симфонический оркестр СССР

Евгений Светланов (дирижер)

 

Romy_Van_Geyten: Абсолютно великий европейский композитор…

 

Krestjanin: Ясно, что не китайский.

Лет, пожалуй, тридцать с гаком не слышал эту жемчужину, и после такого воздержания получил мегатонный взрыв удовольствия. В старые времена эта фантазия исполнялась по всесоюзному радио едва ли не каждый день, и ведь не надоедала.

 

Спасибо разместившей запись iolante.

 

Mikhail_Kollontay: А вот интересно, по три такта – это Михаил Иванович сам придумал? музыка-то вся на 9/4. Ну, квинту он сознательно для захвата сердец эксплуатирует, он сам говорил. И ведь сравнительно раннее сочинение, это только поздняя оркестровая версия. А треугольник в неянычарской функции бывал до него? Необразованность, западную музыку того времени не знаю.

 

Romy_Van_Geyten: Я думаю, не найдёте… Разве что – у Гайдна… Ну, у Гайдна можно найти вообще всё…

 

Mikhail_Kollontay: У Гайдна не соображу, все же у него треугольник в коллекции с другой всякой Турцией? или есть отдельно?

 

Romy_Van_Geyten: Я, собственно, имел в виду его нелюбовь ко всяким квадратным проявлениям…

 

Mikhail_Kollontay: А, это да. И еще чесать малыми секундами, как во «Временах года» два гобоя в какой-то арии, что ли. Но у Глинки какая-то повышенная возбудимость по части структур и выдумок, что там конкретно зудело, я не знаю, но так неприлично себя вести… Я помню показы разных вот этих самых мест в партитуре «Руслана и Людмилы» в препарации Фортунатова, самому-то, как следует, партитуру продрать никогда терпения не хватало, так что пользовались добротой Юрия Александровича. Если найдете его книжку «Лекции по истории оркестровых стилей» (как-то так?), то там тоже и публично напечатано немало. А в «Ночи в Мадриде», это как же надо себя не уважать, прямо начать тему с самой невероятной и алогичной ее середины, скажем. И глиссандо тромбона. Уф.

 

sir Grey: Спасибо за интересный пост. Начну по порядку. 1) Опять глупый вопрос: где квинта? Я пропел все про себя, и услышал все интервалы, кроме квинты.

 

precipitato: В основе главной темы – квинта.

 

sir Grey: Неужели Вы имеете в виду первую и третью ноты? Я совершенно эту квинту не слышу. Тритон слышу отлично, а додуматься, что там квинта – абсолютно не могу. Неужели вы, композиторы, это слышите? У вас, значит, совершенно иное мышление, вы слышите ноты не по очереди, а все сразу. Действительно, как архитектуру.

 

Mikhail_Kollontay: В средневековой культовой музыке: тон речитации, вокруг которого много всего происходит, но тон речитации и официально существует, и реально как таковой воспринимается, а финалис, то есть тон окончания – отдельно. На соотношении этих двух тонов и зиждится средневековая модальная система. И, конечно, вещь оно умная, действенная и сегодня, хоть специально об этом люди думать и забыли.

 

sir Grey: 2) Что такое янычарский треугольник?

 

Mikhail_Kollontay: Трегольник – оркестровый инструмент, от которого краснеют щеки и уши (у меня, во всяком случае), по происхождению он взялся, как и некоторые другие, из янычарской музыки.

 

sir Grey: 3) Где уж Вам знать западную музыку! Шопен, Шуман… Вы и имен таких не слышали.

 

Mikhail_Kollontay: Шопен и Шуман – это бумажная обклейка глобуса, а что внутри???

 

sir Grey: 4) А первая версия была написана для фортепиано? А оркестровка авторская? (уж больно хороша) А ноты для фортепиано есть?

 

Mikhail_Kollontay: Глинка написал да, для фортепиано, ноты легко найти, и сделал, кажется, три версии оркестровки, но первые две пропали, третья сделана спустя лет двадцать и представляет собой злостнейшее по мастерству сочинение.

 

sir Grey: Вообще, это единственный русский вальс. Прокофьев и Свиридов – уже вариации на тему.

 

precipitato:  А про вальсы Чайковского Вы забыли? Они – уж никак не вариации на тему.

 

sir Grey: Я, конечно, забыл про Чайковского, и вообще, так, ляпнул что-то. Даже неловко, что Вы отвечаете на это. Но тут разное на Форуме пишут, я – не самый плохой…

 

DzhiTi: Сказочная музыка, сколько бы ни слушала – никогда не надоест. Спасибо, Iolanta!!!!

 

Mikhail_Kollontay: На самом деле, у меня с возрастом по части Глинки возникли проблемы, трудно объяснить, холодный, что ли, он какой-то, сам не могу определить. Ну, не родной и всё. Раньше этого не ощущал.

 

DzhiTi: С возрастом, чего только ни случается!

 

 

 

Глава 038

 

Александр Кузьмич Вустин

 

 

Three Voice Invention In F Minor BWV 795

Камерный оркестр «Kremerata Baltica»

Гидон Кремер (скрипка)

 

R_Politykin: Одно существенное замечание – слишком «рвано» сыграно, я бы сделал несколько легато. И убрал бы «железки».

 

alexshmurak: Когда Политыкин делает замечания Вустину, я понимаю, что газовые камеры отменили преждевременно.

 

Andrew_Popoff: С языка сорвали. В моей версии, правда, было колесование.

 

R_Politykin: Вы знаете, я думаю, что гений от Бога – тот, у кого все произведения гениальны. У Вустина есть произведения достойные, но, например, «Посвящение Бетховену» я даже дослушать не захотел. Такое ощущение, что ударные специально пытаются заглушить подражание Бетховену… Хотя… как сказать, у глубоко уважаемого мною Гайдна – огромное количество чепухи написано, те же его многочисленные менуэты, даже в почитаемых мною его ранних симфониях. Много обо всём этом говорить можно.

 

alexshmurak: Ну, давай, давай, продолжай…

 

Andrew_Popoff: За Гайдна одного колесования, пожалуй, маловато. Разве только колесование в ванне с серной кислотой?

 

R_Politykin: У Гайдна – большое количество гениальнейшей музыки, но и чепухи достаточно. И он, как честный человек, сам бы Вам подтвердил мои слова, если бы был жив. У Моцарта – почти то же самое. А у Бетховена интереснее вышло. Постепенно, к концу жизни, его демон поборол провиденциальные силы и он написал ужасную Девятую симфонию. На ней закончилась эпоха классицизма.

 

Andrew_Popoff: Роман, думаю, Вы в жизни вполне обаятельный человек. Довольно начитанный, хоть и сумбурно. Поболтать с Вами было бы приятно за рюмкой кальвадоса, если б Вы не несли чушь о собственной гениальности. Не бывает гениального летчика, который не умеет водить самолет. Готов признать, что Вы человек музыкальный. Может, даже, одаренный, но хватит уже нести тут бред. Право!

 

R_Politykin: Ну вот, что я говорил! Ведь я сам несколько месяцев назад предлагал Вам выпить вместе. Вы тогда подчёркнуто сказали, что пить со мной не будете. Дело в том, что Вы меня не понимаете. Поначалу я думал, что всему виной неизбежный телеграфный стиль, а вот если б вживую, посидеть, выпить, послушать качественные записи, поболтать, да обсудить… Вот тогда… Мне теперь кажется, что дело не в этом. Хотя можно и попробовать, вот только Вы в Москве, а я в Питере.

 

Andrew_Popoff: Хорошо. Когда закончите прикалываться, с удовольствием. Кстати, почему бы Вам продюсированием не заняться? Организовали бы фестиваль, пригласили бы исполнителей, композиторов, которые Вам нравятся, прессу. Хорошее бы дело сделали.

 

R_Politykin: Готов рассмотреть предложения, но с условием помощи мне в «расшифровке» моей музыки, с помощью меня, разумеется. Я тоже хочу быть исполняемым.

 

Andrew_Popoff: Ладно, забудьте.

 

R_Politykin: Вот, Андрей! Вот, что меня напрягает в нашем с Вами общении, это Ваша некая, а местами и прямая непоследовательность. Вы мне предложили серьёзное мероприятие, но чуть я уклоняюсь в сторону от Вашего понимания – Ваш уход. Вы словно кот, который обволакивает, а потом вдруг выгнется и исчезнет… Потом снова появляется, однако, точка отсчёта, часто, прежняя… И всё повторяется вновь. А жаль!

 

Andrew_Popoff: Я последователен. Я перечислил Ваши, на мой взгляд, ценные качества, которые могут сработать при условии, что Вы перестанете страдать ерундой. На мой взгляд, из Вас мог бы получиться продюсер. В пиаре Вы явно знаете толк. Но Дягилев сам музыки не сочинял, у него ума хватало этого не делать. И в Истории он остался. Я предлагаю Вам разумное решение, а Вы несете чушь про расшифровки. Помнится, Женя (evc) Вам долго и подробно объяснял, что запись не будет уже Вашим сочинением. Это будет совершенно другое сочинение. Ноты – не магнитофон.

 

R_Politykin: Делаем так:

 

  1. Встречаемся у меня в Мастерской Политыкина
  2. Включаем запись мид на синтезаторе.
  3. Включаем редактор, на мониторе высвечиваются несовершенные ноты.
  4. Слушаем музыку сначала как есть. Одновременно смотрим несовершенный нотный текст.
  5. Слушаем музыку вторично, третично, четвертично и т. д., в том числе в замедленной скорости в разы. Одновременно пытаемся реконструировать и перенести на бумагу нотный текст.
  6. Играем на рояле. Что получается-не получается, так-не так, сверяем с оригинальной записью.
  7. Подправляем.
  8. Ещё раз всё переслушиваем, пересматриваем.
  9. Пропускаем по рюмке Кальвадоса.
  10. Играем на чистовую.
  11. Делаем работу над ошибками.
  12. Окончательно записываем и исполняем.
  13. Выпиваем бутылку Кальвадоса целиком.
  14. Я организую концерт.

 

Romy_Van_Geyten: Лучше всего ограничиться девятым и четырнадцатым пунктами…

 

Andrew_Popoff: Поддерживаю! Согласны, Роман?

 

R_Politykin: Вот все вы такие, композиторы. Вам бы всё пить, да пить, как Моцарту. А кто работать-то будет?! Это гений только мог пить и одновременно сочинять, а мы с вами не гении. Нам надо сначала поработать, а потом и выпить не грех. Ведь так, Андрей?

 

Andrew_Popoff: Да композиторы работают-то в одиночку, заперевшись в чулане от всех и заткнув все щели, чтобы никто не застал их за этим постыдным занятием. А выпивают – да, совместно.

 

 

 

Глава 039

 

Фредерик Шопен

 

 

Мазурки
(Несколько выборочно)

Классный вечер Т. А. Зеликман (1998)

Николай Воронов (фортепиано)

 

victormain: Что это значит – «несколько выборочно»?! Это что, в помощь сиротам загрузка?

 

alexshmurak: Да его посадить надо, это понятно.

 

victormain: Вопрос только – куда…

 

alexshmurak: Я думаю, в автозак, вместе с Политыкиным, а потом столкнуть автозак в Москва-реку.

 

victormain: И они выплывут, а автозак нет.

 

alexshmurak: Я не договорил. Решётку закрыть на замок, ключ спрятать.

 

victormain: Ладно, Коля тут маленький, он не виноват.

 

alexshmurak: Но выложил-то он сейчас.

 

victormain: Так он же гений, что ему какие-то полтора десятка лет, когда человек в вечности пребывает!

 

alexshmurak: Мне кажется, гении должны пребывать в вечности посмертно.

 

victormain: Кстати, Лёша: при всём том, для семи лет играет он просто отлично.

 

alexshmurak: Больше всего на свете я ненавижу около тысячи вещей. Одна из них – это видео, где маленькие дети играют классическую музыку.

 

victormain: Да, у меня с этим тоже проблема. Но я стараюсь быть объективным, раз уж дали. Слышно, что исключительно одарённый мальчик, в чём я, кстати, никогда и не сомневался. Ну а дальше — the rest is silence.

 

Andrew_Popoff: Супер для семи лет! И слышит, и чувствует.

 

art15: А Вы знаете, что он учится в Московской консерватории? Я только сегодня узнал.

 

alexshmurak: Он закончил в этом году консерваторию, Артём, можешь посмотреть в Архиве его дипломную работу…

 

art15: Посмотрел. Интересно, а у других лучше был диплом? Большие сомнения.

 

Andrew_Popoff: Знаю многих людей, у которых диплом так и остался лучшим сочинением. Называть не буду, смысла нет. Но верно, среди дипломных работ нередко встречаются очень стоящие вещи. «Граффити» шедевр, я считаю. «Канун» очень славная вещь. Свой симфонический диплом я не очень люблю, сыгран был погано. А камерный (скрипичная соната-фантазия), ее совсем не стыжусь, хотя сейчас бесконечно далек от такой музыки.

 

Aelina: Трогательная видеозапись. Коленька молодец!

 

Глава 040

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 5 ми-бемоль мажор (1809) op.73

Лондонский филармонический оркестр

Ларс Фогт (фортепиано)

Владимир Юровский (дирижер)

 

sir Grey: Хлопают между частями. Деревня. А еще англичане. Ах, какой он пошляк, ах, как он неразвит, современности вовсе не видно! То ли дело у нас, все такие утонченные и образованные.

 

Mikhail_Kollontay: А, по-моему, это как раз мило, когда хлопают во время исполнения. Раньше и между вариациями хлопали. В некоторых можно даже уловить, когда музыка внутри какой-нибудь вариации именно под аплодисменты и написана.

 

sir Grey: Мне кажется, если это Бетховен, Шуман, то исполнители между частями продолжают пребывать, так сказать, в образе, тут нельзя все-таки. Я думаю, они хотели похлопать и между второй и третьей, но не успели.

 

precipitato: А что, по-моему, исполнителю могло быть приятно.

 

sir Grey: Нет. Это даже в сети есть термин какой-то. Я Вас буду после каждого слова перебивать и восхищаться. Но вот, что во время исполнения можно было есть, пить, вставать, выходить из комнаты и относиться к музыканту, как к телевизору, в этом, по-моему, что-то есть.

 

precipitato: Совершенно согласен.

 

sir Grey: У Генделя есть знаменитая вещь для клавира, там сто пятьдесят или не помню сколько вариаций. Не сложные, я их играл, мечтал наизусть выучить, да мозгов не хватает. Каждая вариация — по строчке. Представляете, если будут овации после каждой?

 

Mikhail_Kollontay: По-моему, это всё условно было. Можно то одну вариацию сыграть, то другую, и отдельно в том числе. А сборник, ну, он и есть сборник. Это, может быть, отзвук состязаний: кажется, они играли импровизации поочередно на двух инструментах, так что это вроде заготовок для конкурса; насчет несложности, это же только основа для импровизации. Тут есть записи Скотта Росса сюит Генделя, если в ноты смотреть, там и смотреть-то не на что, а Росс играет феерически, чего, кстати, не могу сказать о других его записях.

 

 

 

Глава 041

 

Антонио Вивальди

 

 

Концерт для скрипки, струнных и бассо континуо «Il sospetto» до минор RV199

Израильский камерный оркестр

Шломо Минц (скрипка)

 

Cypros: Яркий пример того, как нельзя сегодня исполнять барочную музыку…

 

DzhiTi: А что тут такого ужасного? Я спрашиваю, так как хочу знать.

 

Cypros: Ужасного, конечно, ничего здесь нет! Но, на мой взгляд, (это мнение уже здесь высказывалось сегодня), исполнение Онофри и Казацца заметно отличаются в лучшую сторону по сравнению с неаутентичными исполнениями. Я бы также рекомендовал Вивальди в интепретациях Бьонди, Карминьолы, Алессандрини… Барокко в неаутентичных исполнениях в последнее время слушать совершенно не могу, за исключением, пожалуй, лишь Хартмута Хенхена: у него замечательный Локателли…

 

Andrew_Popoff: Исполнение хорошее. Конечно, старомодное по манере, но это не возбраняется же. Мне аутентисты больше нравятся, но пусть будет разное. Единственное, что раздражает – демонстративные замедления в финальных каденциях. Эта дурная манера в XX веке возникла.

 

Intermezzo: Онофри, пожалуй, интереснее всего.

 

Andrew_Popoff: Да, Онофри чудесно играет.

 

Maxilena: Совершенно потрясающе играет! Но, Вы знаете, иногда, вдруг да и захочется «жирного» звука… Поэтому обычно скачиваю барочную музыку и аутентов, и неаутентов — кто больше по вкусу.

 

Andrew_Popoff: Да, я понимаю. Иногда это очень хорошо бывает. Но мне не очень нравится, даже в романтической музыке. Тут дело вкуса.

Хотя, кто же спорит, Минц выдающийся скрипач.

 

Maxilena: Меня подводит всеядность. Омары, конечно, очень изысканно, но иногда хочется бифштекса с кровью.

 

Andrew_Popoff: Лучше хороший говяжий стейк с кровью. Плюс крупно молотый черный перец. И красное вино.

 

R_Politykin: А ещё лучше – говяжью вырезку.

 

 

 

 

Глава 042

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Концерт для клавесина № 3 pе минор  (1713-14) BWV974

(По гобойному концерту ре минор А. Марчелло)

Гленн Гульд (фортепиано)

 

valla: Не знаю, кем больше восторгаться — Бахом или Гульдом! Что за вторая часть! Оторваться невозможно! Переслушала три раза, а не могу успокоиться!

 

Люди!

Откликнитесь!

Как можно хоть слово, не то, что написать – подумать плохо о Гульде?!!!

 

Наслаждайтесь!

 

DzhiTi: Полностью согласна!

 

Maxilena: Я лучше промолчу, а то меня понесет, как Остапа. Я вот столбенею от Пятого концерта, а после от Четвертого и Седьмого…. Просто в ступор впадаю.

 

DzhiTi: Я послушала другие исполнения, Гульд мне нравится больше всех.

 

Maxilena: Точно! Другие – как травка после героина, не берут…..

 

tagantsev: Привет, Варвара!

Исходно Пятый написан для виолы да гамба, Четвёртый — для английского рожка (гобоя д_Амур), а Седьмой для скрипки. Ах! как они хороши.

 

Maxilena: Привет, Митя!!! Чмок!!!! Знаю. Но Гульд……..

 

tagantsev: Возразить нечем. Ты меня на лопатки положила.

 

valla: Люди! Спасибо за отзывы! После Гульда целый вечер «пропал» – не  могу никого слушать!

Как можно извлекать такой звук? Только из глубины Вселенной по имени душа!

 

musikus: Неплохо бы уделить капельку чувства и Марчелло. Насчет первой части у Гульда… Действительно, отличное сопровождение для двух традиционных клоунов – черного и рыжего, хорошая эксцентриада. Что касается знаменитого адажио, то послушали бы Вы лучше, как Гилельс его играет! Боже мой, что за вкусы у людей!!

 

Maxilena: Слушала, дяденька, слушала. Замечательно Гилельс играет! Да только это не отменяет Гульда и его воздействия на мою слабую психику… Марчелло просто у меня слезу выбил.

 

valla: Полностью с Вами согласна! Гульда отменить не может даже musikus!!! Послушала Марчелло. Да, красиво,  особенно вторая часть, но…

Здесь только безумная красота мелодии, а у Баха-Гульда космическая, захватывающая дух наполненность.

 

Andrew_Popoff: Вторая часть очень красива. Более того, она одна из самых популярных в мире музык. Но не за счет мелодии. Собственно, мелодии тут практически нет, если не считать движения по звукам трезвучия и мелизматику. Примерно то же самое имел в виду Верди, когда говорил, что Россини не сочинил ни одной мелодии.

 

tagantsev: О второй части. Сам Марчелло написал очень скромненький мотивчик. То выписанное рубато, которое мы слышим в гобойных вариантах – это всё сочинения других композиторов. Самые популярные – Баха и Вивальди.

 

Andrew_Popoff: Можно детально рассмотреть, что именно нас пленяет во второй части. Во-первых, аккордовая последовательность, включающая в себя знаменитую золотую секвенцию, которая всегда берёт за душу. Во-вторых, линия солиста построена по принципу вздохов. Сначала восходящие молитвенные вздохи (тт.4 — 11) подобные молитве «Отче наш». При этом каждый новый вздох все с более низкой ступени, словно молящийся медленно погружается в бездну — оканчиваются последовательно на нотах сиb, ля, соль, фа. Затем нисходящие вздохи смирения (тт.11-14) («Да будет Воля Твоя»). В тт.15-16 проблеск надежды через отклонение в тональность субдоминанты, затем тонально неустойчивый (цепь отклонений) развивающий эпизод, борьба за жизнь, но Herr Tod неумолим, наступает и утверждается окончательно и бесповоротно в 35 такте.

 

tagantsev: Много лет назад я болел такой странной болезнью. Ничего не мог слушать, так как моя голова работала как патологоанатом – слушая оркестр, я слышал все инструменты отдельно, темы, лейтмотивы, модуляции и др. (одним словом структуру и состав). С роялем и др. – было тоже самое (голоса, голоса, голоса). Все разваливалось, а целое ускользало. Наконец, я излечился и опять научился слышать целое, при этом паталогоанатомизм во мне остался (все равно на фоне целого, слышал из чего оно сделано). Потом я заметил, что если этот скальпель положить на дно самого глубокого ящика, впечатления от музыки стали ярче.

 

Вот Вы сейчас анатомировали этого Марчелло … одним словом, как бы снова не заболеть. Хотя почитать это было интересно, но сердце биться стало реже.

 

Andrew_Popoff: Да, я слышал подобные мнения. Но мне это никогда не мешало. В музыке очень много условного. Порой, истинное заключается в очень незначительных, на первый взгляд, деталях. Какие-то мельчайшие, но необъяснимые перчинки превращают обыденное высказывание в потрясающее художественное открытие, тут есть некая загадка, которая и составляет чудо искусства. Анализ подводит к необъяснимому, поскольку сортирует обыденное и складывает в стопки.

И потом, я же не любитель музыки. Хотел бы и я слушать ее так, как слушаю пение птиц. Но и пение птиц невольно структурируется во-что-то.

 

MargarMast: Ну и исполнение. Ужас. Бедный Бах.

 

Andrew_Popoff: Ну, это не совсем Бах. Бах только сделал переложение концерта для гобоя Марчелло. Все точно, нота в ноту.

 

MargarMast: Ужас. Бедный Марчелло.

 

Andrew_Popoff: Марчелло с Вами не согласился бы.

Гульд весьма изысканно соединяет точность и импровизационность, присущие барокко. Исполнение весьма продуманное и тонкое.

 

MargarMast: В таком случае надо играть на клавесине. Впрочем, неважно. Это я так. Устала от работы. Но меня здесь нет. Пока.

 

Andrew_Popoff: Бах сделал переложение для органа, но клавирный вариант тоже популярен.

Не уставайте и берегите себя. До встречи!

 

victormain: То есть, правильно – никакой не Бах, а Марчелло-Бах. По жанру — оригинальная транскрипция, как и Вивальди-Бах, Бах-Бузони, Бизе-Щедрин, Щедрин-Плетнёв…

 

Andrew_Popoff: Совершенно верно. Тем более, резон у Баха очевидный; пластинок не было, но для друзей и детей сыграть лучшие опусы современников — дело полезное.

 

victormain: Да и поучиться заодно кое-каким итальянским мудростям; иногда кажется, что целый период итальянского барокко (после Монтеверди) работал на баховские Пассионы. И правильно делал: так, как у Иоганна Себастьяна, ни у кого в Италии крупные формы не получались. Да и не только в Италии.

 

 

 

 

Глава 043

 

Франц Шуберт

 

 

Соната для фортепиано №15 «Reliquie» до мажор D 840

Андраш Шифф (фортепиано)

 

alexshmurak: Это что вообще за жесть?

 

Изощрённое издевательство? Ошибка в матрице? Что это?…Что это такое?!!?

 

precipitato: А что? До мажорная соната, ее и Рихтер играл и даже запись есть.

 

alexshmurak: Ну да, это я понимаю, но??!?! Что там, в первой части творится???

 

precipitato: Да, она такая экстремистская, поэтому ее не играет почти никто.

 

victormain: Я живьём слышал. Он резко встал на обрыве текста. Помню, стилистический шок поимел я.

 

samlev: Шуберт написал невероятной красоты первую часть, и Анданте и Менуэт. Неоконченным остался только финал – Шуберт оборвал его на двести семьдесят втором такте. Там же заканчивал и Рихтер. Эффект, действительно, был убойный. Существует вариант с финалом, который дописал Пауль Бадура-Шкода. Он добавил шесть или семь страниц (что-то около трёхсот тактов). Не знаю, кто это играет и кому это надо. Кстати, у Рихтера есть еще одно исполнение, где он заканчивает пьесу точно таким же образом – это, по-моему, Аллегро из недописанной сонаты для скрипки и клавира Моцарта. Они несколько раз играли это с Олегом Каганом на «бис» после вечера сонат Моцарта. Там сначала, насколько я помню, обрывается скрипка, а затем – через несколько тактов – гаснет фортепиано.

 

alexshmurak: Менуэт здесь малоинтересен, а вот рондо намечалось очень хорошее, жалко, что не закончил. Вторая часть прекрасна, но всё равно меркнет по сравнению с первой.

 

Andrew_Popoff: Меня тоже эта соната шокировала когда-то. Невероятная абсолютно. Как Шуберт за такую короткую жизнь столько напридумывал, просто загадка. Если бы прожил еще лет тридцать, то додекафония была бы открыта в середине XIX века, а Вагнер стыдливо учил бы детей музыкальной грамоте.

 

Mikhail_Kollontay: Мне, вообще, кажется, что установка на поиск, новаторство была у Шуберта в генетическом коде, как и у Гайдна, кстати. Наверное, здо̀рово обоих учили в конвикте. Кстати, и по стилю очень много общего. Уже с первых сочинений – всё делается не как у людей. Сейчас вот я занят вспоминанием (на рояле, то есть) си мажорной сонаты. Начиная с выбора тональности! На слух даже она так более или менее привычная, но когда внутри сонаты находишься – ну вот он «первый авангард», я думаю. А вещь ранняя.

musikus: Вот это и есть гениальность, в существовании которой многие здесь сомневаются… А она – вот она.

 

Andrew_Popoff: Юрий Константинович, по-Вашему, есть сейчас композиторы, равные Шуберту по гениальности? Или не Шуберту, а Мусоргскому, Вагнеру или Шостаковичу? Вообще, есть ли среди живущих ныне гении? Ни в коем случае не имею в виду кого-либо из композиторов, представленных на нашем форуме или, упаси Боже, себя. Но, вообще, в масштабах Земного шара?

 

precipitato: Андрей, хотя вопрос не мне – отвечу, как я это понимаю. Гениев в старом смысле слова нет и быть не может, но я знаю людей, являющихся авторами одного — двух сочинений, которые можно назвать гениальными. А самих авторов – вряд ли, такой вот парадокс.

 

musikus: Было бы проще всего сделать кислую мину и сказать: живем в эпоху упадка искусства (и не только), какие уж там гении… Но я, при всей своей брюзгливости, как-то верю в то, что человеческая природа, по меньшей мере, стабильна, и талантливых людей (включая потенциальных гениев) сейчас рождается ничуть не меньше, чем прежде. С какой, собственно, стати их должно быть меньше?! Банально, но большое видится на расстоянии. Современники Шуберта вряд ли видели в нем гения, а для нас он – Бог. А мы, ныне живущие, нетерпеливы, нам подавай гения здесь и сейчас, а с гениями так не бывает. Нужно время, нужно другое зрение, которое вырабатывается только со временем. Я понимаю, что сказанное как-то противоречит тому скепсису, с которым я часто говорю здесь о современной музыке. Но надо понять, что не то, что гений, а просто крепкий талант – большая редкость. Это явление сугубо штучное и потому – очень редкое. Естественно, как и Вы, Андрей Геннадьевич, я не говорю о присутствующих.

 

sir Grey: Само понятие «гений» нуждается в определении.

 

Мне кажется, что механизм таков. Сперва набирается материал новых форм. Аккумулируется. В этот момент гением быть легко. Потом заряд перенасыщается. В этот момент те, кто раньше были бы гениями, становятся эпигонами.

 

Помню, купил когда-то пластинку огранных сочинений Кребса. Гениально! Но поздно, уже не то.

 

А потом начинается какой-то новый взрыв. (Конечно, этот взрыв готовится: до Шопена был Фильд, но он – «ранний плод, до времени созрелый, ни вкуса нашего не радуя ни глаз»)

 

Я уже писал, что современная эпоха мне напоминает эпоху барокко. Авторство не так важно, важен стиль. Нет индивидуумов, а есть много манер, в которых можно уметь работать. И современный композитор – это рабочий на конвейере. Но без него машины не поедут.

Так и в эстрадной музыке: группы долго не живут, их сменяют другие, примерно такие же.

 

Не знаю, всем ли известно, но была такая эстрадная группа «Блестящие», которая спела песенку «Я увижу облака…». Было любопытно. Потом в этой группе поменялся, по-моему, весь состав, но группа осталась. Со своей манерой. И не важно. Почему на концертах не объявляют: «Во втором отделении нашего концерта вместо травмированного Луганского выйдет….». Кстати, вспомним недавнюю историю с Гавриловым.

 

 

 

Глава 044

 

Валентин Васильевич Сильвестров

 

 

«Тихие песни»

На слова русских и зарубежных поэтов (1974-1977)

Сергей Яковенко (баритон)

 

Intermezzo: Не знаю, как это возможно слушать. Даже одну невероятно трудно – а все двадцать четыре подряд…

 

Andrew_Popoff: Конечно, слушать так, как Бетховена, Вагнера или даже Шнитке это нельзя. Музыка там не в нотах, а за нотами. Это не для слушания, а для бытия внутри этого. Мы с Сашей Филимоновым как-то разговорились на эту тему, он очень много точного о «Тихих песнях» сказал, удивительные у него уши и проницание были.

 

Intermezzo: Да!.. И Саша, да… Он невероятно Сильвестрова любил, но, мне кажется, и это повлияло…

 

Именно поэтому и невозможно. Я начал врубаться в Сильвестрова (более-менее по-настоящему, как мне кажется) только после первого марта. Недавно слушал девятнадцатый номер (на лермонтовское «Выхожу один я на дорогу») – это ведь просто смерть. После такого надо отходить неделю, а не слушать еще двадцать три песни.

 

Andrew_Popoff: Да, Вы абсолютно правы, Андрей. Вообще, в позднего Сильвестрова чтобы врубиться, надо как-то почувствовать тень смерти. Или через свои переживания, или потеряв кого-то близкого. Сам Валентин Васильевич говорит об этом жестко, но, в общем, точно:

 

«Сочинение музыки это эксгумация трупа»

 

Но для меня «Тихие песни» это как раз примирение с самим собой. Я иногда включу их, и чай пью, читаю что-то, с котом играю. Вот тогда они начинают работать удивительно. Тогда что-то такое открывается внутри — не музыки, а, наверное, меня самого — словно переход в какое-то другое измерение.

Вы, в сравнении со мной, молоды, у Вас это, скорее всего, вызывает сопротивление. И так и происходит. Это нормально. Вернётесь к «Тихим песням» после сорока – услышите их иначе.

 

precipitato: Я один раз слушал в концерте, уж не помню, сколько, но много. Это была пытка. При всем моем уважении к Валентину Васильевичу.

 

victormain: Если тогда же, когда и я с Карцовником, то это было в Союзе композиторов в Ленинграде, сам Сильвестров аккомпанировал, и было их, кажется, двадцать четыре. Слушать было совершенно невыносимо, а ведь музыка временами отличная.

 

precipitato: Нет, тогда я в армии был; я ходил Яковенко слушать в МЗФ в восьмидесятых. Целое отделение «Тихих песен».

 

victormain: А в Союзе композиторов, ты же помнишь, дико скрипучий зал, так посредине самых «Тихих песен» наверху Хиль зашёл со всей дверью открывшейся и шагами по балкону. Зал нервно рассмеялся, хоть какой-то вздох был. А то все дико напряжены были: певец неудачный, сам Сильвестров играл здорово, но лицом в профиль был абсолютным Пьеро, песни и в самом деле тихие… Было во всем этом что-то странно-сюрреалистическое, но без оттенка бунюэлевского веселья. Я совершенно уверен, что этому опусу, как и моим «Трём стихотворениям Мандельштама», звучать в зале противопоказано. Это музыка для гостиной, а ещё лучше для одного слушателя.

 

Andrew_Popoff: Абсолютно согласен. Кстати, насколько я знаю, Яковенко выбрал сам Валентин Васильевич, и считает его идеальным для «Тихих Песен». Все эти аффекты и тихое напевание абсолютно необходимы тут.

 

victormain: Яковенко поёт потрясающе, да, я тоже очень люблю эту запись. И страшно жалею, что он «Мандельштама» моего так и не выучил и не записал. Мы с ним после минских возлияний 1990-го года ни разу и не виделись.

 

paraklit: Я видел когда-то давно ноты некоторых этих «песен»… Они уже тогда мне не нравились…

 

victormain: Лично мне они как раз нравятся, некоторые даже очень. Слушать целиком я их не могу, особенно в зале, но это уже другая история.

 

Andrew_Popoff: В зале, конечно, трудно. Но я слушаю в наушниках на кухне ночью, с бокалом красного вина. Это незабываемо. Сначала думается: интересно, насколько меня хватит? Потом проходит двадцать минут, тридцать, сорок – и все вдруг совершенно преображается, какой-то Космос открывается.

 

Но в зале, где чихают и скрипят креслами, конечно, слушать «Тихие песни» абсолютно невозможно.

 

Romy_Van_Geyten: У меня тут случайно образовались сильвестровские «Тихие песни» в исполнении Ольги Седельниковой (судя по всему, она поёт и аккомпанирует сама). Если есть охотники, могу выложить…

 

Mikhail_Kollontay: Мы с Олей много поработали в своё время, писали на радио Шуберта, Глинку, Варламова… Кое-что и на диске вышло. Сильвестрова я у Седельниковой не слышал. Это высоко творческий человек, одновременно музыковед, пианистка и певица. Пение у нее такое, немножко «специально-старомодное», что ли. Человек специально-интеллектуальный, я бы сказал. Аккомпанировать сама себя она любит, так что вполне возможно. Огромная симпатия у меня к Оле. То есть я думаю, запись должна быть интересной, но всё-таки не слышал, молчу. Оля вдова композитора Глеба Седельникова, кстати, если кто не знает.

 

 

 

Глава 045

 

Франц Шуберт

 

 

Соната для фортепиано № 5 ля-бемоль мажор D 557

Вильгельм Кемпф (фортепиано)

 

sir Grey: Моцарт рядом с Шубертом кажется таким композитором-академиком, который изучил стили, эпохи, правила. А потом пришел Шуберт, сам научился играть кое-как на гитаре и что-то навалял такое.

 

Странно, что Шуберт – какая-то не харизматичная фигура. Про Моцарта все знают, что он – Моцарт, гений, в два года сочинил сонату, в три – симфонию, а в четыре – играл королю. Что его Сальери отравил. Что Форман про него снял фильм, что Пушкин написал трагедию.

 

Бетховен – тоже Бетховен. Глухой. Сумасшедший. Я не дам судьбе… Наполеон, свобода….

 

А Шуберт? Его даже на мобильниках нет. Только с музыкальной школы помню, что очень бедный. Ну, такой бедный, что на нотную бумагу денег не хватало, от руки разлиновывал. А теперь я читаю, что, вроде, лень ему было в магазин за бумагой сбегать. Поэт, романтик – чего с него возьмешь? Гений. Нацарапал что-то на бумажке – и доволен.

 

А ведь в его жизни были и пикантные подробности, но и они не очень в ходу почему-то. Даже сплетен о нем толком нет. Единственное – булгаковские герои предпочли его всем остальным композиторам.

 

Про Шумана тоже все знают, что Клару Вик любил, что с ума сошел, в речку прыгнул, руку испортил… много чего. Про Листа, про Шопена.

 

Никто не даст ссылочки (на русском языке, пожалуйста, а то я вас знаю уже всех!) почитать о Шуберте, о его жизни что-нибудь?

 

Andrew_Popoff: Шуберту поначалу не очень везло с фамилией. В его время у него был полный тёзка Франц Шуберт в Дюссельдорфе, который, к тому же, был более известным композитором. Когда наш Франц принес Диабелли свои песни, тот даже написал письмо дюссельдорфскому Шуберту с вопросом, не станет ли тот возражать. Тот Шуберт обозвал нашего Шуберта «самозванцем» и велел Диабелли гнать его в шею. Но у Диабелли был прекрасный нюх, издатель он был куда более талантливый, чем композитор. И он сделал вид, что так и не дождался ответа из Дюссельдорфа…

 

 

 

Глава 046

 

Франц Шуберт

 

 

Соната для фортепиано № 9 си мажор, op.147 D 575

Кристиан Закариас (фортепиано)

 

sir Grey: Тут все время «Свадьба Фигаро» лезет. Как кто думает – это цитата или совпадение? Абсолютно в голове не укладывается эта соната. В голове – пустота.

 

Люди, кто любит эту сонату, напишите.

 

Mikhail_Kollontay: Люблю ли – не знаю, но думаю, что это одна из самых лучших сонат Шуберта, достаточно сказать, что я при только ее из всех сонат и играю.

 

sir Grey: Вот, поди ж ты…. Надо же, какую Вы выбрали!

 

А что означало «при только»?

 

Mikhail_Kollontay: Дорогой собеседник, простите. У меня плохо с головой, я совершенно серьёзно. Проблемы с кровообращением. Начинаю мысль, тут же отвлекаюсь, не могу закончить и т. д.

 

sir Grey: Собеседник – это хорошо. Хорошее слово. Мне только было интересно, может, какой-то пропуск возник, мысль там, какая-то, а я, хотя и не все мысли понимаю, но боюсь пропустить.

 

Решайте проблемы с кровообращением, если не шутите. Музыкантам голова нужна. Это не то, что мы, филологи. Да и то не сразу привыкаем без головы работать.

«Большую привычку надо иметь»

 

Я не про всех филологов, конечно. Только про таких, как я. Есть и такие, которые головой пользуются.

 

Mikhail_Kollontay: Тут просто, я думаю, голова по-разному используется; например, для сочинения музыки, вроде, особых помех нет, а играть на рояле стало практически невозможно. Пальцы вдруг – бздынь – и забыли, куда чего. То же с писанием на компьютерной клавиатуре, хотя и в облегченной форме.

 

sir Grey: Ради Бога, осторожно, пожалуйста.

 

Люди, кто-нибудь, напишите ещё о сонате!

 

abyrvalg: Анализ произведения Вас интересует, или трактовка Закариаса?

 

sir Grey: «И того и другого. И можно без хлеба».

 

abyrvalg: Соната довольно типична для Шуберта. Первый аккорд звучит фанфарно, а затем сразу тихо. Как бы тормозится, испугавшись собственной смелости. Затем опять два удара, но уже в другой тональности с последующим мелодическим нисхождением на аккордовой основе в звучании pp. Новые два удара звучат уже в до-мажорной окраске (тональность постоянно меняется) опять-таки с последующим затуханием. А далее тишина. Главная партия исчерпала себя.

Такая типичная шубертовская неустойчивость многих отпугивает.

Что касается второй части, то это явно под влиянием бетховенского Adagio из сонаты оп.2, № 3, причем в той же тональности.

 

Mikhail_Kollontay: Это вряд ли. У Шуберта типичная молитва, католического разлива. У Бетховена нет 3/4ного размера. У Шуберта приятное сладкое анданте, довольно подвижное, скорее гайдновское. Тут ближе, может быть, медленный раздел Сонаты Листа или Молитва Глинки, чем Бетховен. У Бетховена разговор Орфея с адскими силами. У Шуберта же ничего подобного. В других частях у Бетховена всё квадратно. У Шуберта нечетности в счёте тактов опять-таки в духе Гайдна (финал). У Шуберта неудобоисполнимые полифонические штучки в третьей части. У Бетховена залезание в собственный карман (музыка из раннего фортепианного квартета, аж целыми кусками, в первой части). У Шуберта заострённый поиск новизны, скажем, в гармонии, уже в первой части небывалые вспомогательные ступени, небывалая и фигурация. У Бетховена — нарочитые стандарты, всё прочь, только магистраль. У Бетховена в подтексте: фортепианный концерт (каденция в первой части). У Шуберта чисто камерная фактура.

 

sir Grey: Ухх!

А я-то только приучил себя слышать здесь и Вторую и Третью сонаты!

 

Разучиваюсь обратно. Тем более, что сравнение было не в пользу Шуберта. Потому-что незачем было сравнивать!

 

Mikhail_Kollontay: Я еще раз скажу, что перспективнее воспринимать Шуберта в контексте Гайдна, при всех их различиях, в том числе по возрасту и эпохе. Но, конечно, Гайдн услужливее, опытнее, что ли.

 

sir Grey: У нас студент один отвечал на вопрос о русском символизме, а сказать ничего не может. Ему экзаменатор говорит: «Ну, что же Вы? Вот, например, хорошо бы сказать о связи русского символизма с французским». Студент глубоко вздохнул и ответил: «Хорошо бы».

 

Это я про Гайдна. Воспринял бы я, если бы знал контекст.

 

Mikhail_Kollontay: А что тут такого, познакомиться с «Временами года» Гайдна хотя бы, вполне исчерпывающе.

 

sir Grey: А у Гайдна есть «Времена года»??

 

(Главное преимущество сети – никто не видит моего лица).

 

precipitato: Есть.

 

sir Grey: Я, конечно, шутил чуть-чуть. Знаю, что есть, но не слушал, думал, что не важно…

 

Боже! Да это оратория. Там и «Сельский хозяин» и «Его дочь», и «Молодой крестьянин» и «Жители деревни и охотники»! Два часа четырнадцать минут!

 

Mikhail_Kollontay: Очень рекомендую.

 

sir Grey: Спасибо, послушаю…

 

А не можете ли Вы объяснить словами, как получилось, что Вы из всех сонат выбрали именно эту? Как это бывает? Мне она, наконец, тоже очень понравилась, но есть же и другие…

 

Я могу сказать, чем моя жена мне нравится больше других женщин.

Я ее люблю.

А других обожаю. А как насчет Девятой сонаты?

 

И второй вопрос: какие сонаты у Шуберта считаются самыми… не великими, нет, но популярными. Понятно, что у Бетховена — это Четырнадцатая, но не Тринадцатая. Пусть Пятнадцатая, но не Шестнадцатая. Зато Семнадцатая!!!

 

Но, без смеха, если бы меня спросили о трёх сонатах, я бы, конечно, назвал Восьмую, Четырнадцатую и Двадцать третью, это не мои предпочтения, это факт.

 

О пяти — добавил бы Девятую и Девятнадцатую.

 

О семи – еще плюс Семнадцатая и Двадцать первая. Ну, к примеру.

 

С Моцартом — хуже, но тоже есть: до-минор, Ля-мажор, соль-минор. Ну, есть знаковые сонаты. Культовые.

 

Так вот, что насчет Шуберта? Можете ответить?

 

Mikhail_Kollontay: Объяснить очень могу просто. Ткнул пальцем куда попало, попалась си-мажорная. Значит, она сама меня выбрала, следовательно, я ей нравлюсь, следовательно, она лучшая! Вроде того, как и при выборе жены. Но сейчас уже забыл точно. На самом деле мне хотелось выучить какую-то из них, я поблуждал, помню, по неоконченным разным. И при всей пугающей их качественности увидел, что везде он там далеконько хватил, не соразмерил амбицию с амуницией. Играть более известные не могу, ибо они испоганены моим слушательским и преподавательским опытом. Недостатком си-мажорной я нахожу чрезмерную ложномолитвенность второй части. У него бывает, скажем, Стабат Матер такая, на мой вкус. Но у Шуберта нет такого, чтобы «лажа» не компенсировалась чем-то таким, ради чего хочется «лажу» простить. Моцарта играю сонат побольше, Фа-мажор KV323, Ре-мажор KV576, Си-бемоль мажор KV570. При всём этом зубрить через силу — ничего не даёт, всё равно не выучится. Так было с моцартовской ля-минорной, так было с шубертовской ля-минорной, которая на 6/8, не могу вспомнить опус. Это не связано с «любовью» никак, или да или нет, вот и всё.

 

Про популярность не знаю, что сказать. Есть редко исполняемые по понятным причинам, как Ля-бемоль мажор или ми-минор, они, скорее, ученические, думаю. Я по номерам вообще их никакие не помню, простите, у Моцарта тоже. По номерам среди музыкантов они как-то не приняты. А на Западе и Бетховен тоже идет по опусам, а не по номерам, не знаю, отчего так. У Моцарта сонаты соль-минор нету, видимо, описка.

 

sir Grey: Спасибо за ответ. И спасибо сайту, уж не знаю, кто тут главный, благодарю Фому Фомича на всякий случай.

 

Грустно мне стало, мне Вторая – самая она.

 

Побочный вопрос: а что, Моцарта сонаты учить обязательно надо?

 

Mikhail_Kollontay: Более того, они не желают выучиваться, с норовом.

 

 

 

Глава 047

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Французская сюита для клавесина № 1 pе минор (ок. 1720-25) BWV 812

Масааки Судзуки (клавесин)

 

MargarMast: Сравните, пожалуйста, как исполняет эту французскую сюиту Судзуки (это тот самый, который создал свой метод обучения детей?) – c гульдовским исполнением. Ну не могу поверить, чтобы Бах исполнял свою сюиту в гульдовском темпе. Не барочный тот темп какой-то. И танцы тогда были медленные – нет?

 

Romy_Van_Geyten: По-моему, под эту сюиту, как и под все прочие баховские сюиты, никто никогда не танцевал… Это чисто инструментальное сочинение.

 

precipitato: Бах никогда не писал музыку для танцев.

 

MargarMast: Конечно же, он не писал музыку для танцев. Но все сюиты имеют части, относящиеся именно к танцам, да и вообще в барочное время не было таких скоростей, как сейчас. Их просто не было. Поэтому, как мне кажется, нелепо думать, что Бах играл хоть что-нибудь в таких бешеных темпах, как играет тот же Гульд. Это просто противоречит характеру барочной эпохи.

 

precipitato: Вы, правда, думаете, что в более поздней музыке появились быстрые темпы в связи с появлением паровозов и автомобилей?

 

andrej3: Усматривать прямую зависимость музыкальных темпов от исторической эпохи очень странно.

 

MargarMast: Почему это странно? Если люди жили и двигались неспешно в те времена – то почему музыкальные ритмы не должны были отображать образ жизни людей? Я что-то не поняла. Разве Вы считаете, что музыка никак не отражает эпоху, в которой люди живут? Можно предположить, что, поскольку музыка барокко была совершенно непосредственно связана с танцами (секулярная, я имею в виду) – особенно в раннюю эпоху барокко, а одежды тогда были тяжёлыми и неповоротливыми — можно сделать выводы, что общепринятый темп был медленный.

 

abcz:  Она не была связана с танцами непосредственно. Проникновение танцевального жанра во всецело вокальную среду профессиональной музыки было очень постепенным и неспешным и стало решительно заметным только ко времени высокого барокко (в сущности, недолгое время от Генделя до Баха), когда барочных танцев уже никто и не танцевал.

 

Romy_Van_Geyten: Если я не путаю, Михаил Коллонтай писал уже здесь где-то, что в барочные времена, когда ещё не было никаких метрономов, да и часы были роскошью, темп ориентировали по биениям сердца…

 

MargarMast: Роми, Вы хотите сказать, что у Баха были периодически страшные сердцебиения? Не думаю, что тогда он прожил бы такую относительно долгую и плодотворную во всех смыслах жизнь.

 

Romy_Van_Geyten: Очень странная у Вас логика. Где Вы это у меня вычитали?

 

MargarMast: Логика очень простая, Роми. Я сказала, что сюита не могла играться не в танцевальном темпе. Вы сказали, что Бах не писал для танцев – и вообще, метронома тогда не было, а музыканты играли в соответствии с ритмом своего сердца. Чтобы играть в таком темпе, в котором Гульд играет Баха, у того должен был бы случиться инфаркт в раннем возрасте.

 

Romy_Van_Geyten: У меня такое впечатление, что Вы, либо эту сюиту у Гульда вообще не слушали, либо слушали очень давно.

 

MargarMast: Я сказала о первой части, Allemande. Сравните с тем же Судзуки. Мне кажется, что если это тот самый Судзуки, я бы доверяла больше всего ему в интерпретации Баха. Он был необыкновенно внимателен к звуку — не к своему собственному, не в своём воображении, а к более объективному — так мне почему-то кажется. Вообще, удивительный человек совершенно.

 

Romy_Van_Geyten: Судзуки хороший музыкант, но мне не нравится, как он играет Allemande. Совершенно необоснованные какие-то замедления, да и, вообще, темп слишком медленный.

 

MargarMast: Роми, ну, естественно, если Вам близок Гульд, Вы будете ориентироваться по нему. Это – как та же ориентация в темпе по сердечному биению (если таковая была). Что близко – то близко. Это – органика. Именно поэтому споры на такие темы достаточно бессмысленны. Это всё равно, что спорить о преимуществе зелёных глаз перед карими. Но, как мне кажется, здесь важна «историческая правда». И было бы на самом деле интересно знать, как по идее играли Allemande в барочное время. Уверена, что по этому поводу есть исследования.

 

Andrew_Popoff: Поскольку музыкальные формы брали свое начало в риторике, можно предположить, что темпы использовались до изобретения метронома (или могли использоваться) произвольно. Ведь текст остается тем же самым текстом, независимо от того, в каком темпе произносит его оратор. Скорее всего, это касалось тех опусов, для которых автор не ставил обозначение темпа. Таких сочинений было очень много. Устойчивая практика ставить темповое обозначение (довольно условное) при помощи итальянских терминов возникла сначала в Италии, а к середине XVIII века стала общим правилом. Но вплоть до метрономной эры это носило очень условный характер. Так, Моцарт в письме к отцу жаловался, что итальянцы жулики — пишут Presto, а играют Allegretto.

 

 

 

 

Глава 048

 

Йозеф Гайдн

 

 

Времена года

Оратория («Die Jahreszeiten») Hob XXI: 3

Баварский государственный оркестр

Вольфганг Гённенвайн (дирижер)

Франц Красс (бас-баритон)

Эдит Матис (cопрано)

Николай Гедда (тенор)

 

sir Grey: Интересно было бы слова посмотреть, но это, небось, не просто.

 

Сатин: –  Привыкаешь к нам?

Клещ (выпив, отходит в угол к нарам): –  Ничего… Везде –  люди… Сначала – не видишь этого… потом – поглядишь, окажется, все люди… ничего!

Татарин расстилает что-то на нарах, становится на колени и — молится.

 

Интересно было бы слова посмотреть….

 

Mick_M:

http://www.barbican.org.uk/media/events/HYPERLINK «http://www.barbican.org.uk/media/events/4258theseasonsweb.pdf»4258HYPERLINK «http://www.barbican.org.uk/media/events/4258theseasonsweb.pdf»theseasonsweb.pdf

 

sir Grey: Спасибо. Честно говоря, я Вас и ждал.

 

На немецком, который я знаю хуже, понятнее, чем на этом диком английском. Ну, уж на двух-то языках разберусь. Спасибо. Очень мне было интересно, что̀ говорят охотники, что̀ Молодой крестьянин, что̀ Хозяин харчевни, или кто там?

 

Mick_M: Оригинал, вообще-то, английский: поэма Джеймса Томсона. Потом, ее чуть ли не сам Гайдн перевел на немецкий.

 

sir Grey: Не нравится мне эта манера – якшаться с англичанами. Много они понимают в музыке!

 

precipitato: Они платят хорошо.

 

sir Grey: Скажу Вам со всей откровенностью: я мало слышу красивого, что мне понравилось бы.

 

Я не любитель ораторий, и плохо их знаю. Но мне нравится «Requiem» Моцарта, «Страсти» Баха. А вот оперы Моцарта, особенно ранние, не доходят.

 

И тут – что-то, как-то… Но еще послушаю. Там мне слова дали, надо вникнуть.

 

То «Флейта» слышится, то, будто, фортепьяно…

 

Я должен признаться со стыдом, что мне это исполнение нравится больше, чем Кёйкен.

 

musikus: Да не боготворить Кёйкена – постыдно, я бы даже сказал – преступно. А говорить об этом на форуме физически опасно.

 

samlev: Да что Вы, уважаемый Музикус, Кейкин – это фигура, за которую хребта не переломят. А физически опасно на форуме хвалить Гульда.

 

musikus: Увы, я уже не представляю опасности – постарел, обмяк…

 

samlev: Нет, нет! Ни в коем случае! Это было бы обидно и скучно.

 

musikus: Ладно, буду кусаться вставными зубами.

 

samlev: Хе-хе! Нынче и у тридцатилетних зубы не свои. Выглядят хорошо – кусают плохо. Променяли функцию на эстетику!

 

musikus: Тут, на форуме, у многих, что помоложе, тоже зубки не свои. Не умеют кусать. Так, жуют что-то…

 

 

 

 

Глава 049

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Соната для фортепиано №11 ля мажор «Alla Turca» (1783) KV331 (300i)

Кристиан Закариас (фортепиано)

 

proffan: Сыграно блестящее, но зачем в финале рондо литавры, они совсем чужды этой музыке, кажутся чем-то чужеродным, ненужным украшательством.

 

Mikhail_Kollontay: Почему литавры? Там должна быть комбинация: большой-пребольшой барабан, тарелки и треугольник. Янычарская музыка, как положено. Наложенная на малороссийскую, разумеется. Моцарт валяет дурака в своём обычном духе. Мы тут это уже обсуждали с victormain`ом, кажется.

 

samlev: Есть запись «Венгерского дивертисмента» Шуберта для двух роялей. Играют Любимов и Штайер на старых инструментах. Одна из педалей старого фортепиано приводит в действие именно барабан с тарелками. В финальном рондо это все начинает ухать и звенеть. Впечатление совершенно уморительное.

 

Mikhail_Kollontay: Согласен с Вами, мы немало потеряли ввиду тотального осерьёзнивания нашего дела. На старых орга̀нах тоже ведь что угодно можно встретить. Я в одном недавнем органном сочинении написал: «Соловей», то есть органный регистр, который изображает пение соловья, ну, а если нет, то импровизируй уж как хочешь.

 

samlev: Да, старые инструменты делались не по стандарту. Там бывала масса веселых находок, шуток, буффонады. Радости, в общем. Я очень люблю рояль,  даже внешне, но посмотришь на последние выпуски Стейнвея — ну только на королевских похоронах играть!

 

 

И потом — один стандартный инструмент без выбора и для Бетховена, и для Шопена, и Шуберта и Дебюсси. Нет, я думаю, это дело надо как-то раскачивать.

 

Mikhail_Kollontay: В самом начале 90-х меня во Франции познакомили с Давидом Леем, знаменитым мастером, выпускавшим штучные клавесины умопомрачительной красоты, на них работал, в частности, Скотт Росс. Разговорились, говорю, вот я только что записал оба тома ХТК. Он спрашивает:

 

– На чём?»

– На Стейнвее…

 

Надо было видеть лицо Давида, сказавшего упавшим голосом:

 

– Ужасно…

 

А на фортепиано середины XIX века, с точки зрения дизайна, конечно, играть одно удовольствие, мне приходилось играть, скажем, на них (меняя инструменты, кажется) в экспозиции музея им. Глинки, настроение, конечно, совсем другое. Только совсем другое всё, обычный подход, обычные требования к звуку тут неуместны. Помню, как я растерялся, играя Двадцать третий этюд Шопена: клавиш, по весу, как будто нет, сразу попадаешь в дно грубыми стейнвеевскими пальчищами. И звука в левой руке никакого!

 

proffan: Первая и вторая части сыграны неплохо.

 

Aelina: Да, вполне аккуратненько.

Хорошие исполнения Одиннадцатой сонаты у Юдиной, Утиды и Соколова.

 

tagantsev: Сдвиньтесь от Одиннадцатой чуть вправо. Там соната Двенадцать. А если еще и Гульд!

 

Aelina: Моя любимая Тринадцатая ещё правее. Есть ещё и Шифф!

 

tagantsev: Развожу руками. Тринадцатая!!!!!!!!!! Ну, тогда еще сдвинемся вправо – там Четырнадцатая!!!!!!!!!!!! К которой часто приделывают спереди до минорную фантазию KV475.

 

 

 

Глава 050

 

Ференц Лист — (Паганини)

 

 

6 этюдов трансцендентного исполнения по каприсам Паганини для фортепиано (1838-40) S.140

Этюд № 3 «La Campanella»

Наталья Приварская (фортепиано)

 

Foma-Fomitch: Круто! Я тоже так хочу.

 

Mikhail_Kollontay: Теперь юмор. Эту пианистку в свое время не приняли в Московскую консерваторию, поставив двойку по специальности. Сразу после этого Наталья Вячеславовна поехала в Нижний Новгород, поступив куда, уже на первом курсе получила две премии на международных конкурсах.

 

sir Grey: Насчет Консерватории – безобразие, конечно. А само исполнение Вам нравится?

 

Mikhail_Kollontay: Да.

 

nprivarskaya: Исполнение было очень экстремальным. Далось мне нелегко, так скажем.

 

sir Grey: «Боже мой! Так это были Вы?»

Я ничего не понимаю на этих форумах… Все – тени…

 

Aelina: Исполнение отличное!

 

nprivarskaya: Перед этим за три года не издала ни звука. Кампанелла была своеобразной проверкой на прочность после спячки.

 

LAKE: Какая Вы, однако, соня – три года спячки. Супермедведица прямо таки.

Вам за роялем надо жить, а Вы – в спячку.

nprivarskaya:  Эта спячка декретом зовётся. А из этого состояния недееспособности мне во многом помог выйти Михаил Георгиевич Коллонтай. .Да-да!!! Если бы не он, долго собиралась бы ещё с мыслями.

 

tagantsev:  Дорогая Наталия, у меня два внука и одна внучка, жена жива, сам я уже седой, могу давать кровь, могу работать сиделкой. Одним словом, я женат, но способен на большее.

 

nprivarskaya: Исполнить «Кампанеллу» с листа и без подготовки?

 

tagantsev: Можно конечно и Думку (с листа и без подготовки), но я написал, потому что увидел и услышал сразу: рояль, Листа, Кампанеллу и Вас за этим роялем, играющая «Кампанеллу» Листа. Что может быть прекрасней!!!

 

nprivarskaya: Я там Грига ещё выложила.

 

tagantsev: Выкладывайте всё, что есть.

 

nprivarskaya: Видимо, уже к этому близка. Вот «Кампанелла» и Концерт Грига уже в Архиве. Так, потихоньку, и до остального доберусь.

 

abyrvalg:  А какая география ваших выступлений намечается?

 

nprivarskaya: Я не гастролирующий музыкант. Поэтому география моих выступлений ограничивается Нижним Новгородом и областью. По крайней мере, пока так.

 

 

 

Глава 051

 

Жорж Бизе

 

 

Хабанера и Цыганская песня из оперы «Кармен»

Тамара Синявская (меццо-сопрано)

 

sir Grey: Удивительный голос, конечно. А она сама — так вообще…. Образцову я не люблю. Но речь не об этом.

 

Еще больше меня удивляет, как медленно начинается этот номер, какая сдержанная страсть. Бизе – это нечто. Не зря его Гульд играл.

 

А вопрос к товарищам такой: только слышал эту арию по Орфею в исполнении Джулии Мигенес Джонсон. У нас нет, а мне очень понравилось. Но разобраться не успел. Может, просто песенка хорошая? Кто что знает?

 

Mikhail_Kollontay: По-моему, сама Смерть, не страсть. Четырёхоктавный нисходящий хроматический ход, очевидная семантика смерти. (Ход на септиму вверх имеет чисто технический характер, человек не может петь в четыре октавы). Ничего страшнее пока еще никто не сочинил. Хабанера такая. По мне Бизе весь в кровище, хоть даже «Искатели жемчуга».

 

sir Grey: Я писал про второй номер, про цыганскую песню. А Вы про что? Скажите, тогда я начну искать, где там септима, потому что интересно.

 

Синявская молодец, она поет по-русски так, что не раздражает. Но, конечно, голос – как из бочки. Но все равно молодец. И какая она обаятельная! И муж был такой же. Уже не важно, хорошо ли поет, плохо ли – разве в этом дело? Главное, чтобы человек был хороший.

 

Нет, молодец она! Вот эту жену Ростроповича я терпеть не могу, а Синявская – круто! Как-то она быстро куда-то сникла, странно даже. Я в театр-то не ходил. Когда вдруг всплывала по телевизору иной раз — всегда было здорово. А Образцова никуда никогда не исчезала. Или это все – Чачава?

 

Вот началась цыганская песня. Интересно, Бизе указал темп по метроному, или так закрепилось? Хочется играть быстрее, а не надо…

 

Mikhail_Kollontay: А-а. Ну, видите, я-то про хабанеру. Она так начинается: «Месяц едет, котёнок плачет». Или я путаю с Борисом? Вы совсем Пушкиным сбили. Не знаю, что там поют, есть такой перевод:

 

«У любви, как у пташки, крылья»

 

Вот там сверху вниз четыре октавы (исключая технический ход вверх на септиму, равный большой секунде вниз).

 

sir Grey: Вам всё шуточки!

 

Нот нет под рукой, а так – не слышу. Понимаю, что хроматическая гамма, но откуда септима – не доходит. Шире квинты ничего не вижу.

 

Но, возвращаясь к цыганской песне, темп удивительный!

 

Кто же эта Джулия Мигенес Джонсон?

 

Она вообще, Хулия. Но мне интересно, то ли гений она, то ли нет еще.

 

Судя по тому, что никто на Форуме не отзывается – а люди тут знающие – Хулия, значит, ничего особенного.

 

 

 

Глава 052

 

Владимир Владимирович Рябов

 

 

6 литургических песнопений ор.39 (1988)

Нью-Йоркский русский камерный хор

Николай Качанов (дирижер)

Наташа Лютов (контральто)

 

victormain: Исполнение кое-где сыроватое, но пока это всё, что у меня есть. У Володи я слышал превосходную запись, сделанную Саратовским хором; как только заимею копию – размещу. Мне кажется, это лучшее сочинение крупного жанра (а я его считаю таковым, а не циклом миниатюр) в православной хоровой традиции со времён Рахманинова.

 

paraklit: Боюсь вызвать обильное недовольство некоторых участников форума, но не сказать то, что думаю – не смогу. Сразу оговорюсь, что Владимир Рябов мне – не друг и не недруг. У меня нет с ним никаких отношений… Это сочинение я давно знаю в двух вариантах – и пять литургических песнопений, и шесть… Когда – в силу каких-то конъюктурных причин – оно попало в программу новосибирского хора (а я был там в это время) – мне стало интересно, и я – по своему обыкновению – пришел на репетицию и встал в хор… Хочу сказать, что это – очень плохое сочинение! Типичная «конъюктурщина»! (Тогда была мода на это). В хоре звучит – ужасно. От окончательного фиаско спасает лишь то, что у Рябова здесь (как и в других сочинениях) основа вполне традиционно-тональная, и иногда все «собиралось» в какие-то адекватные вертикали… Помню, автор взъерошенный подбегал то к одной хоровой группе, то к другой: «Ну что вы поете? Вот так должно звучать!» – и садился за рояль…. Ну, на рояле-то звучало неплохо!.. Да и хор пел те ноты, которые автор написал (я сам в хоре стоял, могу подтвердить), но звучала – грязь! Хоровую музыку нельзя выдумывать на клавишах рояля!.. Мне странна оценка victormain`а, что это нечто весьма значимое «…после Рахманинова»! Простите, и до, и после Рахманинова было написано такое количество музыкальных шедевров в жанрах богослужебной православной музыки! В справочнике Е. Левашова указано четыреста семьдесят фамилий русских церковных композиторов только от Глинки до Октября! Уже лет двадцать пять, работая певчим церковного хора, а потом и регентом, я разыскиваю это лучшее, знаю его и пою! Эта сфера – в силу атеистических запретов – была неведома, но она таит истинные золотые россыпи гениальных образцов! Рахманинов в этой золотой жиле – один из многих… Нам в вузах это не показывали, но тот, кто с этим сумел познакомиться – опус Рябова не стал бы даже упоминать!.. Как Качанов на это сочинение повелся!…

 

victormain: Ну, видимо у нас с Колей уши посвежее Ваших будут.

Мне странна Ваша реакция, Владимир. Что, конкуренция? Но опус Рябова давно уже классика, с таким же успехом с Бородиным можно конкурировать…

 

paraklit: Уважаемый victormain! Я подозревал, что с Рябовым Вы друзья, но — ничего поделать не могу! Я бы промолчал, честное слово (так, как молчу обо многих не нравящихся мне опусах — Вы заметили, наверно, что я не лезу в каждое обсуждение, как некоторые) — но прочтя Вашу восторженную оценку смолчать уже не смог… Уши мои, пожалуйста, не оценивайте – я же не оцениваю Ваши, но как оценивать Рябова? Ну, придумали недавно музыковеды такую «лазейку» для оправдания паралитургических опусов современных авторов, которым лень в храм походить – «музыкальная проповедь»… Но это – в том случае, когда автор хотя бы корректно с текстом молитв обращается. Но тут ведь – ни того, ни этого! Музыка – неинтересная, в прочтении канонического текста – ошибка на ошибке, смыслов молитв автор не понимает… Ну, в какие ворота это сунуть? И последнее. Вы заметили, может быть, что когда я размещаю сибиряков, что-то говорю о сочинении – просто, чтобы пост появился – но оценок не даю никогда! Оценивайте все вы! Вот если бы и Вы так поступили – не было бы всех моих пассажей! Простите, если Вас лично задел…

 

victormain: Да. Я порой даю оценки. И впредь буду поступать так же, по необходимости. Но полемизировать с Вами не буду.

 

Mikhail_Kollontay: Я намного ближе к позиции paraklit`а по этому делу.

Мне удивительно, как Володя такое написал, когда сам же смолоду не принимал как раз-таки «Всенощную» Рахманинова (чем меня озадачивал!). Он как-то интересно это выражал, вроде того, что – продукция для валютного магазина «Березка», специально для иностранцев. И сам такое же начал писать спустя годы.

 

 

 

Глава 053

 

Дмитрий Зиновьевич Тёмкин

 

 

The Green Leaves of Summer

Хор Рэя Конниффа

 

sir Grey: А знаете, что этот одессит писал музыку ко всем американским вестернам?

 

GeorgeX: И не просто писал, а был одним из ведущих голливудских композиторов 40-60-х, оскароносец. Не знаю насчет «одессита», он родился в Кременчуге, учился в Ленинграде у Глазунова и Блуменфельда.

 

sir Grey: Блуменфельд! Ничего себе. Вот тебе и Тёмкин. Так он – пианист?

 

evc: Играл европейскую премьеру концерта Гершвина…

 

sir Grey: Ладно.

 

Я почему-то думал, что он – одессит. Кременчуг? Ладно.

 

evc: Четыре премии Оскар, двадцать две номинации, крутая заявка…

 

tagantsev: Вы полагаете, что эти номинации есть признак крутой заявки? Вы, скорее всего, знаете, что и оперы Моцарта освистывали. Правда, потом выяснилось, что они гениальны.

 

Повезло же Темкину – попал в один котел с Бахом, Моцартом, Брукнером, Прокофьевым. А всего-то надо было знать блатной квадрат аккордов и написать мотивчик, который с трудом можно отличить от двух миллионов точно таких же. Ну, что ж, блатной квадрат я знаю, теперь пора примкнуть к великим. Модераторы! готовиться, сейчас начну выкладывать свои шедевры!

 

Andrew_Popoff: Да нет, образование у него вполне приличное было. И саундтреки нормальные, «Старик и море» очень даже хороший. Песенку эту, наверное, не стоило сюда заливать, это да.

 

tagantsev: Та дискуссия про саундтреки вошла в анналы форума. Надо или не надо их тут иметь. Мне кажется, что саундтреки в большинстве своем не могут быть оторванны от зрительного ряда. Они ведь так и создаются – под видеоряд. Слушать (и выкладывать сюда) саундтреки это все равно, что есть соль, которой посолили шашлык. Оторванные от зрительного ряда они часто становятся просто банальностью, в то время как в сочетании с видео – что надо. Это, конечно, не всегда так – есть и полноценные саундтреки («Вестсайтская история», например, но это «мьюзика» по определению) или отдельные части (скажем, песня Нино Роты из «Ромео и Джульетты»). Но то, что мы слышим на этой ветке – просто ни о чем — хотя в фильме он может определить всю эстетику кадра.

 

Andrew_Popoff: Я, конечно, согласен. Но Фома Фомич решил саундтрекам быть, а его слово здесь закон. С другой стороны, опера тоже предполагает визуальный ряд, но мы же, при необходимости, можем и без него обойтись. И третье, в XVIII и XIX веках опера была самым общедоступным, популярным и массовым жанром, о чем очень убедительно писал Чайковский: симфонию сыграют пару раз за сезон в полупустом зале, где только друзья композитора и самые передовые из публики. А опера это возможность непосредственно говорить с самыми широкими массами – от великих князей до извозчиков и лакеев.

Сейчас место оперы занимает кино, и ничего с этим поделать нельзя. Так что, саундтрек – вполне законное, хоть и сиволапо-примитивное, дитя оперы. И оно давно уже подмяло мамашу и отправило ее в монастырь, где царствуют ATTILA и Mikrus.

 

sir Grey: Хорошо сказано.

 

 

 

Глава 054

 

Андрей из Рогачёва

 

 

Crucifixus surrexit a 9 (ок. 1620)

Ансамбль «Rose»

Джордан Срамек (хормейстер)

 

victormain: Роскошный автор, о котором не осталось практически никаких сведений, кроме того, что в XVII веке он служил органистом в Несвиже у Радзивиллов. Прекрасный, остроумный полифонист. Похоже, что два сочинения, выложенные в Архиве, это всё, что на сегодня известно.

 

Andrew_Popoff: Шикарный опус, творение большого мастера. Уверен, что учился в Италии, влияние оттуда ощущается.

 

victormain: В Италии – не знаю, а школа чувствуется, да. Бона Сфорца полувеком раньше многих солидных музыкантов с Запада приманила в Краков, кто-то и в Вильне оседал. Значит, учиться, по идее, было у кого. А, может, и в Италию ездил. Увы, ничего неизвестно; на русском языке совсем ничего, на белорусском — несколько строчек в разных источниках и две сохранившихся партитуры, в Беларуси изданы в 2005 (хотя исходники хранятся не то в Польше, не то в Германии), я со временем выложу, когда явные ошибки набора выправлю.

 

yarunskiy: Офонареть!!!!

 

victormain: Американцы всё-таки удивительный народ. У меня есть сильное подозрение, что это первое исполнение опуса спустя триста лет. Казалось бы – что американцам до Рогачёва?.. Молодцы.

 

OlgaKz: Если бы не они, услышали бы мы когда-нибудь Андрея из Рогачёва?! Гениальное его сочинение?!

 

victormain: То-то и оно, что не услышали бы…

 

LAKE: Спасибо за удивительную музыку. Это так красиво и сильно, что даже как-то не по себе становится.

 

Kanstantsin_Yaskou: Действтельно, мастерский опус!

В свою очередь, скромно замечу, что первую из двух записей Андрея из Рогачёва выложил я!

 

OlgaKz: Спасибо и Вам за «Канцону»! Чудо!

Приходится только сожалеть, что так мало из наследия Андрея дошло до наших дней.

 

Intermezzo: Потрясающе, огромное спасибо за выкладку, Виктор!!

 

DzhiTi: Фантастическая музыка!!!

 

Ой, чуть не забыла – спасибо Виктору за выкладку (одичала в степи).

 

gutta: Наговариваете на себя, королевна!

 

 

 

Глава 055

 

Георг Фридрих Гендель

 

 

Saeviat tellus 

Мотет для сопрано, скрипок, гобоев и бассо континуо HWV 240

Камерный оркестр «Il Giardino Armonico»

Юлия Лежнева (сопрано)

Джованни Антонини (дирижер)

 

alexshmurak: Это просто абалденно!..

 

alexa_minsk: Божественно.

А какова певица!!..

 

tagantsev: Да, однако! Это перл. Бартоли отдыхает!

 

Maxilena: Да, Митенька, эта не бюстом берет!

 

tagantsev: А как жить, если кроме женщин я еще и музыку люблю?

 

Maxilena: Живи долго и счастливо!

 

tagantsev: С такими Юлиями долго не прожить!

 

Maxilena: Митя, ты что, опять выпимши?

tagantsev: Да – я выпимши, но не сильно.

Просто сегодня ко мне друг из Апатит приезжал, и мы поели за столом.

 

Maxilena: А обычно ты ешь за стиральной машиной?

 

tagantsev: Варвара, ты меня не зли. Я страшен в гневе. Я прижал уши и хвост – это значит, что готов к атаке.

 

Maxilena: Очумелых котов я не боюсь. Я их поливаю валерьянкой.

 

tagantsev: Скажи, а эта Юлия поет – не барокко? Скажем – Верди?

Maxilena: Да я ее сегодня впервые услышала. Моцарта и Россини поет, очень здорово. На сайте есть, правда, немного. Андрей Геннадьевич её поклонник, он лучше знает.

 

Andrew_Popoff: Россини поет. А чего Вы хотите, Митя? Татьяну в «Онегине»? А зачем? Это любая обученная сопрана споет.

 

tagantsev: Нет. Например, Джильду: «Я в храм вошла смиренно».

 

Andrew_Popoff: Нет, я не слышал. Но думаю, здорово получилось бы.

 

tagantsev: С такими интонациями – наверняка.

 

 

 

 

Глава 056

 

Джон Дюарт

 

 

Посвящение Антонио Лауро (3 вальса)

Антигони Гони (гитара)

 

rdvl: Редко играемая рафинированная музыка (в лучшем смысле слова) английского композитора. Налицо правильная гитарность исполнительницы, умение слушать себя как бы со стороны, владение звуковой палитрой. Ну и инструмент – слышно, что роскошный просто-таки. В общем, все сложилось на славу. А вальсы хороши все. Каждый по-своему.

 

Aelina: Дорогой rdvl , спасибо за профессиональный отзыв. Мне хотелось бы узнать, какие именно гитары можно отнести к разряду роскошных? Старинные, с необычным грифом и количеством струн, изготовленные из особых сортов дерева и т. п. или какие-либо другие инструменты?

 

rdvl: Ну, качество инструмента определяется по двум основным параметрам (критериям): звучание и легкость игры на нем. Не было чтобы «волчков». Волчки – это лады, где звук вдруг теряет насыщенность; на этом ладу – плохо, а на остальных может быть все замечательно. Потом – отсутствие дребезга разного происхождения, звучание натуральных и искусственных флажолетов. Потом – как басовый регистр сочетается с голосами, высоким, то есть, регистром. Качество материала также имеет свое значение. Гитара может быть поначалу очень хорошей, но капризной и чувствительной к влажности. Гриф должен быть очень прочным, чтобы его не вело от времени. Современные классические гитары берут начало от испанского мастера Торреса. Именно его инструменты считаются эталонными для классики. Далее – Рамиресы, Флета, Хаузер, Смоллман, Контрерас. Элитные инструменты звучат просто потрясающе; возникает ощущение Эдема, Парадиза от одного только бережного прикосновение к струнам. Струны, кстати, тоже отдельная серьезная песня, со своими поверьями и пристрастиями. И сто̀ят такие инструменты, как хорошая иномарка. Извините, что утомил, но тема больно родная. Да, еще: звучание определятся в основном верхней декой. В ней все секреты и тайны. Корпус, в принципе, может быть даже из папье-маше, как ни покажется это парадоксальным. А что из палисандра и прочее — так то для красоты и цены, разумеется. Старинные причудливые конструкции в счет, по-серьезному, не идут. Там другое. Все хорошо, а либо звука нет, либо играть страшно тяжело, а чаще и то и другое вместе.

 

Phalaenopsis: Существуют также разные техники игры.

 

rdvl: Сколько видов гитары – столько и техник игры. У выдающихся исполнителей – свой подход, своя метода, секреты, постановка, и т. д. до бесконечности. По сути, собственно, к слову «гитара» надо всегда добавлять пояснение, какая именно: классическая, фламенко, фолк, кантри, электро(бас, соло, ритм), джазовая(полуакустическая), укулеле(гавайская), бразильская, семиструнная, многострунная, цыганская и черт знает еще какая. И это все разные инструменты.

 

Phalaenopsis: Аэлина, а что бы Вы конкретно хотели знать по гитаре?

 

Aelina: Скажем, зависит ли звук от формы/размера/лакового покрытия, а главное – через какой промежуток времени после изготовления гитара «раскрывается», то есть звучание её становится оптимально красивым: через сто, двести лет или ранее?

 

Phalaenopsis: Зависит от размера, а от формы меньше. Разумеется, гитару нельзя делать треугольной.

Про красивость звучания немного некорректно. Это всё равно, что разные голоса у людей.

У Боба Брозмана, который был в Москве в 2006 году, в арсенале около десяти гитар. Применяются в зависимости от музыки. Боб Брозман, надо сказать, играет преимущественно блюз. В Москве давал мастер-класс по слайдовой технике. У него и книга есть. Но Вас, скорее всего, интересует гитара для классики?

Относительно того, как влияет возраст гитары на её звучание, этого я не знаю, по причине того, что мне столько не прожить.

 

 Andrew_Popoff: Звук очень много от чего зависит. Но, главным образом, от вида и качества дерева верхней деки. В отличие от смычковых, от времени звук гитары не улучшается. Гитары стареют. Нормальный срок качественного использования – около ста лет. Поэтому антикварные инструменты есть смысл покупать только понта ради.

Раскрываются гитары тоже по разному. Те, у которых верхняя дека из ливанского кедра, звучат прекрасно сразу же. Те, у которых верхняя дека из ели — их надо разыгрывать, раскрываются они не сразу, в зависимости от того, как и сколько на них играть. Бывают у наших мастеров еще деки из клена, но, по-моему, это фигня. Ни разу нормального звука не слышал.

Сто̀ят гитары по-разному. Если ребенку или для домашнего использования, то есть неплохие варианты – Almanza, Esteve за десять-двадцать тысяч рублей. Если денег совсем нет, то можно найти вполне годную китайскую гитарку за три-пять тысяч. Не обязательно хорошая гитара должна быть мастеровой. Качество гитар российских мастеров оставляет желать лучшего. Есть несколько мастеров неплохих. Например, Тимофей Ткач. Но к нему очередь. Гитара для профессионального обучения стоит от семидесяти тысяч. У моего сына студенческая модель «Manuel Contreras» (одна из самых знаменитых испанских фирм) стоила сто две тысячи рублей четыре года назад. Сейчас, наверное, сто пятьдесят. Но не стоит полагаться только на цену. Нередко инструменты за триста-четыреста тысяч звучат хуже. Надо выбирать всегда самому и пробовать руками и ушами. Гитары концертного уровня стоят примерно от семи тысяч евро до ста тысяч и более.

 

DzhiTi: Андрей, скажите, пожалуйста, я читала, что инструмент надо выбирать с кантиленой (может, я путаю от жары?), если звук с открытых струн не продолжается более тридцати секунд, то инструмент некачественный (типа как второй сорт).

 

Andrew_Popoff: Никогда про это не слышал. По-моему, ерунда какая-то. И потом, низкие струны априори дольше звучат. А вообще, у всех лютневых предел звучания очень короткий. Я бы рекомендовал для начала, перед опытом, поменять струны. Обычно всякую гадость ставят на гитары перед продажей — мол, хороший музыкант все равно менять будет. И еще обратите внимание, чтобы гриф был идеально прямой. Ну, а если звука хотите, проверьте баланс — чтобы все струны, при взятии четырехзвучного аккорда щипком (не арпеджио) звучали стройно и одинаково, как хороший хор. Проверьте качество звука, певучесть первой, самой высокой струны. Это самое слабое место у гитар. И еще, насколько чисто строят вторая и третья струны – это постоянная головная боль.

 

DzhiTi: Спасибо за такой подробный ответ… Насчет кантилены я читала на сайте каком-то про то, как выбирать инструменты…..

 

Andrew_Popoff: Всякое пишут.

Просто я не вижу в этом свойстве практического смысла. В исполнительстве много психологических приемов, создающих эффект кантилены, бесконечного звучания. Дайте хорошему музыканту самый дешевенький инструмент, и Вас поразит, насколько ярче, певуче и звучнее он заиграет. Тут есть некая магия. И потом, на девяносто процентов качество гитары зависит от мастерства музыканта. И только на десять от качества инструмента. Ну, конечно, если речь не идет совсем уж о «дровах», которые и настроить-то невозможно.

 

DzhiTi: Я на таком фортепиано играю на работе гаммы моим врагам.

 

 

 

 

Глава 057

 

Генрих Бибер

 

 

Распятие

Соната для скрипки и континуо № 10 из цикла

«Тайны Коронования Богоматери»

Рикардо Минази (скрипка)

 

Aelina: Тема «Фолии», обладающая необыкновенной магией, не оставила равнодушным и Генриха Бибера. В чем же её тайна?

Красивейшее произведение, виртуозно и со вкусом исполненное.

 

Mikhail_Kollontay: Эта самая «Фолия» опирается на какие-то универсальные архетипы, видимо. Сравните с последней пьесой «Детского альбома» Чайковского. Там строго та же мелодико-гармоническая схема, только нет регулярного ритма. И сюда проникло сие загадочное нечто.

 

Заодно вот какой вопрос, скорее по части человеческих отношений, чем профессиональный. Преамбула. Мне была известна пианистка, подписавшая некий контракт наподобие леверкюновского (это она сама мне говорила). Женщина могла исчезать из закрытой комнаты и материализоваться обратно, могла воскресить дохлую ворону и т. д. (опять-таки довольно достоверно). С ужасом обнаружил, что одна моя теперешняя студентка похожа на ту мою старую знакомую, такое же невероятное по скрытой мощи и ледяному холоду туше, то же непреодолимое совершенство и незнание преград в выучивании сочинений, в виртуозности, то же выражение лица и многое другое. На днях было невообразимое исполнение Рапсодии на тему Паганини Рахманинова (небольшой наш стандартный концерт), и не только меня охватил физический ужас (обсуждал с другими слушателями – это не сговариваясь сказало несколько человек). Как помочь такой девочке восемнадцати лет? Отношения у нас превосходные.

 

MargarMast: Девочка, похоже, обладает очень мощным интуитивно-чувственным началом. А в чём Вы ей хотите помочь? Она на что-нибудь жалуется?

 

Mikhail_Kollontay: Говорит, что жизнь ей не интересна. Никакие бойфренды нисколько не помогают и не мешают её этому состоянию. Играет с невероятным, почти дьявольским совершенством и холодом.

 

MargarMast: А вот это печально. Всё-таки что-то с психикой не того, да? Слишком талантлива? Не может найти себя? Может быть, она просто не может толком самовыразиться? Может быть, в ней заложено какое-то более, чем исполнительское, начало? Она ничего сама не сочиняет?

 

Mikhail_Kollontay: Да не особо она вроде и талантлива, но руки и склад мышления такие, что ей все крайне легко и быстро даётся. Оценки получает так, чуть выше среднего. Педагоги и друзья говорят, что она странноватая, как бы несколько отрешённая, но абсолютно адекватная, общительная, крайне милая и дружественная со всеми, бесконфликтная и недемонстративная совершенно. С родителями практически не общается, хотя их обожает. Курит очень много. Ко мне имеет большое доверие и уважение (и обоюдно). Потому и есть ощущение, что я повышенно ответственен за неё, вместе с тем – как стеклянная скала, неизвестно как подступиться, да и надо ли. По исполнительским особенностям Тина напоминает Плетнёва. Не сочиняет, просто себе живёт и живёт. Вся эта проблема, которую трудно описать, как бы на другом этаже, не в обычных вещах, которые вполне-вполне нормальны.

 

MargarMast: Но, вообще – игра с дьявольским совершенством и холодом – она привлекает или отталкивает? Или на это смотришь, просто, как на некое явление – отстранённо от самой сути происходящего, т. е. – от проигрывания конкретного произведения? Я просто не очень понимаю, что это – сугубо аналитический подход к произведению? Она сама что-нибудь чувствует, когда играет? Или она вообще человек не эмоциональный?

 

Mikhail_Kollontay: Привлекает. Тину все очень любят, никто не обижает, и она прекрасно ко всем относится, но есть некий рубеж, за который никто не может дотянуться, хотя ничего, говорю, нет тут специально-демонстративного. Ну, вот такой человек. Что-то и, правда, общее с Мишей Плетнёвым. Эмоциональная ли – не знаю. Очень живая, но больше мимикой, чем речами. Если говорит или пишет – всегда свежо и продуманно, но скупо. При всём этом, повторю, мы все испытали настоящий ужас от ее «Паганини» Рахманинова, просто даже только от того, как человек прикасается к роялю, уже в первом «скелете» темы, там же по одной нотке только (после краткого вступления). Но и дальше, включая «лирический» эпизод в ре-бемоль мажоре, всё было в той же ужасающей сфере.

 

MargarMast: Вы знаете, Михаил, что мне кажется — если между Вами такие доверительные отношения – это очень хорошо. Мне кажется, что рано или поздно она сама подойдёт к Вам и захочет с Вами поговорить.

 

Mikhail_Kollontay: Это Вы правильно подумали. Вчера как раз мы немножко поговорили, спросил её, что летом будете делать, она сказала, наконец, займусь живописью, оказывается, есть такое хобби. А я не знал. Хорошо. Теперь надо ей объяснить, что хороший повод бросить курить, пока будет у родителей (вообще-то она живёт в кампусе и родителей месяцами не видит), а у папы с мамой, конечно, курить она не сможет. Но у меня со всеми одинаковые отношения, как у бабушки со внуками примерно. Я им это так называю, про бабушку, они жутко смеются, но зато понятно.

 

MargarMast: Вероятно, она не может пока для себя сформулировать свои вопросы. Но очень важно, как мне кажется, сохранять эти доверительные отношения. Вообще, Ваши рассказы о Ваших студентах рождают в душах Ваших почитателей и почитательниц волны тепла.

 

Глава 058

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Дон Жуан или Наказаный развратник

Ария донны Анны

Мария Каллас (сопрано)

 

Wustin: Ария Донны Анны из второго действия оперы «Дон Жуан».

 

Andrew_Popoff: Что-то мне совсем это исполнение не нравится.

 

Maxilena: Интересно, какого оно года? У нее же совсем верхи не звучат, сип. Возможно, это поздняя запись?

 

Andrew_Popoff: Не знаю. Мне вообще не нравится, как Каллас исполняет музыку. Возможно, композиторы слышат по-другому. Вспомнился тут фрагмент моей передачи о пуленковском «Человеческом голосе».

 

«Идея написать оперу для одной единственной певицы пришла к Франсису Пуленку неожиданно, в дружеском разговоре с его издателем Эрве Дюгарденом после того, как оба посетили один из спектаклей гастролировавшего тогда в Париже Миланского театра La Scala. Знаменитая Мария Каллас настолько сильно доминировала на сцене и тем самым совершенно подавляла своих партнеров, что к концу спектакля те даже не вышли на поклоны. Дюгарден тогда высказался, отчего бы Пуленку не написать оперу для одной Каллас, раз все равно никто с ней петь на равных неспособен. И даже предложил в качестве либретто новую монодраму Жана Кокто «Человеческий голос». Пуленк воспринял все это как шутку, у него не было ни малейшего желания писать для капризной оперной богини. И тем бы дело и закончилось, если бы он не встретил Дениз Дюваль».

Дениз Дюваль совершенно невероятная певица была, редкий талантище. Большое счастье, что в Архиве есть «Человеческий голос» в ее исполнении.

 

musikus: В свое время, в 60-е годы на радио впервые появилась запись с Дениз Дюваль, и сами работники музыкальной редакции Всесоюзного радио были так очарованы этим исполнением и самой оперой, что на протяжении, помню, месяца давали ее по четвёртому каналу раза три. Я тогда ее записал на катушечный магнитофон, наслаждался.

 

Maxilena: Каллас в меня встроена на молекулярном уровне. Есть нечто в ее голосе, что затрагивает мои нервные клетки напрямую, как медиатор. Поэтому для меня только одна «Тоска», «Норма», «Лючия де Ламмермур», я просто вся на масло растекаюсь, тот же феномен, что и с Лемешевым. Какие-то обертоны божественно-дьявольские. Но вот партии меццо у Каллас я тоже не люблю. А Моцарту – тут непременно нужно «вот это вот», чего у Каллас не было.

 

 

 

Глава 059

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Симфония № 6 фа мажор «Пасторальная» (1807-08) op. 68

Филадельфийский оркестр

Бруно Вальтер (дирижер)

 

Krestjanin: Любопытно мнение одного маститого композитора, увы, уже покойного, об этой симфонии. В застолье он как-то поделился примерно такой мыслью:

 

 «И великие халтурили. Вот Шестая у Бетховена… Ведь скукота. Получил заказ, но вдохновения, видимо, не дождался и сработал – благо, что техникой владел – кое-как наспех, думая лишь о гонораре».

 

Не могу никак оценить спекуляции насчёт гонорара и заказа, но с тем, что Шестая симфония скучна, соглашусь.

 

alexa_minsk: А я – нет.

 

Aelina: Поддерживаю!!!!!!!!!

 

rdvl: Поддерживаю поддерживающих это направление полемики.

 

balaklava: И я поддерживаю, правда, уже не знаю что, но – Элина…

 

Krestjanin: Я, возможно, ещё не дорос до проникновения в Шестую. И мой сотрапезник – профессор столичной консерватории и сочинитель прекрасной музыки — тоже, видимо, не дорос.

 

precipitato: Кто это – не можете сообщить? Это ведь не опорочит его никак – ну, думал так человек, имеет право. Странно, что именно про Шестую – она очень азартно написана.

 

Krestjanin: Как-то не решаюсь. Живы его родственники, тоже музыканты… А суждение это и мнения о нём (о суждении), как становится очевидным, радости им не прибавят.

 

Andrew_Popoff: Дело не в этом. И профессора его высказывание никак не порочит. Помимо профессиональной компетентности есть еще и личные пристрастия. Почитайте, что Чайковский писал о Рихарде Штраусе и Брамсе, Корсаков о Дебюсси и Вагнере, Ганслик о Чайковском, Рихард Штраус о Ганслике, Кюи обо всех. Просто террариум.

 

abyrvalg: Эта история старая – как мир. Никаких исследовательских трудов не хватит, чтобы описать, что̀ они друг про друга писали. Причем писали не просто какие-то критические статьи, а именно гадости. Не стеснялись в выражениях. Известен даже случай, когда Сабанеев написал гадкую статью про концертное выступление Прокофьева, которого (выступления) на самом деле не было в природе. Это показательный случай того, насколько высок был градус личной неприязни в среде творческих персон.

 

Mikhail_Kollontay: Со мной такое было дважды! Много лет назад ВААП (=РАО) издавал буклеты о композиторах в целях рекламы, и я тоже был осчастливлен. Девушка (не помню ее фамилии) написала обо мне статейку, не слышав и не видев ни одной моей ноты и не зная, как я играю на рояле, ни разу! И это с гордостью мне сообщила. Могу приватно сказать, чья ученица, но можно и догадаться. Второй случай был недавно. Девушка писала обо мне диссертацию, очень было скандально, об этом даже не хочу, но суть в том, что она мне всё же раз показала работу. И вижу: цитирует что-то непонятное: там рецензируется исполнение моего сочинения «Действо о десяти прокажённых». Юмор состоит в том, что сочинение (и до сих пор) ни разу не исполнялось. И судя по тексту – автор рецензии нот тоже не видел. Вот ведь профессионалы, позавидуешь.

 

balaklava: В одном только названии – «Действо о десяти прокажённых» – информации для диссертанта более чем предостаточно…

 

Dinozavr: Удивительно светлое бетховенское сочинение. Без присущей ему борьбы не обошлось, но тут она имеет свойство сразу захватывать и очаровывать (третья часть – просто шедевр)

 

Krestjanin: Ну, уговорили. Наберусь терпения и послушаю. О восприятии доложу.

 

OlgaKz: Симфония эта у меня – одна из любимых. А о чем думал Бетховен, сочиняя ее, нам уже никогда не узнать.

 

Dinozavr: Наверное, он думал о прекрасном, а именно – о гармонии природы и человека, о жизни, в которой бесконфликтно способны сосуществовать два, как может показаться, непримиримых начала.

 

evc: Позволю предположить, что ничего он не думал в такого рода формулировках.

 

Он прикидывал, как в таком-то месте сделать переход к связующей партии, как использовать те или иные интонации, о гармонических последовательностях…

 

Всё это хорошо видно в его черновых тетрадях: есть описание у А. Климовицкого про творческий процесс у Бетховена.

 

Mikhail_Kollontay: А есть не только работа Аркадия Климовицкого, но и прямая публикация Натана Львовича Фишмана записных тетрадей Бетховена, которые хранятся в музее им. Глинки (бывает же такое). У меня дома есть это блестящее издание: там а) полное факсимиле, б) расшифровка, в) научное исследование Фишмана. Он получил за это дело доктора honoris causa. Умопомрачителное издание, скажу я всем композиторам, и мне было крайне полезно когда-то туда залезть. Поищите в библиотеках, кто не видел. Это было в какие-то 60-е, примерно, годы издано. В самом грубом виде процесс работы Бетховена я понял так: он сочиняет мелодию от начала до конца пьесы, имея в голове, а потом приписывая всё остальное! (В письмах издателям и заказчикам он говорил, что научился работать параллельно над тремя-четырьмя сочинениями, ну и понятно: в почеркушках-то куда проще, а заполнение – наплевать, как попало, сойдёт.) Постоянно это объясняю ученикам, которые, уча, зарываются в детали: ты сядь и сыграй или просто просмотри мелодию, целое, от начала до конца, и потом будет тебе счастье. (Еще раз: я крайне упрощаю!)

 

shark_bmt: В сети нашел только упоминание о книге:

 

Фишман Н. Книга эскизов Бетховена за 1802—1803 годы, М., 1962.

Жаль, что издание не выложено в электронном виде, а если и выложено, то очень хорошо спрятано.

 

 

 

Глава 060

 

Фанни Мендельсон

 

 

Фортепианное трио op.11

Диана Амбахе (фортепиано)

 

Aelina: Дорогой Александр, спасибо за размещение этой великолепной записи!!!

 

Сильнейшее музыкальное впечатление за последние два года…

 

Музыка – живая, говорящая, изобилующая всеми оттенками чувств – не может никого оставить равнодушным…

 

Если в первой и последней части – неоспоримо влияние великого брата, то мелодичность, почти песенность средних частей сродни шубертовским шедеврам.

 

Необыкновенное, трогательное, откровенное, обворожительное произведение!!!

 

У графа Л. Н. Толстого есть замечательный афоризм:

 

«Музыка – это стенография чувств»

 

Он, как нельзя лучше, подходит для этого изумительнейшего Трио!!!!

 

 

Глава 061

 

Густав Малер

 

 

Симфония № 4 cоль мажор

Кливлендский симфонический оркестр

Пьер Булез (дирижёр)

Юлиана Банзе (сопрано)

 

op132: Друзья, буду очень признательна тому, кто подскажет мне имя сопрано!

 

sir Grey: Здравствуйте! Имя сопрано подсказать не могу, просто написал, чтобы Вы на меня не рассчитывали.

 

Intermezzo: Обожаю посты sir Grey!!

 

Vladimir7: Симфонии Малера я пока особо не слушал. Может быть, здесь есть информация про сопрано:

httpHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4»://HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″wwwHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4».HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″amazonHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4».HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″comHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″/HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″MahlerHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4»-HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″SymphonyHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4»-HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″NoHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4»-HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″JulianeHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4»-HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″BanseHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″/HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″dpHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″/HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″BHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″00004HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″RHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″9HYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″FHYPERLINK «http://www.amazon.com/Mahler-Symphony-No-Juliane-Banse/dp/B00004R9F4″4

 

op132: О, спасибо большое!

 

Kuumuudessa: А это правда, Настасья, что кроме Булеза с Бернстайном Вы дирижёров больше не знаете?

 

victormain: А были хорошие дирижёры на А. Да, Анчерл, Ансерме…

 

sir Grey: В Абхазии их полно: Абетховен, Ашолти…

 

victormain: Я понял: это шутка.

 

sir Grey: Когда я ее писал – она казалось мне смешной. Как говорил Пух, с ней что-то случилось по дороге.

 

 

 

 

Глава 062

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано № 31 ля-бемоль мажор (1821) op.110

Альфред Брендель (фортепиано)

 

MargarMast: Морковный чай – это было хорошо сказано о Бренделе. По-моему, просто водица какая-то.

 

Aelina: Это определение вполне годится для его трактовок сонат Шопена, но не этого, вполне достойного, исполнения бетховенского шедевра.

Вторая часть, безусловно, звучит слабее остальных, но в целом очень хорошо.

 

Mikhail_Kollontay: Мне Брендель как раз довольно близок, при всём умопомрачительном его педантизме. Но да, тяжко пить дистиллированную воду. Интересно то, что всё равно какие-то человеческие черты пробиваются, несмотря на яростное сопротивление как будто бы играющей резиновой куклы.

 

Aelina: Спасибо за отзыв.

 

Ой, в таком случае, я соглашаюсь на морковный сок.

Дистиллированную воду пить не пробовала, а свежевыжатый сок моркови дважды в неделю пью как Живую воду…

 

Если Вас не затруднит, назовите, пожалуйста, исполнения, на Ваш взгляд, самые сильные. Для меня каждое профессиональное мнение очень ценно.

 

Mikhail_Kollontay: Морковный сок очень нужен, но Вы верно поступаете, что пьёте его не ежедневно.

 

Насчет исполнений я совершенно пас. А уж эту сонату вообще не представляю себе, кто даже гипотетически может хотя бы адекватно играть. Если Вы хотите, чтоб я послушал конкретно Бренделя и дал аннотацию, надо постараться найти время, после четверга буду свободнее. Тогда закажите. Но я не знаю, могу ли говорить предметно, с нотами и тактами.

 

Aelina: Нет, Михаил Георгиевич, ни в коем случае. Не хочу отвлекать Вас от более важных дел. Просто эта соната запала мне в душу, и я не могу и не в силах её не слушать (также как и двойной скрипичный концерт Баха).

Просто частенько многие шедевры (такие как Восьмая симфония Шуберта или Экспромт-фантазия Шопена) после многократного слушания приедаются, а эта – не побоюсь эпитета – Божественная соната неизменно входит в моё духовное меню …

Спасибо.

 

Mikhail_Kollontay: Сонату обсуждать, конечно, куда интереснее, чем ее исполнения. В неё много входов, и много вариантов чтения, наиболее до сих пор распространённый – сквозь лирическое откровение. Бывает понимание череды кварт как ладовое явление в духе системы Юрия Буцко, как тональность, лежащая в системе «всетональности», что ли. То, что Бетховен мимоходом задел в Двадцать девятой. Можно посмотреть на сочинение с религиозных позиций, можно с других. А явление само по себе ускользает от определений – что о нем ни скажи, всё враньё. Бетховен, думаю — как иногда у него случается – там немножко психанул и не дописал, конец уж слишком куцый, ну да, по-своему убедительный, но не думаю, что до конца. Как будто дальше уже и аргументов не нашлось, в рамках музыкальной системы его времени. Шопен в таких случаях давал коду на новом материале, да и сам Бетховен ведь сделал так, скажем, в Аппассионате, но там пляска ведьм, стандартный оперный ход. Тут вот не нашёл, тут что-то из арсенала Одоевского требовалось, может быть. А Шопена Экспромт-фантазию вот как раз сейчас, пока пришел Ваш пост, мне девушка на уроке играла, вместе с прочими тремя экспромтами. Тут всё же без мифологии, боюсь, не обошлось, ну уж не такое из ряда вон сочинение, хотя прекрасное.

 

MargarMast: Михаил, это очень интересно – и немного неожиданно – что Брендель Вам близок. Могу даже попытаться угадать, почему. Но только, как мне кажется, то, что можно считать «деликатностью» или «тонкостью» исполнения, у него превращается в совсем уж истончённость сухого папирусного листа, в то время, как Ваше исполнение русских классиков – как тончайшие переливы хрустального журчания ручьёв или просто — удивительно нежные – но ни в коем случае не блёклые, как у Бренделя – акварельные краски.

 

Mikhail_Kollontay: Альфред Брендель мне близок потому, что лицом похож на моего знакомого Валерия Ерохина, которого я чрезвычайно уважаю. Работали над изданием Глинки в издательстве «Музыка» в 1986 году. Исключительный музыковед, вообще музыкант, к тому же полиглот. Поэтому ему при мне там лепили выговоры и возили лицом по письменному столу, заваленному работой. А меня с Бренделем сравнивать бессмысленно, я никаким образом к такому уровню как пианист не приближаюсь, и даже сомневаюсь, что мог бы, если б не сочинение. Записи мои жалки, за редчайшим исключением, но должен же я был себя представить, к тому же некоторые из них и, правда, ценны, но только никак не моим исполнением.

 

MargarMast: Михаил, я искренно верю в Вашу самооценку себя, как исполнителя, но уж поверьте – со стороны виднее. Продам всего бренделевского Бетховена за Вашего одного Балакириева. И не спорьте, не спорьте, не спорьте.

 

Mikhail_Kollontay: Это пока нормальные пианисты=музыканты его не сыграли. Так что мера временная. Мера времени. У меня был псевдоним (один из них): Болеслав Меровремабер.

 

MargarMast: Михаил, я ведь никогда не льщу, а чаще, даже, наоборот (по поводу Вашей нелюбви к похвалам). Ваша игра произвела на меня просто неизгладимое впечатление. Без всякой лести. Да там и почитать можно – я же оставила какие-то комментарии.

 

 

 

Глава 063

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Трио-соната для гобоя, скрипки и basso continuo BWV 1040

Серджио Аццолини (фагот)

Джованни де Анджели (гобой)

Юки Касаи (Скрипка)

 

sir Grey: Как-то странно получилось в оглавлении по Баху: номер по каталогу попал в название, а в столбике, где номера – его нет. Как так вышло? Когда выстраиваешь по номерам – этой вещи не видно.

 

Интересно, кто на фотографии? Скрипка? Фагот? Коровьев?

 

Aelina: На фотографии фаготист Аззолини Серджио.

 

sir Grey: Спасибо. Я, в общем, так и подумал.

 

tagantsev: Коротка кольчужка-то! А где остальные части и существуют ли они?

 

Anonymous: Это полная версия. Видел ноты этой трио-сонаты.

 

tagantsev: Спасибо, утешили. Теперь я понял, почему ее редко играют. Я ее слышу первый раз. А ноты можете выложить?

 

Romy_Van_Geyten: Вот, Митя, наслаждайся:

httpHYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»://HYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»classicHYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»-HYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»onlineHYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf».HYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»ruHYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»/HYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»uploadsHYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»/000_HYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»notesHYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»/9500/9494.HYPERLINK «http://classic-online.ru/uploads/000_notes/9500/9494.pdf»pdf

 

tagantsev: Ну и зараза же ты, Роми. Мне работать надо, а ты …

 

Romy_Van_Geyten: Это была диверсия ЦРУ против отечественной науки.

 

tagantsev: Похоже, что и впрямь ЦРУ вмешалось. Нотки-то шибко весело записаны – куски басовой партии записаны буквами, однако!

 

Romy_Van_Geyten: Других нет. Я думаю, это незаконченный кусок. А буквами записана предположительная партия континуо. Можно, если не полениться, распечатать и вписать рукой.

 

tagantsev: Да, я все понял. Просто я такое первый раз вижу.

 

 

Глава 064

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Фантазия для фортепиано и скрипки до минор (1782) KV396

Рональд Браутигам (фортепиано)

Изабель ван Кёлен (скрипка)

 

alexa_minsk: Вообще-то, это фантазия для фортепиано и скрипки. Лишь в этой записи из ранее имеющихся участвует скрипач˺ка. Авторский замысел роли скрипки понять трудно, скрипка вступает после третьей минуты при общей длительности фантазии около четырёх минут. Кажется, что вполне можно обойтись и без скрипки, каковым образом и поступают большинство интерпретаторов.

 

sir Grey: Правда, что-то странное. Все играют как для фортепиано. Мне она всегда казалась какой-то недоделанной.

 

alexa_minsk: Да, фантазия кажется неоконченной, оборванной на полуслове, хочется продолжения. Но вот, что о ней писал Герман Аберт, один из крупнейших знатоков Моцарта:

 

«…Духу фантазии соответствует не знающая границ смелость льющейся потоком скорее речетативной мелодики и гармонии… Это одна из самых страстных и фантастичных пьес Моцарта для фортепиано…»

 

Может, автор цитаты не в те ноты смотрел, когда писал этот текст?..

 

sir Grey: Может, я чего не понял?

 

Это ведь до-минорная фантазия. Известная. У меня в нотах есть в Избранном – пара сонат, ре-минорная, то-сё, и эта.

 

Просто никогда не знал, что там скрипка планировалась.

 

alexa_minsk: У Моцарта две фантазии до минор: KV475 для фортепиано и эта, KV396 для фортепиано и скрипки. Партия скрипки малозначительна (в чем можно убедиться при прослушивании этой записи), и пианисты обычно ею пренебрегают, играя KV396 в своих сольных концертах. А в нотах Моцарта партия скрипки есть.

 

sir Grey: А как понять, что другие играют без скрипки от восьми до двенадцати минут, а этот со скрипкой уложился в четыре? Не повторяет ли что-то?

 

Хорошо играет, кстати.

 

alexa_minsk: Я не знаю. Надо отследить по нотам, но это занятие для профессионалов. Могу только предположить, что он играет без повторов разделов.

 

tagantsev: Эта фантазия суть, кусок из какой то скрипичной сонаты. А то, что играют пианисты – это то, что из этого куска сделал некто Максимильян – вот фамилию забыл, то ли Штихель, то ли Штирлец.

 

Mick_M: Штадлер. И даже придумал посвящение Констанце «от имени автора».

 

Anonymous: Да, именно он. Максимилиан Карл Иоганн Доминик Штадлер (аббат Штадлер: 1748 — 1833) — австрийский композитор, пианист, музыковед.

 

sir Grey: То есть не Моцарт никакой? А у меня в нотах написано, что Моцарт. Я даже брался разучивать.

 

И что, он сильно что-то переделал?

 

Anonymous: Штадлер прибавил к произведению сорок пять тактов, вычеркнул скрипку из произведения (точно известно, что скрипка была в незавершённом варианте), а также назвал произведение «фантазией». Цитирую музыковеда Германа Аберта:

 

«…Небольшое заключение обнаруживает явные влияния Й. Гайдна. Старинная копия фантазии c-moll (KV396) из собрания А. Пошоньи (А. Роsonyi) содержит пометку о том, что Моцарт написал только раздел до разработки, остальное же дополнено Штадлером; на это любезнейшим образом обратил мое внимание господин Людвиг Шайблер (Scheibler) из Годесберга на Рейне. Принимая во внимание необычный C-dur побочной партии, это кажется весьма вероятным в отношении репризы. Разработка также допускает сомнения в авторстве Моцарта, так как ее строгий тематизм, которым Моцарт даже в собственно сонатных аллегро овладевал длительное время, в «Фантазии» должен был бы производить странное впечатление. Можно предполагать, что Моцарт первоначально намеревался написать совсем другое продолжение, гораздо более подходящее к характеру фантазии, Штадлер же, не поняв этого, придал целому форму сонатного аллегро. Такому предположению соответствует и весьма виртуозный характер этой разработки (Шайблер), и ее модуляционный план, который во многом отличается от принятого у Моцарта. Во всяком случае, эта разработка настолько характерна и содержательна, что Штадлер мог бы создать ее только в особенно счастливые для себя часы. Отсутствие автографа делает невозможным окончательный вывод; и однако, я готов вместе с господином Шайблером допустить, что права упомянутая старая копия…»

 

sir Grey: Открытие для меня.

 

Anonymous:  Ещё цитата Г. Аберта:

 

«Представление о том, что KV396 — пьеса для фортепиано, возникло после того, как Штадлер, завершавший произведение после смерти Моцарта.., выбросил моцартовскую скрипичную партию, а все присочиненное поручил фортепиано…Надо, однако, сказать, что некоторые исследователи полагают, будто почтенному аббату были известны какие-то дополнительные, утерянные позднее материалы Моцарта, по которым и довершалось сочинение. Так, например, Ж. де Сен-Фуа думал, что разработка в KV396 «столь гениальна» и пронизана моцартовским духом, что ее автором не может быть никто, кроме Моцарта. К аналогичному выводу пришел и Деннерлейн… Ганс Эпштейн аргументирует это дополнительно тем, что Моцарт в одном из сочинений своей зрелой поры не мог отказаться от достигнутого им в мангеймских и парижских дуэтах для скрипки и фортепиано подлинного диалога и вернуться к тому типу скрипичного аккомпанемента фортепианному соло, которое было характерно для его ранних сочинений. Эти соображения заслуживают внимания, но они далеко не бесспорны: кто знает, каким слышалось Моцарту дальнейшее развитие скрипичной партии, если бы сочинение не оборвалось почти тотчас же после вступления скрипки».

 

sir Grey: Большое спасибо за все цитаты. Вещь, типа, почти шлягер.

 

«Тут нам истопник и раскрыл глаза»

 

 

 

Глава 065

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Масонская песня

Для мужского хора и органа (1791) KV623a

«Давайте крепко за руки возьмёмся»

На стихи Эмануэля Шиканедера

Ансамбль «Capella Brugensis»

Патрик Пейре (дирижёр)

 

Anonymous: Прекрасный масонский гимн. В Архиве, вроде, не было записей этого гимна.

 

Aelina: Вот так новинка! Любопытно, исполняется ли этот Гимн на ритуальных собраниях в наше время?

Спасибо, Дмитрий, за выкладку!

 

Anonymous: Пожалуйста, Элина! Мне было бы тоже интересно узнать: исполняется ли масонская музыка Моцарта (в частности этот гимн) в ложах в наше время? А ещё интересно узнать: пишется ли в наше время масонская музыка для лож?

 

Aelina: Знаю лишь, что со времен Петра Великого на Руси долгое время исполнялся так называемый масонский «Гимн над Ижевском».

 

«На часозвоннице Ижевского оружейного завода куранты мастера Христиана Шиотца рассыпают в небо масонский гимн «Коль славен». Музыка этого гимна исполняется также на Петропавловском соборе Петербурга. Текст гимна для ордена Злато-Розового Креста написал член масонской ложи «Гармония» поэт М. М. Херасков. Гимн исполнялся и на ритуальных собраниях других масонских лож».

 

Anonymous: Спасибо, Элина за информацию. Вот, нашёл статью про гимн «Коль славный наш Господь в Сионе»:

 

Бортнянский и масонский гимн

 

«Долгое время Бортнянский был педагогом и директором Петербургской певческой капеллы. Писал романсы, кантаты, церковные произведения, оперы. Самым известным оказался гимн, написанный им в 90-е годы XVIII века для масонской ложи, для братских застолий. Гимн нужен был для того, чтобы на встречах (заседаниях ложи) братья-масоны пели торжественно, гармонично. Стихи написал Михаил Херасков, второй куратор Московского университета. Так же, как и Бортнянский, он был масоном.

Масоны XVIII века — это элита российского общества. И вскоре гимн исполняла вся Россия: на вечерних службах, в крестном ходе, официальных мероприятиях, при повышении в офицеры, при погребениях старших офицеров. Он же звучал после марша полка перед молитвой «Отче наш».

Официально впервые за масонскими собраниями «Коль славный наш Господь в Сионе» прозвучал 29 ноября 1798 в Зимнем дворце во время церемонии возложения на российского императора Павла I короны и других регалий Великого Магистра ордена святого Иоанна Иерусалимского.

От 1856-го до октября 1917 года этот гимн дважды в день играли московские куранты. К 1917 году выполнялась мелодия и курантами Петропавловской церкви в Санкт-Петербурге.

В нотных изданиях XIX века сопровождался отметкой «национальный российский гимн». Поскольку с 1834 года как официальный был утвержден гимн «Боже, царя храни!»

В ХХ в. он стал гимном русской эмиграции, в частности армии Власова».

 

Aelina: Дима, этот масонский Гимн Бортнянского, оказывается, есть в Архиве.

 

Anonymous: О, спасибо! Прекрасно! Нужно поискать ещё и вокальную версию.

 

Mikhail_Kollontay: «Коль славный наш Господь в Сионе» рождает воспоминания детства, бабушка пела, мы подтягивали (у нас было домашнее пение в ходу). Воспринималось как гимн России и веры. О масонстве понятия не имели.

 

Aelina: А, может быть, Ваша бабушка была каким-то образом связана с членами ложи?

 

Mikhail_Kollontay: Ну что Вы, она довольно простой была человек, полудеревенского происхождения. Работала письмоводителем в издательстве Сытина, кажется.

 

 

 

 

Глава 066

 

Франц Шуберт

 

 

Скиталец

Фантазия до мажор для фортепиано Op.15 D 760

Анатолий Угорский (фортепиано)

 

alexshmurak: Вот лучший Скиталец, если кто-то ещё не в курсе. Залит мною давно. Слушайте.

 

tagantsev: Угорский неплохой пианист. Однако он всегда страдал тем, что он полагал, что когда написано пиано – надо играть тихо, а когда форте – громко.

 

MargarMast: А ты бы сделал всё наоборот?

 

tagantsev: Нет. Просто обозначения форте и пиано – это не просто громко и тихо.

 

MargarMast: А, поняла. Женя Кисин этим обычно отличается, хотя я его очень уважаю, как человека, и Тридцать вторую сонату Бетховена он сыграл просто фантастически. Точно в точку.

 

tagantsev: Кисин пока был мальчиком всех удивлял. Но однажды мне подарили диск с ним (что играл, не помню) – игра оказалась пустышкой.

 

А что касается Тридцать второй – тут лучший – Рихтер.

 

Romy_Van_Geyten: Причём с отрывом. Никто ещё не перепрыгнул.

 

tagantsev: Роми, а как насчет Гульда?

 

Romy_Van_Geyten: Круто, но не дотягивает. Я бы рихтеровское исполнение Тридцать второй скорее с гульдовским исполнением «Гольдберг-вариаций» сравнил. Тут они равны.

 

tagantsev: Хорошее сравнение. Однако Гульд несколько раз записывал «Гольдберг-вариации». Пожалуй, последняя запись хуже остальных.

 

Romy_Van_Geyten: Я знаю четыре записи. И все восхитительны! Последняя мне одно время тоже не очень нравилась в сравнении с другими, а потом однажды пробило раз и навсегда… Это абсолютный, совершенный и окончательный восторг! Каждый раз, когда слышу – кровь в жилах стынет. Я уж молчу о видео – это просто трансляция из марсианской филармонии.

 

victormain: А меня последняя его запись убила сразу и насовсем.

 

Romy_Van_Geyten: Ну, у меня долгое время был большой роман с записью выпущенной в России на пластинке. Я до сих пор так и не знаю её атрибутивов – где, когда, при каких обстоятельствах. Это моя первая и самая беззаветная любовь… Здесь её нет.

 

samlev: Так в России было две пластинки, насколько я помню: первая – самая ранняя – самая известная, с которой, собственно, Гульд и начался. А вторая – заключительная, ее выпустили уже посмертно. Это, по-моему, аудио-вариант последнего видео, который Гульд делал с Монсенжоном. Надо бы это проверить – это совсем просто. А первая – почему ее нет? Она везде есть. Разве это не она? http://classic-online.ru/archive/?file_id=822

 

Romy_Van_Geyten: В том то и дело. Я тоже думал, что это студийная запись «Коламбии». Но там есть несколько нюансов, которые наводят на мысль об отличной от известной записи 1955-го года. Во-первых, там пассажики в сицилиане (восьмая, кажется, вариация) звучат совершенно волшебно, как нигде до и после, а во-вторых там есть маленький дефект – перед повтором темы в конце, он коротко берёт начальную октаву g – g1, затем останавливается на секунду и уже играет собственно тему…

 

samlev: Роми, вроде неоткуда было в России взяться записи отличной от студийной! На гастролях в СССР он играл из вариаций только десять номеров на бис. Но записи, похоже, не существует.

 

Romy_Van_Geyten: Не настаиваю. Это могут быть аберрации памяти пораженной восторгом и отправленной в путешествие на Альдебаран. Но то, что там была лишняя октава перед арией в конце, это я отлично помню – я эту запись триллион раз прослушал.

 

samlev: Ага, сразу за Quodlibet. Интересно, поищем.

 

Aelina: Необыкновенно понравилось исполнение!

Браво!

 

 

 

Глава 067

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Струнный квартет № 12 ми-бемоль мажор (1822-25) op.127

Trunscribed for String Orchestra

Мюррей Перайя (дирижер)

 

sir Grey: Ну и биография у этого Перайи!

 

Люди, выскажитесь, пожалуйста, хорошо он исполнил или плохо? И правильно ли он сделал, что переложил на оркестр? И зачем? У него, может быть, были безработные музыканты? Или просто беззаботные? И сколько, интересно, человек в этом оркестре? Может быть, шесть? Или пять? Что за шутки?

 

Rinus: Многие великие, перекладывали квартеты Бетховена или «Смерть и Девушку» Шуберта, или даже Шостаковича… Чем они руководствовались? Что ими двигало? Бог весть, но в жизни не соглашусь послушать квартет в переложении на оркестр.

 

Mikhail_Kollontay: Могу сказать только о самом себе, очень хотел сделать «Третий концерт» Шостаковича (фортепианный), из его Фортепианного квинтета. Более того, имел переписку с вдовой Дмитрия Дмитриевича, получил ее разрешение. Но мой компьютер не выдержал: понадобилось семьдесят и более строк четвертитонной партитуры. Иными словами, бывает и творческий интерес. Например, я сделал обработки «Детских песен» Чайковского для детского хора просто потому, что хотел их сделать. О «Монументе Джезуальдо» Стравинского и говорить не приходится.

Но порой задачи чисто утилитарные, и иногда такие обработки, не всегда лучшего свойства, делает и сам автор.

 

precipitato: Миша, объясните, пожалуйста, — недоумеваю.

 

Mikhail_Kollontay: Может, проще было бы показать партитуру. Ну, вот так развернулись мысли Шостаковича, в больших утолщениях всех компонентов, в кластерах, полифонизации, каждый струнный инструмент имеет в оркестре свою партию (в некоторых моих собственных партитурах так, например, в Агнус Деи) и т. д. На самом деле, Юра, и партитуры-то нет, всё было в голове. Отчасти это есть и в неожиданно трудной моей партитуре «Детских песен» Чайковского, музыка вроде простая, а партитура не поймешь какая. Тут это в Архиве есть, кажется, на Чайковского. Но Шостакович даёт неизмеримо больше возможностей, я бы сказал, в сторону языка Уствольской, на который он не решался, но из этого языка всё же Галина Ивановна возникла, хотя эта мысль бы ей и не понравилась. Да и сама Уствольская пользовалась очень упрощенными решениями, может, и правильно, но ясно, что потенциально её находки имеют не только брутальный потенциал.

 

precipitato: Миша, но ведь квинтет – в отличие от Галины Ивановны – довольно прозрачная, совершенно тональная музыка, не могу представить ее в таком виде совершенно… Что может утолщаться, например, в скерцо – не представляю.

 

Mikhail_Kollontay: Что тут сделаешь, Юра, была такая мысль, не реализовалась и ладно. Может, бред был такой. Но я точно знал, что хотел делать (уже забыл всё). Конечно, там Шостакович был бы включен только составной частью в композицию. Позднее такая же мысль была с Шестым концертом Прокофьева – на меня вышли немцы с идеей завершить его, но там слишком уж мало материала, так что я предложил им такой вариант: М. Коллонтай. Шестой концерт Прокофьева. – Конечно, такую мысль не приняли, и зря. А тут сочинение завершённое, но мне чудилось, оно имеет совсем иной потенциал в сравнении с тем, что автор счел возможным представить. По аналогии, отчасти то же было с пушкинской «Капитанской дочкой», когда я писал оперу.

 

victormain: Вообще, Миша, круто. Можно и не с Шостаковича начинать, а Шестую, скажем, симфонию Бетховена сделать несколькими планами с микротоновой размывкой, ей пошло̀ бы…

 

Mikhail_Kollontay: Да нет, это в рамках тенденции делать из фортепианных квартетов-квинтетов-секстетов фортепианные концерты. Цайгер сделал из секстета Глинки концерт, Кто-то сделал из соль-минорного квартета Брамса Третий концерт, ну и… Пытался не отстать от ноги-в-ногу. Но, видите, отстал. Еще и для Иры Чуковской, которая замужем за внуком Дмитрия Дмитриевича, хотел, так что был дополнительный интерес, о чём я уже выше сказал.

 

victormain: А, именно так… Понятно. Не знаю, по мне в квинтетах и так обычно выше крыши информации, куда ещё…

 

Mikhail_Kollontay: Мне кажется в таких случаях, что смычковые образуют недооркестр. Ведь обычная картина: пианист играет даже в трио Чайковского просто весь в мыле, а виолончелист пребывает в отличном настроении и попыхивает сигарой. Или в соль-минорном квартете Брамса, я его сам играл, увы, грустно вспоминать. Странное вообще сочетание рояля и сольных струнных.

 

victormain: А я в лучших квинтетах XX века (Шостаковича, Б. Чайковского, Шнитке – из тех, что навскидку вспомню) как раз люблю это сочетание миниоркестра с роялем. Акустика специфическая, но я часто предпочитаю такую оркестровой.

 

DzhiTi: Что-то тяжело идет… Я более всего люблю Такач-квартет.

 

Art15: А я более всего люблю Галину Тимуш и Елену (Элину) Латыпову!

 

DzhiTi: Ого!!! И я тебя.

 

Aelina: Артём, я тоже тебя люблю.

 

LAKE: DzhiTi + Aelina + art15 = любовь.

 

 

 

 

Глава 068

 

Исаак Альбенис

 

 

Иберия

Сюита для фортепиано

Юин Линь (фортепиано)

 

Mikhail_Kollontay: Вот эта девушка – лауреат конкурсов в качестве альтистки, была концертмейстером нашего оркестра. Занималась в детстве балетом, это сразу видно по ее осанке. Еле берет октаву! Занимается на рояле очень мало, потому что практически детдомовка, так вышло – сама зарабатывает на жизнь с детства. Мы очень близкие друзья – сейчас ребенок этот вырос, Анджелии сейчас-то уже тридцать один год. Много тут можно рассказать. Китайцы – золото, и — очень похожи на русских по менталитету. Только… работящие. Но вот с амбициями как раз плохо, почти у всех. У меня есть еще записи Лин Юин, но я выбрал ту, что получше (еще есть соната Вебера ре минорная, Вторая соната Рахманинова, «Ночной Гаспар», «Долина Обермана», что-то Хиндемита, потрясающе играла концерт Грига, но нет записи, да много чего было, да, а лучше всего – Вторая соната Шумана была, еще «Каприччио на отъезд брата» Баха незабываемо.

 

nprivarskaya: Здорово они у Вас играют!!! Уровень – что надо!!!

 

Mikhail_Kollontay: Я уж забыл, писал ли это.

 

Даже мои коллеги-профессора могут играть только то, что было выучено ими на школьной скамье. Наш старейший-мудрейший, он скрипач, предлагает сыграть сонату Шумана. Я говорю – а давай вторую. Он о ней даже и не слышал.

 

«Как же я могу её сыграть, когда я её никогда не играл? я только первую могу…»

 

Вот буквальная реакция.  Я немножко преувеличиваю, но не так уж. И преподают люди тоже только то, что сами проходили. А когда обезьянничают и берут «мой» репертуар (то, что я задаю своим) – терпят полное фиаско. Так что теперь и это редко бывает. Поэтому я по репертуару студентов всегда могу знать, кто педагог. У меня ровно наоборот — необходима большая работа, чтобы подобрать что-то нужное в данный момент данному человеку, и постоянная работа с не самой на поверхности лежащей музыкой. Она всегда очень раскрепощает ребят. Правда, по выложенным записям этого не скажешь, ну так совпало. Программы наших классных вечеров (а их бывает два-три за семестр) я тут по ходу «публикую», так что можно видеть всё же. Проблема в том, что культура тайваньцев-китайцев настолько иная, что им очень трудно. Ведь им постоянно как бы приходится и говорить (музыкально), и мыслить на неродном языке! Нужны десятилетия, чтобы они нашли взаимодействие с мировой музыкальной культурой. Даже в Японии, которая намного раньше стартовала, рано говорить, что всё благополучно. А для китайцев пока еще происходит развертывание конфетной обёртки, конфету-то еще не пробовали есть, так, некий запах только слышали. И он их очень привлекает. Отсюда всем известные феномены китайской музыки вроде, Лянляна и Тань Дуна. Они и христианство так же часто воспринимают – как некий (ещё один) декор своей религиозной системы (вернее, своих систем). Тут надо терпение нескольких поколений.

 

sir Grey: Я полностью с Вами согласен. Но хочу поддержать и товарища Вашего. Он знает, что он знает. Это тоже важно. Другой дурак взялся бы играть, что скажут: «Подумаешь, соната Шумана!» То есть он ответственный товарищ.

Мне предложили прочитать лекцию по Набокову. Но я толком о нем никогда не думал, как писатель – он мне не нравится. Я и сказал, что не могу, не знаю я Набокова. Что, я не мог прочитать лекцию? Мог, конечно. Как в его папу стреляли, рассказал бы. Уже на пятнадцать минут времени….

 

То же было с Куприным. Я не говорю, что они – плохие. Но я – не разбираюсь, не думал о них…..

 

Так что друг Ваш – порядочный человек!

 

Mikhail_Kollontay: Хо-хо. Он президент университета нашего… Впрочем, уже все сроки отсидел там, скоро уйдет. Наверное, ему порядочность и помогает. Я спрошу, впрочем.

 

sir Grey: Назовите еще раз университет. Я пойду туда работать. Если есть университет, где помогает порядочность.

 

Я – очень порядочный человек. Дайте мне университет, где такие нужны.

 

«Они немножечко дерут

Зато уж в рот хмельного не берут»

 

Я и хмельного не буду брать, но где университет, в котором держат за порядочность? Назовите сперва планету, а я подсчитаю, смогу ли туда долететь.

 

 

 

 

Глава 069

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Соната для фортепиано № 8 ля минор (1778) KV310 (300d)

Андраш Шифф (фортепиано)

 

Aelina: Соната написана Моцартом на смерть матери.

И Шифф соболезнует, проникаясь светлой памятью и сыновними чувствами автора….

 

precipitato: Элина, ну зачем уж так в лоб? Моцарт не романтик, чтобы в сонатах слезы по матери лить, тогда это еще не практиковалось. Написана соната все-таки не на смерть матери, а одновременно с этой смертью.

 

kozakol2008: Всё так, однако и жизненный опыт никто не отменял. Да, формы строгие, правила жёсткие, десятилетиями неизменные, но переживания (в любую эпоху) – это «Energizer» для художника. Разве не так?

 

precipitato: По-моему, не так. Самовыражение в музыке появилось не так давно. Тут Ярунский заливал авторов, у которых по сотне реквиемов, что же это какие-то некроманы были? Требовалось по работе – вот и писали. Моцарт, конечно, поближе к нам, но отношение к работе – еще такое же. Нужна соната – пишет сонату. В это время мать умирает. Эти дела, по-моему, никак не связаны.

 

kozakol2008: «Ремесло

Поставил я подножием искусству:

Я сделался ремесленник: перстам

Придал послушную, сухую беглость

И верность уху. Звуки умертвив,

Музыку я разъял, как труп.

Поверил Я алгеброй гармонию.

Тогда Уже дерзнул, в науке искушенный,

Предаться неге творческой мечты…»

 

Это говорит не совсем Моцарт… Точнее совсем не Моцарт, а Пушкин, но дух времени отражён точно. Оба жили почти в одно и то же время.

 

precipitato: Это написано уже в послебетховенское время, как раз с Бетховена самовыражение и началось.

 

art15: Восхитительное исполнение!

 

Aelina: Во время слушания второй части глаза увлажнились…

 

tagantsev: Странно однако.

 

Вообще-то, мне не понятно, почему все так любят этого Шиффа? Таких много. Очень «правильно» играет, конечно, но все как-то слегка кастрирует – вроде первичные половые признаки налицо, но вот вторичные куда-то деваются.

 

Aelina: Неясны мне Ваши намеки.

 

Лично для меня, Маэстро Шифф – в единственном и неповторимом числе. И таких профессионалов, как он – единицы.

Жаль, что Вы этого не понимаете.

 

abcz:  По-моему, на таком уровне исполнительства профессионализм – последнее, о чём нужно вспоминать.

 

Aelina: Да уж, сегодня и госпожу Хаккилу забраковали, и старушку Пиреш, Гульду и Рихтеру, как всегда, досталось на орехи, теперь вот и Шиффу…

 

tagantsev: Вообще-то эта соната не проста. Если Вы посмотрите в ноты, то увидите в левой руке в начале первой части просто такую колотушку из ля минора по восьмушкам. Очень скупо. Но сверху есть как бы мелодия. Там-там-тарам-там-тарам-там-там. Из всех перечисленных Вами, никто ее внятно сыграть не смог. Увы!!! Даже великие Рихтер и Гульд.

 

Гилельса послушайте, или Гизекинга.

 

Aelina: Хороший совет. Но где бы взять исполнение Гилельса?

 

tagantsev: Да, действительно, Гилельса в Архиве нет.

 

Leb1: Уже есть!

httpHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097»://HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″classicHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097»-HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″onlineHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097».HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″ruHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″/HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″archiveHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″/?HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″fileHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″_HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″idHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?file_id=102097″=102097

 

tagantsev: Спасибо, дружище! У меня вертушка уже давно сломалась, так что я пластинки послушать не могу. А тут такой подарок! Еще раз убедился, что Гилельс один из немногих, который в этой сонате все проговаривает и никакой каши во рту.

 

 

 

Глава 070

 

Дмитрий Дмитриевич Шостакович

 

 

Мурзилка

Пьеса для фортепиано

Виктория Постникова (фортепиано)

 

childcomposer: Хотя в Собрании сочинений Шостаковича год создания пьесы «Мурзилка» не указан, я думаю, что это – примерно, 1945 год, время «Детской тетради» и, что данная пьеса – из не вошедших в цикл.

Подробнее я писал об этом в комментарии к «Детской тетради»:

 

«Я предполагаю, что первоначальный замысел Шостаковича был написать двадцать четыре детские пьесы во всех тональностях. Подобный фортепианный цикл уже существовал у композитора Виктора Косенко (1896 — 1938). Но независимо от того, был ли этот цикл известен Шостаковичу или нет, — сам Шостакович всю жизнь был одержим идеей циклизации по двадцать четыре во всех тональностях: Двадцать четыре прелюдии, Двадцать четыре прелюдии и фуги, неоконченный цикл из двадцати четырёх квартетов, тональности пятнадцати написанных из которых не повторяются (а с Восьмого — идут по квинтовому кругу — Шестнадцатый квартет планировался в Си мажоре!). В пользу моего предположения говорит тот факт, что существует запись авторского исполнения первых шести пьес «Детской тетради», где Шостакович сам объявляет названия и играет пьесы в следующем порядке: Марш (До мажор), Вальс (ля минор), Грустная сказка (Соль мажор), Веселая сказка (ми минор), Медведь (Ре мажор), Заводная кукла (си минор). В издании 1945 года порядок пьес иной («заметены следы» порядка по квинтовому кругу): Марш, Вальс, Медведь, Веселая сказка, Грустная сказка, Заводная кукла. Седьмая пьеса («День рождения») опубликована посмертно, однако в авторском перечне сочинений она включена в состав соч. 69. Пьесу «Мурзилка» фа-диез минор тоже, по-моему, следует признать осколком неосуществленного замысла двадцати четырёх детских пьес, хотя год ее создания в Собрании сочинений не указан».

 

Mikhail_Kollontay: Я что-то сомневаюсь. Может, мне снится – попадалось, что это чуть ли не детское сочинение. Дополнительно: Мурзилка дореволюционных времен и советских – абсолютно разные образы. Это вопрос даже исторический. Не думаю, что у Шостаковича имеется в виду лохматый с фотоаппаратом. А первоначальный Мурзилка был после революции, по-моему, давно в небытии.

 

precipitato: Вот уж не думаю, что это его детское сочинение. По языку — совершенно зрелый Шостакович, просто пьеса – не Бог весть, вот из цикла и выбросил.

 

Mikhail_Kollontay: Юра, я полез проверять. Опус 2b, 1920 год, то есть автору четырнадцать-пятнадцать лет.

 

precipitato: Тогда, значит, он просто родился со своей манерой, поразительно. Остальные ранние пьесы, которые я слышал — не настолько самостоятельны.

 

Mikhail_Kollontay: Я тоже удивляюсь. А второй опус стоял на фортепианных прелюдиях, но я так и не понял, оттуда ли вырезаны те пять прелюдий, которые считаются без опуса. Вроде так, но помню смутно.

 

precipitato: Их, по-моему, только пять и есть. Он собирался написать двадцать четыре совместно с друзьями.

 

Mikhail_Kollontay: Юра, лень проверять, поверю Вам на слово. Мне помнится цифра восемь.

 

enmfromspb: Цитата с конверта пластинки, откуда я это оцифровала:

 

«Мурзилка» — одна из тех миниатюр, которые с середины 40-х и до начала 50-х годов композитор сочинял для своих детей. По стилистике и фактуре она примыкает к его «Танцам кукол» и «Детской тетради», соч. 69, но не попала в издания этих сборников и до начала 80-х годов оставалась неизвестной исполнителям и исследователям».

 

Mikhail_Kollontay: Интересно, кто аннотацию писал. Разнобой. «Мурзилку» в списке ранних сочинений я очень-очень давно видел, мне кажется. Может, новая редакция старой пьесы? но редактирование – не в духе Дмитрия Дмитриевича.

 

enmfromspb: Вообще, это серия пластинок «Д. Шостакович. Из рукописей разных лет», которую составил Геннадий Рождественский. Я так понимаю, все вопросы к нему, он работал с архивом или, во всяком случае, руководил процессом. А аннотацию написал некий Манашир Якубов.

 

precipitato: Он вовсе не «некий», а ведущий специалист по наследию Шостаковича, умер недавно, кажется.

 

Mikhail_Kollontay: Примерно, два года назад.

 

childcomposer: В каталоге Onno van Rijen «Мурзилка» отнесена к 1920 году и получила опусный номер 2C.

 

 

 

 

Глава 071

 

Ян Дисмас Зеленка

 

 

Трио-соната VI до минор (1721) ZWV 181/6

Хайнц Холлигер (гобой)

 

yarunskiy: Бах многому научился у этого композитора.

 

musikus: Кто у кого учился-то? Жили, в общем, в одно и то же время (спасибо, что не говорите о плагиате). Судя же по результатам… Конечно, Зеленка умелый был мастер, но… Помню, как слушал знаменитые его трио-сонаты, сделавшие ему имя, и – Боже! – до чего же это было скучно! Чему мог здесь научиться автор «Бранденбургских концертов»?! Бесконечные эти завитушки… Общее барочное место.

 

Andrew_Popoff: Одоевский и даже Чайковский нечто в этом роде говорили о самом Бахе. Но времена меняются.

 

musikus: У Одоевского и Чайковского оценочные дистанции были не те, что у нас ныне. Многое уже утвердилось. Трудно сравнивать.

 

Andrew_Popoff: Но ведь это показывает относительность оценок. Не так ли? Скажем, свежая осетрина во все времена оценивалась одинаково высоко. А имея дело с такими неоднозначными объектами, как музыкальные опусы, невозможно ничего утверждать наверное. Иерархичность здесь нестабильна. А если учесть, как узок круг оценивающих, то все это становится некой абстракцией. К тому же, оценивая, мы выделяем какую-то одну сторону более других. Например, Чайковскому и Одоевскому недоставало эмоциональности и образности в музыке Баха. Они, бесспорно, видели совершенство техники и глубину. Но эти две черты казались им менее существенными. То есть, если сравнивать с фигурным катанием — 6.0. за технику и 3.0. за артистизм. Общая оценка средняя. А в XX веке эмоциональность стала раздражать («человеческое, слишком человеческое»), зато возникла потребность в глубине и совершенстве, в трансцендентном. Но и эмоциональность не становится вновь востребованной. Мир погружается в равнодушие. И сохранится ли эта, по-Вашему мнению, устоявшаяся иерархия? Я не знаю.

 

musikus: Я тоже, конечно, не знаю. Невооруженным глазом видно, что ценности дрейфуют, то поднимаясь, то опускаясь на смежные позиции. К примеру, Мендельсон, который многие годы и подавался, и воспринимался как этакий вялый романтик, явно уступающий корифеям и страдающий идейной размытостью, теперь восходит на роль едва ли не великого гения. Происходит нечто подобное волнообразно плавающему топу композиторов и исполнителей в нашем Архиве. Но все дело в том, что как бы эти рейтинги ни менялись, известные имена все равно остаются в одной обойме.

 

Andrew_Popoff: Да, они остаются. Но уже как-то реже снимаются с полок. Гомер, Овидий, Петрарка – имена общепризнанно великие. Но можно ли сказать, что их читают запоем? Мендельсон, действительно, становится популярнее и ценимее. А вот Берлиоз наоборот. Горького перестали читать, Булгаков перестает быть абсолютным кумиром советско-постсоветской интеллигенции, Шостаковича исполняют сейчас гораздо реже, чем в советские годы. Думаю, эти имена всегда будут уважаемы. Но, вероятно, не столько в силу любви к ним, сколько в силу нарастающего равнодушия. Какая разница – не жалко, зачем низвергать кумиров прошлого? Поставим на полочку, будем тряпочкой протирать.

Уверен, Вы можете понять мою иронию относительно этой иерархии. Возможно, Зеленке и не станут расчищать место на полочке с хрестоматийными кумирами (опять же от равнодушия), но исполнять и слушать сейчас очень его хотят. И, возможно, более, чем Берлиоза и Шостаковича.

Я это говорю без моей личной оценки, просто наблюдение.

 

Кстати, замечательный композитор Сен-Санс, а сто лет назад отношение к нему было весьма пренебрежительным, почти как к Кальману.

 

musikus: Это верно. Но эволюция интереса разнонаправленна. По целому ряду причин определенные вещи отходят на второй план, тушуются, но – временно, до следующей фазы возрождения, когда они вновь покажутся интересными. Тут действуют и фактор широты выбора (когда записали Гомера, выбор был не так велик), и фактор насыщения (в 1964-ом году на Булгакова набросились с жадностью, а сейчас все уже начитались), и фактор конъюнктуры (грубо говоря, во время войны больше читается не то же, что во время мира). В музыке — аналогично. Симфонии Шостаковича в разные годы звучали и звучат по-разному. В мае 45-го мало кому захотелось бы слушать «Ленинградскую симфонию», людей больше тянуло на «Рио-Риту». Феномен Зеленки объясняется, прежде всего, как мне кажется, насыщением. Людям хочется – несмотря ни на что – чего-то нового, свежего, пусть даже и не самого-самого. Наконец, действует и коммерческий фактор, о котором говорит Лебрехт: порой гениальным объявляется то, что сомнительно в художественном смысле, но при должной организации дела может дать гешефт. Это не о Зеленке, а — в принципе.

 

Andrew_Popoff: Да, и так было всегда. Но Зеленка замечателен. Трио-сонаты не очень показательны. Послушайте Реквием и мессы.

 

musikus: Как же, слушал… Месса «Votiva» наиболее яркая вещь. Удивляет ее энергетика.

 

Aelina: Да. Я рада, что Вы её оценили.

 

 

 

Глава 072

 

Максим Созонтович Березовский

 

 

Симфония до мажор (1770-73)

Оркестр «Pratum Integrum»

Теодор Курентзис (дирижер)

 

art15: Это сочинение позиционируется как «первая русская симфония».

 

Intermezzo: Однако! Совершенно европейская музыка! Просвещенный был автор.

 

Andrew_Popoff: Ну, так учился в Болонье у падре Мартини, его «Демофонта» (диплом, можно сказать) ставили в Ливорно с успехом. Максим Созонтович был высокообразованным европейским музыкантом своего времени… А симфония очень неплохая. Есть и изобретательность, и фантазия. И школа превосходная.

 

Aelina: В девятнадцать лет Березовский уже почетный член Болонской Музыкальной Академии (за полгода до него это звание получил четырнадцатилетний Моцарт).

 

После четырёх лет пребывания в Италии композитор возвращается на родину полный радужных планов и надежд, которым, увы, не суждено было осуществиться…

В возрасте тридцати одного года, согласно первому биографу композитора Евгению (Болховитинову) Березовский «впал в ипохондрию» и «зарезал сам себя» в припадке горячки.

 

paraklit: Не слышал этого сочинения… Если точно Березовский – здорово!

 

Intermezzo: К своему стыду, вообще не знал этого композитора.

 

Andrew_Popoff: Неужто и знаменитый его хоровой концерт «Не отвержи» не слышали? Рекомендую. Пожалуй, бесспорный шедевр.

 

paraklit: Переслушал симфонию. Почему-то захотелось… Нет, с Галуппи я бы его не спутал… Когда рассказываю студентам про «Не отвержи мене»,  ставлю послушать фрагментами пару инструментальных концертов тех композиторов, которые в это время в Россию за деньгами ездили… Однако же, что-то в этой музыке есть неитальянское…

 

maksimBulatov: Это не музыка. Тут Алгебра с гармонией, а не живая музыка!

 

LAKE:  Нормальная симфония, написанная в согласии с манерой итальянских народных мастеров консерваторий. Уберите фамилию Березовский, поставьте Арканджелло Тартиниоллини (малоизвестный итальянский профессор XVIII века) и никто ничего не заметит.

 

maksimBulatov: Вот это и огорчает. Такая подражательность хуже всего. Это так мог пушкинский Сальери… Разобрать музыку на винтики, посмотреть механизм, а потом печь такие музыкальные блины в большом количестве.

 

yarunskiy: У Березовского не менее одиннадцати симфоний.

Ведутся поиски их партитур.

 

Andrew_Popoff: И найдут ведь. Я и сам готов «поискать» за хороший гонорар.

 

Глава 073

 

Мортон Фельдман

 

Струнный квартет No. 2 (1983)

Струнный квартет FLUX Quartet

Даррет Адкинс (виолончель)

 

precipitato: Представил, что это длится шесть часов – нет уж…

 

kozakol2008 писала: На диске запись представлена отдельными двадцатью восемью частями от полутора до четырёх «Pages» в каждой.

 

precipitato: Да нет, вроде бы, я слышал, что на премьере это игралось подряд, без перерывов. Как уж они с физиологией справились – не знаю.

 

tagantsev: Ну, сегодня с этим проблем нет. А памперсы на что?

 

precipitato: И в зале тоже все в памперсах, спасибо Фелдману за счастливое детство.

 

Andrew_Popof: Это еще ладно. А покурить?

 

precipitato: Об этом вообще молчу.

 

kozakol2008: Любопытно, исполнители играли наизусть или с листа?

 

precipitato: Квартеты никогда не играют наизусть.

 

kozakol2008: Никогда-никогда? Почему…?

 

precipitato: Потому же, почему и оркестранты всегда играют по нотам. Зачем все это запоминать наизусть?

 

childcomposer: Было исключение: существовал чешский струнный квартет имени Сметаны, игравший без нот, правда, ограниченный репертуар:

 

«В этот первый период своей творческой биографии [1950-60-е гг.] музыканты Квартета имени Сметаны работали с достаточно узким репертуаром, что позволяло им играть без нот, а это, в свою очередь, придавало концертам квартета особый дух камерности и интимности»

 

Mikhail_Kollontay: Теперь подумаем об исполнителях. Наверное, реален только вахтовый метод.

 

precipitato: Боюсь, что для слушателей – тоже.

 

musikus: Да, все шесть часов можно выдержать разве что в форме слабого, отдаленного фона… Но, вообще, вот так, взяв на зуб небольшую порцию, понимаешь, что в этом есть некий смысл…

 

precipitato: Смысл, может, и есть, но терпения нет.

 

musikus: Конечно, слушать это всё нет ни терпения, ни времени. Главное же, чтобы понять вкус бульона, необязательно съедать всю тарелку, достаточно ложки. Вот в этом основная особенность и, увы, порок такой музыки. Что бы ни говорили ее апологеты, к таким сочинениям неприменимо такое важнейшее понятие как композиция (не считая остального). Это как с живописью: чтобы получить представление о том, как писал Джексон Поллок, можно прикрыть все полотно и посмотреть только его клочок. Остальное – то же самое. Но с картиной Рафаэля или даже Пикассо этот фокус не пройдет.

 

Andrew_Popoff: Теоретически смысл огромных музыкальных построений возможен, и я даже раздумывал на тему такого эксперимента. Наверное, тут подошла бы техника фракталов, чтобы был соблюден «принцип океана»: находясь на берегу океана, мы можем сказать, что видим океан, хотя не видим даже тысячной его части. Неважно, услышим мы весь опус или лишь небольшую часть его, он будет услышан. То есть, надо отказаться от событийности, что лично для меня очень сложно, это все равно, что отказаться от функции композитора, потому я и не стал этим заниматься.

И, в любом случае, пространство традиционного концертного ритуала для таких экспериментов не подходит, это чистый садизм – заставлять людей шесть часов тупо слушать, без права выпить, покурить и сходить в сортир.

 

precipitato: Тогда нет смысла морочиться сочинять все, просто написать небольшую часть и будет достаточно. В записи Рождественского какой то польки Штрауса дирижер внезапно останавливает оркестр, и говорит:  – И так далее. Так и тут – часок поиграть и таким способом прекратить. Все бы еще спасибо сказали.

 

victormain: Это любой временно̀й глобалке очень пошло бы. Никто, наверное (кроме Вагнера, конечно), и не обижался бы особо…

 

Romy_Van_Geyten: Прослушал целиком. Гигант!

Надо сказать, что-то завораживающее есть во всём этом. На третьем часу звучание перестаёт уже восприниматься ушами. Включаются какие-то другие механизмы – начинаешь резонировать кожей, всем телом. Мельчайшие интонационные, ритмические или фактурные изменения приобретают характер настоящего события, подчас даже приключения. Этакое путешествие в мир сверхмалых величин.

 

precipitato: Все шесть часов? Так это ты гигант, а не он. Такое проще написать, чем прослушать.

 

Romy_Van_Geyten: Пару раз кофе пил и перекуривал.

 

precipitato: Не выключая? Я так концерт Бузони слушал — выходил иногда, через какое-то время возвращался – звучало абсолютно то же самое.

 

Andrew_Popoff: На самом деле, квартет этот (та часть, что я послушал), мне очень нравится. Но целиком никогда невозможно сразу шесть часов найти лишних. Пожалуй, в отпуске попробую. Запасусь пивом, сигаретами, и чтоб удобства были в зоне слышимости.

 

 

 

 

 

Глава 074

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 27 cи-бемоль мажор (1791) KV595

Академический симфонический оркестр Московской филармонии

Святослав Рихтер (фортепиано)

Кирилл Кондрашин (дирижер)

28 марта 1976 г., Москва

 

Outfor: Дата неверная. В этот день Рихтер играл в БЗК концерт Шумана.

 

art15: Сомневаюсь. На диске так было указано, они не могли эту информацию с воздуха взять. Дело обстоит иначе, Рихтер иногда играл по два фортепианных концерта за день.

 

Outfor: Рихтер играл 28 и 29 марта концерт Шумана.

28 марта я приехал к 12.00, чтобы получить входной билет. Отстоял всю очередь до 19.00, но билет мне не достался.

29 марта я приехал к 9.00, был первым, отстоял всю очередь до 19.00 и получил (разумеется) входной билет.

Такие вещи не забываются.

Случаи же ошибок на дисках – вещь вполне заурядная.

 

Mikhail_Kollontay: Напомнили, как примерно в 1970 году в Москву вдруг привезли огромнейшее количество партитур издательства «Петерс». Мы все стояли ночами в очередях, подменяя друг друга, педагоги со студентами вперемежку, помню уже покойного Александра Михайлова, руководившего тогда нашим студенческим оркестром, мёрзнущего рядом с нами, демократия небывалая. И это продолжалось совсем не один день, и по всем магазинам Москвы до сих пор – основа нашей нотной библиотеки.

 

samlev: То же самое было в Ленинграде. Цены были смехотворные – том (один из трёх) сонат Бетховена в изумительном твердом переплете стоил 1 рубль 20 копеек – меньше килограмма соевых конфет. В мягком переплете – 90 копеек. Была вся немецкая (и не только) классика. Модерна не было. До сих пор, как и у Вас, основа библиотеки.

 

Mikhail_Kollontay: Да, именно – из рук вон дёшево было. Интересно, кому в голову такая распродажа пришла, может, «Петерс» затоварился? Огромную роль сыграла эта акция для очень многих из нас. Где бы мы доставали пассионы Баха, симфонические поэмы Рихарда Штрауса в те годы? Партитуры! Все основные оперы Вагнера: «Тристан», «Мейстерзингеры», «Кольцо» – всё в партитурах! И клавиры тоже, ну это ладно ещё. Но да, новой музыки не было, да она столько бы и не могла стоить.

 

samlev: Да, загадка! Думаю, просто акт сотрудничества социалистических стран. Интересно, конечно, было б узнать, кто конкретно из чиновников такой невероятный подарок сделал – хоть спасибо сказать! Я, помню, несмотря на цены, выложил основательную сумму – занял у всех, у кого мог – и купил действительно много.

 

Maxilena: А какие были нотные сборники Шопена! Кажется, издания Падеревского.

 

Mikhail_Kollontay: Нет, другая история – Падеревский стоял сколько угодно, а то была краткая акция: практически всё, что выставили, было сметено в несколько дней, максимум недель.

 

samlev: Из русских были «Картинки» со знаменитой опечаткой на предпоследней октаве «Двух евреев» – ноты до вместо си-бемолей.

 

Mikhail_Kollontay: Еврееям не везет – кроме этого, сам Мусоргский тактом раньше сделал описку, в доминантовом трезвучии пропустил написать до бекар, отменяющий предыдущий бемоль. Но издатели как раз тут дружно протянули руку помощи. Уж не говоря о том, что название переиначили (Стасов, небось?). В котором тонкость: в кавычках стоит и «Самуэль» и «Шмуйль»  (смысл в том, что автором подчеркнуты две разные формы одного имени). А в начале тоже в старых изданиях перевран ритм. Плюс фальшивые ноты в Катакомбах и Тюильри, ну это привычно. Надо допроситься у Алёши Кандинского – опубликовал ли он книгу, в которой показывает густой слой каббалистики, опутывающий всё сочинение? Если нет, неплохо бы поделился хоть тут.

 

samlev: Крайне интересно!! Вы не можете его попросить?

 

Mikhail_Kollontay: Я давно думаю, что надо связаться, но вот никак руки не доходят, как и до многого другого, не дозвонился Игорю Красильникову, подтолкнуть к выкладыванию музыки. А теперь, пока ещё в Москве буду, неизвестно, имейлов же не знаю.

 

Aelina: Истинно роковые чувства вплетены в партитуру этого концерта!

 

abyrvalg: Бедняжка Хофдемель…

 

OlgaKz: А кто это, и какое отношение она имеет к этому концерту?

 

 abyrvalg: Ну как же! Этот концерт Моцарт посвятил своей любимой ученице – а по слухам и возлюбленной – очаровательной Марии Хофдемель. И всё бы ничего, если б не ревнивый супруг…

 

Aelina: Тень Марии Магдалены

(Фрагмент книги Пьеро Бускароли «Смерть Моцарта»)

 

«Пятого января в каталоге барона фон Кехеля появляется сиятельный гость, концерт для фортепиано с оркестром. Это Концерт Си-бемоль мажор. Барон дает ему номер 595…

 

Концерт Моцарт написал для Магдалены Хофдемель, хотя по вполне понятным соображениям посвящение было опущено. В произведениях Моцарта посвящения вообще редки.

 

На десять лет моложе Моцарта, Мария Магдалена была дочерью Готхарда Покорни, школьного учителя и капельмейстера в городе Брюнн, и женой того самого Франца Хофдемеля, у которого Вольфганг в апреле 1789 года попросил взаймы сто флоринов, которые были нужны ему для путешествия в Берлин…

 

Когда распространился слух, что Моцарт берет учеников, Хофдемель послал ему супругу, или позволил ей это, невзирая на высокие гонорары учителя, которые всем были известны.

 

Через несколько дней после смерти Моцарта Хофдемель яростно набросился на свою беременную жену с бритвой, искалечив и изуродовав ее лицо, горло и руки, а затем покончил с собой. Магдалена выжила и через пять месяцев родила ребенка, отцом которого, по слухам, был Моцарт.

 

Старшая сестра Моцарта Мария Анна однажды заметила, что ее брат давал уроки молодым женщинам только тогда, когда был в них влюблен. А щепетильный Людвиг ван Бетховен через много лет после смерти Моцарта отказался играть в присутствии Магдалены, потому что «между нею и Моцартом существовала слишком тесная близость».

 

Публикация и перевод с итальянского Ирины Сорокиной

httpHYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html»://HYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html»mozartHYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html».HYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html»belcantoHYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html».HYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html»ruHYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html»/HYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html»buscaroliHYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html».HYPERLINK «http://mozart.belcanto.ru/buscaroli.html»html

 

 

 

Глава 075

 

Роберт Шуман

 

 

Крейслериана

Цикл пьес для фортепиано

Андраш Шифф (фортепиано)

 

Aelina: Перечитывая свою любимую художественную книгу о нелегкой участи высокоодаренной личности, о её судьбоносных взлетах и падениях, о воплощениях зла и добра, о любви и ненависти, о бездарности и таланте, о нравственном раке и его излечении, о бесконечных и неординарных духовных поисках и переоценке этических и эстетических ценностей… – нашла превосходный эпизод!

 

Специально для сэра Грея, профессора Дмитрия Кирилловича Таганцева и остальных форумчан, не пришедших  пока ещё к пониманию многогранного и универсального таланта Андраша Шиффа! Чуть-чуть фантазируя, беру на себя смелость задать любимому пианисту всего лишь один вопрос:

 

 – Где Вы учились?

 

Ответ музыканта:

 

  В консерватории Природа. Моим первым преподавателем был один любезный Соловей. Сидя на ветке сосны, когда всходила полная луна, он пел и объяснял мне с удивительным терпением, как построить и извлекать чистую руладу и трель; и когда я выучился этому, он показал мне самую выработанную методу применения гармонических звуков к порывам ветра, таким образом, снабдив меня прекрасным контрапунктом. Аккорды я выучил у старого Нептуна, который был так добр, что выбросил на берег специально для меня несколько самых больших валов. Он почти оглушил меня своими наставлениями, будучи несколько возбужденным и имея слишком громкий голос, но найдя меня способным учеником, он призвал обратно к себе свои волны, катившиеся с такой легкостью среди камней и песка, что я тотчас постиг тайну арпеджио. Заключительный урок мне был дан Грёзой — мистическим крылатым существом, пропевшим мне на ухо одно слово, и это слово было произнесено на языке смертных, но после долгих усилий, я открыл его в гамме звуков…

 

tagantsev: Откуда Вы узнали мое отчество? Это, во-первых…

 

Aelina: Неужели это так важно? Было бы лучше, если б я называла Вас Митей?

 

tagantsev: Конечно. А во-вторых, Шифф здесь действительно очень не плох. Но у меня такое ощущение, что он это все играет как бы понарошку — одним звуком и формально. Ведь в Архиве есть Корто, Рубинштейн или Софроницкий.

 

Aelina: Вы, на мой взгляд, назвали самых слабых исполнителей «Крейслерианы».

 

Mikhail_Kollontay: Вы знаете, я сто раз это сочинение проходил с учениками, мое мнение, что у пианиста должно быть три головы одновременно, чтобы суметь показать то, что там написано. Никогда, даже близко не слышал, чтобы кто-то играл, что требуется. Так что если у кого что не вышло, в данном случае не сто̀ит упрекать. Получаются всё равно только имитации, а не суть. Из того, что знаю у Шумана, тут единственный случай, когда реально видно, как болен человек, как мучительно раздвоено-разтроено-расстроено его сознание.

 

sir Grey: На двести процентов согласен! Именно так. И у слушателя – три головы должны быть тоже. Разучивал «Порыв» глуп я был и мал»), и понял, что невозможно сыграть. И не только из-за темпа; невозможно сделать, чтобы все голоса прозвучали (например, во втором, так сказать, фрагменте). Здесь именно растроение сознания, и это совсем не барочная полифония, а какая-то полифония по-Достоевскому: все голоса – главные, и все не совпадают ни по ритму, ни по настроению. Сонечка и Раскольников как-то разбираются, в конце концов, между собой, но цена этому – что сходит с ума в итоге читатель, потому что он все это совместить физически не может.

 

 

 

Глава 076

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Фантазия для фортепиано до минор (1785) KV475

Гленн Гульд (фортепиано)

 

DzhiTi: О Гульде от Fra-Canio: (публикую из личной переписки)

 

«Основное про Гленна Гульда скажу так: насколько я знаю, он уже в малолетстве обладал высокой музыкальной даровитостью, которая выделяла его среди сверстников.

Лет в пять, примерно, он уже сочинял музыку сам, а лет в десять или одиннадцать поступил в консерваторию. Ты представляешь, Галя, — в таком–то возрасте — и уже консерватория!!! И уже в пятнадцать лет он начал свои сольные выступления плюс на канадском телевидении и радио!

Прославился всемирно он в двадцать четыре года, когда выпустил свою первую пластинку со знаменитыми баховскими «Гольдберг-Вариациями». Дело в том, что это настолько сложное и масштабное произведение, которое многие пианисты играют в основном лишь в зрелом или пожилом возрасте. А Гленн уже начал свою карьеру с этого шедевра мировой фортепианной музыки, причём сыграл Вариации так, что о нём заговорили не только как об одарённом пианисте, для которого нет преград в исполнительстве, но и как о новой звезде, вдохнувшей новую жизнь в произведения Баха.

Да, именно исполнением Баха Гульд более всего и прославился — уникальными трактовками его сочинений. Гульд много пересмотрел кардинально в темпах, в стиле исполнения, артикуляции, темпах исполнения музыки эпохи Барокко. Это было крайне ново на ту пору для музыкальной среды, крайне спорно, но, тем не менее, его талант подкупил многих критиков и знатоков музыки. Помимо этого Гульд, конечно, играл и другие вещи – того же Бетховена, кстати, Шёнберга, Брамса, Генделя, Хиндемита, Штрауса и многих иных…

Любопытно отметить, что кумиром Гульда в малолетстве был пианист, который прославился прежде всего своим превосходным исполнением Бетховена – Артур Шнабель. В молодости Гульд тоже играл Бетховена, в частности Двадцать девятую сонату – и это было вполне хорошее исполнение, ещё не перевиравшее темпы и агогику мастера симфоний.

Что же до «Аппассионаты», которую Гульд изуродовал в прямом смысле слова, то это было несколько лет спустя, когда он обладал уже развитым творческим репертуаром и богатым пианистическим опытом. Почему Гульд так изувечил Бетховена, причём вовсе не единственно «Аппассионату», я лично точно не знаю. Многие над этим ломали и ломают голову. Ходили предположения различного толка. Например, такие, что Гульд любой ценой стремился избежать воспроизведения как бы застывших в повторениях канонов исполнительской школы в произведениях Бетховена, и это оригинальничание у него проявлялось настолько сильно, что он сознательно и целенаправленно клал в жертву этому стремлению даже сам замысел музыкальной вещи, переиначивая фразировку, агогику, динамику и т. д. С чем это связано? Точно об этом знал лишь сам Гульд. Но нужно видеть, что он уже с малолетства обладал твёрдым характером, крайне рано определившейся самостоятельностью, в том числе во взглядах на музыку и в своих пристрастиях. И нельзя не отметить, что Гульд во всём практически был новатором. Но если его трактовки баховской музыки были великолепны по качеству, по тонкости плана, широчайшей продуманности самых мельчайших деталей, глубокому вживанию в стиль великого немца, то некоторые другие эксперименты Гульда оказали на подвергнувшиеся под его пальцами колоссальной переработке произведения, тягостное и отчасти разрушительное влияние. Гульд был смелым, и плевать хотел на все каноны, установленные задолго до него, которые он пересматривал с позиции своей внутренней зрелости и врождённой самобытности взглядов на жизнь и на музыкальное искусство.

 

Например, Гульд терпеть не мог педаль. Да-да, он её ненавидел и если бы мог, то вообще бы лишил рояль педали. Что, собственно, он и сделал почти, потому как преимущественно исполнял большинство произведений без педали. Именно по этой причине он не любил, например, Шопена, считая того хоть и великолепным, но миниатюристом, а не композитором «крупной формы». Гульд очень редко играл вообще Шопена и увлекался им лишь ненадолго в исполнении некоторых пианистов, которые, по его мнению, играли превосходно поляка. По этой причине Гульд не переносил, когда Баха исполняют с педалью. Ты же знаешь, Гульд играл Баха практически нон-легато, стремясь привнести в звучание рояля эффекты клавесинной и органной манеры (а Гульд с юности играл и на клавесине, и на органе, на клавесине, кстати, лишь одной марки, где клавиши были по величине рояльных).

Гульд, как ты помнишь, Галя, терпеть не мог публику. Он ощущал себя чуть ли не закланцем в зале перед публикой, считал, что «публике нужна кровь» и что само по себе творчество концертанта вынуждают любого пианиста к соперничеству, а дух соревнования, если верить отзывам самого Гульда, был ему глубоко чужд и противен. Поэтому он и отказался от блестящей и головокружительной карьеры великого концертирующего пианиста, которой он достиг к тридцати годам, и полностью уединился в студии звукозаписи навсегда.

Безусловно, он был чудаком. По поводу его болезненных маний я рассуждать не буду, про это и так все говорят и пишут, да мне и мало до этого дела. Мне важен Гленн Гульд как великолепный музыкант с безупречной техникой, богатым внутренним миром и таким удивительным проникновением в душу сочинений Иоганна Себастьяна Баха, что бесспорно совершило коренной перелом в фортепианном исполнительстве XX века.

Его бесило, что рояль заставляют звучать исключительно по-рояльному, поэтому, очень любя искусство эпохи барокко, он много раз производил переделку своего студийного Стейнвея, добиваясь совершенно потрясающих эффектов звучания на манер клавесина. Не полностью клавесина, конечно, но всё же…

 

Это банально, но лично я (как и многие профессионалы и меломаны) люблю Гульда именно за его неповторимого Баха. Такое родное исполнение, оно просто идеально, но лично для меня, конечно.

Есть музыканты, которые Гульда не ценят и не согласны с его трактовками того же, например, Баха или Шёнберга… Но на сегодняшний день таких уже не много. Я бы сказала, что гульдовская манера игры баховских произведений заложила точку отсчёта во всём мировом пианистическом жанре: было до Гульда и стало после Гульда.

Ему многие стремились подражать, но таких результатов, то есть полного повторения его уникальной манеры игры на рояле никто так и не смог воспроизвести адекватно. Переплюнуть в Бахе Гульда тоже не смогли, хоть я не спорю, что остались и другие прославленные пианисты, также исполнявшие вещи гениального немца – это и Рихтер, и Николаева, и Соколов, и Гаврилов, и Голубовская, Клаудио Аррау, Мария Юдина и много других …

Но за Баха я ему многое могу простить. Точнее нет, не то чтобы простить, а просто я, чтобы не расстраиваться, редко слушаю провокационные метаморфозы Гульда с тем же Брамсом, и Бетховеном… Только так, иногда.

Рихтер выразился однажды о Гульде:

 

«У него тембр на каждой клавише».

 

Очень остроумно подмечено, по-моему!»

 

Maxilena: Галя, большой чмок!!

 

 

 

Глава 077

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Струнный квартет № 2 cоль мажор (1800) op. 18 №2

Будапештский струнный квартет

Иосиф Ройзман (скрипка)

 

Mikhail_Kollontay: Всю жизнь у меня восемнадцатый опус – главнейшее сочинение Бетховена. У кого-то есть такое же? Декларация традиционности, причём как же органично эта традиционность получается. Кажется, что человек ничего из себя не корчит, а просто вот таким языком разговаривает. Хотя знаем, что неправда, что его язык остался, увы, в Бонне, а тут следование образцам и сотворение образцов, но уж больно располагает к себе. Ну и да, играть куда приятнее, чем слушать, больно уж фальшиво и бессмысленно выходит, как ни играй. Вот почему струнники все высят? Читал документальное исследование на эту тему: чем «лучше» скрипач, тем больше высит! Один визг раздаётся.

 

artbtgs: «Традиции», дурно сформированные принципы «мелодического интонирования». Пресловутый «тесный полутон» (почти четвертьтон на практике).

 

Mikhail_Kollontay: Ну да, меня тоже на скрипке так учили. А выходит: ставишь жирным первым пальцем высокий ми-диез, а жирный второй палец на фа-диез уже не влезает, убирать первый ведь лень, так и позицию можно потерять.

 

artbtgs: Ухитряются не терять, но при этом – ни одного чистого гармонического интервала. Даже квинты «хорошо темперированные» играют.

 

Mikhail_Kollontay: Я по этой причине в ансамблях никогда не играю и тем более преподавать отбиваюсь. У вокалистов хоть в большинстве случаев совесть есть, им можно сказать. А тут сразу вот то, о чём мы с Вами. Притом это еще и ритма касается.

 

sir Grey: Ребята, вы говорите мало, но вы говорите смачно, я читал и облизывался. Хотелось бы, чтобы вы сказали что-нибудь еще.

 

Послушал после вашего разговора этот квартет — просто чудо! Бетховен должен был написать вместо него сонату для фортепиано! У него же и есть очень похожая. Я посмотрел – квартет попадает по опусам между Десятой и Одиннадцатой. Мне обе не очень нравятся, особенно Десятая — вот он и написал квартет. А потом уже пойдут Двенадцатая и так далее, до Тридцать второй.

 

Очень хотелось бы послушать еще разговоры про скрипки, пальцы и полутона. Неужели, вы, профессионалы, правда, слышите эти четверть тона? Вообразить себе не могу!

 

Значит, на скрипке первый палец – это второй? Там не только струн меньше, но и палец один лишний получается? И ногами ничего не надо делать. Простой инструмент! Одну ноту играешь двумя руками!

 

Mikhail_Kollontay: Меня в детстве преследовал один сон: необходимо положить один палец на рельс, и его отрежет поезд. И каждый раз я решал, что отдам безымянный на левой – можно играть на контрабасе.

 

Romy_Van_Geyten: Когда я был маленький, я жил во дворе, где находился задник хлебного магазина. Отчетливо помню, как в шестилетнем возрасте ужасно хотел положить палец под, медленно, в полуметре от меня, проезжавший хлебный фургон, и посмотреть, что будет. Почему-то удержался…

 

Mikhail_Kollontay: Вот и не стали контрабасистом, как один довольно известный пианист.

 

Romy_Van_Geyten: Нет, не стал… Не то, чтобы не пытался, но уж больно спортивный снаряд этот контрабас.

 

 

 

Глава 078

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано № 4 ми-бемоль мажор (1796-97)

Святослав Рихтер (фортепиано)

 

sir Grey: Самая медленная первая часть на этой странице. На втором месте Кемф, но у Кемпфа за счет снижения темпа появляется какая-то вялость, а у Рихтера – нет.

 

В этом проблема, по-моему, первой части. Надо играть медленно, но получается вяло. Прибавляешь темп — тогда уже не вяло, но слишком быстро.

 

samlev: В архиве, похоже, только одна запись этой сонаты с Рихтером. Замечательное исполнение! Насколько я помню, эта соната была у Рихтера из самых любимых. Надо будет поискать: в каталоге сказано, что существует еще одна доступная (т. е. опубликованная) запись и пять недоступных. Жаль, что не наоборот.

 

sir Grey: Любопытно узнать, где можно прочитать высказывание Рихтера о том, что эта соната – из самых любимых.

 

Конечно, не мне понять предпочтения Рихтера. Естественно, чем больше слушаешь эту сонату, тем больше она нравится (как и всегда с великой музыкой), но если называть самые любимые, то, думаю, немногие вспомнят о четвертой. Самая незаигранная – это да.

 

Будет здорово, если получится добавить еще запись!

 

samlev: Запись сейчас будет. А вот где я читал отзыв, надо подумать. Он говорил что-то в таком духе, что играя эту сонату, конкретно одну из частей, он буквально ощущает сверхъестественность творения.

 

Mikhail_Kollontay: Очень со Святославом Теофиловичем согласен, хотя все первые четыре – это. Потом Седьмая еще, Одиннадцатая, дальше пошёл другой Бетховен.

 

sir Grey: Вы писали, что часто ее даете ученикам, да?

 

А неизвестно, где посмотреть это высказывание Рихтера, точно ли это?

 

И еще вопрос. Почему Седьмую Вы относите к «ранним», а, скажем, Восьмую – нет? Или Девятую? Я ориентируюсь на собственные ощущения, но, по-моему, медленная часть в Седьмой – это…

 

Mikhail_Kollontay: Да нет, ученикам я даю, какие попало на самом деле. К ранним отношу, но я о той цельной эстетике, которая в Патетической отличается в сторону неких поисков средств и целеполагания, может, чуть внешнего плана. Это очень хорошо и естественно, что есть поиск, но всё же чуть другие результаты. Пятая и Шестая, Девятая и Десятая нарочито облегчённые и тоже уже с неким параллаксом, что ли. Про мнение Рихтера я в первый раз прочитал и сам.

 

samlev: Запись дошла.

 

sir Grey: Фантастика. Для меня это просто колдовство. Или что-то божественное. Спасибо!

 

samlev: Рад, что у хорошей записи будет заинтересованный слушатель. К сожалению, другие пока недоступны. А интересно бы. Записи Рихтером этой сонаты охватывают только два года: 1974-1975.

 

 

Глава 079

 

Густав Малер

 

 

Симфония № 5 до-диез минор

Венский филармонический оркестр

Пьер Булез (дирижёр)

 

sir Grey: Мой музыкальный мир, конечно, очень узок, я это понимаю и признаю. И, тем не менее, не понимаю, как можно любить Баха, там, всякого, Арнонкуров разных и – такую музыку. Я пару лет назад послушал все симфонии, чтобы понять, что мне это не нужно. (Сейчас, правда, слушаю выложенного Бернстайна…)

 

Все это, безусловно, очень красиво, безумно трагично, содержательно, с философией всякой. Но для меня – это музыка к кинофильму. «Дети капитана Гранта».

 

Что скажете?

 

alexshmurak: Пятая симфония Малера – неудачная.

 

maksimBulatov: Попробуйте, напишите такую музыку!

 

Andrew_Popoff: Очень глупый довод. Во-первых, зачем писать, если уже написана? Написать такую же? Это не трудно, копировать стилистику и типы развития – ведь есть же образец. В третьих, крайне сомневаюсь, что Малер смог бы написать «Голод», «Войну» или «Возвращение».

 

OlgaKz: Простите, я не поняла. Вы можете скопировать стилистику и типы развития Малера по имеющемуся образцу. А почему Малеру аналогичная задача не по силам? Почему он, услышав «Голод», например, не смог бы копировать стилистику и т. п.? В чем его ущербность?

 

Andrew_Popoff: Дело в том, что мы можем определить стиль и его черты, а в отношении современной музыки любого автора нет, поскольку стиль – в данном случае – понятие мертвое, описание препарированного трупа. Стиль Малера мертв в настоящее время, поэтому его можно определить, препарировать и воспроизвести. И я, и Леша могли бы (если очень хорошо заплатят) написать симфонию в стиле Малера. Это не сложно, тем более с малеровской системой сквозных лейтмотивов. А вот написать музыку «в стиле Шмурака» я не могу, это живое и неразделяемое. Думаю, и он не сможет «в моем стиле».

 

maksimBulatov: Попробуйте, сочините что-либо в стиле Бориса Чайковского – не получится! Вот его стиль не скопируешь при всем желании.

 

Andrew_Popoff: Конечно. Он еще слишком близок к нам. Надо еще лет восемьдесят подождать. Если Борис Александрович не канет в Лету, то и стиль его к тому времени определится.

 

maksimBulatov: Музыка Малера тоже не слабая.

 

Andrew_Popoff: Я нормально к ней отношусь. Слабость вижу в том, что весь материал цитатный, из других опусов, а облечь он его пытался в традиционную симфоническую форму. В результате, сшита она неорганично, довольно грубо. И знаменитое Adagietto смотрится эдакой яркой заплаткой. К тому же, ой и пересластил он в этом Adagietto…

В общем, если отдельно, разными фрагментами рассматривать, то много вкусного, а как целостная драматургия — не очень ладно вышло. Ну да что за беда. Там вокруг нее гениальные Четвёртая и Шестая.

 

sir Grey: Я в этом Adagietto слышу один в один вступление к «Тристану». Это открытое цитирование? Или откровенное жульничество? Или я вообще все напутал, и ничего нет?

 

Andrew_Popoff: Эээ… вроде нотки совсем другие, и движение в разных направлениях, только ритмическое подобие – но таких подобий миллион – ария Елецкого, альтовая соната Глинки… Если можете сказать точнее, какие такты Вы имели в виду у Малера и у Вагнера?

 

sir Grey: Вы меня простите, я, кажется, глупость сморозил. Но я искренне заблуждался. Я имел в виду самое начало оперы. А по Малеру — это, по нашим нотам, конец страницы сто восемьдесят, начало сто восемьдесят первой и дальше. После указания Fliessender где-то с четырнадцатого-пятнадцатого такта начинается и потом все время звучит. Кажется, ничего, кроме нисходящей септимы и нет. По настроению, что ли, похоже как-то.

 

Andrew_Popoff: Да, похоже. Даже не столько по настроению, сколько по предельному эротизму.

 

Aelina: Никакого эротизма там нет.

 

Andrew_Popoff: Элина, не спорьте, Вы еще маленькая, Вам не понять.

 

 

 

Глава 080

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано № 32 до минор (1821-22) op.111

Святослав Рихтер (фортепиано)

12/12/63 – Москва, БЗК

 

Yuriyauskiev: Это слышал Г. Г. Нейгауз. И тут же хочется привести выдержки из его статьи, впервые опубликованной в журнале «Советская музыка», 1964,
№ 3:

 

Ещё о Рихтере

 

(По поводу исполнения трех последних сонат Бетховена 10 и 12 декабря 1963)

 

«Об этих последних концертах хочется сказать так много, что прямо не знаешь, с чего начать!

Впрочем – после почти каждого концерта Рихтера я страдал бессонницей и ночью мысленно (писать лень было) сочинял большой трактат о нем, о его музыке, об искусстве вообще… Утром жизнь входила в свою колею…

 

О последней Сонате, ор.111, и говорить не буду, боюсь, что если начну, то никогда не кончу. Лучше всего прочитайте внимательно доклад музыканта Венделя Кречмара, одного из персонажей романа «Доктор Фаустус» Томаса Манна (восьмая глава):

«Почему в фортепианной Сонате ор.111 Бетховен не написал третьей части?» – доклад, сделанный умнейшим лектором-заикой в городе Кайзерсашерне перед аудиторией из нескольких человек, среди которых был герой романа, композитор Адриан Леверкюн.

Но лучшим «комментарием» к этой Сонате будет все-таки интерпретация Рихтера.

На этом пора бы и кончить столь затянувшуюся рецензию (!). Но не могу не прибавить еще два слова о бисах. На первом концерте были сыграны четыре пьесы Брамса: Интермеццо (ля минор), Баллада (соль минор), Интермеццо (до мажор из ор.119), а в конце – Двенадцатый (до минорный) этюд и Ноктюрн (фа мажор №4) Шопена.

Рассказать забавную подробность? Когда я зашел к Рихтеру после концерта в артистическую, то сказал: «Я боялся, что после Ариетты из ор.111 бисов не будет, как хорошо, что играли все-таки на бис». На что он ответил: «Как же я мог не играть, когда так ужасно звучал Бетховен, надо же было исправить…».

Мое лицо, вероятно, выразило крайнее удивление, и он стал объяснять, что рояль ему показался ужасным – крикливым, разбитым, он все время сражался с ним и т.д. – «лучше была Тридцать вторая соната». Картина эта была мне давно знакома. Сколько раз, бывало, зайдешь к нему после концерта – публика в восторге, скажешь ему слова благодарности за испытанную радость и услышишь в ответ: да, у меня хорошо вышло это место (какие-нибудь 16 тактов), а остальное – и скорчит кислую гримасу. Наивные люди иногда думают, что «Рихтер кривляется», им кажется, что он не может не видеть и не сознавать впечатления, производимого им на публику. Менее наивные считают, что он себя недооценивает, совсем ненаивные, к ним я себя (наивно) причисляю, знают, что он говорит чистейшую правду. Мой замечательный учитель Леопольд Годовский сказал мне однажды: «Я дал в этом сезоне восемьдесят три концерта, а знаете, сколькими я был доволен?» – И после паузы показал три пальца – тремя!»

Кому выпала доля носить на своих плечах «легкое бремя» высокого искусства, тот не впадает в зазнайство (к сведению некоторых молодых музыкантов).

 

  1. S. От себя посмею написать, что исполнение Рихтером ор.111 глубже, чем описание в «Докторе Фаустусе».

 

Глава 081

 

Пётр Ильич Чайковский

 

 

Сюита для оркестра № 2 до мажор «Характеристическая» (1883) Op. 53

Евгений Светланов (дирижер)

 

maksimBulatov: Прекрасная сюита. Использования редких инструментов – все на уровне. Единственный недостаток, пожалуй, эта сюита не так глубока, как Третья. Хотел бы отметить Светланова, сколько он исполнил русской музыки!

 

Schenia: Интересно, а что это у вас в качестве редкого инструмента – скрипка, что ли? или английский рожок?

Совершенно стандартный состав в этой партитуре…

 

maksimBulatov: А звучание деревенских гармоник?

 

precipitato: Вы с ума сошли, откуда там деревенские гармоники?

 

maksimBulatov: В третьей или четвертой части.

 

precipitato: Да нет там ничего такого.

 

Andrew_Popoff: Это в третьей части. Там в одном месте гобойчики с фаготами, в другом гобой с кларнетами. На гармонику совсем не похоже, но идея автора была, возможно, именно такой.

 

victormain: Изображал лихо. В Четвёртой Симфонии, в «Онегине», в «Детском альбоме».

 

Andrew_Popoff: Теоретически гармошку можно очень похоже изобразить тремя кларнетами в унисон, если сделать между ними в настройке маленький нестроевич – на семь-десять Гц разницы. В народе особенно ценится «заливистый» тембр, который получается от того, что на одну кнопку идут три язычка с маленьким нестроевичем.

 

maksimBulatov: Доподлинно известно, что Чайковский ввел в партитуру эти редкие инструменты – аккордеоны. Это так. Возможно, Светланов подделал их звучание, но тогда он меня ловко обманул!..

 

Andrew_Popoff: Максим, надо меньше пить. Впрочем, возможно у Вас проблемы с тембровым слухом. Такое бывает. Я встречался с людьми, которые не могли на слух отличить вибрафон от рояля.

 

maksimBulatov: Даже видео есть, где аккордеоны играют.

 

Andrew_Popoff: Максим, беру свои слова назад. В партитуре третьей части действительно предусмотрены аккордеоны ad libitum. Правда, я послушал по партитуре и не услышал их в том месте, где они должны играть. Возможно, их полностью маскирует медь и дерево, а возможно, Светланов не стал их вводить, тем более, что и сам автор не настаивал на этом. Возможно, визуальный эффект от них был бы сильнее, чем сонорный.

 

maksimBulatov: Вообще, очень грамотно сделанная музыка. Смесь народного и консерваторского в этой сюите поражает. Запредельное мастерство, поскольку Свиридов писал, что ему очень трудно было соединить эти вещи – народность и академизм.

 

Andrew_Popoff: Свиридов и не соединял. Чайковский тоже. Все у него тут абсолютно академично, и близко не пахнет народным.

 

victormain: А какое слово по-французски использовано для аккордеона? По-итальянски, например, аккордеон – armonico, почти русская гармоника. Тут, нет ли путаницы?

 

Andrew_Popoff: Вроде, accordeon. В нотах здесь на первой странице третьей части.

 

 

 

Глава 082

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Месса cи минор BWV 232

Оркестр «New Philharmonia»

Отто Клемперер (дирижер)

 

OlGavA:!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

 

musikus: Верно! С Клемперером это то, что нужно.

 

victormain: Боюсь, что клемпереровская запись – образец того, как не нужно исполнять эту Мессу. Видимо, здесь поколения никогда не договорятся.

 

musikus: Я знаком с такой оценкой Клемперера, по крайней мере, в отношении мессы. Дело, думаю, не в поколениях. Мы с Вами, Виктор Николаевич, ведь, не баховского поколения (точнее – поколений), а оценки разные. Я вполне допускаю, что у меня погрешности со вкусом, но как-то утешает, что даже Отто Клемперер и тот ошибался или, может, не очень ошибался. Да и другие исполнители, хотя бы Карл Рихтер, не далеки от Клемперера. Тоже, значит, ошибаются… Думаю, что дело тут, все-таки, связано с самим автором, с тем, что потенциально заложено в его партитуре и что Клемперер захотел проявить (особенно в «Kyrie eleison», но и далее). Я имею в виду гигантскую мощь Баха, его глыбистость, которая – вот именно! – потрясает. А современная ритуальная свистопляска в духе аутентизма, которая все это, не только Баха, превращает в какие-то мощи, мне, как слушателю, совершенно безразлична.

 

gutta: Пожалуй, Вы очень корректно сформулировали. Но невозможно не задаваться вопросом: «Для чего всё это было?» И есть.

 

musikus: Можно, конечно, прекраснодушно пофантазировать в духе «спасения святого классического искусства» или, там, «возврата к чистым первоисточникам» и прочее. Но, думаю, возможен и более банальный ответ: это поиски своей концертной ниши, т. е. «своего права» на «бабки». Но просто так ведь уровень исполнения предшественников, тем более таких, как Клемперер, не перекроешь. Значит, нужна некая новая идеология, вроде, аутентики, иначе мо̀зги не запудришь…

 

gutta: Трудно не согласиться. Но, согласиться лишь отчасти. Думается, что Вальтер, Клемперер, Фуртвенглер достигли некоего предела большого стиля. Дальнейшее – я пытаюсь думать вслух – либо высокопрофессиональная профанация и радостный бизнес в виде Караяна, либо возвращение под человеческий кров, к домашнему музицированию, но уже на ином, сверхчеловеческом, уровне мастерства?

 

Maxilena: Воооооооооооот!!!!! Именно. Аутентизм – просто, на мой взгляд, совершенно закономерное дитя Большого стиля. Ну, невозможно же сейчас работать на черно-белых мониторах и на 286-х (или каких там?) компьютерах. Просто движение вперед, неумолимое, хотя и не линейное, не поступательное, с возвратами и триггерными всплесками. Для меня глобальным потрясением были «Страсти по Матфею» Карла Рихтера, до сих пор благоговею перед этой записью. Но ментально уже не могу ее воспринимать так, как раньше. Что-то отторгает, и принимаешь практически только аутентистов. Иной уровень. Дорогой Валерий, Вы просто Вольф Мессинг, прочитали мои душевные томления.

 

 

 

Глава 083

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Увертюра до мажор «Именинная» (1814) op.115

Симфонический оркестр BBC

Райан Виггльсворт (дирижёр)

 

victormain: Откуда взялся этот опус? Партитура просто потрясающая.

 

Romy_Van_Geyten: Да ещё и ор. 115. Что у нас там рядом? Ах, да! Три последние сонаты, Одинадцать багателей…

 

precipitato: Странно, что такая яркая вещь – совершенно неизвестна, я не только ее впервые слышу, но вообще не знал, что она существует.

 

Mikhail_Kollontay: В паре с «Освящением дома».

 

precipitato: Эту я знаю, а про «Именинную» вообще понятия не имел.

 

Mikhail_Kollontay: Очень на увертюры Керубини походит, хотя, по мне, у Керубини поинтереснее.

 

abyrvalg: У нас в Архиве «Именинная» есть еще и в исполнении Караяна и Маркевича. У меня на полке лежит комплект увертюр с Цинманом, в том числе и эта. Непонятно, почему эта увертюра от глаз людских так долго пряталась…

 

musikus: Действительно, странно, что она как-то в тени. У меня давно стоит с Мазуром под названием «Namedey».

 

victormain: Ну вот, а никому не рассказывали. Опус изумительный. По количеству, калейдоскопичности и, одновременно, концентрированности материала похоже на увертюру к какой-то несостоявшейся опере. По сюрпризности и выделке идёт наравне с самым изощрённым бетховенским письмом. Он словно несуществующего ещё Кэрролла начитался. Или уже существовавшего Стерна.

 

alexshmurak: Увертюра классная, сконцентрированная по мысли, эдакое краткое изложение идей Восьмой и Девятой симфоний.

 

Romy_Van_Geyten: А вот интересно, ор.114 – это что такое? Здесь его, кажется, нет.

 

victormain: «Афинские развалины», марш и хор (1822).

 

 

 

Глава 084

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Струнный квартет № 19 до мажор «Диссонанс» (1785) KV465

Струнный квартет «Amadeus»

Норберт Брайнин (скрипка)

 

sir Grey: Вообще, квартетик, я вам доложу… По самым первым нотам сто процентов сказал бы, что это Бетховен. Что, у Моцарта они все такие?

 

Phalaenopsis: Нет. Его квартеты стали меняться после того, как он начал изучать квартеты Гайдна, которые считал гораздо лучше своих.

 

sir Grey: И поэтому Гайдну он их и посвятил. Уже проясняется. Мы говорим Бетховен, подразумеваем Гайдн и Гендель (и, как здесь еще объяснили, – Глюк).

 

Phalaenopsis: Про это не знаю. Но ещё интересный факт, что в этот же год он увидел музыку Себастьяна Баха, и, как мы бы сказали, просто абалдел. Ему дали ноты баховских произведений, на него это произвело неизгладимое впечатление.

 

sir Grey: А когда он примерно стал их изучать?

 

victormain: Моцарт увидел музыку Себастьяна Баха в восьмилетнем возрасте, в Лондоне, проходя дружеское обучение у Иоганна Кристиана Баха. В его собственных опусах сразу же появляется полифония, именно тогда.

 

sl: А существует фактическое доказательство того, что Кристиан Бах показывал Моцарту музыку своего отца? О полифонии он мог ему и сам рассказать.

 

victormain: Насколько я помню – существует, но ссылку дать не могу.

 

sl: Аберт датирует знакомство Моцарта с музыкой Баха 1782 годом и приводит соответствующие письма о его знакомстве с бароном ван Свитеном, который, в свою очередь, пристрастился к Баху через его учеников и праучеников. Большинство этих учеников – обычные музыканты, братья Баха по церкви. Сама забытость музыки Баха, – которая все запутывает – это дикая пошлость, которую породили светские музыканты XIX века. Протестантская церковь исполняла его музыку всегда, и никто ее не забывал. Мендельсон, образно говоря, разорвал завесу. Моцарт – католик. Если бы не Констанца, он бы со Свитеном не якшался, однозначно.

 

victormain: Аберт, конечно, компетентный автор. Но представить себе, что младший Бах за девять месяцев ничего не показал маленькому Моцарту из музыки своего отца – не могу. Насчёт ХТК не знаю наверняка, но фуги у И. С. Баха не только там, да? А на чём ещё Кристиан должен был показывать Вольфгангу свободную полифонию? Просто смоделируйте ситуацию: никак без Баха-отца не получится. Умер он, кстати, всего за шесть лет до рождения Моцарта и за четырнадцать лет до его Лондона. Всё ещё было очень живо, а клавирного Баха вообще никто никогда не забывал в среде профессионалов.

 

Phalaenopsis: Однако по настоящему, я полагаю, изучать Баха Моцарт стал не ранее женитьбы на Констанце.

 

sir Grey: Так может мы не там ищем? Пришла любовь – явилась муза…

 

 

Моцарт и Констанция во время своего медового месяца

Открытка XIX века.

 

Phalaenopsis: Я думаю, у Моцарта всегда была любовь. Ещё в совсем юном возрасте, сидя на коленях у Марии Терезии, Вольфганг обещал ей, что женится на Марии Антуанетте, потому что та красива и добра.

Да и в музыке у него одни чувства, многие из которых от любви.

 

sir Grey: Я ничего не знаю, но это мне кажется самым правдоподобным: то есть были две чувственные волны – одна в восемь лет, вторая, более мощная, более осмысленная, в двадцать шесть.

 

Логика, что Иоганн Христиан «не мог не показать» – это , конечно, логика, но… Но это только логика.

 

Phalaenopsis: Да, правильно, это только логика. Но то впечатление, которое Моцарт получил после прочтения баховских клавиров, полученных от ван Свитена, стало для него огромной сенсацией, если не откровением.

 

 

 

Глава 085

 

Михаил Иванович Глинка

 

 

Полька ре минор для фортепиано

Михаил Коллонтай (фортепиано)

 

Mikhail_Kollontay: Самое короткое произведение фортепианной классики, которое вспоминается. Причем полькой его называют условно: в рукописи то ли «пазька», то ли не разберешь, что.

 

precipitato: Забавно, я понятия не имел, что это Глинка, притом, что пьесу эту знаю с детства. Стопроцентный хит!

 

alexshmurak: Подскажите, пожалуйста, год создания.

 

Mikhail_Kollontay: 12 апреля 1849, причем дата стоит рукой автора в автографе, и там указано еще, что писал на квартире Василия Павловича Энгельгардта. Я работал с рукописью, так что ответственно говорю. Если есть вопросы по фортепианному Глинке, рекомендую адресоваться к изданию:

Русская фортепианная музыка, том 2, Москва, «Музыка», 1987.

 

Всё тогда продрал по источникам весьма основательно. (Правда, там не полное собрание, а так, половина или две трети. Но зато там единственная публикация «Jaleo de Xeres», хотя и не доказано, что обработка создана Глинкой, но весьма на то похоже. Запись выложить не могу, нету копии, хотя на радио записывал). Повторю еще раз: «Полька» – название не авторское, а просто традиционное. Глинка написал нечто неясное: «Пазька» или даже скорее «Пазьке». Если у В. П. Энгельгардта был сын Павел, вполне могло быть, что для него, но это уж совсем фантастическое предположение. Вообще же Глинка детям писал, и именно польку: «Детская полька» написана для его племянницы Ольги (еще в детстве умершей дочери сестры Глинки Людмилы Шестаковой, у которой Михаил Иванович жил в последние годы).

 

alexshmurak: Большое спасибо!

Золтан Алмаши будет играть эту пьесу тринадцатого декабря на концерте «Чепаев и тонкота» фестиваля Гольфстрим IV в Киеве в концертном зале Союза композиторов, я буду вести концерт и обязательно расскажу детали истории создания.

 

Mikhail_Kollontay: Тогда хорошо бы догнать две вещи.

 

  1. Дом Энгельгардтов в Питере – это тот самый Малый зал филармонии, где и я, в том числе, сыграл очень много концертов.

 

 

Дом В. В. Энгельгардта

Панорама Невского проспекта.

Литогр. И. А. и П. С. Ивановых по акварели В. С. Садовникова.

1830-1835 гг.

 

Если не было в Питере у этих Энгельгардтдтов другого дома, выходит, что Глинка, тщательно запахнув халат, надетый прямо на исподнее, играл какому-то Пазьке эту «Пазьку».

 

  1. Хорошо бы понять – а вдруг я прав, и действительно было дитё, которому можно было написать: «Пазьке».

 

 

 

Глава 086

 

Фредерик Шопен

 

 

12 этюдов (1832-36) Op. 25

Идил Бирет (фортепиано)

 

ChopinMazurka47: Мне кажется, лучшее исполнение!

Советую посмотреть «Место встречи изменить нельзя». В Пятой серии Шарапов играет для банды Горбатого фа-минорный этюд Op. 25 № 2.

 

abyrvalg: Не Этюд, а «Фантазию-экспромт».

 

ChopinMazurka47: Я лучше знаю – четырнадцатый этюд Шопена Фа минор Op. 25 № 2. Вот послушайте внимательно «Фантазию-экспромт» До-диез минор Op. 66 и убедитесь, что Шарапов не её играл. Это не только Вы путаете эти произведения. Большинство людей путают «Фантазию-экспромт» с четырнадцатым этюдом. Но в них что-то есть общее: они оба быстрые.

 

Romy_Van_Geyten: Довольно нахальное заявление. В особенности, если учесть, что оно никак не соответствует действительности. Шарапов играет не фа-минорный этюд из ор.25, а играет он кусок из «Экспромт-фантазии» ор.66. (почему-то именно так по-русски её принято называть, в отличии от оригинального Fantaisie-Impromptu).

 

alexa_minsk: У мадам ChopinMazurka47 в графе – «Ещё о себе» в её профиле есть любопытная информация:

 

«Виртуозно и с удовольствием играю на фортепиано!»

 

Romy_Van_Geyten: А, ну, тогда конечно… Против этого ничего не возразишь.

 

abyrvalg: Да еще и – «экономист». С экономикой, видимо, также у мадам: лучше всех знает.

 

Foma-Fomitch: Я был уверен, что Шарапов играл второй этюд из 25-го опуса. Пришлось проверять, и, действительно, там именно этюд.

 

abyrvalg: М-да! Похоже на этюд. Значит, я пребывал доселе в жутком заблуждении. Видно, что левая рука играет именно этюдный пассаж.

 

Romy_Van_Geyten: Подменили, зуб даю!.. Это ж надо так лопухнуться…

 

Foma-Fomitch: Тут еще один момент: «Фантазию» может сыграть каждый школьник, и приводить ее в пример виртуозного владения инструментом, нет никакого смысла. В отличие от op25 №2, который вообще никто сыграть не может.

 

sir Grey: А что там такого очень уж сложного? Я любительски играл, мне показалось, что далеко не самый трудный. Пальцы сами ложатся нормально. Немного трудно в голове держать, что в правой – триоли, а левая подчеркивает сильную долю на каждой второй ноте.

Mikhail_Kollontay: Там одновременно два вальса, в правой и в левой. Это как танцевать вальс с самим собой, причем правая половина тела должна двигаться вдвое скорее левой. Ничего особо трудного, с этим можно справиться, разрезав голову пополам по продольной оси. Мне приходилось серьезно заниматься, потому что у меня очень ленивые средние пальцы в трелеобразных вещах. Ровно та же засада и в «Фантазии-экспромте». Не особо легко даётся именно это, если не говорить о музыкальной стороне дела: среднюю часть сыграть, еще надо созреть, само оно с неба не падает.

 

sir Grey: Интересно, кто там Шарапову подыграл.

 

andante: На пианино за героя Владимира Конкина сыграла музыкальный редактор телесериала Галина Бурименко:

 

«Я попала на фильм уже после того, как прежним музыкальным редактором Линденбергом были приняты эскизы и партитура.

Музыку к фильму писали братья Геворкяны. Главная их удача — основной мотив: затаённый, вкрадчивый и, вместе с тем, чисто инструментальный, виолончельный. Он, казалось, вместил всё: и характер времени, и характер героев, и ситуацию, и серьёзность подхода к теме.

Чрезвычайно важной для Говорухина была вся музыкальная атмосфера фильма, а потому с большой тщательностью подбирались песни, песенки, фокстроты, относившиеся к тому, послевоенному времени.

Эпизод, когда Шарапов исполняет в банде на фортепиано этюд Шопена, а после «Мурку» (мне кажется, этого эпизода в сценарии не было, и Говорухин его придумал на ходу), снимался так: пришла ассистент режиссёра и сказала, что я должна показать Конкину, как играть «Мурку». Мы отправились в павильон, где была выстроена «малина Горбатого».

Когда Конкину объяснили, что̀ он должен играть, он сказал, что хоть и окончил музыкальную школу, но сходу сыграть не сможет: «Напишите мне ноты. Сегодня пятница, я уезжаю в Киев, домой, в субботу и воскресенье буду учить, а в понедельник приеду и сыграю». Говорухин возразил: «Играть нужно сейчас, сегодня разбирают декорацию». И посмотрел на руки Конкина, потом на мои…

Мне велели надеть пальто, рукава которого закрывали кисти, пальцы намазали гримом, рядом с фортепиано села Валерия Заклунная, и я, словно под наркозом, исполнила волю режиссёра в двух дублях… И теперь, вот уже двадцать семь лет, глядя на кадры, где мелькают мои руки, чувствую свою сопричастность к этой прекрасной ленте и, одновременно, какую-то неловкость…»

httpHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45»://HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″vysotskyHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45».HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″wsHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″/HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″indexHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45».HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″phpHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45»?HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″sHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″=HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″eeHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″18HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″eHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″26HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″eHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″3124979HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″cHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″7030HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″dHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″38HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″fHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″0184HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″aHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″49HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″dHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″&HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″showtopicHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″=3313HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″&HYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″stHYPERLINK «http://vysotsky.ws/index.php?s=ee18e26e3124979c7030d38f0184a49d&showtopic=3313&st=45″=45

 

 

 

Глава 087

 

Дмитрий Дмитриевич Шостакович

 

 

Струнный квартет № 8 до минор (1960) op.110

Струнный квартет «Emerson»

Юджин Дракер (скрипка)

 

Phalaenopsis: Кто-нибудь знает, с чем связаны еврейские наигрыши в этом квартете? Есть какая-нибудь история?

Я знаю, что Андрей Попов знает этот квартет. Может быть, он ответит?

 

Andrew_Popoff: Эта тема взята автором из трио памяти Соллертинского. Помимо этой, там есть еще несколько автоцитат, не говоря уж о собственной монограмме Шостаковича. Еще есть из «Катерины Измайловой»: – «Сережа, любимый мой».

 

Phalaenopsis: А для чего это делается? Это не является повторением?

 

victormain: Это является автоцитированием, автоссылкой. Традиционный приём в искусстве, в музыке – в частности. И если Бах просто повторяет свой материал в разных сочинениях с разными акустическими вариациями, то уже Моцарт, например, играется со своей музыкой, цитируя в «Дон Жуане» «Свадьбу Фигаро» как популярную музыку, исполняемую приглашёнными музыкантами на ужине.

 

Phalaenopsis: Спасибо Вам. Я заметил, что Пражская симфония у Моцарта какая-то насквозь увертюрная. Возможно, её автор тоже находился под влиянием своих же собственных опер.

 

victormain: Тонкое наблюдение. Только не под влиянием, а, скорее, под неким флёром, и не только опер. Пражская симфония, особенно в первой части, своего рода автопортрет. Не зря он к ней с особым трепетом относился.

 

Phalaenopsis: Автопортрет, Вы имели в виду, именно этого периода?

 

victormain: Нет, не только этого, но всего творчества, всех идей и характерных черт языка, синтаксиса и т. д.

 

Phalaenopsis: Насчёт синтаксиса мне трудно судить. Но в этой симфонии, Он какой-то торжественный, переполненный гордостью. Он не всегда таким был.

 

victormain: Ну, он разный. Это очень специальные дела, чисто музыкантская кухня.

 

Andrew_Popoff: Возвращаясь к Шостаковичу, нужно отметить, что автоцитирование к середине жизни сложилось у него как один из творческих принципов. Его сочинения, особенно Восьмой квартет, Десятая и Пятнадцатая симфонии, альтовую сонату можно рассматривать как метатекст – комментарий к собственной жизни. Каждая цитата несет определенный программный смысл. Он вообще очень программный композитор, и его симфонизм программный, как у Малера. Кстати, у Малера он и взял этот принцип. Если хорошо знаете его симфонии, можете заметить, как одни и те же цитаты встречаются почти везде. И есть первоисточник многих малеровских цитат – его же вокальные циклы. Их можно назвать экспозицией малеровского творчества, а симфонии — разработкой.

 

 

 

Глава 088

 

Морис Равель

 

 

Концерт для фортепиано (левой руки) с оркестром ре мажор (1929-30)

Кристиан Цимерман (фортепиано)

Пьер Булез (дирижёр)

 

From: Прекрасный концерт! А вы все: болеро, болеро…

 

musikus: Да, именно в этом исполнении – с Цимерманом и Булезом концерт «разобран», мне кажется, наиболее тонко. Вообще же концерт совершенно изумительный, при том, что занимает какое-то совсем особое место у Равеля. Луначарский когда-то назвал Ренуара «художником счастья», и по аналогии можно было бы назвать Равеля «композитором счастья». Но вот леворучный концерт как раз выламывается своей едва ли не трагичностью из всех его сочинений (разве что добавить «Павану на смерть инфанты»…). Между прочим, его ладовость не вполне определенна, и некоторые аналитики полагают, что правильнее было бы считать этот концерт ре-минор-мажорным.

 

From: Хм, скорее драматичности, нежели трагичности. Не так много скорби и стенаний я тут увидел, вот борьбы – да. Но борьба эта с улыбкой на лице.

 

Daniil: Мне этот концерт тоже не показался трагическим. Скорее, изображена красочная игра света и тени.

 

gafedorov: Да вы чего, ребята, для меня трагичней этого произведения ничего нет. Никакой улыбки на лице нет вообще. Эта музыка наводит ужас, страх, тут есть борьба, но эта борьба, наверное, лишь в конце произведения одаривает нас какой-то надеждой. Этот концерт уникален тем, что он одновременно и мажорный, и с элементами скерцо, но при этом просто непомерно грустный. Гораздо трагичней всех траурных маршей вместе взятых. Трагичность здесь передана какой-то горькой ухмылкой, ухмылкой человека воевавшего. И эта трагедия воспринимается гораздо глубже, чем пафосная минорная трагедия со слезными мотивами.

Нет произведения гениальней, глубже этого, и нет композитора гениальней Равеля. Это далеко не композитор счастья. Это разносторонний композитор, который меня поразил тем, что параллельно сочинял два фортепианных концерта: бесконечно грустный и бесконечно весёлый. Равель всё может написать.

 

Intermezzo: Мне кажется, вполне уместно назвать и «Виселицу» из «Ночного Гаспара». Не знаю насчет Вальса – то есть, можно ли назвать трагизмом то, что там происходит. Но, во всяком случае, совсем не веселые вещи — это точно. Да и Болеро далеко не однозначно…

 

musikus: Да, «Виселица» это виселица. Скорее даже не трагизм, а подавленность, оцепенение от увиденного. Что касается Вальса, то даже трудно определить, что это такое. От «Танцев в Буживале» Ренуара и вальсов Штраусов до безжалостной картинки в духе «Капричос» Гойи. Точно Господь Бог с усмешкой наблюдал-наблюдал сверху, сквозь расступившиеся облака все эти танцы-шманцы вихревые, все эти беззаботные, бездумные кружения, вздохи, поцелуйчики, да и, потеряв терпение, смахнул вдруг всё это метлой, расчистив пространство… А Болеро это Молох…

 

precipitato: А я Болеро совершенно лучезарным слышу, никакой инферналии.

 

musikus: Охотно верю. Но эта надвигающаяся поступь…

 

precipitato: Так я тоже привык к тому, что если надвигается – то обязательно какая-нибудь дрянь. Но тут для меня – все-таки другой случай. Вообще мне эта пьеса кажется предельно эротической.

 

musikus: Не под влиянием балетных реализаций? Ида Рубинштейн, там, всё такое…

 

precipitato: Нет, без этого совсем. Я узнал Болеро лет в пятнадцать, тогда уже такие ассоциации возникли, я о балетных реализациях не знал еще.

 

sir Grey: Много для меня неожиданностей здесь. Век живи — век учись.

 

А ассоциаций с Ленинградской симфонией нет?

 

Вообще, как Вы к барабану относитесь? Это жизнь или смерть?

 

А бетховенские «Ода к Радости», финал Пятой – тоже никакой инферналии? Вся Седьмая, кроме Allegretto, это что?

 

Я вообще предпочитаю минор и печаль, потому что я люблю жизнь. А мажорные – Батюшков, Есенин, Цветаева, Маяковский. А минорные – Жуковский, Крылов, Ахматова….

 

precipitato: В симфонии просто равелевский прием использован, музыка прямо противоположная по характеру.

Жизнь или смерть барабан – тут я промолчу, ладно?

Всё Вами перечисленное – тоже мне кажется «музыкой про все хорошее».

 

Intermezzo: Лично я после Болеро крайне негативно отношусь к так называемой «теме нашествия» в первой части Седьмой симфонии Шостаковича: мало того, что заимствован сам принцип, так даже в тему (по крайней мере, в тональный план) почти никаких изменений не внесено! Впрочем, я не знаю всего контекста, но все же мне такое «заимствование» не кажется оправданным.

 

alexa_minsk: Трудно согласиться. Эмоциональное содержание и цели у этих сочинений чуть ли не прямо противоположны. О гениальности Седьмой говорить уже даже неприлично.

Полагаю, что о каком-либо «заимствовании» говорить в данном случае нельзя.

 

precipitato: Как же нельзя, когда сам Шостакович говорил, что оно есть. Да если бы и не говорил…

 

Andrew_Popoff: Сам Дмитрий Дмитриевич, когда ему этот вопрос задавали, отвечал: «Да! Да! Украл у Равеля!»

Мое мнение такое: несомненное сходство приемов очевидно, никто этого и не отрицает. Но именно данный случай есть замечательная иллюстрация того, что контекст в искусстве намного важнее текста, материала, техники и прочего. Ведь в результате получилась совсем другая музыка про совсем другое. Так что, считаю эпизод в Первой части Седьмой симфонии оригинальной и очень сильной музыкой. Он один намного сильнее всей остальной музыки этой симфонии.

 

musikus: В точку.

 

 

 

Глава 089

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано №27 ми минор (1814) op. 90

Эмиль Гилельс (фортепиано)

 

Valery2: Вот неожиданный подарок!!!

По сведениям Танина, эта запись никогда не публиковалась.

Откуда файл?? Колитесь.

 

sir Grey: Скачал. Но, по-моему, эту сонату надо слушать Рихтера — и все.

 

Maxilena: Рихтер – это само собой, в первую очередь. Но тут… Гилельс мне нравится едва ли не больше!

 

musikus: Из сонат Бетховена, игранных как Гилельсом, так и Рихтером, нет ни одной – ни одной! – которую Эмиль Григорьевич играл бы лучше Святослава Теофиловича.

 

Leb1: Смелое утверждение.

Характеризует, прежде всего, ваш вкус и некоторый максимализм.

 

Гилельс играл двадцать семь сонат из тридцати двух.

Нет только записей сонат: Первой, Девятой, Двадцать второй, Двадцать четвёртой, Тридцать второй.

 

sir Grey: Ясно. Или подавайте мне все три части, или не буду играть!

 

Leb1: Я вам сейчас подарок выложу: Четвёртую сонату в исполнении Гилельса.

 

Подарок в том смысле, что Вы с большим увлечением слушали и сравнивали разные исполнения этой сонаты, и теперь оцените еще и игру Гилельса.

 

sir Grey: Спасибо за подарок.

 

Очень большое удовольствие получил от этой странной сонаты еще раз. Просто — какие-то записные книжки Бетховена.

Что до исполнения – редко изменяю своему ощущению, что Гилельс – «Хороший человек, но не орел».

Думаю, если проверить, то он больше нравится аутентистам, потому что у него нет ничего лишнего и, мне кажется, аутентистам нужнее метры (Райкин). А мне – секунды. В смысле звука – как будто у Гилельса не десять пальцев, а десять человек, и каждый отвечает за свою ноту. А вот тридцать вторые он играет слишком уж по секундомеру.

 

«Без грамматической ошибки я дамской речи не люблю»

 

Злюсь а на Гилельса. А, думаю, – потому, что, когда (Боже, сколько в русском языке знаков препинания!) я слушаю Рихтера, я понимаю, что никогда так не смогу, а когда Гилельса, есть чувство: я бы позанимался – и сыграл бы лучше.

 

В этой удивительной сонате, меня удивляет даже номер «4». Как-то мне кажется, что под этим номером, как следует получилось только у Пифагора.

 

sergey6akov: Вы хотите сказать, что информационно-творческие объекты, нумерованные числом «4» (за исключением теоремы Пифагора и сонаты Бетховена), чем-то проигрывают остальным?

 

Просто далеко не первый раз вижу проявление тетрафобии пользователями музыкальных форумов. Причина кроется на мой взгляд в том, что «четвертые-неудачные» концерты, симфонии и т. д. – это произведения, в которые композиторы вкладывают больше нового, своего смысла, чем того старого смысла, который уже заложен в форме. Если и получается нечто эклектичное, то оно все равно интереснее, чем три предыдущих композиции этого же жанра. Собирательный образ «4-го» – это как бы сшитое из разных кусков полотно, которое настолько отображает реальную жизнь (а не привычную правильную форму), что сперва может вызвать отвращение. Это касается концерта Рахманинова и симфонии Шостаковича, а в чем-то, возможно, и Прокофьева. Описанный мною вид тетрафобии относится к периоду именно этих композиторов. Вероятно, тетрафобия проявляется и по отношению к более ранним авторам. Но в чем причина там, не совсем понимаю…

 

  1. S. Если тема о подобных вещах здесь имеется, хорошо было бы перенести это сообщение туда. С уважением, житель квартиры на 4-м этаже дома под номером угадайте каким.

 

sir Grey: У меня похожие мысли. Бог троицу любит, а уж четвертое — это челиндж. У меня-то нет ни первого, ни второго, ни третьего опусов. Но насчет четвертого – его отсутствие я переживаю с особенным беспокойством.

Интересно очень, что Гилельс в 57-м году, когда он был как бы виртуоз, играл «Дон Жуана»…

 

Короче, играл разное и вдруг – не кассовая соната.

 

Относительно исполнения – первая строчка. Для меня Рихтер знает милисекунды, а Гилельс играет по метроному. От Рихтера я балдаю с первых пяти аккордов, дальше выключюсь, а включаюсь на второй странице, где в левой шестнадцатые, и снова выключаюсь, и вторую часть толком послушать никогда не могу.

 

Но вернусь к началу. Очень любопытно, что он – молодой – взял эту сонату. Значит, я его не очень-то понимаю.

 

 

 

Глава 090

 

Роберт Шуман

 

 

Концерт для виолончели с оркестром ля минор (1850) Op.129

Академический симфонический оркестр Московской филармонии

Мстислав Ростропович (виолончель)

Самуил Самосуд (дирижер)

 

Mikhail_Kollontay: Не знает ли кто историю создания этого странного сочинения?

 

musikus: Чем странного? Если можно, с этого места поподробнее.

 

Mikhail_Kollontay: Кажется, что связи между звуками у Шумана, чем дальше, тем больше, определяются не музыкальной логикой, а неизвестно какой. А в этом сочинении есть обе. Поэтому оно для меня предельно неопределённое, рыхлое не в негативном понимании, процесс без точной фиксации, что ли. В скрипичном уже всё по ту сторону, там проще. Трогает при этом глубочайшим образом. Как будто что-то и говорит, а на каком языке-то? А видимость традиционного романтического языка.

Иначе выражу.

Что-то симфониечаргейвилиевское ощущаю в этом виолончельном концерте. Точно так же совершенно слушать нельзя, потому что больше нельзя дышать, что ли, опять не получается сказать. По другую сторону жизни, но ещё и по эту, по ошибке.

 

musikus: Вот это Вы, как раз, замечательно сказали: «Больше нельзя дышать»! Симфония Чергейшвили – потрясающая трагическая исповедальная вещь. И концерт Шумана – как ни далеко это сопоставление – тоже содержит в себе это зерно, хотя язык совершенно другой.

 

Andrew_Popoff: Страшно люблю этот концерт. Да, верно, дышать трудно. И рыхлость, и странность формы, языка, синтаксиса. Не хватает воздуха, где-то все на грани. Сумасшедшая музыка.

 

musikus:  По мне – так один из лучших виолончельных концертов вообще. Скрипичная версия, конечно, хороша, поскольку изумительна сама музыка. Но виолончельный исходник все же лучше, особенно с Казальсом.

 

Mikhail_Kollontay: Ну, Вы скажете тоже, Казальс. Играет как бы сочиняя. Таких больше и нету. Даже в Бахе, на мой взгляд. И пианистов таких нету, и скрипачей. Я с детства помню, как он в записи Шумана чуть ли не разговаривает громко или какие-то междометия, громче виолончели своей. А Гульда ругают! хотя по интенсивности не сравнишь. Значит, и тут важно, не так важно, что.

 

musikus:Таких, точно, больше нету. Но я так и не понял: это у Вас в плюс или в минус. Тем не менее, после Казальса слушать, скажем, сюиты Баха больше ни у кого не хочется (даже у Шафрана с его гигантским, поистине баховским, звуком), как, впрочем, и многое другое (например — концерт Дворжака). А мычание мне не мешает (такое впечатление, что он играл, не вынимая трубки изо рта). Он-то поет вместе со своей виолончелью, это ведь не рояль, как у Гульда. Что касается Ростроповича, то баховские сюиты, во всяком случае, Пятую, он играл явно «по-казальсовски».

 

Mikhail_Kollontay: Мне полностью в плюс, конечно! Как исключение из правил, бывают исполнения, закрывающие тему, я о Казальсе тут опять-таки. Ростропович молодец, но другого совсем плана. Шумана я у него не слушал, просто незачем. Есть воспоминания митрополита Питирима (Нечаева), как они вместе на виолончели учились играть, ведь оба из Тамбова. Я некстати, как всегда. Пение, вернее, громкие вздохи Казальса мужские, басовитые, в отличие от нетембристо ноющего голоса Гульда. Ну и искусство как-то соотносится. Насчет Баха я не знаю, ведь есть Бах, а есть Бах в редакции Козолупова (совершенно разные опять четыре человека!) ну или Казальса, у последнего получается род фламенко, ну и хорошо. Я, однако, предполагаю, что для виолончелиста Бах Казальса уже давно музей, как для меня музей Бах Гульда.

 

 

 

Глава 091

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Соната для фортепиано № 10 до мажор (1783) KV330 (300h)

Гленн Гульд (фортепиано)

 

Romy_Van_Geyten: Я тут всё размышляю, чем же это Моцарт крут. Вроде бы Бетховен и Гайдн по всем статья круче… А сейчас понял. Внезапные, резкие перепады настроения. Ни у кого такого нет, как у него — ангельское пение, внезапно ныряющее в адскую бездну, как это происходит во второй части этой сонаты, в Двадцать третьем концерте, в ре-минорной «Фантазии», в «Дон Жуане»… да вообще, практически везде!

 

shark_bmt: Ого, я недавно читал интервью пианистки Юлии Монастырской, которая с этим согласна:

 

«Моцарт — один из самых сложных для понимания композиторов. Несмотря на кажущуюся простоту и гармоничность, он вовсе «не стремится» общаться с исполнителем и уж тем более со слушателем. Чтобы быть соразмерным искусcтву Моцарта, нужно до него «дорасти», «дозреть». События у Моцарта происходят с такой «скоростью», которая обычному человеку неподвластна: вдруг среди всей этой лучезарности, неудержимого праздника жизни возникает что-то такое страшное, «виденье роковое, внезапный мрак иль что-нибудь такое» (А.С.Пушкин, «Моцарт и Сальери») — становится не по себе, но это «что-то» длится какое-нибудь мгновенье, а дальше — опять праздник! Однако нужно, играя, успеть на секунду заглянуть в «зазеркалье» и — главное — вернуться обратно. Такие эмоциональные «виражи» — это, пожалуй, самое трудное, что есть в исполнительском искусстве. Наверное, поэтому так мало людей, по-настоящему хорошо играющих музыку Моцарта. Кстати, все вышесказанное относится и к еще одному композитору … — Францу Шуберту».

 

victormain: Ну конечно. Пушкин это сформулировал в «Моцарте и Сальери» с замечательной точностью:

 

«Я весел…. Вдруг: виденье гробовое,

незапный мрак иль что-нибудь такое….»

 

Но ещё – не менее важное – синтаксис. Причём врождённый, с самого почти начала. У него самая невероятная система заявок, самоопровержений, автодискуссий в процессе одной фразы. Впрочем, с образной системой синтаксис неразрывен, является – скажем так – её оформлением. Совершенно уверен, что в мимике, походке и разговорном интонировании Моцарт был таким же.

 

Andrew_Popoff: Абсолютно так. Ведь, вроде, все просто, иногда до тупости. И вдруг он, стервец, такое отчебучит, что весь рыдаешь. Не только глазами, а всем телом. Там такая мелодическая пластика, что просто невозможно же! Только Шопен иногда до таких вершин еще поднимался.

 

victormain: Представляешь себе, каким болваном в музыке и в эстетике был любимец народов Карл Барт, считавший (и внедривший этот образ среди современных умов) Моцарта звёздным счастливцем, у которого ни тени сомнений и вообще никакой тени ничего никогда не видать, не слыхать. Забавные представления о Божественном ребёнке.

 

Romy_Van_Geyten: Заврался я слегка в предыдущем комментарии: не по всем статьям Гайдн и Бетховен круче Моцарта. Как оперный композитор Моцарт кроет, конечно, всех без исключения. Абсолютный номер один.

 

Это зальцбургское исполнение сонаты мне представляется совершенно волшебным.

 

samlev: Да, исполнение захватывающее. Ощущение, что пианист заглядывает чуть дальше, чем это возможно, и нас за собой утаскивает… Нечасто такое бывает.

 

Romy_Van_Geyten: Мне кажется, что даже гульдоненавистнику Музикусу оно может понравиться.

 

musikus: Да, нормальное исполнение, слушать можно… Хотя об этом кукольном маркато в первой части можно спорить. Но в целом здесь обошлось без известных гульдовских примочек. Кстати говоря, эта ранняя запись – хорошая лакмусовая бумажка, наглядно показывающая, чем я обычно возмущаюсь у Гульда. Достаточно сравнить эту раннюю зальцбургскую запись с другой его записью, 70-го года. Там этот гульдовский выпендреж в полном расцвете.

 

Miao: Пока ничего такого глубоко-возвышенного я в произведениях Моцарта не увидел… Пока он для меня – птичка по веткам прыгающая. Поёт прекрасно и живо. И глубоко иногда даже. Но трагизма не наблюдаю.

 

musikus: У меня впечатление, что профессионалов восхищает, прежде всего, феноменальная композиторская техника Моцарта, в чем он и проявился, действительно, как абсолютный гений. Причем техника не столько наработанная, сколько дарованная Свыше, нисходящая ему по молниеносному наитию, интуитивно. Не случайно его называли – «дрозд» (Прокофьев говорил, что талант – это когда человек заранее знает то, чему остальным приходится учиться). То есть восхищает, прежде всего, то – ка̀к это сделано. А вот с что̀ тут гораздо сложнее. Феномен Моцарта ярко подтверждает то обстоятельство, а в сущности — объективный закон, согласно которому искусство тем более популярно, чем оно, так сказать, менее информативно.

 

 

 

Глава 092

 

Пётр Ильич Чайковский

 

 

«Средь шумного бала»

6 романсов (1878): № 3 (А. К. Толстой) Op. 38/3

Медея Фигнер (Мей-) (меццо-сопрано)

Записано в 1929 году

 

victormain: Интернет даёт дату этой записи уверенно. Странность лишь в том, что Медее Ивановне в 1929 было семьдесят. Если да, то для сопрано это небывалое певческое долголетие.

 

Mikhail_Kollontay: Бывает, у Архиповой вот было.

 

victormain: И всё-таки Архипова чистое меццо, а Медея пела много сопранового репертуара без ущерба для голоса. И чтоб в такой ситуации никаких следов качки в семьдесят лет — поразительно, да?

 

Mikhail_Kollontay: Да ведь и Ирина Константиновна по русским понятиям не очень и меццо была. У нас надо, чтоб откуда-то из пушки стреляло, а когда светлый звук, с головными, то норовят принять за сопрано. Приходилось обжигаться об невежество тут, к сожалению, из таких мецц у нас пытаются лепить сопрано. Из Берганца точно бы сопрано сделали. Про возраст я, честно говоря, не разбираюсь. Не помню, рассказывал ли тут, как пытался подбить Н. Л. Дорлиак сделать цикл детских песен Чайковского. Ей было шестьдесят пять, примерно (хотя с биографией Нины Львовны вопросов слишком много на самом деле). До сих пор жалею, что она отказалась, после немалых колебаний, надо сказать, и через немало дней; видимо, принялась дома заниматься, но…

 

sir Grey: Меня удивило, что поет и Лизу, и Кармен. Я никак не могу понять — это деление голосов – это что-то научное? У человека так глотка устроена – либо туда, либо сюда? Про Кармен Каллас тоже думаю. Про то, что сделала со своим голосом Долуханова. Про «бас» Шаляпина.

 

То есть вопрос такой: насколько деление голосов по амплуа объективно.

 

Mikhail_Kollontay: Всё-таки природа, а не «деление» какое-то искусственное. Природа у каждого певца уникальна, и речь идёт только о том, как удачнее подстроить данную персону к имеющимся репертуарным зонам. Чаще педагоги попадают сразу, но бывают и поиски. Был (наверное, и есть) один бас, который сначала стал баритоном, а потом тенором. Такое издевательство не

всякий голос и выдержит. От контральто до крепкого сопрано, тоже знаю случай, но это понятнее.

 

victormain: У Карузо был очень крепкий баритональный низ, особенно это слышно в оригиналах записей на Виктроле. Деление теноров на лирических и драматических – русское, по-моему, изобретение, не от хорошей жизни. Итальянцы такого не признают, как и с баритонами и с сопрано: нужно уметь петь всё, остальное – нюансы амплуа. Многие меццо с качественным верхом пели сопрановые партии. С Каллас не очень показательно как раз. Там была трагедия регистровых шатаний из-за изнасилования голоса в достаточно раннем для певицы возрасте. А вот в Минске Александровская хорошо пела Лизу и была при этом лучшей Графиней, которую я слышал (только в записи, к сожалению; на сцене я её не застал уже). В Минске же потрясающая Данилюк, лучшая (полагаю) Марфа в «Хованщине» в истории оперы, свободно пела почти сопрановую Ортруду в «Лоэнгрине», это живьём слыхал, замечательно. Ноты теноровые могут петь и басы, пожалуйста. Но «сидеть» не в своём природном регистре крайне вредно: в первую очередь стачивается красота тембра середины, потом всё остальное. Левик в «Записках» вспоминает, как Василий Петров, знаменитый бас 20-30-х гг., при аналогичной дискуссии взял клавир «Русалки» и сходу спел каватину Князя без проблем. Но добавил: «Увлекаться такими штуками никому не рекомендую». Кстати, именно так расшатал себе замечательный от природы голос Магомаев. Тесситурная небрежность, всеядность. Теноровый верх, почти басовый низ по тембру, баритон по диапазону; что хочу, то и пою… А вот нет.

 

Mikhail_Kollontay: Глубоко тронуло исполнение первой трети, больше, чем музыка и стихи. А потом, опять ни жизни, ни фантазии. Что значит тупые повторы, допотопная технология – это же композитор виноват. Почему надо на один и тот же мотивчик бедной госпоже Фигнер петь совершенно разные слова?? Ведь ясно, что сочинил-то он на первую строфу, вот так оно бы и хорошо было. Так нет, надо еще разбодяживать и разбодяживать повторами. А стихи-то уже не лезут, несмотря на структурное совпадение. И крайним оказывается исполнитель. И поди-ка тут вывернись, когда автор сам тебя не уважает.

 

 

 

Глава 093

 

Роберт Шуман

 

 

 

Соната для фортепиано № 1 фа-диез минор Op. 11

Маурицио Поллини (фортепиано)

 

abyrvalg: Редко исполняемая соната Шумана. У меня впечатление от нее некоторой неотшлифованности, особенно финал весьма причудлив, в котором вроде какая-то идея есть, но все так неуравновешенно, не сформулировано до конца.

 

Mikhail_Kollontay: [хамским фальцетом] Да что Вы такое говорите! Шедевр шедевров! Каждую ноту любой музыкант знает! Другое дело, если Вы судите по каким-то исполнениям левым. Хотя какое тут исполнение помогает, не знаю, суть в музыке. Приезжайте, я Вам сыграю, вопросов не будет. Или, ещё лучше, ученицу мою попросим приехать из Мюнхена, мы с ней полгода назад проходили, гениально она играла. И финал там лучшая часть.

 

abyrvalg: Я говорил не про общеизвестность каждой ноты этой сонаты («К элизе» тоже каждая собака знает, однако ее практически не играют на сценах), а про частоту ее исполнения на музыкальных сценах. Этим, увы, она похвастаться не может. А уж афиши я, поверьте, регулярно просматриваю. Исполняют ее редко. А что касается вкуса, то соната мне не нравится, ни в каком исполнении, за исключением, может быть, первой части.

Вообще же, если говорить о творчестве Шумана в целом (за исключением его вокальных вещей) то ровно половина его произведений мне нравится, и ровно столько же – не нравится. Мне не все по душе в его творчестве.

 

Intermezzo: [заносчиво] Может, Вам и «Крейслериана» не нравится?!

 

sir Grey: Я знаю только фортепьянного Шумана, и немножко – песни. Все большое, что он писал в это время и позже (у него как-то по десятилетиям примерно все легло) – абсолютно не знаю.

 

Я не понимаю его крупные формы. Хоть сто крейслериан, где все дробится по кускам, а из этого складывается какое-то целое – отлично! Да! Но у сонат, концертов, квартетов должна быть какая-то иная цельность (а не бесконечное варьирование одного и того же).

Я даже сонаты Шопена готов принять, а у Шумана – что-то не доходит.

 

Mikhail_Kollontay: Может быть, Вы ищете батюшковской цельности, а тут бесконечное больное дробление. Как бы он изначально болен, но почему-то в состоянии писать ноты и даже организовывать свои мысли в сонато- и симфониеподобные формы. Но всё это никак не симфонии и не сонаты. (А когда внутреннего тока уже нет, получается зрелый романтизм, воспринявший внешние, но не внутренние проявления этой случившейся прискорбности).

 

ByeBye: Михаил, сыграйте, пожалуйста, и здесь выложите. Ведь можно? Будем век благодарны!

 

Mikhail_Kollontay: Это неудачная шутка. Я Шумана ничего, кроме «Лесных сцен» не играю (даже есть видео, но где оно?..). А вот Ван Исинь играла сонату изумительно – но записи нету. И вряд ли теперь уже будет. Хотя с листа сыграть, в виде показа с объяснялками, конечно, могу, но это с бокалами в руках делается, сытыми и весёлыми. victormain и precipitato знают, о чём я. Вообще был такой опыт с Мусоргским однажды: в Менделеевском университете устроил вечер, где в первом отделении разъял как труп «Картинки с выставки», всё показал, всё рассказал, со всеми аллюзиями, Берлиозами, Глинками и Шопенами то есть, а во втором отделении уже сыграл. Сколько помню, получилось интересно. Организовывал вечной доброй памяти Валентин Луценко, потрясяющий был человек. Но обычно это дома, что попало играли и беседовали. А записать эти бредни словами на бумаге неинтересно. И, потом, надо быть существенно моложе и [ещё] поглупее для этого.

 

sir Grey: А как обстоят дела с симфоническим Шуманом? Чайковский, оказывается, сказал, что у Шумана оркестровка плохая. И я, хоть и не понимаю в этом, мне тоже кажется, что как-то одинаково все. И люди на форуме пишут, что его все по-разному играют. Как же так?

 

Andrew_Popoff: Оркестровка у Шумана нестандартная, это да. Только ленивый об этом не говорил. Многие даже смеялись. Кто-то сказал из советских музыковедов: как это хорошо звучит на рояле, и как ужасно в оркестре.

Собственно, разговоры о том, как плохо Шуман оркестровал — это из разряда вечных тем.

 

sir Grey: Пока что Adagio во Второй мне очень понравилось.

 

Andrew_Popoff: Когда я учился в консерватории, то оркестровкой занимался с Юрием Марковичем Буцко. И однажды я спросил у него, что он думает о партитурах Шумана. Я ожидал, что Юрий Маркович будет ругать их или хотя бы ворчать (все ж ругают, это бонтон такой). Но Буцко сказал:

 

«Он так слышал. И Вы попробуйте услышать симфонии Шумана его ушами»

 

И я попробовал. И не сразу, но услышал. И с того момента я и заболел Шуманом и полюбил на всю жизнь. До того я к Роберту Шуману относился с уважением, но прохладно.

 

Вообще, совет хороший применительно ко всем авторам – попробуйте услышать их музыку их ушами.

 

Глава 094

 

Александр Сергеевич Даргомыжский

 

 

Баба Яга

Шутка-фантазия

Государственный академический симфонический оркестр СССР

Александр Гаук (дирижер)

 

Mikhail_Kollontay: Мне YouTube предложил вот послушать, и спасибо ему. Не удержался и загрузил ссылку в Архив. Я понимаю, тут, видно, что-то личное, но я каждую ноту Даргомыжского вообще воспринимаю как нечто, а тут такое.

 

victormain: Забавная Яга. Немного фильмы Александра Роу предвосхищает темпераментом и нестрашностью. Ну и не надо забывать, что Баба Яга во многих сказочных версиях герою-рыцарю самой, что ни на есть, роднёй приходится (по вышивке ширинки выяснялось, например). Так что не всё с ней просто.

 

weina: Послушала – словно трактат прочитала:  «Баба Яга как воплощение русского духа».

 

Mikhail_Kollontay: Почему русского-то?! Скорее уж французского: хохочущий берлиозов фагот-то оттуда? Да и целотонщину, похоже, придумал Обер. А гармонический мажор и прочее подобное, чьё изобрѐтенье?

 

victormain:  Но в пьесе и на самом деле что-то есть (чего не хватает, как мне кажется, в той же знаменитой «Байке» Монюшко, Даргомыжскому и посвящённой); такой внезапно и круто свихнувшийся Будашкин получился.

 

Mikhail_Kollontay: Про Будашкина не скажу, не знаю, а что куда-то съехали, причем нарочито, это да, да и в названии это выражено.

 

victormain: Ну как же, Миша, не могли Вы «Морозко» не видеть в 60-х. Там Будашкина авторская музыка, клюква, но очень лихо сделанная. Там ещё Милляр Бабу Ягу играет, только уже не страшную, в отличие от довоенной «Василисы Прекрасной» с ним же. Да, и Чуриковой, кажется, перваяя роль в кино. Я недавно как раз пересматривал, жене показывал, она не видела, ибо родилась много позже.

 

Mikhail_Kollontay: Да нет, ничего я не видел — меня в кино не пускали в детстве, а тедевизора не было. Потом тоже я как-то не очень интересовался, поэтому почти ничего не знаю. Видел только афиши на улицах.

 

victormain: Бедное дитя, как же так… И «Седьмое Путешествие Синдбада»  не дали посмотреть?! И «Великолепную Семёрку»? Но Вы же не скажете, что не бегали тайком на «Фантомаса»?!

 

Mikhail_Kollontay: Да я не ощущал, очень много было работы, была задача дать образование до школы еще, церковь, книги, музыка. Было совершенно не до грибов. Отсюда, конечно, немало выросло проблем.

 

victormain: Ну да, понятно. А мне повезло. Я ведь музыкой всерьёз начал заниматься в тринадцать лет, до этого только «Воробья» Майкапара (?) в транспорте в любую тональность играл годика в четыре. Да «У реки, у речки ветер носит флаги» Кабалевского с мамой в четыре руки. Ну и ещё что-то, больше по слуху. Так что детство было свободное, безобидное. Книги, впрочем, с избытком, это да, с четырёх лет – запоем.

 

Mikhail_Kollontay: Нет! Автор абсолютно бессмертного «Воробья» Аврелиан Григорьевич Руббах, с которым имел счастье быть в очень близких, могу сказать, дружественных отношениях. Я его имя тут не раз упоминал. Аврелиан Григорьевич был учеником и ассистентом Феликса Блуменфельда в своё время. Учился ли композиции – не знаю, но всегда, с молодости, сочинял. Была даже мысль его вступить в Союз композиторов. Для этой цели были привлечены: я – как соисполнитель и Андрей Эшпай, к которому мы ходили играть это дело в Союз композиторов. А Эшпай с юных каких-то лет был с Руббахом знаком, может, и учился у него – это не знаю, но они еще до войны были в хорошем контакте. Как я знаю, в пору гонения на евреев Руббах был изгнан из профессоров консерватории, но остался преподавать в Мерзляковском училище. Хотя я уже застал его как полного пенсионера. Сразу вспоминается, что учениками (по фортепиано, естественно) Руббаха были Капустин, Тебенихин, Кефалиди. Пользовались большой его помощью Наташа Панкова, Вероника Маху, я, естественно. Было много других посетителей тоже.

 

victormain: Руббаху – ура! «Воробей» бессмертен, воистину!

 

 

 

 

Глава 095

 

Николай Петрович Раков

 

 

Концерт для скрипки с оркестром №2 ля минор (1954-63)

Оркестр Всесоюзного Радио

Неэме Ярви (дирижёр)

Олег Коган (скрипка)

 

Mikhail_Kollontay: Мне всегда казалось, что Николай Петрович – человек с какой-то загадкой. Вполне возможно, она состояла в том, что ее не было, а была осторожность умного опытного человека, прекрасно знающего свои рамки и возможности, ни на копейку себя не переоценивающего. Редкое качество такой само-баланс, и принципиальное отсутствие заинтересованности во внутренней жизни ученика, и полное отсутствие самодемонстрации. Музыка его скорее капельмейстерская, а не композиторская, соответственно, но классная, конечно.

 

Phalaenopsis: А всё-таки удивительно, как он держит весь строй произведения на одной ниточке, немного аппассионатного характера.

 

Mikhail_Kollontay: Я послушал даже. Очень все умно, расчётливо, строго, тонко, музыки в смысле музона – нет и не предвидится, вкуса не хватает, откуда бы ему взяться (я имею в виду то, что вся сольно-скрипичная каденционная музыка вполне безобразна, бахо-цыганские перепевы). Большой хитрец Николай Петрович. Сказать ему совершенно не о чем, и он это знает! Профи, в смысле профессор.

 

Phalaenopsis: Михаил, Первый скрипичный намного лучше. Согласен с Вами, что здесь каденция во вступлении слушается вульгарно.

Первый можно слушать даже ради исполнения, на мой взгляд, идеального.

 

Mikhail_Kollontay: Нет, спасибо уж. Я лучше посмотрю трек о технологии изготовления соевого соуса. Изучение тонких технологий – самое полезное дело для композитора.

 

musikus: Давно не слушал, совсем забыл первые впечатления, и вот не поленился, послушал. Совершенно согласен с Михаилом Георгиевичем, он очень метко сказал. Оба концерта – такое умело выстроенное, но вялое общее псевдолирическое место ни о чем, имитация чувств, и что-то, вроде, упражнения на тему: «Как написать скрипичный концерт». На мой взгляд – вещь опасная, притупляющая, размыливающая вкус слушателя, о чем и говорят, увы, отзывы на форуме.

 

Phalaenopsis: Не согласен. Первый шикарный просто.

 

musikus: Рад за Вас. При такой точке отсчета Вы можете просто купаться в шедеврах.

 

Phalaenopsis: Нет, я разборчив, думаю даже, что не хуже Вас. Но Вам искренне завидую, ибо тот океан, прослушанный Вами мне уже не одолеть за оставшийся промежуток пребывания в этом мире. Хочется также упомянуть про «купание в шедеврах», не так уж много существует шедевров по сравнению с тем, что сочинено. Я уже упоминал как-то это количество. Приблизительно одна десятая, возможно меньше.

 

musikus: Моя разборчивость не от количества, а от качества.

 

Phalaenopsis: Аналогично. Я ещё думаю, что у Кагана также была хоть какая-то разборчивость. Если посмотреть, каких авторов он исполнял, то с какого перепугу он бы стал играть концерт Ракова?

 

precipitato: Ну, мало ли какие бывают обстоятельства. Может, они соседями по даче были.

 

Phalaenopsis: Но это совсем не говорит о том, что Первый скрипичный плохой. Я именно этот концерт имею в виду.

 

musikus: Артисту нужно иметь репертуар. Нельзя играть одни шедевры. Кроме того, действует корпоративный фактор. Гилельс играл Кабалевского как миленький…

 

Mikhail_Kollontay: Но вот педагог он, и именно по оркестровке, был, на мой взгляд, какой надо. Он учил абсолютно тупо, ни шагу в сторону, по схемам, по своей мето̀де. Все одновременно сидели часами в классе, писали партитуры, поминутно ходя показывать свои решения, и если не угадал, то сиди, думай дальше. В крайнем случае: «Миша, ну ты ему объясни». А в творчестве своем применяй знания, школьно у него полученные, как хочешь. Он вообще не входил в творческие вопросы, а только в каком регистре валторна звучит и как, а в каком не звучит и как. Задачи его по оркестровке надо только лишь было угадывать, что он имел в виду. Никаких там творческих моментов, никаких вариантов оркестровки не было. Надо было только точно угадать, что имеется в виду и почему. Фортунатов с уважением выражал это так: «Раков блестяще учит есть чёрный хлеб». А что еще композитору надо? У самого Фортунатова уроки были разговорные: можно так, а смотри, можно еще и так, а ну-ка, давай финал Двадцать седьмой Бетховена с натуральными бетховенскими валторнами, да надо их в расстрой, как вот у Глинки, ты что, не слышал о таком? а ну марш изучать Глинку… Ничего подобного у Николая Петровича не было, просто — суконка. И в музыке его он ровно такой же. Блеск.

 

 

 

Глава 096

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Ацис и Галатея

Аранжировка оды Г. Ф. Генделя (1788) KV566

(Моцарт добавил духовые партии, изменил и добавил партии для струнных, изменил развитие партий)

Оркестр «Das neue Orchester» (DNO)

Кристоф Шперинг (дирижер)

Маркус Шефер (тенор)

 

Anonymous: Моцарт здорово аранжировал оперу: из барочной она превратилась в барочно-классицистскую. Прекрасные партии для духовых были добавлены!

 

sir Grey: А для чего он это делал?

 

Anonymous: Не для чего, а для кого. Он сделал аранжировку оперы Генделя для барона Готтфрида фон Свитена. Барон очень любил музыку Генделя, Баха, Карла Филиппа Эммануила Баха. Под его покровительством исполнялись произведения этих композиторов. В 1786 году барон основал ассоциацию «Gesellschaft der Associierten». Ассоциация давала концерты, состоящие из произведений как барочных композиторов, так и современных. В 1788 году Моцарт стал членом и дирижёром ассоциации. Тогда же барон фон Свитен заказал Моцарту аранжировку произведений Генделя в современном вкусе. Моцартом в течении 1788-90 гг. были сделаны аранжировки следующих произведений Генделя: оратории «Мессия», опер «Ацис и Галатея» и «Пир Александра» и «Оды на день св. Цецилии».

 

victormain: Какой ужас. Вот что такое нерегулярные доходы и жена на водах.

 

Mikhail_Kollontay: Это да, ужас, сколько писать руками надо. Только композитор поймет. У меня вот на страницу партитуры уходит день, а если трудно, то больше (что чаще), если совсем трудно, и неделя может уйти. А звучит эта страница так, секунд пять, скажем. Причем дело не в работе ума, а в работе пишущей руки, ну, плюс некое внимание, оно тоже устаёт.

 

victormain: Миша, ну там составы всё-таки оркестровые другие были. Вокальные и хоровые партии он, думаю, не трогал. У Люлли вон, половину оперы струнный квинтет чешет, голос и что-нибудь облигатное. Цифрованное континуо. Всё. Так ещё можно жить и пуды вываливать. Но всё равно – это нечто. Я думаю (надеюсь!), что ван Свитен очень солидно ему заплатил, вровень с авторской работой. Тогда как прикладнуха проходит, первоисточник приятный, утешает. Как они с графоспазмом боролись – не представляю.

 

Mikhail_Kollontay: Спасает компьютер. В холодном поту вспоминаю рукописные времена, уже далекие. Было так: устраивалась наклонная плоскость – вроде парты – для партитурной бумаги (иначе от писания флейт очень устают глаза и спина, хотя тогда еще не мешал живот), глаза от света защищались таким бейсбольным козырьком, справа тушь и банка с водой для постоянно необходимой промывки пера, а также специальные щеточки для этой цели, пара перьев разной конфигурации, карандаши, ластик и т. д. Но преимущество было в том, что ты видишь весь бумажный партитурный лист, сразу, а сейчас приходится бесконечно по нему прыгать, и страницы листать тоже.

 

victormain: Я по-прежнему пишу от руки. Правда, тушью сейчас очень редко, только если какие-то особые подарочные экземпляры. Перешёл на гелевые ручки, они не мажут и не проступают сквозь хорошую бумагу (а вот с этим сейчас главная проблема!). Пёрышки я раньше просто промывал под краном время от времени, а по ходу пользовался перочисткой.

 

tagantsev: По мне так, тут Моцарт ничего ни из чего не превратил, да и лучше опера не стала. А исполнение отвратительное в том смысле, что темпы идиотские и все перекорежено. Дивлюсь на Моцарта – вроде, хороший парень. И чего ему не сиделось? А поместить это творение надо в Генделя – ведь, например, Чакона Бах-Бузони в Архиве проходит под имением Бах!

 

Anonymous: Да не надо в Генделя. Бузони же ничего не досочинил в Чаконе Баха! А вот Моцарт добавил духовые партии, изменил струнные партии и вообще развитие партий. Так что будет в Моцарте сие творение.

 

Aelina: Дима, а аранжировку «Мессии» Генделя не нашел?

Хотелось бы послушать и её….

 

Anonymous: Нашёл, конечно. Загружу.

 

 

 

Глава 097

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

«Allein zu dir, Herr Jesu Christ»

Кантата BWV 33

Aнсамбль «Bach Collegium Japan»

Масааки Судзуки (дирижер)

Робин Блэйз (контратенор)

Герд Тюрк (тенор)

Питер Коой (бас)

 

Aelina: «Только в Тебе, Господи Исусе Христе»

 

Кантата на тринадцатое воскресенье по Троице.

Первое исполнение: 3 сентября 1724, Лейпциг.

 

Красивейшая кантата!

И исполнение превосходное!

 

sir Grey: Очень красиво и жизнеутверждающе. И, хоть я люблю все печальное и грустное, испытал истинное наслаждение. Когда знаешь слова, конечно, в некоторых случаях намного интереснее.

 

Он поет:

«Меня обновишь и обра-а-а-а-а-а-а-а-дуешь».

 

Интересно, если весь подстрочник дать в таком ключе? Но нет, это смешно. Имея текст, даже те, которые, как я, не знают языка, могут прекрасно во всем разобраться.

 

ditlinda: Дорогая Элина, спасибо за наводку! Очень красивая и светлая кантата! И всё-таки жаль, что не знаю языка. Кто-то сказал, не помню, что не знать немецкого – это не знать ничего. Наверное, это так или почти так. Спасибо за загрузку!

 

Intermezzo: Элина, не знаю, как тебя благодарить за наводку – это потрясающе! У меня просто нет слов.

 

Aelina:  Андрей, для сравнения послушала Риллинга. Теперь понимаю, о какой «тяжеловесности» ты говорил.

 

Любопытно, а записывал ли маэстро Судзуки «Мессу си минор»?

 

abyrvalg: А как же!

 

Aelina: Прекрасно!

Уважаемый, дорогой Георгий, тысяча благодарностей Вам за размещение кантат Баха!

И если Вы также любезно разместите ещё и Мессу – заранее низкий поклон!

 

sir Grey: А если не разместит? Что будете делать? Поклон – не воробей…

 

Aelina: Дорогой Сэр Грэй, вот не ожидала я от Вас такого ехидства. В любом случае – от своих слов не отказываюсь.

 

Кстати, слушаю второй раз «Мессу си минор» в исполнении Судзуки. Восторг!!!

 

sir Grey: Я начал слушать. Очень хотелось бы перекинуться с Вами еще парой слов здесь на Форуме. В этом мире. Вдруг в новом мы не узнаем друг друга.

 

Aelina: Будьте спокойны – узнаем!

 

sir Grey: Сомневаюсь я.

 

И ведь уже и Форума не будет, даже о Вашем впечатлении не смогу узнать. А жаль.

 

 

 

Глава 098

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Струнный квинтет № 6 ми-бемоль мажор (1791) KV614

Артюр Грюмьо (скрипка)

Arpad Gerecz – (violin II)

Georges Janzer – (viola I)

Max Lesueur – (Viola II)

Eva Gzako – (cello)

Запись — май 1973 г., Швейцария.

 

Phalaenopsis: Уважаемый Виктор, помнится как-то я писал об «увертюрности» некоторых симфоний Моцарта. Здесь я заметил, что это произведение как будто сложено из арий. В это время Моцарт был увлечён оперой, возможно, это нашло отражение в других произведениях. Или это иллюзия? Очень важно Ваше мнение.

 

victormain: Это довольно неожиданная постановка вопроса. С одной стороны, Моцарт оперу настолько любил и всегда хотел её писать, что — да, некоторую калейдоскопичность, присущую опере, можно отметить в его манере подачи материалов. Но мне кажется, что определённая реактивность переключений вообще свойственна его натуре, характеру. Даже на начальном синтаксическом уровне, в момент тезиса. На его уровне качества материала и воспитанности вкуса и формы такой шик можно было себе позволить. Вообще же опера — коварный жанр, сильно расслабляющий по части качества выполнения момента: в опере, как нигде больше, позволяется и даже рекомендуется временами «проходняк». Иначе слушателю было бы невыносимо выслушать два-три часа музыки в едином, равноценном энергетическом напряжении. Во «Флейте» таких проходняков нет, но расслабиться можно на разговорных сценах, в других его операх – на речитативах. А вот уникальное сверхкачество «Воццека» Берга, например, компенсируется динамикой действия и нюансами сюжета (любовь-кровь:). Короче, подумать тут есть о чём. Думаю, у Моцарта всё было во взаимодействии, все жанры влияли друг на друга. Но такого олимпийского дыхания, как в финале «Юпитера», в его операх Вы не встретите, просто за ненадобностью и иными принципами организации ткани.

 

Romy_Van_Geyten: Ну ладно! Финал второго действия в «Свадьбе Фигаро», финал и первого, и второго действия в «Дон Жуане». Финал «Юпитера» просто одышка в сравнении с этим. Хех… Вообще, моцартовские оперные финалы — это самое выдающееся, чем человечество может похвастать.

 

victormain: По качеству – верно, но там везде избыток материала, в симфонии такое просто ни к чему. А там каждый рот откроет – обязан свежо проявляться. Финалы эти у Моцарта – из лучшего, что он делал вообще, безусловно. И таких финалов больше ни у кого нет. Но как раз они почти избыточны, на пределе возможности восприятия. То есть, это уже не совсем опера. Сравни с Россини, насколько у него легче аналогичные места написаны, проще и слушаются. Но шляпу мы снимаем в первую очередь перед Моцартом, разумеется.

 

 

 

Глава 099

 

Борис Семёнович Франкштейн

 

 

Утешение

Романс для валторны и фортепиано

Борис Франкштейн (фортепиано)

Артемий Якушев (валторна)

 

OlgaKz: Какое нежное утешение! Подлинное! «Вокальная» партия валторны необыкновенно изящна. Молодцы исполнители! Присоединяюсь и к аплодисментам, и к выкрикам «Браво!». Спасибо за запись.

 

precipitato: Совершенно не понял, к чему такая пьеса. Ноты – совершенно произвольные все.

 

Mikhail_Kollontay: У меня примерно это с Мясковским.

 

precipitato: Миша, для меня более-менее понятно стало с ним, когда прочитал в каком-то его письме, что квартира на Арбате обошлась ему аж в три симфонии.

 

аlexshmurak: Класс!!!

 

precipitato: Золотые времена.

 

Mikhail_Kollontay: Вообще, симфония стоила в предперестроечное время этак четверти три от стоимости автомобиля. По советским ценам, если «Жигули». Так что можно себе рассчитать, о какого качества квартире идет речь.

 

victormain: Проще и быстрее было оперу для Бурятии написать: на бурятском языке надбавка была, процентов пятьдесят. И, конечно, высшая категория. Там и театр приличный, тут же поставили бы.

 

abyrvalg: А сколько за музыку к фильму платили в советские времена, если не секрет? Ведь, судя по всему, немало.

 

victormain: Поминутно.

Восемьдесят рублей в художественном кино, сорок в документальном. Это не за время фильма, а за чистую музыку. Были ещё высшие ставки – сто и пятьдесят рублей соответственно, но их получали только народные и лауреаты, да и то по блату. Помимо гонорара мы получали так называемые потиражные, сумма зависела от категории, которая присваивалась каждому фильму (на высшей категории сто процентов гонораров, если не ошибаюсь; поэтому её никому старались не давать, кроме Бондарчука или Озерова). Обычно в смету художественного фильма закладывались тридцать-сорок минут музыки. В документалистике: на десять минут изображения до десяти минут музыки, в двадцать минут изображения закладывалось до шестнадцати минут музыки, в тридцать минут изображения – до двадцати минут музыки. И так далее, возможны были подвижки, но в этих пределах. Это всё про односерийное кино. Поэтому мечты прикладников всегда были связаны с многосерийками. Материал один и тот же проварьировал или переоркестровал, и готов новый номер, который с точки зрения любого редактора – новый (редактор замерял соответствие метража записанной музыкальной фонограммы сметной, ещё до раскладки музыки). Отдельные, повышенные расценки существовали на фильмы с грифом «музыкальный» (типа «Дуэньи» или «Обыкновенного чуда»). Мне такого писать не доводилось, но если не ошибаюсь, на двухсерийный музыкальный фильм с потиражными можно было купить «Волгу».

 

 

 

Глава 100

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Концерт для фагота с оркестром cи-бемоль мажор (1774) KV191 (186e)

Оркестр им. Моцарта

Клаудио Аббадо (дирижер)

Гийом Сантана (фагот)

 

Maxilena: Этот концерт – просто чудо, особенно, когда хороший фагот!

 

Romy_Van_Geyten: Вторая часть – одна из самых красивых у Моцарта.

 

victormain: По материалу напоминает о глюковском начале в Моцарте. В кантиленах не раз у него это слышно, начиная с дуэта Мелии и Эбалуса, если самое раннее из написанного всерьёз вспоминать.

 

Phalaenopsis: Моцарту вообще лучше всего давались медленные темы.

 

Mikhail_Kollontay: А вообще у Моцарта есть медленные темы?

Я как-то не соображу.

 

alexshmurak: Медленная часть до-мажорного фортепианного концерта (фа-мажор, 12/8)

 

Mikhail_Kollontay: Как это Вы запоминаете, мне всё это одинаково кажется. Если помните Кехель, поделитесь, хорошо?

 

alexshmurak: Двадцать первый концерт.

 

Mikhail_Kollontay: Какое же оно медленное? Нормальное моцартовское подвижное нечто. То есть он может написать слово adagio даже, но почти всегда наполняет событиями, фигурациями… Чем от Бетховена и отличается, по-моему. Даже в фортепианном Адажио си минор пульсация 16-х есть. Непоседа.

 

Ноты скачались, удостоверился – там andante написано, как я смутно и помнил. Продолжая, – а если кажется медленным, так это романтические привычки бетховенизации могут быть. Я об этом, собственно. У Гайдна тоже не густо с медленностью. Высочество могло заскучать, а то и заснуть, так что надо было суетиться пером.

 

 

 

Глава 101

 

Фредерик Шопен

 

 

Вальс № 19 ля минор B.150

Сиприан Кацарис (фортепиано)

 

OlgaKz: Этот несчастный вальс значится в архиве и под номером 17 Op. POSCH в исполнении Саймона, Коллара, Олссона и еще кого-то там, и под номером 19 Op. POSCH вот явился. Олссон его и под тем и под другим номером исполняет – ему все равно. И исправить некому – все ушли на Майдан.

 

Andreewa: Присоединяюсь. И что спорят-то, все равно каждый при своем мнении останется. А вот, с пеной у рта доказывают друг другу. Самое плохое, что негатив нагнетают на сайте. Так хочется жить в мире и согласии.

 

OlgaKz: И не говорите! Все уже переругались в прах! Зачем это рядом с миром музыки?

 

Andreewa: Вы правы, Ольга.

Этот вальс исполняется под № 17 Колларом, Олсоном, Саймоном и Данг Тхай Шоном. Специально послушала сейчас.

 

OlgaKz: А теперь послушайте № 19, пожалуйста. Там подобная чехарда.

 

Andreewa: В № 19, я только у Саймона узрела, что это не тот вальс. Подобная чепуха может быть, загружают же разные люди. Надо сообщать модераторам, когда что-то заметим.

 

OlgaKz: Я написала в разделе «Пожаловаться», но сами видите, что тут у нас! Музы заткнулись, не до вальсов…

 

LAKE:  Вы что, называете музами тех, кто ушел на Майдан?

 

OlgaKz: Что Вы! Какие музы! Если я назову тех, кто ушел на майдан, как подобает – меня забанят. Мочу уж!

 

LAKE: Я буду «мочить» вместе с Вами!

 

OlgaKz: Молчу!!!

Ох, Александр, нет бы, раньше написать! А теперь получился закос под президентский стиль!

В Вашей поддержке моих начинаний и не сомневалась, дорогой мой друг!

 

LAKE: Я не смогу Вас бросить! Даже в том случае, если Вы станете президентом!

 

OlgaKz: И бразды правления мы в снег не уроним!

 

LAKE: И установим свое время! Летнее, но гибкое!

 

 

 

Глава 102

 

Роберт Шуман

 

 

Симфония №2 до мажор (1845-46) Op. 61

Посвящена Оскару I, королю Швеции и Норвегии.

Симфонический оркестр Национальной радиокорпорации NBC

Артуро Тосканини (дирижер)

sir Grey: А почему Шуман посвятил эту симфонию королю? Просто так?

 

Andrew_Popoff: Просто так не посвящали. Заплатил, наверное.

 

victormain: Или рассчитывал, что заплатят. Возможен вариант: может быть, Шуман хотел получить место при дворе. Но я не в курсе истории этого именно посвящения.

 

Andrew_Popoff: На шумановском портале пишут следующее:

 

«Между тем Шуман как композитор достиг такого положения, что мог, не задумываясь, посвятить свой опус его величеству королю Швеции и Норвегии Оскару. В качестве благодарности он получил большую золотую медаль».

 

ak57: У Бетховена почти каждый опус посвящен кому либо.

 

Andrew_Popoff: Бетховен посвящал меценатам. Это была железная традиция. Иногда в то время посвящали потенциальным меценатам из аристократии, в надежде на будущие милости. Но это молодые композиторы. Бетховен зрелый посвящал за плату. Много, кстати, ему перепало от русского посланника в Вене графа А. К. Разумовского, поэтому немало посвящений именно ему.

 

ak57: Меценат – римский военачальник и богач, поддерживал художников, артистов, музыкантов и прочих людей искусства не требуя от них никаких знаков благодарности.

 

sir Grey:

«Он не требует, не просит,

Желтый глаз его горит,

Каждый сам ему выносит

И спасибо говорит»

 

ak57: Прокофьев в мемуарах пишет, что когда ему было двенадцать лет, мама долго уговаривала его посвятить фортепьянную пьесу тете, сестре мамы. А он не понимал – зачем это нужно. Это было сто лет назад. А как в XXI  веке с посвящениями? Это ещё актуально?

victormain: Нормально. У меня много. Но королям не приходилось. Заказчикам случалось посвящать, но исключительно в рамках личной приязни. А так – друзьям. Ещё исполнителям.

 

Andrew_Popoff: У Мартынова, я знаю, с «Сингапуром» было. Не королю, конечно, а послу, по заказу посла. А Муравлев по заказу посла Британии написал фортепианный квинтет ко дню рождения жены посла, это начало 2000-х. За деньги, само собой. Но сейчас подобные штуки редкость. Такие подарки способны делать жене только истинные аристократы.

 

precipitato: Тищенко свой Requiem по таиландской принцессе написал по заказу королевской семьи.

 

1dfcbkbq9: А кто оркестровал эту симфонию Шумана для данного исполнения? Ведь Шумана переоркестровывали, и не по одному разу.

 

sir Grey: В самом деле, у Гардинера написано: «Оригинальная авторская редакция». А остальные – не оригинальные?

 

«Вот так постранствуешь, воротишься домой…»

 

После многих других исполнений оценил Тосканини.

 

 

 

Глава 103

 

Поздравления участникам форума

 

 

Happy Birthday to you, DzhiTi!

 

Mick_M: А теперь, милые мои друзья и оппоненты, оставьте в покое Майдан, исторические миссии и разногласия по поводу оных. И слушайте внимательно сюда.

 

Уже 35 минут как у Галины Тимуш (DzhiTi) наступил День рождения. И это важнее всей той лабуды, которой мы тут сутки напролет занимаемся. Галя! Мы тебя очень любим, поздравляем и желаем острого секционного ножа! Остальное у тебя все есть!

 

Andrew_Popoff: Галя!!!! Громадные поздравления от меня!!!

Пусть не затупится скальпель форева!!!

Будьте здоровы и счастливы!

Отдельный поклон Вашему папе, и ему также поздравления от нас всех!

 

LAKE: Дорогая Галина, с Днем Рождения. Пусть жизнь Ваша идет медленно-медленно, красивой дорогой, и все и всё на этом пути радуют Вас и будут с Вами нежны и ласковы.

 

Anonymous: С Днём Рождения!!! Ура!!! Пусть скальпель не тупится и пила не ломается. Пусть жизнь яркими красками всегда наполняется. Удачи Вам во всём, доктор. Ваша профессия – вершина эволюции!

 

musikus: Галочка, я опять опоздал. Вы там, в Азии нас опережаете. Желаю всего самого лучшего, желаю, чтобы жизнь была полна красотой и душевным спокойствием. И, конечно, не болеть, доктор!

 

Phalaenopsis: Галенька! Сердечно поздравляю. Мы ж с тобой почитай на одной земле где-то рядом ходили.

Помнится, моего сына, тогда ещё малого, куснул клещ, так я его в 23-ю больничку поволок. Может, именно ты и оградила от беды.

Поздравляю!!! Расти большой!

 

yarunskiy:

Хоть и с опозданием, но всё же

сердечно поздравляю с днём рождения!!!

Хочу пожелать Вам быть врачом исключительно только в мирное время.

Пусть минуют Вас революции и прочие времена перемен.

Успехов во всём!

 

Andreewa: Дорогая Галина! Очень трудно добавить что-то новое ко всем тем поздравлением, которые уже высказаны здесь. Поэтому пишу, что всегда: Будьте счастливы! Пусть все невзгоды минуют Вас! Живите долго! Здоровья Вам на долгие годы! Всего, всего, всего!..

 

OlgaKz: С радостью присоединяюсь к поздравлениям и всем добрым пожеланиям!

 

С днем рождения!

 

Karapyzik: Г. А. Тимуш

 

Пусть зима, стремительно шагая,

хлещет нас морозным февралём.

Не грусти, блондинка дорогая,

на семейном празднике своём.

 

Пусть в косматом лике непогоды,

опушенном снежной резедой,

ты на миг свои увидишь годы,

за твоей идущие звездой.

 

Эти годы – славные ребята –

(их число, позволь, я утаю),

берегут торжественно и свято

красоту и молодость твою.

 

Все они живут в стране далёкой.

На краю невидимой земли.

Рыцари без страха и упрёка.

Внуки Каратала и Или.*

 

Светлые, прекрасные созданья,

не с одною саженью в плечах,

в этот вечер вашего свиданья

в дверь к тебе негромко постучат.

 

Встретив их с улыбкой у порога,

ты их тотчас ласково прости,

что, проделав длинную дорогу,

треть из них замешкались в пути.

 

В том они ничуть не виноваты.

Да и нет вины здесь ни на ком.

Просто не пришедшие ребята –

лишние за праздничным столом!

 

* Названия рек в Казахстане

 

 

 

 

Глава 104

 

Роберт Шуман

 

 

Симфония № 3 ми-бемоль мажор «Рейнская» (1850) Op.97

Чикагский симфонический оркестр

Джон Элиот Гардинер (дирижёр)

 

sir Grey: Вот мне это исполнение нравится. А почему? На Бетховена потому что похоже.

 

Andrew_Popoff: Ну, я не слышал, как Бетховен дирижировал.

По музыке – я бы не сказал. У него предельно все сконцентрировано и рационально – всегда, кроме Девятой. А тут полное сумасшествие, снос крыши и разрыв аорты.

Но мне Гардинер тоже с Третьей нравится. Хотя любимый – Тосканини. Послушайте, рекомендую.

 

sir Grey: Мне самое начало напомнило. В этом исполнении. А во Второй Тосканини почему-то не произвел впечатления.

 

Andrew_Popoff: Вторую он хорошо исполняет, но в Третьей, конечно, сильнее. Там еще важный момент – Вторую надо обязательно играть с натуральными валторнами, а у Тосканини – хроматические, это не то, увы.

 

sir Grey: А это так важно? Я прочитал в Интернете, что в 30-х уже были хроматические валторны. И, вроде, они просто удобнее. Не надо руки никуда засовывать.

 

А другие режиссеры играют с натуральными?

 

И в какой части вообще надо эти валторны слушать, будь они неладны!

 

Andrew_Popoff: Уже в 30-х XIX века. Но Шуман писал для натуральных. Возможностей у хроматических больше, но звук не тот.

 

abyrvalg: Кстати, я где-то слышал, что у Баха есть произведения, написанные как бы для хроматических труб, хотя в то время все трубы, понятное дело, были только натуральные. А как музыканты того времени воспроизводили эти ноты на трубах?

 

Andrew_Popoff: А Вы можете сказать о каком сочинении речь? Тут еще надо учитывать, что валторна играет вплоть до шестнадцатого обертона, то есть, с седьмого и выше она, при помощи руки в раструбе, уже может сыграть всю хроматическую гамму, не используя вентилей. В процессе игры также можно менять строй натуральной валторны при помощи крон – в паузах, когда не надо играть.

 

abyrvalg: В «Рождественской оратории» № 1, где-то в последних номерах, по-моему, где труба играет виртуозные пассажи.

 

Andrew_Popoff: Вы кларино имеете в виду? Это такая маленькая труба, ее еще баховской называют. Да, очень виртуозный инструмент. При помощи губ там можно слегка изменять строй, а кроме того, верхние обертоны позволяют играть полноценные гаммы.

 

sir Grey: В какой части послушать эти валторны, скажите, пожалуйста.

 

Andrew_Popoff: В самом начале, вступление первой части. У них там тема наподобие cantus firmus с интонацией квинты. У Арнонкура слушайте.

 

sir Grey: Послушал. Результат непредвиденный.

 

Во-первых, я впервые вслушался в эти валторны, и все заиграло другими красками. Вот так. Толкую, сужу. А сколько процентов оркестровой музыки я вообще слышу?

 

Во-вторых, исполнение Тосканини начало нравиться. И валторны у него нравятся больше, чем у Арнонкура. Но у Арнонкура я слышу, что с валторнами что-то непривычно для моего современного слуха. Как будто фальшивят.

 

В третьих, спасибо. Кажется, привыкаю я к этим симфониям, и, вроде, не в убытке. Там, глядишь, и до оратории дорасту. Жизнь впереди еще долгая.

 

Andrew_Popoff: На самом деле фальшивят не валторны, а оркестр, который играет в темперированном строе.

Но да, это Вы верно подметили. И звук у натуральных валторн отличается. Больше похож на такой мягкий округлый тромбон – объемный, красивый.  А вообще, натуральная валторна очень многое может сыграть. Послушайте хоть моцартовские концерты.

 

Mikhail_Kollontay: Моцарт там чуть не до двадцать пятого обертона пишет, кажется. Какие же зверские были исполнители! Сейчас да, если пишешь выше До третьей, можешь получить по уху. Один раз мне это сыграли, а в другой раз – послали…

 

sir Grey: Что это значит, «до двадцать пятого обертона»? Высокие ноты? Там в нотах у нас – просто ноты, ничего непонятно про обертоны.

 

Andrew_Popoff: Медные играют натуральный звукоряд, соответствующий своему строю. Например, если основной тон До большой октавы, то следующий по высоте звук (1-й обертон) до малой октавы. Сыграть звуки внутри этого интервала – си, ля, соль и т. д. большой октавы невозможно без применения вентилей или кулисы, изменяющих строй. Следующий, 2-й обертон квинтой выше первого – соль малой, 3-й квартой выше 2-го – до первой; и далее по натуральному звукоряду. «Фальшивые» ноты в верхних обертонах опытный музыкант может корректировать губами или рукой в раструбе.

 

sir Grey: Кстати, жаль, что здесь у нас расписано по партиям, вместе смотреть невозможно. Это для трубачей.

 

 

 

Глава 105

 

Джованни Паизиелло

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 2 фа мажор

Английский камерный оркестр

Марияклара Монетти (фортепиано)

 

Anonymous: Спасибо за новую запись этого концерта. Прекрасный концерт! Кстати, все концерты Паизиелло присутствующие на сайте как «концерты для фортепиано с оркестром», на самом деле написаны для клавесина с оркестром. Думаю, целесообразно подписать все эти концерты как «Концерты для клавира с оркестром», учитывая, что написаны они для клавесина, а исполняются в основном на фортепиано.

 

Andrew_Popoff: Судя по музыке, ничего специфически фортепианного там нет, годится и клавесин. А когда концерты были написаны? Если ранние, то, конечно, клавесин. Если поздние – клавесин уже выходил из концертной практики, для него в начале XIX века уже не писали концертов.

 

alexa_minsk: Во всех альбомах, откуда взяты записи, это «Концерты для фортепиано с оркестром». Пусть так и остается.

 

alexshmurak: Совершенно ненужное упрямство, Александр. В самом деле, концерты не написаны для фортепиано. Это как назвать ХТК Баха «циклом для рояля».

 

Andrew_Popoff: Бах, все же, раньше жил, Леша. Паизиелло в переходную клавесинно-фортепианную эпоху попал. Учили, конечно, на клавесине, но в нотах обозначение может быть и редакторским.

 

abyrvalg: В нотах «Лунной» сонаты Бетховен тоже написал «для чембало». Но глупо же писать теперь в заглавии: «для чембало или фортепиано». Уже принято играть на фортепиано и так же дело обстоит и с Паизиелло. Дело не в точной исторической правде, а только в том, что произведение написано для клавишного инструмента. Под клавишным инструментом сейчас повсеместно подразумевается фортепиано. А если конкретный исполнитель выбирает в качестве клавишных клавесин, то об этом можно просто написать в самой выкладке в качестве уточняющей информации.

alexa_minsk: Уважаемые друзья. Думаю, что какой из вариантов именования (для клавира или для фортепиано) концертов Паизиелло более правильный – не столь важно. Мне наиболее убедительными показались аргументы Георгия. И записи существуют только на фортепиано.

 

tagantsev: Кажется, у Ключевского я прочитал, что этот Паизиелло так надолго задержался в России, потому что сыскал благосклонность Императрицы (у которой и слуха-то не было) тем, что написал арию на кашель и тем самым сильно ее повеселил.

 

abyrvalg: У меня есть диск с полным комплектом концертов Паизиелло (Шпада), где в буклете пишут, что они были написаны в течение восьмидесятых годов XVIII века. И, кстати, там пишут, что на титульном листе Первого концерта было написано: «Концерт для клавира с несколькими инструментами, написанный Джованни Паизиелло для синьоры Синявиной, придворной дамы Ее Императорского величества, Императрицы всей России».

 

andante: «(1779) 19 августа после прогулки с соколиною охотой в окрестностях Царского Села Екатерина изволила в картинной комнате играть в карты. В продолжение игры госпожа фрейлина Катерина Алексеевна Сенявина и капельмейстер Джованни Паизиелло играли на «клавикордах и припевали».

 

Andrew_Popoff: Екатерина, к слову, любила сочинять либретто опер, за что композитор Евстигней Фомин и поплатился.

 

tagantsev: А что с ним случилось?

 

Andrew_Popoff: Он-то, по наивности, стал либретто кромсать, чтобы приспособить к музыкальной драматургии. Либреттисту это не понравилось.

 

Вот кусок на эту тему из моей старой передачи:

 

«Императрица Екатерина II предложила Фомину для оперы либретто собственного сочинения «Новгородский богатырь Василий Боеславич». И тут Фомин совершил катастрофическую для себя ошибку. Он забыл, что в России с начальством не спорят. Зная, что главный автор в опере не либреттист, а композитор, он весьма вольно обошелся с предложенным ему либретто, выкинул многие сцены, вставил балетные номера и в таком виде представил свое творение на высочайший суд. Нужно ли говорить, в какую ярость пришла царица? На карьере Фомина–композитора был поставлен жирный крест».

 Mikhail_Kollontay: Я вот недоумеваю, откуда у Фомина «Высоко сокол летает», да и многое другое в «Ямщиках». Это для меня что-то такое совершенно поразительное, ни до, ни после нет примеров.

 

Andrew_Popoff: Да, «Ямщики на подставе» невероятно оригинальная и талантливая для своего времени опера.

 

Mikhail_Kollontay: С исполнениями не очень только, первый хор прекрасно исполнен Юрловым, отдельные арии есть, а целиком не на том уровне.

 

paraklit: Хорошая музыка… Нет времени, все собираюсь как-нибудь сесть и насквозь переслушать сочинения этой легендарной «четверицы»: Сарти, Галуппи, Паизиелло и Сапиенцы…

 

Глава 106

 

Роберт Шуман

 

 

Blumenstuck

Пьеса для фортепиано Op.19

Святослав Рихтер (фортепиано)

 

Aelina: Мир романтизма.

Под таким названием проходил в 1985 году знаменитый музыкальный фестиваль Святослава Рихтера «Декабрьские вечера». По замыслу организаторов программа фестиваля включала произведения Шуберта, Шумана и Шопена. Творчеству каждого композитора уделялось десять дней. В начале вечера, открывавшего декаду Роберта Шумана, Святослав Рихтер преподнес слушателям венский букет – «Блюменштюк» (Blumenstuck), соч. 19. Так в Германии называли цветочные натюрморты, которые в XIX веке пользовались большой популярностью. Эта изящная пьеса, по словам автора, представляла собой «вариации, но без темы» и должна была называться Гирлянда, но потом название было заменено на «Блюменштюк». Возможно, это название было навеяно Шуману романом его литературного кумира, любимца немецких романтиков Иоганна Пауля Фридриха Рихтера (писавшего под псевдонимом Жан Поль), который переводится как «Отрывки о цветах, плодах, шипах, или супружество, смерть и свадьба адвоката для бедных Зибенкейза». Миниатюра была написана в 1839 году в Вене, за год до женитьбы Шумана на Кларе Вик, и вместе с циклом «Мирты», соч.25 для голоса и фортепиано, написанным в 1840 году, стала свадебным подарком невесте композитора.

 

Отличнейшее исполнение!

Можно слушать тысячу раз подряд – и всё более и более восхищаться!

 

sir Grey: Как вообще лучше перевести Blumenstuck??

 

Romy_Van_Geyten: Цветок.

 

sir Grey: Спасибо, ждал Вашего ответа. Именно цветок. Не соцветие, там, букет, я не знаю, что. Просто – Цветок, да?

 

Niksti: Мне кажется, что – Картина с изображением цветов – точнее, хотя и длинно.

 

Romy_Van_Geyten: Речь шла о названии пьесы. А название романтической фортепьянной пьесы не должно звучать как газетный заголовок. За такой его перевод, Шуман, думаю, оторвал бы руки и ноги, а остальное скормил волкам…

 

Niksti: Было спрошено, как лучше перевести слово, а не как называется пьеса в русском варианте. А фортепианная пьеса существует под названием «Цветочные картины». Предполагается, что Шуман хотел вызвать ассоциации с романом Жан Поля «Цветочные, фруктовые и терновые картины…». А Шумана можно избавить от подозрений в кровожадности.

 

Anonymous: Konzertstuck (по аналогии с blumenstuck) – это концертная пьеса, так что Blumenstuck, значит, цветочная пьеса.

 

Romy_Van_Geyten: Довольно примитивная аналогиия. Тогда как Вы переведете слово «goldstueck», как «золотая пьеса»?

 

Anonymous: Нет, я переведу не как «золотая пьеса», а как «кусок золота».

 

precipitato: Пьеса «Кусок золота» – это пять. Только лучше было бы – «Золота кусок», сразу ассоциативное поле шире становится.

 

Anonymous: Можно, конечно, как «Кусочек золота» или «Золотая штука».

 

precipitato: «Золотая штука» – это пять с плюсом!

 

 

 

Глава 107

 

Роберт Шуман

 

 

Пестрые листки

Пьеса для фортепиано (1836-49) Op. 99

Жан Мартен (фортепиано)

 

Allaya: Спасибо Юлия, очень понравилось.

 

sir Grey: Мне первый раз не понравилось, так сыграть все по пальчикам, без шуму и пыли. А теперь слушаю – нравится.

 

Aelina: Дорогой сэр Грэй, да будет Вам известно – заразили таки Вы меня этим опусом. Жду не дождусь, когда Вы, наконец, доберетесь до буквы «р».

Исполнение Рихтера – самое-самое!

 

sir Grey: Давно уж добрался! Как раз сейчас слушаю. Согласен, что супер. Мне еще Гринберг очень нравится.

 

А сам опус, как мне тут объяснили, – что-то очень грустное. Опус – не опус. Обрывки мыслей.

 

Любопытно, что Рихтер решил сыграть все целиком. Там, где все рассыпается, он захотел увидеть целое.

 

Mikhail_Kollontay: Папка для отходов, там совершенно разномастные музыки, в разномастных форматах. Сочинение прекрасное поэтому, нет напряжения, ах, как бы мне организовать форму. А никак! и очень хорошо.

 

sir Grey: Загадок много, конечно. Почему Абентмузик? Не понимаю смысла называния.

 

И все-таки – я писал уже – у позднего Шумана явно ощущается органная педаль, хоть меня режьте! Басок такой.

 

Mikhail_Kollontay: Тут уже обсуждали, у Шумана был в ходу безумный рояль с педалью как у органа, он для него и написал специально два опуса, и везде чувствуется, что не хватает этой басовой клавиатуры, не только в позднем, и в «Симфонических этюдах» также, и в «Крейслериане», скажем, прямо явно, что имелось в виду.

 

sir Grey: Интересно, может быть, он и «Крейслериану» писал для такого рояля? Например, последнюю пьесу, где прямо хочется басы поддержать педальным басом.

Или у него голова просто так работала, такие органные басы у него в очень многих вещах.

 

 

 

Самуил Евгеньевич Фейнберг

 

 

Скерцо из Симфонии № 6 П. И. Чайковского

Транскрипция для фортепиано

Аркадий Володось (фортепиано)

 

Mikhail_Kollontay: Если кому вдруг надо – Миша Цайгер сделал восьмиручную транскрипцию этой части.

 

victormain: Господи, в наше-то время?!

 

Wustin: А какое оно?

 

victormain: Саша, оно как минимум постэдиссоновское. То есть, симфонический опус можно услышать дома, не прибегая к исполнению многоручного переложения его для одного-двух роялей. А именно такое, по-моему, было предназначение этих переложений в до граммофонную эпоху. У меня когда-то лежали ноты симфонии Рубинштейна «Океан», тоже в восемь рук, дореволюционное издание. Ну и что с ними делать? В букинист снести? Я так и поступил.

 

Wustin: Понимаю, Витя, но не все так просто. Помимо существующей практики в музыкальных школах, о которой сообщает childcomposer, в постэдиссоновское время возникла проблема в непосредственном переживании музыки через игру вместо закладывания ее в приготовленном виде в рот.

 

Mikhail_Kollontay: Саша, и я сейчас именно этим занимаюсь – поскольку расписывать голоса симфонии крайне утомительно и скучно, я чередую это с сочетанием пьес для начинающих малышей. И сразу вышло так, что исполнение всего этого требует импровизации, самостоятельной работы над текстом, скажем, такты следует играть в произвольном порядке, такие как бы пазлы. Притом я не стремился к такому, но сама работа естественным образом требует подхода, для меня неожиданного.

 

Wustin: Для меня сочинение детских пьес было когда-то наслаждением не меньшим, чем сочинение пьес «взрослых».

 

Mikhail_Kollontay: Я и не знал, что у Вас они есть. Разместите? Помню, у Тобиса чудесные. А у меня это не получается, я стараюсь, но не уверен, скорее не нравится, чем удовлетворяет.

 

childcomposer: Вот сейчас в музыкальных школах наблюдается некая мода на шести- и восьми-ручные фортепианные ансамбли. Мне даже как-то заказывали переложить четырёхручную пьесу для восьми рук.

 

Mikhail_Kollontay: Умудряются даже для одного рояля в восемь рук. Ставят табуретки торцом. Комплекция тоже, видимо, нужна сугубо субтильная. Такие братцы кролики получаются.

 

OlgaKz: Сопереживание музыки через игру в ансамбле с близкими по духу людьми – это уже иной уровень постижения.

 

Wustin: Абсолютно верно! Каким божественным представляется теперь XIX век с его домашними квартетами и трио.

 

OlgaKz: Именно домашнее музицирование я и имела в виду – оно у нас в семье, в доме моих родителей, бабушек – дедушек, было таким естественным. Приходили папины друзья, играли, когда трио, когда квартетом. Незабываемо прекрасно! Лучшие часы и минуты жизни! Сейчас, к сожалению, это утрачено.

 

Wustin: Да, в некоторых семьях это продолжалось до середины прошлого века. Осталось это только в джазе, который превратил всех нас в папуасов.

 

OlgaKz: Увы!

Но мне кажется, что потребность в совместном музицировании еще не полностью утрачена, еще не преодолена черта, за которой процесс уже станет необратимым. Так хочется, чтобы эта традиция возродилась, чтобы звучали четырёхручные и прочие n — ручные транскрипции и на концертах, и в записях.

 

abyrvalg: Мне кажется, что это просто был один из видов досуга. Телевидения, кино и все остального не было и образованный класс таким образом себя развлекал.

 

Wustin: Домашнее музицирование являлось не просто видом досуга, или таким досугом, который перерастает в нечто более серьезное.

 

OlgaKz: Абсолютно согласна! Вспоминая папу и его друзей – музыкантов, могу с уверенностью сказать, что это был не просто способ время убить, развлечься, но очень важная жизненная потребность. И относились к домашнему ансамблевому музицированию не только с любовью, но и большой ответственностью, серьезностью. Оно было частью жизни самой!

 

sir Grey: Молодые люди собираются во всякие группы и играют на гитарах. Но вот найти по соседству скрипача или виолончелиста, с которыми можно было бы любительски что-нибудь разучить… Это утопия.

 

abyrvalg: Если кто-то вообще начинает вдруг играть на пианино, сейчас это считается почти чудом. Знание китайского, наверное, не так производит впечатление, как умение играть на пианино.

 

Niksti: Во время учёбы в училище и дальше было переиграно с листа всё симфоническое, что существовало в четырёхручных переложениях. Удовольствие неописуемое. Безумно жаль, что сейчас не с кем играть. Можно было бы и в восемь рук, потому что есть два фортепиано.

 

OlgaKz: Желаю Вам найти еще две верные руки и переиграть все заново!

 

Глава 109

 

Георг Фридрих Гендель

 

 

Dixit Dominus

Псалом для солистов, хора и оркестра соль минор HWV 232 (1707)

Эммануэль Аим (дирижер)

Натали Дессе (сопрано)

Филипп Жарусски (контратенор)

 

Aelina: Боясь навлечь на себя гнев поклонников этого генделевского шедевра, попробую с восторгом констатировать – это лучшее, из имеющихся пока в Архиве, исполнений Псалома!

Какие темпы! Какие голоса!! какая гармония!!!

Впечатления сильны – до головокружения!!!

 

Кирилл, мои горячие благодарности!

 

OlgaKz: Примите и мои благодарности, Кирилл!

 

Согласна с Элиной – выдающееся исполнение!

Все-таки это сочинение обладает каким-то магическим, притягательным очарованием не только для слушателей, но и для исполнителей – вдохновение заоблачное! Номера̀ четыре-пять и восемь-девять в этой трактовке затмили все иные прочтения.

 

Само совершенство!

 

Aelina: Переболев этим произведением, иммунитета хватает ненадолго.

Возвращение к нему – неизбежно.

 

Магическое исполнение!

 

OlgaKz: Верно! Этот псалом – прекрасная болезнь! Прививки не существуют, иммунитет не вырабатывается, каждый раз слушаешь, как в первый. И возвращаешься, возвращаешься к нему…

 

Своего рода наркотик!

 

Aelina: О! Можно даже новую тему открыть – тринадцать наркотических произведений классической музыки:

 

Симфония № 7 Прокофьева;

ор.35 Шопена;

ор.35 Шостаковича;

ор.47, ор.73, ор.56 Шумана;

BWV1043 Баха;

ор.11 Фанни Мендельсон;

ор.104 Дворжака;

сонаты №31 №32 Бетховена;

и, конечно же, РАХ-2.

 

OlgaKz: Боже, какая роскошная идея! Меня только смущает ограничение, налагаемое числом тринадцать. Тесно! Почему бы нам не отнестись к делу как Жмуйдзинавичюс: собрал чертову дюжину чертей, потом две чертовых дюжины, дальше – чертову дюжину чертовых дюжин, еще чертову дюжину чертовых дюжин чертовых дюжин…

 

Появляется свобода, перспектива и драйв!

 

LAKE: А вскорости появятся и черти.

 

Andreewa: Тьфу-тьфу-тьфу.

 

Глава 110

 

Виктор Николаевич Копытько

 

 

Плач Изольды

Ария для сопрано и камерного оркестра (1983)

Оркестр Большого театра оперы и балета Республики Беларусь

Татьяна Гаврилова (сопрано)

Лариса Ласоцкая (флейта)

Вячеслав Волич (дирижер)

 

Andrew_Popoff: Очень тонко написано. Завидую даже. И ведь как-бы в традиции Флорентийской камераты, а в то же время и Лиза Чайковского, и какая-то Вселенская женственность. И никакого Вагнера. Чисто, нежно.

Восхищаюсь! И искренне поздравляю!

Исполнение и запись замечательные!

 

Mikhail_Kollontay: Прекрасное сочинение, воспоминание об эпохе, причем, я так понимаю, что довольно скоро уже после 1983 года началось брожение и переход на несколько иные рельсы (у меня началось в 1986, например, может, немножко раньше). Потому что чувствуется уже пребывание у края, у предела, что ли. Ну, а ростки будущего были всегда.

 

Wustin: Для меня похожее началось в 1982, когда «пошла» моя опера (застрявшая в 1980). Помню ослепительный солнечный ноябрь в Рузе…

 

Mikhail_Kollontay: Саша, я даже себе представить не могу, что у Вас за опера.

 

victormain: Свидетельствую: замечательная. У меня есть полный клавир, автор подарил.

 

Mikhail_Kollontay: Так нужно, по-моему, немного активизироваться. Ситуация в театрах вовсе не ка̀к тридцать лет назад уж точно, ставят самое разное. И неожиданные могут быть варианты. Скажем, моя бывшая студентка работает в Польше в театре концертмейстером, можно у неё спросить.

 

victormain: В Польше — это серьёзно. Там хорошие театры, большие и камерные. Но кто из режиссёров по нотам заведётся? без хотя бы черновой записи или живого показа? Не представляю. А в этом материале, мне кажется, посыл должен идти от режиссёра. Остальные сообразят по ходу, а без режиссёрского принципиального желания вряд ли тут есть возможности. К сожалению.

Ну, или дирижёр уровня класса и мобильности Аббадо. Но мы ж не предлагаем ноты. Вот Аббадо и уходит без нас.

 

Я Женю Ройтмана сколько уговаривал: пошли Аббадо партитуры, он с таким удовольствием сыграет…

 

Osobnyak: Что нужно сделать, чтоб послал?

 

Romy_Van_Geyten: Для начала пересечь Стикс.

 

abyrvalg: Сейчас, чтобы пересечь Стикс – талеры нужны, или флорины, а без них Харон и не почешется.

 

Maxilena: «Тщетно драхму во рту моем ищет угрюмый Харон…». Всюду коррупция.

 

Romy_Van_Geyten: Уж прямо и коррупция. Нормальный транспортный гешефт, не очень прибыльный, кстати – обратно-то Харон идёт порожняком!

Менеджер ему нужен хороший. Чартерные рейсы, экскурсионные программы, туристические каталоги… больше позитива…

 

abyrvalg: Дорогу назад у Аида надо заранее заказывать. Об этом Орфей и поёт.

 

Osobnyak: Чтоб в оба конца – харизма нужна. Против неё Аид не попрёт.

 

abyrvalg: Ныне без харизмы вообще никуда. Я вот, например, та̀к харизмой отсвечиваю, что сейчас лучами этой самой харизмы последние остатки гриппа добиваю. А так лежал бы ещё неделю.

 

Romy_Van_Geyten: Можно торговать излишками. Чего добру пропадать!

 

Maxilena: Хе-хе. Если на здешнем форуме, то не получится. Конкуренция велика, одни ядрёные харизматики собрались… Если только торги устроить, рейтинги всякие… Хм… демократические выборы… Так и до партий дойдет. Президент, премьер, глава Центробанка… Нет. Лучше просвещенная анархия, как тут и есть.

 

abyrvalg: А где наш главный харизматик – Музикус?

 

Maxilena: Он конкретно не сообщил, но, думаю, что – на даче, в деревне. Это он второй раз так уезжает, без интернета. В прошлом году пришлось с собаками разыскивать.

 

abyrvalg: В Тверской области?

 

Maxilena: Ну да, где-то там. Бяка, конечно. Я по нему скучаю. Да и страшновато за него.

 

abyrvalg: А чего так? Он, наверное, там отжигает.

 

Maxilena: Дай-то Бог. Но, боюсь, у него слишком много разных проблем. Знаете, я его очень люблю и в отсутствии особенно это чувствую.

 

abyrvalg: Да всё будет нормально, он ещё и Вас успеет выбранить за излишнее беспокойство.

 

 

 

Глава 111

 

Йозеф Гайдн

 

 

Симфония № 44 ми минор «Траурная» (1772) Hob I: 44

Чикагский симфонический оркестр

Бернард Хайтинк (дирижёр)

 

Aelina: Эту симфонию Гайдн написал для меня!!!!

Спасибо, дорогой Йозеф!

 

Krestjanin: Чур-чур-чур… Симфония-то «Траурная»…

Хотя, какая она траурная. Она вполне себе жизнеутверждающая. Следующая по номеру «сорокапятка» или «Прощальная», кстати, потраурнее будет. По не вполне достоверным сведениям, Гайдн якобы желал, чтобы на его похоронах сыграли третью часть этой симфонии (адажио), что очень сомнительно. Весёлого в ней нет – меланхолический менуэт, но нет ничего и скорбно-трагического.

Так что…

 

Aelina: Да, эта информация мне знакома… Но Гайдн, якобы, пожелал, чтобы на его похоронах исполнили не третью часть симфонии, а вторую… Любопытно, было ли учтено после смерти маэстро его пожелание?

 

balaklava: Вряд ли… Шла война, и было не до помпезных похорон. За гробом, по свидетельству очевидцев, шествовало не больше полтора десятка человек. Не думаю, что в руках у них были скрипки… Впрочем, если бы я снимал об этом фильм, то обязательно бы показал одинокого скрипача (Паганини, к примеру, или какого-нибудь златокудрого мальчика), который, склонившись над могильной ямой, с упоением играет менуэт из «Траурной»…

 

abyrvalg: Настоящие похороны, вообще, были спустя сто пятьдесят лет после кончины Гайдна. А до этого времени «оксфордский доктор, праведный, кроткий муж, мастер прогонять заботы» (как написано на его могильной плите) все никак не мог воссоединиться сам с собой.

 

«До ужаса ловко сперли».

 

andante: Кто, что и у кого спёр?

 

balaklava: «…некие К. Розенбаум и И. Петер, увлеченные учением Галля о черепах людей, решили похитить череп Гайдна, чтобы, вдобавок, сберечь его от разрушения в могиле… Они тайно отрезали голову от трупа и хранили череп, как редкую драгоценность…»

 

Maxilena: О, Боже мой, дедушка Гайдн неисповедимо неисчерпаем! Сколько ни слушаю, люблю его все больше. Вот эту симфонию – впервые… Просто дух захватывает. Спасибо, что вспомнили о ней…

 

Aelina: Макси, ещё больше потрясает «Семь слов Спасителя на кресте»

 

Maxilena: Спасибо, Элиночка, «Семь слов» я знаю! Хотя – слушать и слушать. Какая ты молодец!

 

Andreewa: О да! Сколько она и Ольга успевают слушать, просто уму непостижимо. Я иногда пытаюсь угнаться за ними, но опускаю руки. А хочется по их наводке послушать, интересно ведь, но увы.

 

Maxilena: Это точно. Особенно, если в перспективе – ремонт квартиры. Обычно-то я много слушаю, а сейчас – просто сил нет совсем. Да еще и немочь весенняя… Спасаюсь тем, что слушаю любимое – в основном, на работе. Поработаю – послушаю – поработаю…

 

Zhasulan: Не похожа на траурную, скорее, стандартная симфония. Траурным эту симфонию, наверное, назвал не сам Гайдн.

 

sir Grey: Конечно, Гайдн – это все знают – умеет сочинять мелодии. Поражаешься. Они какие-то трогательные – ну как это сказать точнее!

 

А вот у Моцарта – любопытно. Он умеет сочинять мелодии, иногда очень короткие, которые душу выворачивают (ре минорный концерт), а иногда – фигня какая-то. А все равно. «Маленькая ночная серенада»  первая часть – это мелодия?

 

Aelina: Конечно! Даже не сомневайтесь!..

 

А я вот только сегодня умудрилась послушать впервые Второй фортепианный концерт Шостаковича. В полнейшем онемении!

 

sir Grey: Очень люблю из воспоминаний Бунина о Чехове:

«Есть большие собаки и есть маленькие собаки, но маленькие не должны смущаться существованием больших: все обязаны лаять – и лаять тем голосом, какой Господь Бог дал».

Так что – не унываем и лаем каждый в свой голос.

 

Вы – я знаю – сколько всего слушаете.

 

У меня есть большое количество музыки, без которой я умру спокойно. Без Шостаковича, например. А вот, что я у Бетховена с квартетами путаюсь, или у Баха с виолончельными сюитами, да что говорить! – даже с французскими – ох, это меня очень беспокоит. Второй том ХТК плохо знаю. Какой тут Шостакович!

 

Думаю, тут не нужно соревноваться.

 

«Впереди – Бог весть, а что мое – мое»,

 

 

писал наш дедушка. Мне чужого не надо, но свое терять – это уж моя вина.

 

Aelina: Соревноваться не стоит, это да, всё равно все друг от друга отставать будут; в слушании музыки ни «первых нет, ни отстающих», зато полно подводных камней, тернистых путей, непролазных дебрей и не туда направленных указателей…

 

 

 

Глава 112

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Бранденбургский концерт № 5 ре мажор (1720-21?) BWV 1050

Гленн Гульд (фортепиано)

 

Aelina: Сказочно! Гульд превосходен!

 

sir Grey: Я его давний фанат, конечно, но даже, если б не был, – какой мужик! Я балдею.

 

Гений, конечно, абсолютный, каких мало.

 

Когда-то, тридцать лет назад, я думал, что он умер не таким уж молодым.

 

Ох, как жалко!!! Что еще могло бы быть. Умер на сцене, на взлете, голова была полна планов, видимо.

 

Вот играет тихо на своем рояле, а все я получил, что хотел. Заводит, что твой Джаггер.

 

Интересно, современники понимали, что это хард?

 

Slavutinsky: Очевидно, ещё как понимали.

 

Что до того, что умер на сцене, иначе было дело. Он отошёл от публичных выступлений и сосредоточился на записи, но всё равно ушёл из жизни преждевременно.

 

Насчёт гениальности, там проблема в другом была, в единстве с автором по сочувствию вместо сознательного стремления найти в его творчестве что-то современное и отражающее именно данный момент.

 

Гульда современная ему социальная реальность вообще угнетала, он был, как это сейчас называют, хикки, и искать точки соприкосновения с ней было вне его интересов.

 

precipitato: Вот уж не соглашусь. Гульд был очень современным человеком, вспомнить хотя бы его радио работы. От социального был далек, да и кто к нему близок? Всех угнетает.

 

Slavutinsky: Современность это современники, а современные технологии всего лишь наш продукт. На технологию можно опереться технически, но нет возможности духовно.

 

То, что Гленн сделал со своей жизнью и то, что из этого получилось – это очередное доказательство того факта, что если Вы хотите жить долго, то жить нужно с другими, поскольку вполне конкретен возраст с которого побег в свою внутреннюю «Страну Чудес» окончателен.

 

Что до социального, то на одном из уровней социум это всего лишь зеркало. Один из ключей взаимодействия с ним – это принципиальный отказ от попыток кого-либо улучшить.

 

precipitato: А что он сделал со своей жизнью? По-моему, вполне удавшаяся жизнь.

 

sir Grey: Очень короткая, к сожалению, но тут он не виноват. Просто жаль.

 

Slavutinsky: Речь навряд ли о вине, а о том, что самозамыкание Гульда и его ранний уход из жизни имеют достаточно общего, чтобы предполагать, что поступающий аналогично человек ушёл бы из жизни в том же возрасте.

 

precipitato: Ранний-то – ранний, но умер он в 1982 году, а более обсуждаемой фигуры в музыкальном мире и на сегодня, пожалуй, нет.

 

И потом, пятьдесят лет — все-таки не так уж и мало, многие пораньше закончили.

 

Slavutinsky: Возможно предположить, что растущая популярность Гульда обусловлена растущим числом людей, избегающих социальной жизни. Они просто чувствуют родственную душу.

 

Что же до возраста, то всё-таки 1982-й имел совершенно иной уровень медицины, чем, скажем, 1791-й, или даже 1849-й. Гульд в последние годы жизни принимал по семь-восемь таблеток в день, как поп-звезда. Трудно сказать – отдалили ли эти таблетки его уход, или наоборот, приблизили.

 

sir Grey: Вообще, я там раньше много чего писал, но мне не очень нравится это исполнение. Гульд в клавирных концертах глушит весь оркестр, а тут решил уйти куда-то в тень совсем.

 

abcz: В клавирных концертах солирует, здесь играет генерал-бас. Всё правильно.

 

sir Grey: Нет, какой бас!! Он же всю эту фигню шпарит вовсю. Нет, это не бас…

 

«Нет, батюшка Родион Романыч, тут не Миколка! Тут дело фантастическое, мрачное, дело современное…»

 

tagantsev: Что же Вы дальше-то не продолжили. Там ведь совершенно фантастическое наблюдение за загадочной русской душой:

 

«А известно ли вам, что он из раскольников, да и не то чтоб из раскольников, а просто сектант; у него в роде бегуны бывали, и сам он еще недавно, целых два года, в деревне, у некоего старца под духовным началом был… Знаете ли, Родион Романыч, что значит у иных из них «пострадать?» Это не то чтобы за кого-нибудь, а так просто «пострадать надо»; страдание, значит, принять, а от властей – так тем паче…

Так вот, я и подозреваю теперь, что Миколка хочет «страдание принять» или вроде того. Это я наверное, даже по фактам, знаю-с. Он только сам не знает, что я знаю. Что, не допускаете, что ли, чтоб из такого народа выходили люди фантастические? Да сплошь!».       

 

 

 

Глава 113

 

Дмитрий Дмитриевич Шостакович

 

 

Праздничная увертюра

(1954) op. 96

Евгений Светланов (дирижер)

 

krassula: Огромное спасибо тому, кто выложил эту прекрасную музыку на сайт! Очень люблю это замечательное произведение!

 

maksimBulatov: Как здорово написано! Одна из лучших вещей Шостаковича.

 

BratyaKaramazovi: Это был первый свето-музыкальный фонтан, движение струй которого сопровождалось музыкой и изменением цветовой подсветки. Специально для исполнения на ВДНХ во время работы фонтана Дмитрий Шостакович написал «Праздничную увертюру».

 

Krestjanin: Эх, вспомнилось… 1962 год. Меня, пятнадцатилетнего паренька, трубача деревенского духового оркестра, волею комсомола занесло на пару дней в малоприметный сибирский городок, где мне посчастливилось услышать выступление гарнизонного духового оркестра. Гарнизон в том городке был очень неслабый – лётчики, ракетчики, мотострелки, общим числом личного состава как два населения городка. И оркестр там, как я сейчас понимаю, был уровнем не ниже окружных, если даже не выше. Это был, пожалуй, уровень Центрального Духового Оркестра Министерства Обороны.

Вот тогда-то я и услышал впервые эту увертюру. Боже мой! Какое это было потрясение… Зашкаливающий до шока, до столбняка восторг. Звучание оркестра, не в записи, а вживую в хорошем просторном зале, казалось неземным. Дирижёр – молоденький подтянутый старший лейтенант – буквально лепил музыку руками. Оркестр – профессионалы меди, дерева и барабанных палочек, сплошь пожилые сержанты и старшины – со сказочной чёткостью подчинялся своему молодому предводителю и очень тонко нюансировал все крещендо и димидуэндо. Я буквально накануне познакомился с этими понятиями, и вот ощутил их в полной наглядности.
Это был, как сейчас говорят, улёт.

 

 

 

Глава 114

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром №23 ля мажор

Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио

Мария Юдина (фортепиано)

Александр Гаук (дирижер)

 

Maxilena: Господи, сколько слушаю Юдину, столько диву даюсь. Ни на кого не похоже, абсолютно индивидуально и абсолютно совершенно… Титаническая пианистка, на все времена. Для меня – как наркотик. После нее сразу никого слушать нельзя, пресно.

 

Phalaenopsis: Мне кажется, что так играл сам Моцарт.

 

alexshmurak: Моцарт с удовольствием, полагаю, оскорбил бы Вас.

 

Phalaenopsis: Вряд ли Моцарт оскорблял кого-либо с удовольствием.

 

victormain: Зюсмайера.

 

Phalaenopsis: Там совсем другой повод был, не музыкальный.

 

Когда я слушаю пиццикато во второй части, мне делается как то тревожно за всё человечество. Нечто подобное я испытывал также у Малера и у Мясковского. Страшновато даже.

 

victormain: Если не полегчает, скажите, я приведу Вам массу примеров вполне обнадёживающего пиццикато, в том числе и у Моцарта.

 

Phalaenopsis: Можно привести, если Вас не затруднит. Однако к этому я буду возвращаться не раз.

 

victormain: Лучшее пиццикато, которое я знаю, в Финале Первого акта «Волшебной флейты». Тембровая модуляция в колокольчики и затем аккомпанемент их соло на заколдованном пении Моностатоса с его слугами (тра-ля-ля). У меня это самое любимое у Моцарта.

 

Phalaenopsis: Да, да, это хорошо. Спасибо.

 

abyrvalg: Глянул, а в Архиве, оказывается, есть две записи Грозного.

 

OlgaKz: Две стихиры: одна – на сорок минут, другая – на полчаса.

Ай, да Иван Васильевич! Ай, да Архив!

 

victormain: Я одну из его стихир гармонизовал для четырёхголосного хора тридцать лет назад в музыке к документальному фильму про режиссёра Тарича, который в 1926 году снял «Крылья холопа» с Леонидовым в роли царя Ивана; фильм этот на весть мир прошумел тогда. Был там, кстати, и пир опричников, и очень лихо сделанный. Сценарий Шкловский писал. Это я к тому, что стихира очень хорошая, яркая, «Вострубите трубы» начинается. Всего, насколько я помню, в четырёх стихирах авторство Ивана Грозного предполагается.

 

OlgaKz: Виктор Николаевич, а здесь эта Ваша работа есть? Можно услышать? Это действительно здорово!

 

victormain: Увы, у меня нет копии этого фильма. Это в эпоху до-видео происходило, переписать себе возможности не было. Я знаю, что негатив и контрольная позитивная копия находится в киноархиве, но это далеко под Минском, специально заказывать в голову не приходило, пусть лежит спокойно.

А на студиях нет архивов таких, никаких территорий не хватило бы. В России в Белых Столбах хранится всё, что было сделано в СССР (этот фильм, стало быть, тоже) и то, что теперь делается в России. А в Беларуси есть свой локальный архив, он в городе Дзержинске.

VHS копии моих фильмов мне стали делать только в начале 90-х, причём далеко не всех. С художественными и анимацией проще, это часто идёт по ТВ, копии находятся в постоянном пользовании. А вот с документальным кино беда, много очень славных вещей кануло в Лету. Я в 70-90-х много документалок писал, на сороковой, помню, со счёта сбился и больше не подсчитывал толком. Знаю, что всех вместе кинух за сто точно есть.

 

 

 

Глава 115

 

Жан-Фери Ребель

 

 

Эпитафия г-ну Люлли

Соната до минор для 2-х скрипок и цифрованного баса (1712)

Амандин Бейер (скрипка)

 

abyrvalg: Все дороги ведут к Люлли.

 

Anonymous: Конечно! А что, это плохо!?

 

Aelina: Наверное, нет, если этому великому господину посвящают эпитафии. И Ребель, и Марэ…

 

Исполнение великолепное, прослеживается каждая инструментальная партия.

Если во вступительной части – от безысходной печали, под всхлипывания скрипки — безжалостно рвется тонкая нервная ткань и блестят сострадательные слезы в глазах у слушателя, то в последующих частях (вплоть до финала) – эта ткань врачуется магической  мелодией, то весело, то ласково перекатывающейся от виолы да гамба к теорбе, от теорбы к клавесину, от клавесина к скрипке — и так далее, завершая свой круг и возвращая на круги своя первоначальную печаль.

 

Спасибо за доставленное удовольствие.

 

Anonymous: Ой, Элина, огромное спасибо за прекрасный комментарий. Мне также понравилось данное произведение. Светлую тоску навеяло по монсьеру Люлли.

 

OlgaKz: Прекрасная эпитафия благодарного ученика своему гениальному учителю! Можно ли было лучше почтить память Люлли?! Меня поражает современность звучания инструментальной музыки Ребеля – все так динамично, контрастно, эмоционально и мелодически роскошно.

Дима, тысяча благодарностей за запись.

 

Anonymous: Пожалуйста. Да, Ольга Николаевна. Именно! Прекрасная благодарность! У монсьера Ребеля действительно всё звучит по-новаторски. «Стихии» это нечто невообразимое! И сонаты скрипичные хороши.

Кстати, на днях добавлю прекрасное исполнение «Апофеоза Люлли», сочинённого Франсуа Купереном. На сайте есть одно исполнение, но запись делалась давно и звук не очень качественный (хотя слушать можно). Загружу более новую запись, плюс – там зачитывают названия частей, что придаёт ещё большую изысканность и шарм (как в «Апофеозе Корелли» Ф. Куперена).

 

OlgaKz: Абсолютно согласна! «Стихии» это и впрямь нечто экстраординарное, из ряда вон! Невозможно поверить, что они написаны в первой половине восемнадцатого века (1737 г.)! Просто прорыв в будущее! Там одни названия частей чего сто̀ят.

Спасибо, Дима. Постараюсь не пропустить это событие.

 

NB: Дима, только что прослушала другое исполнение этой сонаты

httpHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042»://HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″classicHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042»-HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″onlineHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042».HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″ruHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″/HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″archiveHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″/?HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″pHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″=1HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″&HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″fileHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″_HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″idHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″=122042#HYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″commentHYPERLINK «http://classic-online.ru/archive/?p=1&file_id=122042″_377520

 

Будет время, послушайте, пожалуйста, и Вы. Мне интересно Ваше мнение об этой трактовке.

И очень Вас прошу, если будете писать, то сделать это под соответствующим треком.

 

abyrvalg: А мне будут тысяча благодарностей за запись или я уже исключен из числа «пайщиков-концессионеров»?

 

OlgaKz: Вы затравили меня своей строгостью!

Я же еще пишу пост! Да, медленно, но старательно.

 

И разве бывало такое, чтобы я не поблагодарила Вас за запись?

 

 

 

 

 

 

Глава 116

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Пасхальная oратория

«Kommt eilet und laufet»

(1725, 1732/35) BWV 249

Джон Элиот Гардинер (дирижёр)

 

Romy_Van_Geyten: Вначале болтовня. Оратория начинается примерно на третьей с половиной минуте.

 

tagantsev: Роми, я не специалист в медных, но все-таки, что там делают люди с инструментами по виду похожими на тромбоны. Вместо того чтобы двигать кулису, они шевелят пальчиками.

 

Romy_Van_Geyten: Митя, это барочные трубы.

 

tagantsev: То, что это барочные трубы я и так знаю. По сути это фанфары! Однако на фанфарах хроматическую гамму не сыграть, а эти ребята играли. Что меня заинтриговало? – а вот именно то, что они как-то странно шевелили пальчиками (вроде, как на блок-флейте играют). Там что, у них дырки просверлены?

 

Romy_Van_Geyten: Я не очень в этом осведомлен.

 

tagantsev: Вообще, у меня давно есть вопрос, на который я никак не могу получить ответ. Ведь фанфара (суть, барочная труба) может сыграть только до-ми-соль-до … Однако!!! Скажем, Второй Бранденбургский концерт – там тему играют на трубах – и эта тема состоит не только из до, ми и соль. Вентиля̀ (клапана) для труб изобрели только в XIX веке!!! Как же во времена Баха на трубах без вентилей играли, кроме мажорных трезвучий (обертонов), гаммы и полноценные мелодии?

 

Говорят, что на очень высоких обертонах, на трубе (из-за ее нелинейности) можно сыграть любой звук, что-то сделав губами. Если это так, то на черта надо было усложнять жизнь и придумывать клапана̀, меняющие длину трубы.

 

Но самое непонятное для меня, это шевеление пальчиками у трубачей. По виду (как играют) – есть дырочки, которые расположены рядом (как на блок-флейте) и трубач их то затыкает, то открывает. Так вот, при длине инструмента метра в два, дырочки на участке двадцати сантиметров погоды сделать не могут. В чем же секрет?

 

abcz: На барочной трубе извлекаются только обертоны педального тона, они не соответствуют темперированному строю, и то, что невозможно скорректировать губами, додумались корректировать за счёт «смещения» точек обертона с помощью засверленных отверстий на трубке.

 

tagantsev: А эти дырочки появились когда? В наше время или они есть на исторических трубах?

 

abcz: Появились веке в XVI (по примеру старинного корнета (который к современным никакого отношения не имеет), хотя, могу и соврать – всё-таки в около 90-х читал, но во времена Баха использовали вовсю).

 

tagantsev: Очень странное расположение у этих дырочек – в середине резонатора (то есть трубы). На низких частотах одна такая дырочка должна отрубать весь конец трубы. Практически, она укорачивает резонатор и тем самым перестраивает его. А на высоких частотах – отрубает только какую-то гармонику (у которой на месте дырочки находится пучность), но дырочка на высоких частотах не может сместить (перестроить) строй трубы. Так как на этих трубах используются только высшие гармоники, непонятно, как с помощью дырочки можно сместить частоту.

 

abcz: Тут такое дело. Именно «вырубают» нижнюю часть диапазона, поскольку расположены примерно в середине трубы и немного сокращают длину верхней (звучащей) части. То есть завышают некоторые звуки. А поскольку игра кларино всё равно идёт на 12-м-24-м обертонах, это – ничего. Потом, вырубая гармонику (точно над пучностью) позволяет играть чистый октавный обертон вырубленной, и он замещает фальшивые более высокие гармоники. Потом, просверленное неточно над пучностью не вырубает обертон, а детонирует его (в полуприкрытом состоянии, например), и тут уже губами можно выбирать, какую «позицию» гармоники усилить. (Я не очень понимаю физику процесса, но если руками и губами – это вот так примерно).

 

tagantsev: Какие умные люди в XVI веке жили однако! А ведь, скорее всего, до всего доперли эмпирическим путем.

 

abcz: Я думаю, от арабов набрались. Там-то мастерство изготовления всяких дудок не прерывалось лет с тысячу. К тому же, заимствовано во многом из Индии, а это ещё лет с тысячу.

Так что, вариантов поперебирали множество.

 

Aelina: Оркестр великолепен!

Особенно впечатлила игра солирующего гобоиста!

 

 

 

Глава 117

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Концерт для 2-х скрипок, струнных и цифрованного баса pе минор (ок.1720? ) BWV 1043

Парижский симфонический оркестр

Иегуди Менухин (скрипка)

Джордже Энеску (скрипка)

Пьер Монтё (дирижер)

Запись – 4 июня 1932 г., Париж

 

sir Grey: Никогда не слушал, случайно попал, проскочив Менгельберга!

 

Вот это – идеал! Именно так надо играть этот концерт, и никак иначе!

 

Maxilena: Агааааа! И Вас проняло!

 

sir Grey: В смысле, что мне Менухин не нравится? Нравится, конечно, я только все время подозреваю, что Хейфец душевнее, а мне говорят, что он техничнее. Мне интересно, что думает Intermezzo, но он, как и Господь Бог, на вопросы мои не отвечает.

 

Maxilena: Я думаю, у Андрюши выпускные экзамены на носу.

 

sir Grey: А я не верю, что он школьник. Я думаю, это обыкновенное надувательство.

 

Maxilena: Я видела воочию его самого, его маму, папу и дедушку. Андрюша чудный, светлый мальчик.

 

sir Grey: А Вы к нему прикоснулись?

Maxilena: Обижаете! Ну конечно, всю семью перетрогала!

 

sir Grey: Почему же он мне не отвечает, чем Менухин лучше Хейфеца.

 

Maxilena: Черкнула ему ВКонтакте, сказала, что скучаем.

 

 

 

Глава 118

 

Фредерик Шопен

 

 

12 этюдов (1832-36) Op. 25

Гаррик Олссон (фортепиано)

 

sir Grey: Вот у нас, когда включаешь этюды – написано: опус такой-то. А когда смотришь в обсуждении – там просто: «12 этюдов». Жалко. Может, я про первые хочу посмотреть, а про вторые – нет. Интересно, нельзя ли сделать, чтобы в обсуждении сразу обозначалось?

 

Yuri47: Вот уж кто завораживает, так это Шопен Олсона, аплодисменты! достал до самой сути.

 

Aelina: Замечательная, вдохновенная игра!

Порой кажется, что у пианиста не две, а три или даже четыре руки!

 

abyrvalg: Послушал. Все очень виртуозно, здорово, молодец, одним словом. Но абсолютно не тронуло. Этюд под №11 просвистел мимо ушей как-то совсем незаметно, хотя виртуозности в нем – просто блеск. По-мальчишески задорно, но совсем не цепляет. № 12 также у него идет супер гладко, иной раз позавидуешь, но опять никаких зацепов, совсем не тронуло. Вот и призадумался я: может так и надо играть, а не заморачиваться непонятно чем. Но что-то душа не лежит.

 

Aelina: А меня зацепило! И душе отрада!

 

alexshmurak: И моя душа радуется. Просто у Вас, дорогой abyrvalg, нет души.

 

Andreewa: Соглашусь с Элиной и Алексеем, мне тоже понравилось. Насчет души только несогласна с Алексеем: душа у всех есть, разная только.

 

alexshmurak: Со мной редко кто соглашается по метафизическим вопросам, так что это нормально.

 

abyrvalg: Может, вы все и правы. Я до сих пор не знаю, чего хочу от шопеновских этюдов.

 

art15: Вещь! Вот, что надо слушать, а я раньше больше на вальсы налегал.

 

sir Grey: Ну и налегайте! Что такое? Не хуже этюдов будут! Я не понял вообще.

 

 

 

Глава 119

 

Георг Фридрих Гендель

 

 

Кончерто гроссо op.3 № 5 ре минор HWV 316

Макс Поммер (дирижер)

 

sergei_sergunin: Загрузил Кончерто гроссо op.3 №5 ре минор HWV 316 от Макса Поммера.

 

sir Grey: Раз загрузили, так послушал. Спасибо.

 

Вообще, я не чувствую Генделя. Но очень для меня в нем просвечивает Бетховен, и это волнует.

 

sergei_sergunin: Читал когда-то, что Беховен, уже перед кончиной, просил принести партитуры Генделя. Было написано – наслаждался…

 

Mikhail_Kollontay: У меня иногда мысли, что Генделя просто форсили, примерно по тому же принципу, как тут насаждают Шиффа или Рихтера. У Чайковского, если меня не подводит опять голова, тоже был многотомный Гендель (ну подарил кто-то), и, значит, приписано, что Пётр Ильич Генделем наслаждался. Вполне реально, что и Бетховену подарили.

 

samlev: Брамс регулярно получал по подписке тома собраний сочинений Генделя и Баха. Баха, вспоминают друзья, спешил открыть тут же. О Генделе говорил: «Этот подождет».

 

Romy_Van_Geyten: Я его очень хорошо понимаю. У Генделя-то чего тибрить? Всё, что можно стащить, есть уже у других грабителей – бери, не хочу! а у Севастьяныча каждый интервал на счету. Тут, прежде чем тащить, нужно ещё сориентироваться, да и по сторонам внимательно коситься, чтоб локтями не толкали.

 

samlev: Правда Ваша. Тащить у него нечего… Даже если уже с голоду пухнуть начинаешь. Вот ведь запрятал сокровища! Четвертое столетие найти не могут! Так на веру и принимают – Гендель, мол! Ну, не он один такой. Там их до сотни затаилось в складках и завитушках барокко. Странно только, что немец – эти обычно не шарлатанствовали.

 

Mikhail_Kollontay: Вместе с тем, Второй квартет Рябова являет собой большую фугу на тему Генделя.

 

precipitato: Ой, я думаю – это ни о чем не говорит. Тема любая другая могла быть запросто.

 

victormain: Брамсовские вариации на тему Генделя были Рябовым очень в то время любимы, так что тут явная перекличка. И не столько с Генделем, сколько с Брамсом.

 

sir Grey: А из какого произведения Генделя Брамс взял тему?

 

samlev: Взята тема третьей части (Ария) из Сюиты для клавира № 1, Си-бемоль мажор, HWV 434.

 

Mikhail_Kollontay: У меня студентка играла эту сюиту Генделя. Но, как всегда, я ничего не помню, что за музыка за такая. Несколько раз Генделя у меня играли, и каждый раз такой казус. Однако, когда слушаю записи Росса сюит Генделя, восторгаюсь, так странно это всё.

 

 

 

Глава 120

 

Фредерик Шопен

 

 

Баллада № 2 фа мажор (1836; 1839) Op. 38

Альфред Корто (фортепиано)

 

NASA: По мне, Корто уверенно переигрывает в этой балладе Рихтера, ну очень живое и естественное исполнение у него получилось.

 

musikus: Не очень понял природу восторгов – безотносительно к Рихтеру – Шопен которого вообще не для всех. Что до Корто, то повествовательное начало баллады звучит у него как-то упрощенно, нарочито расслабленно, будто походя. Никаких предвестников бури. Пусто.

 

victormain: В этом и весь кайф. Экспозицию он не играет, а наигрывает.

 

sir Grey: Согласен. Совершенно по-другому играет.

 

Но вот что мне грустно. Мне нравится Третья баллада. Она музыкальнее. А ваш брат композитор смотрит на музыку как-то иначе.

 

victormain: А чего тут грустить? Мне тоже нравится Третья баллада. И Первая нравится. И Четвёртая, больше всех.

 

sir Grey: Ну конечно! Вторая и Четвертая. Вот и грущу.

 

precipitato: Мне тоже Третья больше остальных нравится.

 

gutta: А я очень люблю Первую. Она драматичнее. И ближе к северу.

 

sir Grey: Честно говоря, я тоже. Но уж совсем закомплексовал. Испугался, что засмеют.

 

Естественно, нам все нравятся, когда слушаешь любую, кажется, что она — лучшая. Но вот так отдельно – никогда бы не назвал Вторую в числе любимых.

 

Mikhail_Kollontay: Вторая уж очень рассыпана на клочки по закоулочкам, а исполнители напрасно пытаются их собирать. Третья — это замаливание грехов Второй: когда надо собрать, я еще во̀т как могу, сказал Шопен. И собрал так, что Третья баллада как колобок, не сориентироваться. Тут тщетны попытки исполнителей вообще, системно.

 

sir Grey: Я не очень понял. Мне Третья кажется гораздо монолитнее, чем вторая. А Вы пишете, что третья еще больше разваливается?

 

Mikhail_Kollontay: Третья нет, она непокорённая, ее не ухватить именно из-за абсолютно замкнутой пластики формы. У меня один раз было: приехал в бассейн, вещи в багажнике, достаю из него сумку с плавками, кто-то говорит мне: «привет», я отвечаю: «привет», швыряю ключи в багажник и захлопываю его. Иду плавать, возвращаюсь и пытаюсь понять, а как же открыть машину. Вот такая там форма, в балладе этой.

 

 

 

Глава 121

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Токката для клавира № 2 до минор BWV 911

Анджела Хьюитт (фортепиано)

 

alexa_minsk: По моему мнению, Анджела – одна из самых интересных действующих интерпретаторов Баха.

Из лучших…

 

sir Grey: Не знаю. Очень на Гульда похожа, мне кажется. Несамостоятельна, по-моему.

 

С большим удовольствием послушал эту токкату. Но предпочитаю «оригинал» (Гульда).

 

Хотя и темпы другие и все — на мой взгляд, все с него списано здесь.

 

tagantsev: Ну, уж нет!

Сравните хотя бы фугу в исполнении Хьюитт и Гудьда. Я уж не говорю о том, что у Хьюитт фуга начинается на времени 3:40, а у Гульда — на 5:10, то есть Гульд все до фуги в среднем играет в полтора раза медленнее. Да и характер игры абсолютно разный. Гульд заостряет все извилины музыкального текста (ни один поворот не остается им незамеченным), Хьюитт играет тоже великолепно, но все конфликты голосов у нее сглажены. Это два полярных исполнения.

 

Anonymous: Не важно, кто исполняет — главное чтобы исполнялось на клавесине или клавикорде. Бах фортепиано не видел даже во сне. Конечно, можно играть и на фортепиано, но предпочтительнее, на мой взгляд, играть на том инструменте, для которого произведение предназначается.

 

Romy_Van_Geyten: Интересно, а на каком инструменте Вы тогда предпочли бы «Искусство фуги»? Там инструменты вообще не указаны.

 

Anonymous: Те, которые были тогда популярны: в первую очередь клавесин, потом клавикорд.

 

Romy_Van_Geyten: Судя по тому, что партитура была написана на четырех строках, клавесин или клавикорд, если и имелись в виду, то в последнюю очередь.

 

Anonymous: Тогда, конечно, на органе. Вы немного поиздевались надо мной. Я же не знаю так хорошо творчества Иоганна Себастьяновича, как Вы. Не знаю, что там у него в партитурах.

 

Romy_Van_Geyten: Так никто же не мешает их изучать. Тогда, быть может, и не захочется делать легкомысленные и неосмотрительные заявления.

 

Anonymous: Никто, разумеется, не мешает, но разве изучать партитуры Баха это какая-то важная необходимость?

 

victormain: Да.

 

Anonymous: Спасибо. Стоит, наверное, задуматься. Но клавесин мне всё равно нравится больше.

 

abcz: Только хорошо бы учитывать, что современный клавесин по звуку и стабильности строя отличается от тогдашнего немногим меньше, чем Стейнвей от клавикорда.

 

Anonymous: Я много слышал исполнений на аутентичных клавесинах. Мне нравится их звучание.

 

abcz: Вживую? Вполне допускаю. А мне в музеях скучно, признаться.

 

Anonymous: Да, был на вечерах старинной музыки в музеях, как Вы правильно заметили.

 

abcz: Тут есть маленькая хитрость (или умолчание).

Реально аутентичные (не реставрированные) инструменты вообще не играют. Это именно шум и треск совершенно немузыкальный. А вот уровень «реставрации» бывает очень разный. Вплоть до того, что вынимается всё, относящееся к звучащей части и изготавливается из современных материалов, по современным технологиям (хотя и, разумеется, достаточно точно воспроизводя исходник, иногда даже по оригинальным лекалам – некоторые сохранились). Такие инструменты играют, да. Хотя «аутентичными» их назвать всё-таки нельзя. Никто не будет моделировать литейный процесс семнадцатого века, чтобы создать аутентичные струны и крепёж. Даже отчаянные аутентисты: одно дело, лютня, другое – клавесин, тут уже нужна индустрия.

 

victormain: Слава, а как же струнные Гварнери, Страдивари? На них, как я понимаю, не переставали играть, и они всегда были в полном порядке. Вот если цинк лежал шестьсот лет в чулане – ну да, он не задудит поначалу. То есть, видимо, фокус в том, что если инструментом не переставать пользоваться, он будет отзываться нормально, пока цел.

 

abcz: «Пока цел», да. Но тут дело в нагрузке. У скрипки четыре струны, сильно выпуклая дека (часть нагрузки передаётся пружиной на нижнюю, а кривизну верхней время от времени возобновляют). Клавесин же, даже если лютневый (четырёхоктавный с жильными струнами) – это полсотни струн (при том, что он, за счёт закрытой формы, звучит слабее лютни, а и играющих лютен тех времён по тем же причинам нет (кажется), а пятиоктавный двухмануальный – это уже под двести латунных струн на деревянной раме, которую, конечно, рвёт крепёж довольно быстро. Дека плоская – за считанные годы уходит в отрицательный друк, потом начинает трескаться, струны и вирбеля недолговечны, но их, хотя бы, можно менять, опорные конструкции просто так не заменишь. Тут парадокс: чем более сложен и совершенен технологически инструмент, тем быстрее он выходит из строя. Самые долговечные – самые простые: цинки, скрипки.

 

tagantsev: Насколько я знаю, ни одного играющего клавесина времен Баха не сохранилось. Рамы делали деревянными, и они со временем рассыхались и трескались. По этой же причине не сохранилось играющих роялей (пьянофортов). Только после того как рамы стали делать чугунными — инструменты стали долговечными, хотя после долгого использования требуется капитальный ремонт вирбельбанка.

Что касается лютен, действительно, ни одной играющей не сохранилось – рассохлись, и деки треснули. Все лютни на которых сегодня играют это новодел (почти всегда, копии известных мастеров). Лютня хрупкий инструмент – особенно барочная. Представьте себе 11-13 хоров (это примерно 20-25 струн). В среднем натяжение струны – это 3-5 кг. Вот и получается, что на заднюю подставку (на которой крепятся струны) приходится нагрузка порядка 100 кг. Дека лютни в тонких местах имеет толщину меньше 0,4 мм. Каково! Такой тоненькой деке приходится держать такую нагрузку. Да и сама лютня-то весит всего 1-1,5 кг.

 

LAKE: В Веймаре, в середине 80-х был один барочный клавесин в музее. На нем, со слов смотрителя, изредка играли на фестивалях старинной музыки. Я буквально вымолил у служащего разрешение, и он позволил, потихоньку, сыграть несколько тактов ре минорой прелюдии Баха из «Маленьких прелюдий и фуг».

 

Mikhail_Kollontay: Клавесин ясный, яркий, обильно колорированный, каменный, отзвучивающий, жестко аттакированный, ногтевой, праздничный, придворный, блестящий. Рояль матовый, безаттачный, ворсистый, вялый, депрессивный, деревянный, лишен внятной атаки, пальцево-подушечный, черный, заунывный, похоронный, маргинальный, тусклый. Толстые жирные вялые ляжки мамы Ростовой – рояль, металл рвомых струн, блеск двора Франции – клавесин.

 

musikus: За рояль обидно, но слова – блеск!

 

 

Глава 122

 

Модест Петрович Мусоргский

 

 

Саламбо

Опера (неоконченная)

И. Макарова, М. Дьяков, С. Сулейманов, С. Шеремет,

Хор мальчиков Аугсбургской капеллы

Хор и симфонический оркестр Баварского радио

Мстислав Ростропович (дирижёр)
Мюнхен, 2003 г.

 

Mikhail_Kollontay: По-моему, это лучшее сочинение Мусоргского. Мне жаль, что он его бросил из-за «Бориса Годунова», да еще и заглотал туда музыкальный его материал. Сцена жертвоприношения детей – такого он уже больше никогда не написал. Потом началась «стасовщина». Только жаль, что автор оркестровал лишь пару номеров, а остальное в клавире. Оркестровка… чужая… холодная… мёртвая…

 

steinberg: Мусоргский, как мне кажется, не оркестровый вообще… С этим можно спорить, конечно, но все они (кучкисты) были совершенно необразованы в этом смысле.

 

Mikhail_Kollontay: Ой, ну нет. Партитуры Мусоргского — нечто абсолютно феноменальное, а в подробностях вряд ли интересно. Мнение о необразованности было в старших поколениях, да, но сейчас, мне кажется, вопрос стал совершенно ясен и очевиден. Я не знаю, что такое играет Ростропович. Пешко — неинтересно. Есть инструментовка Сенилова, старая, больше что-то не знаю. Это всё уныло. Вообще лучше взять клавир да поиграть, чем слушать не поймешь чего.

 

steinberg: … Подробности и были бы интересны… Ростропович играет оркестровку Наговицына… Римский-Корсаков всё время говорил об их незнании оркестра и не только оркестра… В любом случае, слушая Мусоргского, следует помнить, что это может звучать совершенно иначе.

 

Mikhail_Kollontay: Если посмотреть на партитуру «Бориса Годунова», обнаружится, что в наиболее ответственных моментах мелодическую линию будут играть иной раз высокие альты, а вовсе не первые скрипки. Запросто автор делает спараллеленные октавы струнных во всех этажах (Пролог). В целом трактовка оркестра ориентирована на камерную, гранулированную эстетику «Каменного гостя», а не на всякую жирноту. В этом смысле оркестр скорее глинкинский. Такое качество, тем не менее, не мешает оркестру быть, если надо, брутальным, как брутален он, допустим, в финале «Смерти за Царя». Детали оркестровки совершенно непредсказуемы, и ни один человек, даже если век будет думать, до них не додумается.

 

Больше разговаривать всухомятку, без партитур, просто сил нет.

 

paraklit: Здорово сказано!

 

Если позволите – я немножко добавлю:

 

  1. Про оркестровку не спорьте, не потому, что он ею не владел, а потому, что сам оркестровал очень мало — мало оснований для того, чтобы сделать обобщения. Есть так называемые редакции Павла Ламма («уртекст»), но их не играют. Предпочитают даже не Римского-Корсакова, а Шостаковича. Однако из этого не следует, что они (оркестровки Мусоргского) плохи. Они – просто непрактичны… с позиций традиционной оперы.

 

  1. Он, безусловно, был православным, и очень искренне верующим человеком. Об этом есть косвенные данные. А прямые? Пожалуйста. Статья Татаринцевой Е. А. «Хованщина» М. П. Мусоргского и грани образа Святой Руси». Она на сайте «Академическая музыка Сибири» (sibmus.info). Прочтете — все поймете.

 

  1. «Заигрывание» с масонской символикой не надо воспринимать как знак его принадлежности к ним (масонам). На масонство и все, что было вокруг него, тогда была мода, она имела место в светских кругах – а Модест Петрович был очень ценим в светской среде. Он – по слову классика и «… по французски совершенно мог изъясняться и писал, легко мазурку танцевал, и кланялся непринужденно»… Ну, пока не начал спиваться, разумеется. К этому нужно добавить еще очень хорошее владение фортепиано, умение импровизировать и т.п…

 

  1. Оставьте разговоры о женщинах или их отсутствии! Ну что за манера всюду искать секс! (или его отсутствие). Пусть этим подростки занимаются! А такая мысль в голову не приходила?: он – когда сочинял – всю энергию сублимировал в музыку?.. Кстати, немало в истории примеров одиноких композиторов…

 

balaklava: Сублимация – это полная чушь, фантазия озабоченного человека. Всё равно, как если бы кто-то умирал от жажды, а ему предложили, к примеру, станцевать… Сексуальность и искусство разные по природе. Единственное на что способно искусство – отвлечь, и то на время…

 

paraklit: Так может написать только человек, не сталкивавшийся с проблемой «вдохновения»… Например, заказали музыку – а вдохновения нет… А на профессионализме делать не хочется – затратишь время – и потом будешь стыдиться показать это как свое сочинение… Так что не «свистите» мне, что Вы такой умный! Я все это прошел!.. Не обижайтесь…

 

balaklava: Вы тоже меня простите, просто наступили на больную мозоль…

 

paraklit:  Я рад, что мы поняли друг друга! За это я Вам благодарен.

 

P.S. Как всегда, не сказал главного. Музыка – замечательная! Давно последний раз слушал… Еще раз слушаю – и получаю истинное удовольствие. И оркестровка не раздражает – все грамотно сделано… Хотя, конечно, можно и по-другому.

 

balaklava: Да, и ещё, сразу не заметил про Вдохновение. Это очень непростая проблема и, думаю, что в дальнейшем, это надо будет обязательно обсудить.

 

precipitato: Надо брать аванс, вдохновение не заставит себя ждать.

 

 

 

 

 

Глава 123

 

Франсуа Куперен

 

 

Livre 3 ordre 14 in D major

Анджела Хьюитт (фортепиано)

 

ilyak90: Помогите, пожалуйстта, кто знает французский язык, как переводится название третьей пьесы: «La linote-ufarouchue»

 

samlev: Если это выглядит так, как Вы написали, то – «Испуганная коноплянка».

 

sir Grey: Испуганная коноплянка – это круто! Если бы я был писатель, написал бы роман с таким названием. Лучше, чем испуганная нимфа.

 

Куперен вообще молодец.

 

musikus: Вы тоже. Какая жалость, что Вы не можете его поощрительно потрепать по холке.

 

Mikhail_Kollontay: Ой, я бы с удовольствием, выпили бы и закусили, потом стали бы обсуждать Бартока и Копытько.

 

musikus: Коллонтая не мешало бы тоже.

 

Mikhail_Kollontay: Может, Вы не поверите, я не думаю, что есть чего обсуждать. В том смысле, что делаемое мной или слишком элементарно, или слишком индивидуалистически устроено. Я уже давно пишу, просто заполняя работой жизнь, и не думаю, что она есть объект восприятия. Профессионально да, но не на этом же уровне с Купереном разговаривать. Вот тут как раз о его музыке что сказать-то?

 

sir Grey: Кажется, он советовал играть на фортепиано без первого пальца. Мне это не очень нравится. Хотя я все время об этом думаю. Совершенно другая постановка руки и т. п.

 

tagantsev: Да не только Куперен играл без большого пальца – все играли, даже Бах. Хотя я где-то вычитал, что Бах был чуть ли ни первым, кто стал использовать большой палец.

 

Mikhail_Kollontay: Два-три года назад я усердно играл Куперена, и да, конечно, без первого пальца получается очень хорошо, именно те артикуляции и именно те агогики, которые душа жаждет – всё это тогда не надо делать специально, выходит само. Но я не стал так играть, ибо оно вопреки всей наработанной технологии: и без педали-то играть до сих пор требует немалого напряжения (в этом смысле сочувствую студентам, с которых в барокко у нас только так и требуется, мучаются бедные). А вот в Бахе без большого пальца никак. Это практически уже по технологии на клавиатуре, Шопен.

 

 

 

 

Глава 124

 

Пётр Ильич Чайковский

 

 

  Щелкунчик

Балет (1891-92) Op. 71

Оркестр Мариинского театра (Санкт-Петербург)

Валерий Гергиев (дирижер)

 

Aelina: Постановка: чудо – сказка – волшебство!!!

Видео отличного качества, благодаря выразительным мизансценам создается иллюзия собственного присутствия в зале театра!

 

abyrvalg: Посмотрел. Просто какой-то апофеоз любви и праздник души, а также бальзам для уха и глаза. После такого балета жить еще лет сто хочется.

Гергиев – человек невероятной трудоспособности и в хорошем смысле амбициозен, да и как дирижер чудесен, хотя и бывают недоумения.

 

Mikhail_Kollontay: Надо бы описать в деталях его рабочий день, но не уверен, что Валерию это будет приятно… Это более чем невероятно. Имел возможность, в связи со своей оперой, близко наблюдать работу эту, на протяжении ряда разрозненных наездов. Кроме того, впечатление, что и весь театр так живет.

 

victormain: Так и живёт. После вечернего концерта с Девятой Бетховена мы прошлись по Офицерской (Декабристов) от средне-нового зала до Мариинки, зашли в театр. Было часов десять вечера, спектакля не было. При этом весь театр гудел голосами и звуками инструментов: певцы и оркестранты занимались в классах. Мы поднялись наверх, где молодая пианистка сыграла Валере Фортепианный концерт Галынина, целиком. Это он её отслушивал на предмет совместного музицирования. Утвердил. Дальше слушали певца, кажется (кстати, в Висбадене певцов Валера слушал прямо в антракте концерта с отличной Пятой Чайковского). Нет, певицу, на Эболи, что ли… Опять немного гуляли.

В общем, он всегда был трудоголик, ну тут я обалдел. Утром-то он ещё и репетировал…

 

Mikhail_Kollontay: Я все-таки не удержусь. Зная тоже Валеру очень много лет, пусть и не так близко, как Вы, всегда его очень уважал. Помню наше ликование, когда он стал, почти мальчик еще, главой театра…

 

Ну вот о том, что я видел в Мариинке в 2000 и около того года.

 

Показываю свою оперу. К моему изумлению и в полную противоположность стилю ГАБТа, приваливает куча народу, режиссеры, оркестранты, певцы, в том числе ведущие, и не знаю кто еще. Показывать пришлось два раза подряд! Певцы говорят, а вот эту партию я бы хотел. Тут же сидит Саша Чайковский, неотлучно, который не только был инициатор моего появления с этим неслучившимся проектом, но и окружал его вниманием от и до. Выучил Чайковский оперу практически наизусть в результате. Естественно, приходит Валерий Абисалович, в общем, шум гам и тарарам.

 

Вот идет конкурс в оркестр на передвижку на какое-то там место скрипок. Как!!! Конкурс идет на большой сцене, поставили рояль, и с десяток скрипачей состязается. Мало того, что сам Валера сидит и руками машет так, что страшно рядом находиться, как только уцелел рядом сидючи — не знаю, как он это по мне промазал. Так вот, этого мало. Куча народу, сидят в публике Ольга Бородина и Ульяна Лопаткина, болеют там за кого-то, что ли, я уж не знаю. Ну, где, скажите, такое видано.

 

Когда Валерий ходит в туалет – не знаю. Мне показалось, что не ходит вообще. Ежесекундно на шее висит не один даже человек, а людей с десяток в кабинете, и с каждым вежливо и до глубин идут деловые и всякие разговоры. Естественно, любой антракт в спектакле планируется заранее – какие вопросы и с кем надо решать. Я, например, имел важный разговор, когда маэстро надевал черное для сцены, Светлана (сестра) держала дверь, чтоб никто не ворвался, и вот так мы решали вопросы.

 

Настоящая же работа начиналась после спектакля. Заседания, иной раз выездные (помню, поехали вдруг все на Новую Голландию, что-то там рассматривать) – часов до пяти утра. Дальше, может, и спать, а может, и дома по телефону говорить – уж не знаю, но только в десять утра – за пультом и репетиция.

 

И так каждый день. Это не исключение из правил, а ежедневный, рутинный труд. В итоге – каждый месяц в то время выходил новый спектакль. Я помню, как подряд на моих глазах выскочили «Семен Котко» и «Пиковая дама». О текущем репертуаре, концертах и не говорю.

 

Конечно, при таком ритме никакой человек полностью сосредоточиться на искусстве не может. Поэтому иногда да, я согласен, иногда то, что делает Гергиев, на выходе воспринимается как нескончаемая генеральная репетиция. Но этот мелькающий недостаток компенсируется объемом, толщей, монструозной мощью деятельности в целом. Вот такая особенность.

 

Помню, как, ну, видимо, ни секунды не занимаясь, Гергиев сел и принялся довольно лихо играть на рояле «Дон-Жуана» Рихарда Штрауса, косясь на меня при этом еще. Думаю, что он должен был играть хорошо – судя по этим касаниям клавиатуры. О сверхъестественной интуитивности можно и не рассказывать, но все же. Я внезапно приехал, пришел в театр, пошел наверх, на репетиционную сцену, где шел прогон «Парсифаля». Наверное, там не все были: вход там как бы снизу, ровно как в амфитеатре БЗК. Вот они поют-играют, я вхожу, далеко, тихо и незаметно, практически сзади. — В ту же секунду Валера поворачивается ко мне и, как бы зная, что это я, улыбаясь, делает ручкой… — Он не знал, что я приеду, он не мог меня видеть, потому что только моя макушка там могла быть ему видна, но стоял-то Валерий спиной. И такие вещи постоянно. В общем, успехи основываются на огромном комплексе самых разных свойств. На уме в том числе, между прочим, ибо я частично в курсе, как он устроил дела в театре с самого начала.

 

Валера, извините, что я не выдержал, это все с любовью и уважением, думаю, Вы понимаете. К слову, я понял так, что он думал, не привлечь ли меня и как пианиста заодно, ну, куда там, я дал по тормозам.

 

victormain: Да, сумасшедший дом всё это. Оттенок которого всегда свойственен любому театру. А такому гигантскому да в таких исторических обстоятельствах – подавно. Ну и стиль работы Валерия индивидуальный, конечно. Удивляюсь, как он при всём том временами умудряется очень высококлассно музицировать. Помню, не так давно по Меццо была Десятая Малера с Лондонским Филармоническим – просто здорово, как мне показалось.

Жаль, что они тогда Вашу «Дочку» не поставили. Небось и аванса не дали? Раньше бы обязательно дали, в прежние времена.

 

Mikhail_Kollontay: Что до «Дочери» (Вы ее напрасно так ласково, по-пушкински, у меня иначе в названии написано, ведь сюжет сильно переосмыслен), то Мариинка и не заказывала. Это был заказ ГАБТа, и они его полностью оплатили, опера ведь прошла худсовет и была принята, тогдашний директор В. В. Васильев человек был совершенно кристальный. Мне никто не верит, что с большой суммы гонорара не было ни откатов, ни даже намеков и мыслей в эту сторону. Обо всей этой истории я достаточно подробно написал. Был (я о ГАБТе) назначен режиссер-постановщик, начали определять постановочную группу, но дальше все полетело вверх ногами. И когда через полгода паузы мы случайно встретились с Сашей Чайковским (на похоронах Лемана, кстати), он стал меня расспрашивать, дальше Саша начал толкать дело в Мариинку, где он был при чинах тогда, Васильев же обрадовался, ибо это давало возможность выйти из неловкого положения, предполагалось, что будет как бы совместный проект (скорее формально, разумеется). Ну в итоге все равно не поставили, может, и к лучшему, кто знает. Это четыре года жизни в общей сложности, больше ничем заниматься было невозможно.

 

victormain: Ну, когда так, что оплатили, то ещё ничего. Хотя, непоставленный кирпич вещь не самая приятная, по себе знаю: у меня вторая опера восемнадцать лет лежала в силу обстоятельств, пока не поставили. Правда, поставили очень неплохо, так что всё к лучшему.

 

Mikhail_Kollontay: У меня лежит девятнадцать лет, и никаких шансов, ибо как мне сказали, так я и сделал – написал для императорской сцены, огромные составы, трудные первачовые партии, второй оркестр на сцене, детский хор и т. д. и т. д. и т. д…

 

 

 

 

Глава 125

 

Роберт Шуман

 

 

Фантастические пьесы

Для фортепиано Op. 12

Альфред Брендель (фортепиано)

 

ahol: Не раз приходилось читать здесь пренебрежительные или, в лучшем случае, снисходительные отзывы об игре Бренделя. Но вот послушайте это исполнение – вполне возможно, что-то сдвинется в оценках.

 

Всегда начинаю прослушивание этого опуса с «Порыва». Для меня это пробный камень мастерства исполнителя – если устраивает, тогда уже прослушиваю всё остальное.

 

Брендель, на удивление, оказался на высоте – его «Порыв» поэтичен и проникновенен, в нём и намёка нет на традиционное галопирование, которым терзают нас даже маститые пианисты.

 

sir Grey: «Порыв» послушал. У меня с «Порывом» тоже сложные отношения. Но мне, пожалуй, ни одно исполнение не нравится. Всё кажется, что надо играть как-то иначе, а как – не пойму.

 

А что Вы думаете о «Порыве» Рихтера?

 

ahol: О «Порыве» Рихтера я уже как-то высказывался, Вы просто забыли. Но могу повторить этот текст, если интересно:

 

«При каждом прослушивании рихтеровского «Порыва» возникает мысль переименовать эту часть опуса на «Рывок»для бегунов на стометровую дистанцию это исполнение может послужить хорошим катализатором. Что до метафизики, которую, несомненно, имел в виду Шуман, то почувствовать её можно у Рубинштейна (1949 г.) и Циффры, сумевших вдохнуть в свои исполнения жизнеутверждающую мощь авторского замысла».

 

Оказалось, есть ещё и продолжение:

 

«Дорогой мой, Рихтер не идол совершенства. Как говорила Гиппиус:

«Ущерб, перехлёст везде.

А мера – только у Бога».

Может, Рихтер и вкладывал в свою интерпретацию какой-либо смысл, да только мы не можем сказать о нём ничего осмысленного».

 

sir Grey: Вы извините, я стараюсь выписывать интересные высказывания, чтобы не спрашивать людей дважды, но часто забываю. Ваше высказывание я не помнил. Спасибо за ответ. Когда прочитал про «рывок» – сразу вспомнил.

 

У меня не столь однозначное отношение к этому исполнению. Я писал Вам, что вообще не понимаю, как это играть. При таком раскладе исполнение Рихтера мне интересно.

 

Что до Бренделя – интересное, качественное исполнение, но – не по мне вообще по манере (как и весь Брендель). Такое олимпийство мне не близко.

 

Что на меня произвело впечатление по поводу Бренделя, что он, кажется, прекратил выступления, когда был еще вполне в силе. Это любопытно. Второй пример, который мне вспоминается – Леонид Утесов.

 

OlgaKz: А Лист?

Вы забыли Листа, который ушел не тогда, «когда был еще вполне в силе», а когда был полон сил (37 лет!!!), на взлете – и еще каком!!! – своей пианистической карьеры! Вечный и недосягаемый пример для подражания! Фантастический был человек!

 

sir Grey: Я не забыл, я не знал.

 

Да и про Бренделя я что-то напутал, оказывается, он ушёл по болезни.

 

OlgaKz: Не огорчайтесь!

Наши ошибки и грехи, как и наши года – это наше богатство!

 

 

 

 

Глава 126

 

Фредерик Шопен

 

 

3 мазурки Op. 50

Павел Егоров (фортепиано)

 

OlgaKz: Превосходно!

Жаль только, что кроме меня и Виктора Николаевича это исполнение никому больше не нравится.

 

victormain: Нравится, думаю, многим, просто они застенчивые.

 

sir Grey: Мне понравится. Я обязательно буду слушать и эти три мазурки, и другие четыре!

 

Но сперва послушаю «Юмореску».

 

OlgaKz: Послушайте sir Grey, пожалуйста. Он совершенно бесподобно играет!

 

sir Grey: Последнюю мазурку я очень привык слушать у Липатти (с пластинки). Трагизм не так подчеркивается, все звучит сдержаннее, больше лирики.

 

Но, конечно, Егоров производит впечатление. Жаль, что у нас нет его «Юморески» Шумана.

 

OlgaKz: Не забудьте поблагодарить Павла Григорьевича. Кнопка «Понравилось» находится совсем рядом, ну что стоит ее нажать! Мне тут однажды написали, что Егоров зарегистрирован на сайте, заходит сюда. И что он видит?! Что думает?! Мне страшно это представить!

Это Шиффу можно забыть кнопку нажать – его не убудет, а нашим, я считаю, нужно свой восторг выражать ясно и страстно.

 

sir Grey: Я уверен, что он думает все правильно. И видит все как надо. И идет дорогою добра.

 

OlgaKz: Хорошо!

Вам я верю!

 

Mikhail_Kollontay: Что Паша разберётся без какого бы то ни было ущерба для состояния души, тут нечего сомневаться. Он человек твёрдый, полагаю.

 

Aelina: Михаил Георгиевич, а Вы сами играли эти мазурки?

Предполагаю, что шопеновские мазурки подвластны Вам, как и баллады, представленные в Архиве.

 

Mikhail_Kollontay: Записи каких-то мазурок где-то были, но найти нет силы. В последние годы какой-то опус (не вспомню, какой именно) постоянно играл), но пока не отснял. Насчет подвластности, ну что тут скажешь, кроме а-ха-ха. Опус, который обсуждается тут, со студентами усиленно проходился, ничего хорошего о доступности его для исполнителей не скажу. Нож, которым Шопен в мазурках, вроде этой, первой, достает сердце и умертвляет, должен быть холодным (это, кстати, у Егорова есть!), длинным и безжалостным, доставать с большой дистанции и без всякой любви, но вполне куртуазно и любезно. А мы все в основном нюни и няни. Откуда у нас взяться вкусу и дворянству, тем более шляхетству. Знаете, считалось, что тѐла дворянина может касаться только оружие. Куда нам.

 

aptitude: Мне очень не понравилось это исполнение. Я бы даже сказал, что оно отвратительное, но тут такой сонм восхищающихся, что я, пожалуй, буду думать, что чего-то не понимаю.

 

alexshmurak: Ольссон нормально играет этот опус.

 

aptitude: Ольссон всего Шопена нормально играет, но мне скучно его слушать.

 

alexshmurak: Это ты просто ещё недоразвитый.

 

 

Глава 127

 

Иоганн Себастьян Бах

 

 

Бранденбургский концерт № 5 ре мажор (1720-21?) BWV 1050

Ансамбль «Bach-Collegium Stuttgart»

Гельмут Риллинг (дирижёр)

Роберт Левин (клавесин)

 

tagantsev: По-моему, соло клавесина в первой части не по тем нотам – я бы сказал, скорее, не по тем знакам.

 

Еще раз послушал эту клавесинную вставку в конце первой части. Нет – это не те ноты, которые играет весь мир. То ли какая-то отсебятина клавесиниста, то ли неизвестный вариант автора.

 

abcz: Отсебятина. А у автора точно есть вариант? Обычно он каденции манкировал выписывать.

 

tagantsev: Этот автор выписывал. Тем более, что эти концерты он сам каллиграфически переписал начисто (эта перепись и дошла до нас), так как это был подарок какому-то бранденбургскому герцогу (кажется в обмен на должность, которую он в итоге не получил). Так что, полагаю, что это отсебятина клавесиниста. У меня такое ощущение, что он там все время размер меняет – такт на 3, такт на 4 и укоротил всю каденцию по времени. В уголовном кодексе за такое действие статей не предусмотрено. Пусть гуляет на свободе, пока.

 

abcz: Каденция есть каденция. Раз выписывал, предполагал исполнение не мастером, вероятно. Выписанная барочная каденция – почти абсурд.

 

precipitato: У него там облигатная партия, все до ноты выписано. И это не совсем каденция, просто большое соло, во всех остальных голосах – паузы на всем его протяжении.

 

abcz: Да, я посмотрел ноты, но (мне показалось) были какие-то мелкие отличия в тексте, плюс к тому – эта необъяснимая замена целой части на явную импровизацию (каденцию). Возможно, существует ещё какая-то копия без этого раздела?

 

precipitato: Вроде, нет такого. Эту запись не слушал; наверное, человек просто импровизирует, что довольно глупо, зачем эти барочные штуки, когда есть ясный авторский текст.

 

tagantsev: Тем более, что у Баха в этом месте написано «Cembalo solo senza stromenti», то есть Соло клавесина без сопровождения инструментов. И какого черта этот Левин на клавесине решил, что это не соло, а каденция, и стал гнать свою музыку.

 

abcz: Я и говорю: необъяснимо, никто таких вольностей себе не позволит. Разве что, существует ещё (синоптическая) копия, где нет этого фрагмента.

 

Romy_Van_Geyten: Люди, это просто более ранняя версия концерта. У Шмидера идет под номером BWV 1050a. Так что все корректно.

httpHYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»://HYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»wwwHYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html».HYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»jsbachHYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html».HYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»orgHYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»/HYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»bwvHYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»1050HYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»aHYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html».HYPERLINK «http://www.jsbach.org/bwv1050a.html»html

 

sir Grey: Спасибо. Только я ссылку жму – и ничего.

 

Romy_Van_Geyten: Линк уже работает, я там поначалу русскую буква «а» влепил в спешке.

 

abcz: Чёрная зависть: от руки адреса писать…

 

Romy_Van_Geyten: Ну, прямо! Вы меня переоцениваете. Я только эту букву и вбил, чтоб адрес изменить.

 

abcz: Жаль. Только собрался хорошо позавидовать.

 

 

Глава 128

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 1 фа мажор (пастиччо) (1767) KV 37

Камерный оркестр «Concentus Hungaricus»

Йене Яндо (фортепиано)

 

Aelina: Чудесный концерт!

Тот факт, что Моцарт написал его в одиннадцать лет – изумляет.

 

alexa_minsk: По-видимому, Вы правы, сочинить такое в одиннадцать лет практически невозможно. Вероятно, автор музыки – не совсем Моцарт.

 

sergei_sergunin: У Вас есть доказательства?

 

precipitato: Вообще-то это общеизвестно.

 

sergei_sergunin: Это не может быть доказательством.

 

precipitato: Господи, ну книжки какие-нибудь почитайте.

 

alexshmurak: Ему уже ничего не поможет.

 

tagantsev: Дорогие Маэстры!

Оттянуться решили на молодом человеке? Бряцаете своими знаниями. Поздравляю, вам это удалось. Полегчало?

 

precipitato: Митя, какие вопросы – такие ответы.

 

tagantsev: Юра, твой ответ был корректен, но не очень вежлив. Если нет времени разъяснить вопрос, я бы промолчал. Но зачем писать «это общеизвестно»? Это ты да я прочли не по одной тысяче страниц о Моцарте, а больше половины человечества вообще не знает, кто такой Аберт.

 

sir Grey: А я слышал, что замечательную вторую часть Второго концерта для клавира Моцарт взял у Шоберта ор. 17, № 2. Я умолял здесь найти мне эту музыку. Мне дали ссылки на Шоберта, но там я этого концерта не нашел.

 

Может быть, кто-нибудь теперь может ответить на этот вопрос?

 

evc: Сюда загляните, пожалуйста:

httpHYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html»://HYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html»sagittarioHYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html».HYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html»livejournalHYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html».HYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html»comHYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html»/381907.HYPERLINK «http://sagittario.livejournal.com/381907.html»html

 

sir Grey: Да, это то самое!!!!

 

Спасибо!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Интересно было бы послушать на оригинальном инструменте, только я не знаю, на каком.

 

На этом сайте вообще много интересного. Например, что личность Шоберта произвела на отца Моцарта очень неприятное впечатление. Возможно, и на самого Моцарта. А музыка очень понравилась. (Ведь это несправедливо? О небо! Где же правота?) Возникло что-то вроде конкуренции. В 1767 году Шоберт умирает вместе с женой, отравившись (!!!!!!!!!!) грибами. И в тот же год (sic!) маленький Моцарт, как у нас тут говорилось в другом месте, «использовал» Шоберта. Я бы даже сказал – злоупотребил им. Написал второй концерт.

 

«И, может, Летой усыпленный,

поэт, бесчувствием блаженный,

уж не смущается ничем?»

 

Автор указанной странички сам играет Шоберта и утверждает, что эту сонату очень трудно послушать в профессиональном исполнении, потому что ее никто (почему-то!!!!!!!!) не исполняет.

Навязчивая мелодия долго остается в сознании (в подсознании?) Моцарта. Автор странички называет и ля минорную сонату и Двадцать первый концерт (о чем писал, между прочим, и я…)

 

Да-а. Эта мелодия долго не отпускала композитора.

Бывают странные сближения. Как творческий путь Гоголя обрамлен двумя жертвенными самосожжениями, так через жизнь Моцарта проходят странные и таинственные истории с отравлениями.

 

victormain: Верно, что эти концерты – не совсем Моцарт, а его обработки чужих опусов. И это действительно общеизвестно, хотя в «Сказке сказок» Норштейна в титрах стоит именно Моцарт и все ахают.

Но: в одиннадцать лет он написал – лично – оперу «Аполлон и Гиацинт», в которой есть музыка куда почище этих клавирных пастиччо.

 

sergei_sergunin: Я слышал по ТВ беседу музыкальных критиков о том, что Моцарт использовал в своих произведениях ещё и темы Сальери.

 

victormain: Вообще-то, он кого хотел, того и использовал. Клементи использовал, Чимарозу использовал. Даже себя использовал, как стороннего автора. Очень активный был пользователь.

 

sergei_sergunin: Меня в той передаче поразило, как простенькую тему Сальери Моцарт импровизирует и создаёт на её основе просто шедевр.

 

Зачем он это сделал?

 

victormain: Сергей, это значит, что Моцарту понравился материал, и он предложил свою версию работы с ним. Так же, как в увертюре к «Волшебной флейте» тема фуги принадлежит Клементи, но у Моцарта найдены совершенно новые перспективы её существования. Он не скрывал этих заимствований (и никто особо не скрывал, Бах, например; в те времена это было в порядке вещей, а не чем-то особенным), и РАО в те времена его не беспокоило.

 

sergei_sergunin: Понятно. Но как тогда быть с легендой о Моцарте и Сальери? Имею в виду отравление. Ведь и здесь существует «всеобщее мнение».

 

victormain: Со смертью Моцарта ничего общеизвестного как раз нет. Она загадочна. Но только без Сальери. Его оправдали, кстати, Вы в курсе? Совсем недавно суд был (!).

 

sergei_sergunin: Суд через столетия… Сомнительно.

 

victormain: Ну, по поводу заочного суда я и сам улыбаюсь. Но в причастность Сальери верить – это уж совсем. Я верю Сальери (по Стендалю), а о том, что Пушкин воспользовался сплетней для выстраивания такого замечательного текста, я всегда очень сожалел. Это всё-таки не Аякс с Одиссеем, а живые люди. В сущности, Александр Сергеевич оказался виновен (по крайней мере, причастен) в оговоре замечательного музыканта и, судя по всему, очень неплохого человека.

 

  1. S.: Если бы мотивации Сальери были таковы, какими их сформулировал Пушкин, то Антонио следовало бы вслед за Моцартом отравить ещё и своих учеников, Бетховена с Шубертом.

 

sir Grey: Я думаю, яд мог не сработать. Первый начал глохнуть молодым. Второй заболел, прожил меньше Моцарта.

 

victormain: Свежая идея. Это стоит обдумать.

 

 

Глава 129

 

Муцио Клементи

 

 

Gradus ad Parnassum

Тетрадь I

Андреа Бакетти (фортепиано)

 

Meadow_Meal: Ничего лучше «Magnum opus» он не написал.

 

samlev: Почему? Сонаты у него, как минимум, не хуже.

 

Romy_Van_Geyten: Кстати, у одной из сонат Клементи Моцарт слямзил тему для увертюры к «Волшебной флейте».

 

abyrvalg: Оp. 24 № 2, вроде.

Правда, существует версия, что подобные мелодические обороты были повсеместными в то время и похожий мелодический тип применяли немало тогдашних композиторов, что, в общем-то, не считалось каким-то прямым заимствованием.

 

victormain: Однако насколько я помню, сохранилось высказывание самого Моцарта, что у Клементи, мол, всё равно ничего толком из неё не вышло, а у меня, дескать, вон какая прелесть получилась. Не помню, письмо ли это или просто с его слов кто-то вспоминал. Но суть верна. Главное здесь то, что тему эту Моцарт знал очень давно, лет за десять до написания «Волшебной флейты», с состязания с Клементи. Там была засчитана ничья, так что Моцарту, как человеку с замечательным чувством юмора, захотелось, видимо, поединок всё-таки доиграть в свою пользу, что он и сделал успешно, хоть и заочно.

 

abyrvalg: Ничья-то ничьей, но после этого состязания Клементи был все же популярнее, чем Моцарт.

 

victormain: Вот не думаю. Англия Англией, но опер Клементи не писал, а в то время без них полных приветствий было не сыскать. Даже Бетховен этим мучился. У Моцарта с популярностью было неровно, но на улице его насвистывали все, куда уж больше. Тем более – Прага. А в Вене всё начиналось заново с «Волшебной флейты», но…

 

abyrvalg: Да кто же спорит-то, но вот в сфере фортепиано … не зря же Клементи называли «отцом фортепианной музыки».

 

victormain: Это да, конечно. Хотя это не очень справедливо было, имея четыре тома сонат Гайдна – совершенно сумасшедшего качества по музыке.

 

 

 

Глава 130

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Трио для фортепиано, кларнета и альта ми-бемоль мажор «Kegelstatt» (1786) KV498

Любовь Едлина (фортепиано)

Джеймс Кэмпбелл (кларнет)

Ростислав Дубинский (скрипка)

 

alexa_minsk: Было бы интересно узнать мнение знатоков об игре этого ансамбля.

По моему мнению, их уровень уступает имеющимся у нас записям других исполнителей.

 

tagantsev: Ну, думаю, что дело в пианистке. Все мимо – темпы, динамика. И вообще, все формально, холодно и безжизненно, а трио-то само по себе – гениальное.

 

victormain: Из самого лучшего в камерной музыке у него.

 

Mikhail_Kollontay: Кларнетист с другой планеты, и по строю, и по темпам, и по артикуляции. И по квалификации, может быть. Скрипач, как всегда, всё высит, ну это у струнников беда – не обращать внимания на то, что рояль-то темперирован. Но то, как не строит кларнет – это…..

 

tagantsev: Зря Вы так на них! Плохой любительский ансамбль – и всего делов-то.

 

alexa_minsk: Спасибо, друзья.

 

Я ранее полагал (по заметкам в интернете), что трио Бородина – суперклассный ансамбль. А вот познакомился с его записями и был глубоко разочарован. Наверное, его успех на Западе в 1980-х был связан больше с политическими причинами, чем с уровнем их мастерства.

 

Andrew_Popoff: Возможно, Вы имели в виду квартет им. Бородина. Это действительно классный коллектив, особенно времен В. Берлинского. А про трио я вообще впервые слышу.

 

alexa_minsk: Нет, именно «Трио им. Брородина»: Любовь Едлина, Ростислав Дубинский, Юлий Туровский. Эммигранты из СССР.

 

samlev: Осталось выяснить, тот ли это Бородин. Может, ансамбль назван тоже в честь какого-нибудь эмигранта с деньгами, а совсем не Александра Порфирьевича!

 

OlgaKz: Но Дубинский-то играл в квартете им. Бородина целых двадцать лет, со дня основания в 1945, кажется, и до 1976 года. Первой скрипкой был.

 

Ashmaker: Дубинский и Туровский уже умерли, Едлина преподает в Блумингтоне (штат Индиана).

 

 

 

 

 

 

Глава 131

 

Игнац Йозеф Плейель

 

 

Струнный квартет соль минор Ben 370

Струнный квартет им. Яначека

Милош Вацек (скрипка)

 

alexa_minsk: Неожиданное начало для квартета периода классицизма: вместо главной темы сонатной формы – фуга.

 

Romy_Van_Geyten: Бетховен, Четырнадцатый квартет.

 

alexa_minsk: Квартет Плейеля, примерно, 1810 года рождения. Он опередил этой своей идеей Бетховена. А Бетховен вполне мог знать эту музыку. Моцарт же знал.

 

Romy_Van_Geyten: Ну, Бетховен у кого только ни тырил – тот ещё фрукт!

 

musikus: Именно. Сам-то ведь ничего не сумел написать.

 

Romy_Van_Geyten: Ладно Вам – самые яркие, оригинальные и продуктивные авторы таскали друг у друга без всякого зазрения. И правильно делали. Хороший хозяин всё в дом тащит.

 

musikus: Хорошо бы тогда как-то определиться с понятиями: где осознанное творческое заимствование или хотя бы неосознанная индукция, а где прямое воровство, сиречь плагиат. Выражение «таскали друг у друга» как бы ближе к последнему и явно не годится в случаях Моцарта, Бетховена и подобных им.

 

Phalaenopsis: Бетховен, возможно, всё-таки заимствовал. У Моцарта. У других не знаю.

 

musikus: Что такое, повторюсь, «заимствовал»? Творчески использовал и развивал, ранее найденное другими, или крал, благодаря чему и стал Бетховеном? Ведь глупость, не правда ли? Не благодаря же влиянию Моцарта он стал Бетховеном. Ровно наоборот: выламываясь из традиций венской классики, он стал тем, что он есть. Еще юношей он показывал Гайдну (возвращавшемуся из Лондона) свои сочинения, и тот испугался «излишней серьезности» новой музыки. Конечно, ранние, к примеру, фортепианные сонаты, еще в чем-то венские, но львиная лапа уже отчетливо чувствуется.

 

Romy_Van_Geyten: Бетховен стал Бетховеном благодаря и Моцарту, и Гайдну, и Рейхе и очень многим другим. Без таких мощных тылов ему неоткуда было бы выламываться. Дом на песке не стоит.

 

musikus: Какая-то путаница. Воспринять школу, культуру мышления, традиционного языка – одно, а воровать конкретный материал или, как Вы занятно сказали «продуктивные авторы таскали друг у друга без всякого зазрения» – другое. Есть же разница.

 

Romy_Van_Geyten: Почему тут нужно искать какую-то разницу? Всё происходит одновременно. Композитор ищет пути – он заимствует, он перенимает, он пытается найти свое лицо, придумывая финты, которых не было у других, и он тащит все, что накрепко не прикручено к палубе, как это делает Бетховен с до-минорной сонатой Моцарта в Патетической или с Интродукцией из «Дон Жуана» в «Лунной». Не вижу противоречия.

 

victormain: Просто отношение к этой проблеме было совершенно иное, доромантическое, докопирайтное. Не было проблемы. Если бы Моцарт в последней (!) своей большой партитуре «Волшебной флейты» вписал кусок музыки Бортнянского, я бы сказал, что это случайность. Но он вписывает фрагмент из «Бенды», из нот, которые брал с собой в дорогу для изучения, настолько они ему понравились. Тут о случайности говорить не приходится. Ему понравилось – решил использовать. И правильно сделал.

Кстати, фактурную аллюзию Бетховена в «Лунной» на «Дон Жуана» я считаю чистой случайностью.

 

Romy_Van_Geyten: Ничего себе фактурная аллюзия! А как же «Ah, so corso…» y Командора, где уже явно звучит вступительный пунктир октав из «Лунной», а как же полиритмия пунктир против триоли? Весь ритмо-интонационный комплекс первой части «Лунной сонаты» выползает как Змей Горыныч с Джульеттой Гвиччарди в зубах из этой моцартовской Интродукции. По мне, так это у Бетховена очевидное цитирование.

 

victormain: Сходство поначалу так бросается в глаза (уши), что я и сам когда-то был уверен в прямом заимствовании. Но потом передумал. Очень похоже, когда Интродукция в клавире и на рояле (естественно, «Лунную» мы все знаем раньше «Дон Жуана», поэтому срабатывает эффект как бы обратной аллюзии: ого, это же из «Лунной!»). Но когда так, как звучит в действительности, в оркестре и с голосами, сходство совсем не такое очевидное. И потом: избыточная диезность «Лунной» и глубокая бемольность терцета из Моцарта говорят, по-моему, за то, что ничего сознательно Бетховен не имел в виду. Совсем разная музыка с фактурным и ладовым сходством.

 

 

 

Глава 132

 

Фредерик Шопен

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 1 ми минор (1830) Op.11

Симфонический оркестр американской Национальной Оркестровой Ассоциации

Розина Левина (фортепиано)

 

alexshmurak: Солистке 84 года!

 

victormain: Она и помоложе отлично играла.

 

alexshmurak: У Вас нет доказательств этому. Она сделала всего три, кажется, записи: оба концерта Шопена и один из концертов Моцарта, и все вот в таком вот возрасте.

 

victormain: Лёша, ну зачем же ловить на слове? Гораздо важнее образ.

 

alexshmurak: На чём же ещё ловить?!?! [Плачет]

 

sir Grey: Когда читаешь её биографию, кажется, что время течет как-то особенно.

 

Умерла в 1976 году.

Консерваторию окончила с отличием в 1898.

 

Ей было 18 лет, между прочим.

 

Между прочим, у нас есть три записи ее мужа.

 

victormain: Самого товарища Левина?!

 

OlgaKz: Вы, конечно, будете смеяться, но да, самого товарища Левина.

 

sir Grey: В Википедии написано, что он этюды Шопена записал. Любопытно было бы послушать.

 

А Токката на меня произвела впечатление. Ну, конечно, современник Рахманинова и Скрябина производит впечатление в любом случае.

 

Aprile: Записей товарища Левина в ютубе просто море!

 

sir Grey: Спасибо. Я уже почти счастлив. Послушал терцовый и 23-й этюды. Может быть, это и не самое лучшее исполнение, но какой-то кураж, или как теперь говорят, драйв, по-моему, утрачен. Не боялись ничего. И футболисты тогда были круче, хотя теперь творят что-то невообразимое. Но лететь очертя голову и не зная страху люди разучились. Конечно, пригнул всех двадцатый век. Задумались все.

 

Кстати, у Гофмана точно есть запись терцового этюда, а у нас не могу найти.

 

 

 

Глава 133

 

Ференц Лист

 

 

Забытый романс

Для альта (скрипки или виолончели) и фортепиано (1880) S.132

Франческо Диллон (виолончель)

 

OlgaKz: Кто посмел забыть этот романс?! Ну, что за люди!

 

Романс незабываемый!!!

 

Особенно альтовая и виолончельная версии.

 

Andreewa: Я не помню точно, но этот романс был написан на листке, который затерялся, а потом нашелся. Поэтому и называется забытым.

 

precipitato: Лист написал еще несколько «Забытых» вальсов, они совершенно не терялись, это его авторское название.

 

OlgaKz: Да, все верно. Пользователь Andrusha подробно описал эту историю в комментарии к своей записи. Я с удовольствием прочла.

 

Andreewa: Да я тоже нашла, оказывается, это было недавно, а мне казалось, что я давно это где-то читала. Вот она старость подходит: помнишь то, что происходило давно, а что было пять минут назад – не помнишь. Простите.

 

OlgaKz: Ох, и не говорите! Я тоже насилу вспомнила, где это читала, и решила с Вами поделиться. Вы уж тоже меня простите!

 

«…Две старушки под окном

пряли поздно вечерком…»

 

Andreewa: Да, а ведь когда-то старушки девицами были.

 

«…И я была девушкой юной,

сама не припомню, когда…»

 

OlgaKz: Уж и не верится порой, что были!

Кажется, только вчера первый класс закончили, а тут – бац! – и пенсия!

 

Andreewa: Моей старшей дочери было пять лет, как-то муж говорит ей: «Ты уже в старшую группу идешь, доченька, большая уже». На что она отвечает: «Да, папочка, не успеешь оглянуться, как я уже замуж выйду и в пионеры вступлю».

 Andrusha: Осенью 1880 года Лист отдыхал в Риме на вилле д‘Эсте, в гостях кардинала Гогенлоэ. Неожиданно пришло письмо из Ганновера от Арнольда Симона, музыкального издателя. Он прислал композитору листок из альбома, на котором в молодые годы Лист написал романс. Почти сорок лет назад Лист гастролировал в Петербурге. Какой грандиозный успех имел он у русской публики. В мае 1843 года он приехал в Москву. Московский писатель Николай Павлов устроил торжественный обед в его честь… Жена писателя, известная поэтесса Каролина Павлова, писала стихи на разных языках. На одно из её французских стихотворений Лист написал тогда романс для голоса и

фортепиано. Под нотами осталась его подпись: «В знак почтительной признательности изящному поэту от неловкого музыканта Франца Листа». Романс остался в то время ненапечатанным. Листок с романсом, оказывается, сохранился у Симона, который просил разрешить издать его. И вот на старом альбомном листе возникло оригинальное сочинение – парафраз Листа для виолы-альта с оркестром.

Он назвал его «Забытый романс».

 

 

 

 

Глава 134

 

Василий Сергеевич Калинников

 

 

Царь Борис

Музыка к драме А. К. Толстого (1899)

Симфонический оркестр Венгерского радио

Антал Янкович (дирижер)

 

OlgaKz: Как замечательно Василий Сергеевич писал музыку!

Какая мощь! Какое совершенство! Как точно все выстроено драматургически! Как гармонично сочетается с сильной пьесой Толстого! Гениальный, конечно, был композитор.

Исполнено все прекрасно, с пониманием, душевно. Молодец, Янкович!

Спасибо за все выложенные сегодня записи Калинникова – одна лучше другой.

 

Mikhail_Kollontay: Я тоже ужасно сильно реагирую на музыку Василия Калинникова, как-то у него всё складно, всегда с хорошим вкусом, откуда что берётся, вот поди пойми. Такой уж, видно, уродился. Хотя фортепианные пьесы всё-таки чуть бесцветнее, наверное.

 

OlgaKz: Фортепианные пьесы его практически не знаю. А вот симфонические его работы ошеломляют. Если еще учесть, что он практически и не учился композиции, то единственным объяснением может быть – всё от Бога! Он ему надиктовывал, верно.

 

Mikhail_Kollontay: Главное, у него была оркестровая практика, Василий Сергеевич в оркестре все время играл на фаготе, на литаврах, это прекрасная школа. У меня есть друг, который тоже так вот композитором стал, и весьма неплохим, уж о песенниках, которые стали композиторами через аранжировочную практическую работу, и не говорю, Френкель, Мовсесян и т. д.

 

OlgaKz: Если мне не изменяет память, он хорошо играл на скрипке, причем с детства, а также пел в хоре и даже одно время дирижировал хором в орловской духовной семинарии, где учился. Феноменально одаренный человек был!

 

Mikhail_Kollontay: Скрипка в семинарии была, как я понимаю, обязательная. Кстати скажу, что располагаю священной реликвией: сын священномученика Иосифа Сченсновича мне когда-то подарил скрипочку своего отца, которая мне изрядно послужила. Звук у скрипки, что у моего топора, но неважно. Был старый протоиерей Михаил Никольский, который меня младенцем крестил, захожу к нему домой, а на стене опять-таки скрипка. Я уж забыл, Калинниковы были из духовного, что ли, сословия?

 

OlgaKz: Я читала, что отец у него был становой пристав. В большой семье очень любили музыку, пели хором. А первые уроки скрипичной игры ему, еще ребенку, дал местный земский врач.

 

Maxilena: Сколько же их, молодых талантливых людей, унесенных туберкулёзом! В тридцать четыре года умер… Жалко-то как!

 

 

 

Глава 125

 

Иоганнес Брамс

 

 

Концерт для фортепиано с оркестром № 1 ре минор (1856-57) Op. 15

Даниэль Баренбойм (фортепиано)

 

musikus: Выдающееся исполнение, при том, что я всегда недолюбливал Баренбойма за его астеничность, «излишнюю интеллигентность». Здесь этого нет совершенно. Сыграно ярко, увлеченно. Тот же Брендель (которого считаю хоть и мастером, но довольно ординарным, непонятно за что перехваленным) гораздо более скучен. Вообще же Первый концерт чрезвычайно сложен для исполнителя. Трудно взойти на тот уровень драматизма, который заявляется с первых тактов первой части и дальше ему соответствовать до самого финала.

 

yarunskiy: Какой-такой драматизм в умиротворённой главной теме фортепиано?

 

Mikhail_Kollontay: Речь ясно же об оркестровом начале. А что, здо̀рово, два разных начала в оркестре и в рояле.

 

alexshmurak: Концерт гениален, кто не согласен – должен пострадать.

 

victormain: Восторги неофита.

 

Музыкальных затей хороших в нём немало, но искусственно (по сравнению с естественным в барокко и классицистском необарокко) подогреваемый пафос первой части сегодня, на мой вкус, непереносим.

 

Phalaenopsis: Сегодня слушал его. Интересный концерт, весьма интересный.

 

OlgaKz: Что значит интересный?! Он просто гениальный!!! Все дела бросать и слушать, слушать, слушать… Кричать от восторга! Кончилась запись – переслушать еще раз! Брамс крут, очень крут!

 

Anonymous: Я не так давно прослушал этот концерт. Довольно неплохой, но немного длинноватый – утомляет.

 

aptitude: Постеснялись бы такое высказывать вслух.

 

victormain: Да ладно, прямо слова уже не скажи. Меня в этом Концерте тоже утомляет всё, кроме финала. Разве что у Гилельса с Йохумом такая фантастическая игра всех, что весь комплекс звучания отслушивается на ура. По крайней мере, когда-то отслушивался.

 

Phalaenopsis: Удивлён, Дима. Мы с Вами такие оперы прослушиваем, раза в три поболе этого концерта будут.

Женьшеня попейте, если не противопоказан.

 

Anonymous: Оперы – это оперы! Я не устаю от них, сколько бы они ни длились. Но симфоническая и концертная музыка – другое дело. Устаю, если слишком длинное произведение.

 

Phalaenopsis: Как здорово, что все мы такие разные. А я очень люблю симфонизм и считаю его достоянием человечества. Ведь что такое опера — спектакль, постановка, повествование в музыкальной форме. А симфония, это уже математика, абстракция высшего предела. Понять эту формулу, значит, испытать счастье на какой-то момент. Баршай сказал, что каждый человек должен обязательно в своей жизни послушать симфонию Малера, а потом уж деревья, дома и сыновья (это уже моё).

 

Anonymous: Малер не утомляет. Прослушал все его симфонии.

 

victormain: Смотря, как сыграть. Я Вторую многие годы предпочитал не переслушивать, а вот как посмотрел запись Аббадо из Люцерна – растаял.

 

Anonymous: Нет, есть, конечно, моменты, которые утомляют. Но их не так много, так что в целом произведение слушается легко.

 

victormain: Легко? Ну-ну…

 

Anonymous: Ну, относительно легко. Музыка не надоедает и не утомляет.

 

victormain: Вот спасибо!

Когда-то в советские времена на сдачах документальных фильмов с моей музыкой директор объединения «Летопись» киностудии «Беларусьфильм» Алина Банад произносила всегда одну и ту же ритуальную фразу: «Музыка не мешает». Звучало как индульгенция, все с облегчением вздыхали.

 

 

 

 

Глава 126

 

Юрий Вильевич Красавин

 

 

Девять багателей для фортепиано (2010)

Настасья Хрущева (фортепиано)

 

Dmitry16: У нас во дворе Валька Шестаков такие же трюки проделывал на гитаре, только он еще любил локтем добавлять.

Но все равно прикольно, ставлю 5!

 

kozakol2008: Произведение любопытное, с интересом прослушала два раза (второй раз без видеокартинки… Понравилось больше)

Вопрос: А нужны ли музыке немузыкальные средства выразительности: пантомима, шлепки в грудь и другие части тела? Или слушатель настолько глуп, что ему требуется пояснение на пальцах (в прямом смысле!) Если это сурдоперевод – беру свои слова обратно.

 

MargarMast: Это просто класс, братцы! Не знаю, как вы, а я получаю просто физическую радость (совершенно детскую, уверяю вас) от этого действа. Это, конечно, мини-спектакль – его нельзя просто слушать, его обязательно надо смотреть. Мне кажется, ваши строгие оценки (тех, кто их поставил) исходят от какого-то слишком серьёзного восприятия таких вещей. Это же музыкальные юморески – живые, обаятельные и остроумные. Братцы, расслабьтесь и получите удовольствие! Я понимаю, что жизнь – серьёзная штука, но именно поэтому в ней должно быть место юмору и непритязательным человеческим радостям!

 

Andrew_Popoff: Здорово, Настя, Юрий! Удивляет, за что ляпали единицы? Музыка красивейшая и нежнейшая, сыграно замечательно, очень артистично, театральные элементы такие трогательные.

 

op132: Спасибо, Андрей, мне эта музыка очень нравится. Надеюсь, это не последнее, что я буду играть из Красавина!

 

Intermezzo: Просто офигенно!

Такая классная музыка и такое эмоциональное исполнение! Спасибо большое, Юрий и Настасья!!! Действо получилось просто шикарное!

 

Precipitato: Спасибо, Андрей! Специально для Насти писано, ей и посвящено.

 

op132: Впервые слышу! Что, правда?

 

Precipitato: Конечно, а как же!

 

alexshmurak: Открываются старые тайны…

 

 

 

 

 

Глава 127

 

Фредерик Шопен

 

 

Соната для фортепиано № 1 до минор (1828) Op. 4

Вера Горностаева (фортепиано)

 

alexa_minsk: Вне сомнений, важные и значительные добавления в Архив.

 

OlgaKz: Дорогой LAKE! Спасибо за Горностаеву. Восхитительная пианистка! Необыкновенного человеческого и артистического обаяния!

Как я любила ее чудо – концерты! Почти всегда она предваряла игру кратким и очень интересным рассказом о том, что собирается исполнять – эти раздумья тонкого и умного человека о музыке создавали особую атмосферу, особый настрой слушателей. Ее концерт, где она исполняла «Карнавал» Шумана до сих пор помню в мельчайших деталях, хотя прошло уже больше тридцати лет. Прекрасное добавление в архив!

 

ChopinMazurka47: Да, это замечательное исполнение Первой сонаты. Видно, что это ранняя соната. В ней даже вторая часть не скерцо, а ещё менуэт. Прямо как в классических сонатах.

 

alexa_minsk: Вот еще бы и год записи знать…

 

Mikhail_Kollontay: 60-е годы или еще раньше. Вера Васильевна рассказывала об этой работе спустя несколько лет, а я начал у нее учиться в 1971 году.

 

sir Grey: Я помню, Вы писали, что учились у нее. Мне она всегда во всех интервью по телевизору очень нравилась. Необыкновенная женщина! И у нее все красиво – и она сама, и ее имя, и фамилия. Все как-то складывается.

 

 

Вера Васильевна Горностаева с учениками

Крайний справа – Михаил Коллонтай (Ермолаев)

 

Мне было бы интересно узнать, что Вы думаете о Первой сонате как таковой. Почему ее считают неудачной? Почему так редко исполняют?

 

Mikhail_Kollontay: А я эту сонату не знаю, так что – виноват. Когда-то посмотрел, показалось, что ученическое сочинение, но, видно, надо пересмотреть.

 

sir Grey: Спасибо за ответ. Я не могу сказать, что не верю Вам… Но я не верю. Как это? Человек закончил кучу всего, консерваторий, там, всяких, конкурсов. Преподает. Играет. Пишет. И я спрашиваю его мнение о первой (из трех!) сонате Шопена, а он говорит: «Я не знаю».

 

Ведь это одно из самых непопулярных фортепьянных сочинений Шопена вообще! И я слушал сейчас – тоска берет. А это не ноктюрн какой-нибудь, не мазурка. Соната!

Что у него еще есть из больших вещей для фортепиано, которые так же низко котировались бы? Ничего.

 

Mikhail_Kollontay: Образованностью похвастать действительно не могу, но дело в том, что она не особенно-то и нужна, я же не исследователь. Есть разные вариации у Шопена маловыразительные, как мне кажется. Вот более спорный случай – концертное аллегро Ля мажор. Там он просто бросил, не дописал и тяп-ляп закончил. К тому же вышло трудно технически. Так что почти не играют, хотя это позднее сочинение как минимум. Насчет чего-либо не знать, так я и камерные сочинения Шопена не знаю, ни к чему как-то было. Вот песни очень ценю, все их записал с Наташей Герасимовой когда-то давно, думаю, там ключи ко многим непонят[н]ым вещам.

 

 

 

Глава 128

 

Сергей Сергеевич Прокофьев

 

 

Ода на окончание войны

Для 8 арф, 4 фортепиано, оркестра духовых и ударных инструментов и контрабасов (1945) op.105

Ростовский академический симфонический оркестр

Владимир Понькин (дирижёр)

 

patlayenko: Оркестр потрудился хорошо. Все было громко, без затей.

 

paraklit: Ну почему же без затей? Затеи тут были… Для Прокофьева очень даже необычно все…

 

Andrew_Popoff: Не самая удачная вещь у Прокофьева. Как-то на скорую руку все. Правда, фактурные вкусности есть.

Исполнение сыроватое, словно с листа читают.

 

paraklit: Вот-вот-вот… Как шутил один дирижер – грязно, зато не вместе…

 

kirillsrjabcevs: Послушайте исполнение Г. Н. Рождественского, тогда Вам понравится эта пьеса!

 

paraklit: Хорошо. Соглашусь, при всем том, что не люблю Рождественского…

 

kirillsrjabcevs: Ну у Вас и вкус! Рождественский же хороший дирижер!

 

paraklit: Правда? Вы первый, от кого я это слышу… Музыканты говорят иначе…

 

sergey6akov: Тертерян и Шнитке посвящали же почему-то свои симфонии Рождественскому…

 

paraklit: А кому их еще было посвящать? Кто еще взялся бы играть тогда? Он же себе известность сделал на современных сочинениях… Ну да несложно пиариться, выходя к оркестрам европейского типа, которыми в принципе не нужно дирижировать. Можно взмахнуть, и сказать – «Играйте, ребята!»… А вот когда с музыкантами возиться надо, ноты левые выправлять – вот тут-то и ясно становится, что не слышит он ни черта! Впрочем, и на записях с европейскими оркестрами это слышно – я с партитурами слушал.

 

evc: У меня есть его книжечка, довольно занимательная: «О дирижёрской аппликатуре», издание конца 60-х гг. (или ещё раньше?).

 

Очень интересные мысли об интерпретациях и прочее.

 

paraklit: Умный он, умный… И папа был дирижер – всё про дирижирование знает!

 

hamerkop: Папа его (Н. Аносов) уж точно был хороший дирижёр.

Учебники же по дирижированию (равно как и по композиции) – штука странная, кем бы ни были написаны. Как справочная литература – подойдёт, но научиться по ним не получится.

 

paraklit: Ну что Вы! Я такой увлекательный учебник по композиции видел – М. Гнесина! В издании 1934 года!

 

evc: «Начальный курс практической композиции» ну просто беллетристика; мне там нравится введение и заключение, остальное, упражнения и прочее, более скучно.

 

paraklit: К слову, именно в 34-ом году вышло постановление Совета Народных Комиссаров о предоставлении людям творческих профессий дополнительной жилплощади в виде одной комнаты в отдельной квартире…

 

hamerkop: Из афоризмов Г. Н. Рождественского:

 

«Музыканты делятся на две категории: тех, которые в репетициях не нуждаются и тех, которым они уже не помогут».

 

paraklit: На излете советской эпохи вышел альбом из двух пластинок — Четвёртая Шостаковича в исполнении Рождественского. Она занимает три стороны, а на четвертой он рассказывает, ну как бы историю ее создания, как складывались ее темы из черновых вариантов… Иллюстрирует черновики на оркестре… О том, что̀ там, в музыке — ни слова… А саму симфонию играет так, как иностранец читал бы текст на незнакомом языке, механически произнося заученные слова, смысла которых не знает… Когда у меня с учениками заходит речь об этой музыке, я всегда говорю: послушайте Четвёртую Шостаковича, но только в исполнении Кондрашина. Ни в коем случае не слушайте Рождественского!

 

Mikhail_Kollontay: С юмором у человека, во всяком случае, было всё хорошо:

 

Была передача на ТВ, где Геннадий Николаевич рассказывал, как дирижировать «Ромео и Джулетту» Чайковского. Слушает собственную запись и комментирует: «Надо играть побочную тему в темпе главной, – дирижируя под запись – вот, слышите? Тот же темп». А темп звучит другой!

 

 

 

 

Цезарь Антонович Кюи

 

 

Концертная сюита для скрипки с оркестром (или фортепиано) op. 25

Такако Нишизаки (скрипка)

Кеннет Шермерхорн (дирижер)

 

alexa_minsk: Читал у нас неодобрительные отзывы профессионалов о музыке Кюи. Может, это потому, что Цезарь Антонович не был профессионалом?

 

А мне его музыка нравится.

 

Mikhail_Kollontay: Мне кажется, что находки у него есть, во всяком случае, а подробно он из-за неудачной, может быть, фамилии, как-то оказался в стороне. С Кюи было недавно связано два эпизода. Моя студентка (та, которая тут играет Денисова) писала магистерскую диссертацию о «Картинках с выставки». Когда она впервые произнесла его эту самую фамилию, мне пришлось уговаривать изменить манеры пронаунса, входя даже и в подробности, чем смутил бедную девушку немало. С ней же было и другое: принесла мне откуда-то отрывок из его детской оперы и попросила перевести, что и о чем. А там неистовая, хотя и печатная, ругань, между участниками ансамбля. Что об нас подумала дорогая моя мисс Ли — и не знаю. Для себя сделал вывод, что Кюи с русским языком не был на ты (как, видимо, и Вайнберг). Но – было стыдно, что китайцам интересно то, что мы бы должны знать, ну хоть в какой-то мере, а нам и дела до этого всего нет.

 

А сочинение это мне тоже нравилось когда-то, но давно не пересекался с ним.

 

victormain: Не знаю, с просодией у Кюи нигде проблем нет. Думаю, говорил по-русски хорошо. Статьи-то написаны все по-русски и вполне хлёстко, даже чересчур. А какую она оперу Вам притащила, «Красную Шапочку» или «Кота в сапогах»? «Кота» я слыхал на сцене, скучно, но не хуже, чем «Терем-Теремок» Польского (будете смеяться, но его я тоже слыхал).

 

Mikhail_Kollontay: Витя, абсолютно не помню – это был нотный пример. Я насчет языка имею в виду не свободу владения, а то, что он не вполне родной. Насчет Вайнберга — наблюдение Бузовкина, кстати, не мое. Ведь Моисей Самуилович абсолютно свободно говорил, с легким польским акцентом, может быть, но, рассердившись, мог сказать: «Это какой-то детский ропот!», перепутав ропот с лепетом. Чем доставлял. Я даже у Лемана чувствовал такой момент, хотя он был немец уж совсем русский. Любовь к Лескову, к особенным оборотам в языке — ведь без нюансированного понимания их смысла можно сесть немножко в калошу. Неуместное употребление нарочито специальных выражений. Или пример с другой стороны: жена Валерия Арзуманова филолог, говорит по-русски как мы, даже без акцента. Но однажды я, не подумав, употребил выражение «собаку съел», и увидел недоумение на лице Катрин. Обязательно найдется лакуна даже в знаниях, не говоря уж о стопроцентном понимании и употреблении слов.

 

alexa_minsk: Всё это очень интересно.

 

Mikhail_Kollontay: Я не знаю, все ли читали письма Кюи. Невыносимо жутко читать, как он в 1918 году, дряхлый полуслепой одинокий старик, беспомощно рыскал по Петрограду в поисках пары поленьев дров и тухлой, вероятно, селёдки. Счастливы, кто не посетили сей мир в его минуты роковые, а своевременно убрались в мир иной.

 

andreiKo: А где эти письма найти? Очень хочу почитать. Это же свидетель и Рахманинова и Прокофьева и Скрябина. Его же была знаменитая ругательная рецензия на Первую симфонию и, по-моему, он успел еще поругать Прокофьева. А, например, про Третий концерт или про колокола он писал? Он же наверняка это все слышал.

 

Mikhail_Kollontay: Я читал огроменный толстый том, давно изданный. Но давно так, что подробностей уже не помню никаких почти что.

 

andreiKo: Я порылся в интернете – более шестисот страниц, 1955 год, и с тех времён не переиздавался и, понятное дело, не будет переиздаваться; статьи – 1952 и есть ссылка – что уже лучше, http://ale07.ru/music/notes/song/muzlit/kyi_is.htm

но судя по списку статей – нет там ничего про Рахманинова 1900-х, только «знаменитая» статья про Первую симфонию.

 

childcomposer: Спасибо за ссылку! Я пробежался глазами по позднему Кюи, ругающего футуристов-модернистов. До чего же у старика консервативный вкус был! То есть мне, например, из XXI века трудно представить, что у человека могло быть такое устройство музыкального слуха, что не то что Рихард Штраус, но и даже Регер ему казался какофонией. Предположим, что Кюи был не из самых отсталых воспринимателей музыки и что у большинства рядовых музыкантов и любителей в то время был музыкальный слух и вкус такой же или большей консервативности. И вот таким-то слухом они слушали Малера с Регером. Ну а современному человеку очень трудно так «исторически» «вывернуть» свой слушательский аппарат, чтобы, скажем, оказаться на месте тех, кто был на премьере Пятой или Девятой Бетховена… А, не вывернув его, возможно ли адекватно воспринять классический опус? Короче, так: обязательно ли, наслаждаясь вином, знать, что оно двухсотлетней выдержки?

 

Mikhail_Kollontay: Великий князь Константин Николаевич Романов, председатель Российского музыкального общества (!) писал с возмущением о Мусоргском. Правда, он был так умен, что личное мнение его не влияло на постановки. Серов зато с ним в хороших был. Не поленюсь набить с книги (из его дневника):

 

«Картина корчмы страшная и неприятная какофония.[..] По-моему, это позор и посрамление музыки, и мерзость невыносимая»

 

Отсюда понятно, что и как видели/слышали в то время. Ведь Константин был культурнейшим человеком.

 

victormain: Чайковский, примерно, так же считал. Тоже не без культуры был. Кстати, выше о Бетховене речь шла, так я не помню реакцию на Пятую симфонию, но по Третьей в рецензиях писали, что Бетховен рехнулся.

 

Mikhail_Kollontay: Я, вообще-то, тоже так, примерно, думаю. Но в Четвёртой зато как вы̀рехнулся. Не рехнулся, конечно, но «немножко далеко хватил».

 

victormain: Ой, не знаю, у меня с Третьей полнейший альянс, никогда монстрой не казалась.

 

Mikhail_Kollontay: По мне — финал там провален, и не могу понять, зачем он еще раз стал писать вариации, которые уже написал в фортепианном оп.35, притом блестяще. И оркестр в финале, по мне, захлебнулся – Бетховен не решился ввести тромбоны, как в Пятой; третья часть будет хороша, если на 3, по-клемпереровски, хотя она тоже не особенно глазаста. Первые две да, сумасшедшие. Хотя мне симфонии – Четвёртая и особенно Вторая – ближе.

 

victormain: Миша, будете смеяться, но мне в Третьей как раз финал больше всего нравится (хотя и первую часть очень люблю). С оркестром там, кажется, только одна проблема: плохо слышны замечательные деревяшки в венгерском эпизоде. Но кто не ошибался? И потом – это ещё смотря, сколько струнных посадить… Вся часть – из самого лучшего, кажется, что он написал. Но сердцу не прикажешь, я понимаю.

 

 

 

Глава 130

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Освящение дома 

Увертюра (Die Weihe des Hauses) (1822) op.124

Эдуард ван Бейнум (дирижер)

 

Mikhail_Kollontay: Тааакой гимн в начале. Интересно, подразумевалось ли «Боже Царя храни» (наверное, Голицын заказывал, раз ему посвящено). И вся последующая забубённая пляска как-то русский стиль больно напоминает, имея в виду ор.119.

 

paraklit: Да нет, это «Боже царя храни» очень по-немецки написано…

 

Mikhail_Kollontay: Это да, но у меня подозрения, что если немецкими или австрийскими ушами бы послушать – так это русская музыка (имитация, конечно).

 

paraklit: Это что, Голицын заказал на освящение своего нового дома? Ау! Олигархи! Закажите мне!

 

Mikhail_Kollontay: Это к иностранцам, иначе никак не выйдет. Пусть строят дома и нам заказывают. Но вряд ли…

 

paraklit: Я пошутил… Для людей той категории мне и за деньги ничего писать не хочется… А у тех, для кого хочется – денег нет. Наверное, поэтому я до сих пор нищий…

 

andreiKo: Да, гимн настоящий – почти «Союз нерушимый» – с отклонением в минор — все как положено. А вот интересно – это изобретение Бетховена (такой характер музыки и гармонии) или до него так тоже писали? Кто-нибудь может подсказать?

 

Mikhail_Kollontay: Наверное, есть более глубокие прототипы, но, может быть, английский гимн всем образец был?

 

victormain: А, по-моему, опус в своём роде сногсшибательный.

 

Mikhail_Kollontay: Конечно, конечно. Но и, похоже, автор дописался до точки.

 

paraklit: … И у него началась вторая стадия алкоголизма…

 

Mikhail_Kollontay: Да, по слухам, любил это дело.

 

 

 

Глава 131

 

Александр Порфирьевич Бородин

 

 

Князь Игорь

Опера (арии)

Фёдор Шаляпин (бас)

 

chizhevskaya: Замечательную мощную арию Кончака Юрий Любимов выбросил из поставленной им оперы «Князь Игорь». Значит, крупный режиссёр может себе позволить изгаляться — убрать арию, чтобы поняли: я – Любимов – что хочу, то и ворочу.

 

Mikhail_Kollontay: С этой оперой проблем непочатый край. В общей сложности Бородин написал около шести часов музыки (в черновиках). То, что мы сейчас имеем как «канонический текст» – лишь измышление редакторов. Работой по доведению до читаемого вида материалов Бородина занимался Ламм и еще один человек, фамилию которого я забыл. Но он был расстрелян в 30-х годах, и все рухнуло. Так же малопонятно дело и с другими сочинениями Бородина, кстати. Не было бы Ламма – то же самое было бы с Мусоргским.

 

victormain: Но насколько я помню, как раз ария Кончака была написана Бородиным достаточно рано и даже оркестровка в ней авторская. Так что, почему Любимову взбрело в голову купировать именно её – загадка.

 

precipitato: Я думаю – она его достала по радио в советские годы, как не включишь – оттуда раздавалось: «Что приуныл ты, гость мой».

 

chizhevskaya: Не помню я, чтобы по радио арию Кончака пели! Арию Игоря – да, пели.

 

precipitato: Мы, наверное, о разном времени говорим. Я с пяти лет слова наизусть знаю.

 

Mikhail_Kollontay: Никак не могу сопоставить Слово о полку Игореве с обсуждаемым опусом. Как бы даже ни датировать Слово.

 

Maxilena: Это же – опера. Ни «Онегина», ни «Пиковую» я тоже не могу сопоставить с литературными произведениями. Может быть, опера вообще предполагает некоторый кич в своей основе…

 

Mikhail_Kollontay: В любом тексте есть внутренняя мотивация, а слова, сюжет и прочее есть чепуха, используемая для того, чтобы проговорить внутренний текст. В этом внутреннем тексте только и состоит факт выказывания. Этот внутренний текст Князя Игоря, по мне, создан так примерно Демьяном Бедным. Ну, хорошо: Владимиром Стасовым. Он не есть продукт внутренней жизни Бородина, а привнесен в нее ложно, ввиду его недосмотра и недочувства. Причем этого ни в коем случае нет в его квартетах, первых симфониях, песнях. Не случайно он не написал оперу. Он ее не писал, а вымучивал столько лет. Вот, если чуть подумав. Она ложь, ложь внутреннего текста, текст не его, не хотел Бородин ее писать, а думал, что хотел. Не знаю, как у других, у меня подобные были ошибки, так что очень чувствую это. А в «Онегине» и «Пиковой», сколько бы там ни было чуши, пейзанских хоров и прочего, вопреки ей почти везде есть эта внутренняя правда.

 

Maxilena: Я Вас поняла. Просто, по моей поверхностности и привату музыки над всем остальным, для меня любой текст в музыкальном произведении глубоко вторичен (так же, как и танец, и постановка, и все-все-все), я просто в него не вслушиваюсь. А в отношении Князя Игоря – Вы совершенно правы, если призадуматься над текстом.

 

Mikhail_Kollontay: Я бы с удовольствием сию оперу – на помоечку. Кроме, может – «Пожил бы я всласть, ведь на то и власть».

 

victormain: Отобрать у народов «Половецкие пляски»?! Ни за что не простят.

А я «Игоря» очень люблю и дико жалею, что он его толком так и не написал. Я примерно в курсе (по лекциям А. Н. Дмитриева), что там имеется авторского. Музыка замечательная и не дописать её было большим несчастьем. В результате приходят умные друзья-товарищи, всё кромсают и корёжат, дописывают бездарную увертюру и выпускают в люди. Бородин бы результат услыхал – ещё раз бы скоропостижно скончался.

 

 

 

 

Глава 132

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано № 21 «Аврора» до мажор (1803-04) op. 53

Посвящение графу Фердинанду фон Вальдштайну

Йене Яндо (фортепиано)

 

sir Grey: По моей наводке добавлена в нотах рукопись сонаты!!!!!

 

andante: « Смотрите, смотрите! – кричали в третьей деревне. – Экое чудо! И кто это придумал такую хитрую штуку?

   Тут лягушка уж не выдержала и, забыв всякую осторожность, закричала изо всей мочи:

   – Это я! Я!»

 

evc: Прежде всего, спасибо Коллонтаю, я благодаря ему смог скачать и затем разместить в Архиве эти ноты!

 

Mikhail_Kollontay: Ну, так мы далеко зайдем, ведь рукописей очень много разных есть. Когда играешь или преподаешь, то только они и используются на самом деле, с учетом только прижизненных первых изданий. Потому что вранья в печатной продукции тьма, вплоть до фальшивых нот, традиционно играемых, что у Моцарта, что у Мусоргского.

 

sir Grey: Но надо учитывать, что у нас тут – демократия. Рукопись Двадцать первой – это не «много поэтов, хороших и разных». Я, кто меня читает – знают, совсем не профессионал, но ощущение жути какой-то, когда на это смотришь. Еще одно напоминание, что Кто-то

это нацарапал своим пером и своими чернилами.

 

Так что спасибо и Вам и evc.

 

andreiKo: В этой сонате совершенно потрясающий гармонический план главной партии (+хода) в экспозиции первой части – по очереди используются почти все звуки гаммы в качестве основного тона аккордов – пишу по порядку появления, в квадратных скобках повторения: до, соль, си(бемоль) фа, [соль, до, соль] ре, ля, [фа(диез), си]. Остается неиспользованным (точнее, он появляется в предъикте к побочной как вспомогательный аккорд) только один звук – ми – и он становится тоникой побочной партии (ми-мажор). Совершенно головосносительное решение – нигде и ни у кого такого больше не встречал.

 

Mikhail_Kollontay: Змей он был Горыныч! Здорово, что заметили.

 

andreiKo: Я в свое время у Холопова писал работу по гармонии ходов в сонатах Прокофьева, соответственно, всего Людвига как непосредственного предтечу проштудировал — в этой работе это и написал, и у Прокофьева в какой-то сонате нечто подобное встречалось – в Шестой, может быть – надо найти эту мою работу – посмотреть.

 

Mikhail_Kollontay: Надо публиковать такие вещи, Вы что.

 

andreiKo: Страниц пять опубликовано было в консерваторском сборнике — это ж была курсовая по гармонии.

 

Кстати, возвращаясь к «Авроре» – там еще одна совершенно потрясающая вещь есть – ну написал он побочную в ми-мажоре (при до мажоре основном) – это, в принципе,  неслыханно для XIX века, и для его (Бетховена) «системы координат» примерно то же, что в наше время рояль на сцене распиливать…Но!!!!!! – что потом с ней (побочной) в репризе делать-то? в до-мажоре не повторишь уже просто так – странно будет, как уравновесить экспозиционный ми-мажор? Он находит простейшее, но абсолютно гениальное решение — пишет главную в репризе в ля мажоре – как если бы вся соната в ля-мажоре была бы написана – тогда бы ми-мажор был «обычной» доминантовой тональностью побочной партии для «главного» ля мажора. А в коде он еще раз повторяет побочную, но уже «как надо» – в до-мажоре.

 

Вот этот самый прием, так сказать, – уравновешивания необычной тональности побочной в экспозиции путем ее повторения в репризе «как бы в тонике» для экспозиционной тональности – Прокофьев заимствовал из «Авроры» для финала Восьмой сонаты – он «Аврору» еще в консерватории играл.

 

Mikhail_Kollontay: О другом скажу – я Вам страшно завидую, потому что у меня наступило время, когда анализировать, активно работать, стремиться вперёд стало трудно, с большим трудом отрабатываешь тот материал (накопленное в целом, чувства, мысли и т. д.), который уже есть, новое, если и появляется, остается только в каких-то эмоциях, но уже не идет в работу. В работе мозга (в целом говоря) все покрылось плесенью, и досадно, что еще вынужден жить, и жить не поймешь зачем, при этой заплесневелости. И это не только возраст.

 

 

 

Глава 133

 

Вольфганг Амадей Моцарт

 

 

Концерт для флейты и арфы с оркестром до мажор (1778) KV299 (297c)

Оркестр XVIII века (Нидерланды)

Хельга Шторк (арфа)

Конрад Хюнтелер (флейта)

Франс Брюгген (дирижер)

 

alexa_minsk: Много лет, время от времени, слушаю этот концерт в разных исполнениях. Сегодня окончательно пришел к убеждению: это, мягко говоря, далеко не лучшее сочинение Моцарта, из его концертов, наверное, худший. Что-то более-менее пробивается в начале финала. И всё.

Писался по заказу, под конкретных исполнителей-аристократов, ни тени вдохновения, ни малейшей искры.

 

musikus: Сурово. И как быть с очаровательнейшей медленной частью? Один из самых-самых моцартовских мелодических перлов. Многие играли этот концерт и не пренебрегали: Менухин, Мравинский…

 

Mikhail_Kollontay: Здорово это Вы, я у Моцарта ни одну мелодию запомнить не могу, сплошной кажется стандарт и ни шагу в сторону. Губки бантиком, ямочки на щёчках.

 

musikus: Я тоже, но штучка-то красивая. Что касается «сплошной кажется стандарт», то я об этом крамольно писал уже давно, за что и бит был нещадно, как и следовало ожидать. Но рад видеть в Вашем лице могущественного союзника.

 

Mikhail_Kollontay: Всё-таки, наверное, не совсем. Есть много других областей, кроме мелодизма как такового (хотя и стандартами Моцарт стреляет как из арбалета, не то, что прочие современники). Главное, по мне – непостижимое слышание всего сочинения одномоментно, учет всех деталей и собирание их в ту самую стрелу-точку. До болезненности.

 

Cayndel: Хорошо, что Вы это написали. Когда подобные мысли проносились у меня в голове, я начинала плохо о себе думать. Теперь аж полегчало. Но, конечно же, у Моцарта есть произведения, которые мне очень нравятся. Одно из них: «Фантазия для фортепиано и скрипки до минор КV396». Особенно в исполнении Гульда. И мне всегда хотелось узнать (как, собственно, и про все произведения, которые мне нравятся), как расценивает эту «Фантазию» специалист в музыке. Если Вам будет не сложно, могли бы Вы что-либо написать об этом небольшом произведении.

 

Mikhail_Kollontay: Но ведь это брошенное, недописанное сочинение, к тому же кто-то его редактировал. У Моцарта ведь тьма таких зачатых и недоношенных сочинений. Вон у меня Кёхель на полке стоит. Видимо, Шуман еще не родился для того, чтобы создать романтическое как-бы-нео-барокко. Но Моцарт уже почувствовал в нём некий потенциал. Мне неизвестно, что подразумевалось, то есть насколько протяжённое сочинение планировалось. Если протяжённое, то человек, по-моему, слишком увяз в начальном импульсе, не нашел, может быть, продолжения. Вызывает ассоциацию с До мажорной фантазией и фугой, то же стилизаторство. Не вполне понятно, что именно манило Вольфганга Амадея, может быть, моцартовские бахианы сродни Моцартианам Чайковского? они оба видели что-то важное (но довольно плоско, если сравнивать и с оригиналом, и с тем, что делали позднее Шуман+Мендельсон с Бахом и неоклассики XX века с Моцартом), что-то важное, что сейчас довольно трудно уловить. Другое дело, что все равно сказано нечто существенное «от себя», хотя кто знает, верно ли наше понимание, не вкладываем ли мы некий серьезный смысл в то, что было лишь стилевой игрой довольно пустой. Нам ведь покажи хроматизм, и у нас тут же мурашки по спине. А автор хохочет только нам в глаза, ведьма злая этакая.

 

Еще тот момент не упустить, что Моцарт ведь был молодой парень, ну, почти молодой, и был еще в поиске даже и в 35 и в 36 лет. Я никогда моцартистов-специалистов не читал, но понимаю так, что за свои недолгие годы он, сколько шкур стилевых попримерял, вот одна из них.

 

Cayndel: Спасибо за ответ. Спасибо.

 

Mikhail_Kollontay: Надо ещё уточнить. Если структуры, мышление были Моцарту заданы отцом и педагогом, то кудряшки и завитушки уже, может быть, стали следствием того, что с волками жить по волчьи выть. Такова была музыкальная среда. Меня когда-то этот разрыв особенно удивил в опере «Cosi fan tutte». Оркестровые прямо-таки металлические формулы и несодержательный мелос вокала. Но ему все равно, потому что вполне он может и обходиться без мелодий. Ну, какая там мелодия в финале Двенадцатой фортепианной сонаты, скажем? Просто некая условная пассажистика, позы, маски, томные постанывания, иронические пародии, невинные нимфы (фьезоланские, полагаю), театр, да, с театром всегда всё хорошо. Но театр-то не мелос. А вот в «Волшебной Флейте» вдруг до автора дошло, что на самом деле пришло время делать. И не только во «Флейте», но и в некоторых других поздних сочинениях такого же пошиба. Там совместилось – лапидарные формулы пришли в вокальную строчку и оказалось, что фольклор (или что-то вроде него) прекрасно совмещается, или даже оно одно и то же, только с разных входов. Революция, в общем, случилась, и завитушки, локоны отрезали вместе с головой французского короля. Еще яснее мне все это стало на днях: крутят по Меццо «Вариации рококо», я брожу по квартире и вдруг понимаю, что у Чайковского этот прием – многопудовые какие-то протообороты музыкальные – уже стали всем. Во всех даже соединительных хрящиках – вооот такой толщины мелодический материал. Воооот откуда и популярность Петра Ильича, я так понимаю. Мелос у него железобетонный, и именно поиск такого мелоса, может быть, составлял у него суть работы. Отсюда ясно, что вполне возможны неудачи, иной раз Пётр Ильич не угадывает с материалом, ну скажем, в «Воеводе», и выходит явная такая дребедень. Потому что если бревна тухлые, они уже не могут выдержать тех циклопически примитивных приемов (повторов-развития), на которых строит Чайковский сочинение везде и всюду. А у Моцарта примитивы только в ограниченном пространстве «Волшебной флейты». Моцарт куда вариативнее, способен пользоваться не только мелосом как чугунными баобабами.

 

serbar: Эпитафия В. А. Моцарту

Здесь обитает Моцарт,

Он верил в Нечто,

Чему названья нет,

И нету слов, чтоб это объяснить.

Он музыкой сумел сказать об этом.

Когда он умер,

Был отнят лишь его телесный облик.

Сказали, что его не опознать,

И труп зарыли в общую могилу.

Но мы предпочитаем верить,

Что никогда он не был похоронен,

Поскольку никогда не умирал.

Внемлите.

 

Стаймин Карпен

(Перевод Д. Самойлова)

 

На фото кенотаф В. А. Моцарта на Кладбище Святого Марка в Вене.

 

Romy_Van_Geyten: Это что-то мутное. Чего бы это его было не опознать – он же не жертва пожара или землетрясения? Понятное дело — поэзия, каэш, гиперболы, метафоры…

Вообще-то Моцарта похоронили в общей могиле потому только, что в те времена в индивидуальной могиле можно было хоронить только дворян. Так что в этом не было никакого неуважения к умершему музыканту.

 

serbar: Был похоронен в общей могиле, засыпанной известью…Так что и останков не осталось. Да и саму могилу не нашли.

У Д. Вейса хорошие книги о Моцарте, к слову…

 

tagantsev: Я знаю одну – «Возвышенное и земное» называется.

 

serbar: Есть ещё – «Убийство Моцарта».

 

tagantsev: Ой, нет. Увольте. Книжку с таким названием лучше не читать.

 

 

 

Глава 134

 

Вадим Николаевич Салманов

 

 

Лебёдушка

Концерт для хора (1966)

Хор Ленинградского телевидения и радио

Григорий Сандлер (дирижёр)

Запись 1985 г.

 

patlayenko: Очень красивый концерт. Глубоко самобытный. Блестящее хоровое мастерство большого художника!

 

andreiKo: Удивительное сочинение! не побоюсь этого слова даже — гениальное. Какие гармонии, линии, мелодии. Браво!!!

 

precipitato: Ну, гениальное – это, может быть, перебор, но лучшее у него – точно.

 

victormain: По-моему, всё очень обычно. Первую часть поют медленновато к тому же, вяло звучит.

 

precipitato: А я не слушал, по старым впечатлениям написал.

 

paraklit: Это, по-моему, лучшее хоровое сочинение Салманова… А может вообще лучшее, что у него есть… Гениальным я бы его называть не стал, но вот такой был композитор Вадим Николаевич, ухо не цепляется… Идеи его – вспоминаются, а музыку – не вспомнишь… А идеи порой были хорошие. Помню, например, довольно редкую вещь в плане инструментовки: непрерывно звучащую трубу мелкими длительностями в быстрой части его симфонии… Даже не скажу сейчас какой. Трубач играл этот контрапункт всю часть от начала до конца. Мне это запомнилось. Я ещё подумал тогда – ну и поиздевался же над трубачом! Однако звучало здорово!

 

tagantsev: Интересное дело. Как все по-разному слышат и воспринимают. Музыка эта хороша, наверно, но меня усыпляет своею скукою. После трех минут слушания заснул – матушка, слава Богу, разбудила. Может с квартами там и есть что-то восхитительное, но это не так важно – снотворное классное. Внукам заводить буду, когда себя плохо ведут – пусть лучше спят. Все-таки снотворное, а не слабительное.

 

Приношу всем любителям Салманова свои извинения.

 

musikus: Не «Лебедушкой» единой. Послушайте Вторую симфонию.

 

tagantsev: Увольте. Я одну какую-то симфонию этого автора однажды в зале слушал. Местами было даже интересно – с теоретической точки зрения – знаете, там, кварты, тритоны, модуляции, форма и другая теоретическая фигня. Одним словом, скукота. Мне брат порой, когда мы слушаем или разговариваем о музыке, а я ему говорю, что эта твоя музыка дерьмо-с, говорит: «С тобой невозможно разговаривать, потому что ты воспитан на шедеврах».

Собственно говоря, он прав. Планка у меня высокая, но не потому что я сноб, а потому что … ну зачем мне слушать этого Салманова, если у меня есть возможность потратить то же время (которого у меня сейчас в обрез) и получить всё, послушав, скажем, сонату Листа, «Скитальца» Шуберта, или Пятую симфонию Брукнера или Бетховена или Малера. По тому небольшому объему музыки Салманова, которую я слышал, я заключил, что он один из моря безымянных композиторов, которому почему то повезло и его пока знают. Конечно, по одному произведению судить нельзя, но ведь я слышал несколько и разные формы.

Вот, допустим, вы идете по улице и ведь безошибочно определяете среди прохожих – это женщина, а вот это нет. Вот также в Салматове распознается композитор. Но не на каждой женщине вы задержите свой взгляд. Бывает, правда, иногда проходят такие, чего там греха таить, что думаешь, а не поспешил ли ты Митька жениться… Одним словом, я не на всякую женщину заглядываюсь.

 

musikus: Не «одну какую-то» симфонию, а именно Вторую я предлагал потрудиться послушать. Она сильно отличается от трех других, хотя и остальные вполне достойны прослушивания. Мравинский, между прочим, играл все симфонии Салманова, и ему не было скучно.

 

victormain: Насколько я помню, Мравинский с Салмановым были преданными друзьями в застолье.

 

musikus: Как-то хочется верить, что Евгений Александрович играл не по блату.

 

Mikhail_Kollontay: Ну почему по блату, просто добрые отношения между коллегами, что тут такого.

 

musikus: Играл благодаря добрым отношениям, а не потому, что музыка добротная?

 

Mikhail_Kollontay: Ну, а как тут на Форуме мы друг друга хвалим?

 

musikus: Часто – как у Крылова.

 

 

 

Глава 135

 

Ян Сибелиус

 

 

Симфония № 7 до мажор (1924) op.105

Саймон Рэттл (дирижер)

 

Phalaenopsis: Как чистой родниковой воды напился.

 

Mikhail_Kollontay: Дистилированную воду пить не надо.

 

Phalaenopsis: Дистиллированную ни в коем случае, а родниковую обязательно.

Здесь я образно высказался, когда слушал и смотрел эту симфонию. Рэттл впечатлил, дирижировал без партитуры, жил музыкой, по всей видимости, он рыцарь.

 

Mikhail_Kollontay: Я боюсь, что к моменту создания Седьмой симфонии Сибелиус стал именно дистилированым, что показала и дальнейшие события. Как раз на днях об этом поговорили с Володей Рябовым.

 

Phalaenopsis: Уважаемый Михаил! Ваша жизнь сложилась удачно. Вы можете обсуждать произведения Сибелиуса с профессионалами равными Вам. Володя, это ведь тот, который написал фантазию в память о Марии Юдиной? Везёт людям. А мне только с электрическим током общаться. Но, что Вы имеете в виду, когда пишете «стал именно дистилированным». Дальнейшие события биографии Сибелиуса я знаю, однако хочется узнать и ваше мнение.

 

Mikhail_Kollontay: Рябов да, написал в том числе и фантазию эту. Мы обсуждали «Тапиолу», которую я раньше не знал, да вот тут недавно послушал. Был поражен ее полной внутренней пустотой. А она — практически последнее сочинение Сибелиуса. А Володя (он «Тапиолу» знал раньше) сказал, что, как ему кажется, уже Седьмая симфония имеет этот же мертвенный запах. Рябов музыкант прекрасный, уж наверное, к этому мнению имеет смысл прислушаться. При том, что, скажем, Четвёртая симфония — одно из пиковых сочинений в мировой музыкальной литературе (я же когда-то в довольно ранней молодости на нее Володю, кстати, и навел, мы ее послушали подряд тогда уже и не помню сколько раз, и партитуру всю исползали).

 

precipitato: Затем Рябов в Ленинграде нас всех на Четвёртую подсадил. По нынешним временам дико звучит, но мы среди ночи с ним ездили на такси на другой конец города, чтобы взять у каких-то людей пластинку с этой симфонией.

 

Mikhail_Kollontay: А у меня был свой комплект всех семи с Рождественским, партитуры брал в библиотеке Союза композиторов. Четвёртая сразу привела в состояние безумия, помню, так что стал ею делиться. С такси да, сейчас уже сложно это другим понять, наверное! Очень интенсивно жили в искусстве. Когда ко мне приходили, постоянно что-то читалось с листа или слушалось, страшно было важно так жить нам всем.

 

musikus: Четвёртая симфония вещь совершенно космическая, особенно две первые части. И, конечно, фантастический колорит, с первых звуков. Какое-то совершенно свободное ощущение формы. А первая в Союзе запись моно была с Ханникайненом. Рождественский вышел много позднее и достаточно ординарен.

 

Phalaenopsis: Как-то плавно перескочили на Четвёртую. Но мне интересно Ваше мнение по этой симфонии. Прошу.

 

musikus: Вы знаете, специально растекаться мыслию по древу по поводу Четвертой симфонии как-то нет желания, да и способности. В любом случае это будет любительщина. Скажу только, что для меня эта симфония стоит на особицу даже среди остального у Сибелиуса. Если остальная его музыка – изумительная музыка! – все-таки остается на земле, то Четвёртая отрывается от нее и полна космизма.

Что касается Сибелиуса в целом… Есть художники, создавшие свой собственный мир – интимно маленький или бесконечный, как Вселенная, но – свой (чего не скажешь о многих великих). Есть камерные, но четко очерченные миры Шуберта, Шопена, Грига. В собственном мире жил и творил Брукнер. Существует грандиозный, но и сугубо личный мир Малера.

 

Уникальна Вселенная Скрябина.

 

Мир Сибелиуса из этого ряда. Не устаю восхищаться им и наслаждаться. Трудно назвать кого-то из композиторов, кого я мог бы впускать в свою душу так безоговорочно, с такой внутренней готовностью, как нечто совсем, совсем себе близкое. Это удивительный сплав: экстатическая страстность и суровая сдержанность; ослепительный блеск и глухое сумеречное свечение; замкнутость самодостаточности и – откровения. Мир угрюмого поэта, порой – как бы депрессивного романтика. Даже в ранних вещах времен «Куллерво» и «Лемминкяйнена», более шероховатых и калейдоскопичных по фактуре, уже присутствуют все признаки будущего монолита. Форма его симфоний – сумеречные психологические пейзажи, но не статичные, а полные динамики, поэтическое каприччиозо. Печально, что еще за тридцать пять лет до своего ухода он таинственно исчез, замкнулся в своих (хоть сам из шведов) финских лесах, умолк. Какая внутренняя музыка звучала в его сознании после Седьмой симфонии? Что это было? Что это могло быть?..

 

Maxilena: Ух. Обожаю, когда Юрий Константинович разряжается такими постами. В папочку, в папочку, и – переслушивать!

 

ak57: Помню на советском ТВ была большая передача, где Кабалевский рассказывал о своей встрече с Сибелиусом в середине 50-х годов. Так как смотрел эту передачу, где то сорок лет назад, то сохранились более чем смутные воспоминания. Помню несколько моментов. Сибелиус активно катался на лыжах, Кабалевский впервые увидел его на лыжне, когда приехал в его поместье. Там был рассказ Сибелиуса о том, как он в годы войны все время слушал советское радио. Правда, только музыкальные программы. Помню, что Сибелиус очень восхищался скрипичным концертом Хачатуряна:

 

«Это по-настоящему великая музыка»

 

Также Сибелиус заверял Кабалевского, что он «не Тургеневский Рудин, не бездельник». Что все время работает, новые сочинения на подходе. Насколько это все правда, не берусь судить.

 

Mikhail_Kollontay: Иду как-то по Пскову, с затылка вижу небольшой памятник – бюст, лысина какая-то, вот ведь, оказался, конечно, Сибелиус. Не помню уже, почему он там поставлен.

 

precipitato: Временный был памятник, что ли? Я бывал в Пскове довольно часто, ничего такого не видел. Там точно было написано – «Сибелиус»? Может, просто большевик какой-нибудь похожий?

 

ak57: Уморили!

http://tourism.pskovlive.ru/obj/monuments/3002

 

 

precipitato: И правда стоит, чудеса. Интересно, чьими усилиями поставлен?

 

 

 

 

Глава 136

 

Роберт Шуман

 

 

Венский карнавал

Фантастические картины для фортепиано Op. 26

Владимир Ашкенази (фортепиано)

 

sir Grey: Что все-таки означает здесь Марсельеза? Студенты, музыканты, просто образованные люди – объясните!

 

Mikhail_Kollontay: А я вообще хотел бы знать, что за «Венский» и почему «карнавал». Никогда не добирался до реалий.

 

sir Grey: Я тоже. А про Марсельезу ничего не знаете?

 

Mikhail_Kollontay: Нет.

 

Slavutinsky: В музыкальном смысле один из классических примеров того что в поп-музыке называют «one hit wonder» – чудо одного хита. Автор писал и другие песни, но в смысле значимости и близко нет. В конечном счёте, прах автора оказался перезахоронен бок о бок с прахом Наполеона, между прочим – можете представить, насколько высокое значение ему придают на родине.

 

Mikhail_Kollontay: Спасибо Вам, но вопрос был в другом — с какой такой стати Шуман ее цитирует в «Венском карнавале». И пока никто не знает, видно, а у меня шкурные интересы, еще одна студентка учит — каждый раз в холодном поту жду, когда меня спросят, почему там так. Пока не спрашивали – видимо, не знают, что такое Марсельеза, с чем её едят и как она звучит.

 

sir Grey: Короче, в Интернете нашел только, что это проявление протестных настроений. Марсельезу запретили, а Шуман ее вставил.

 

Ладно, когда мнѐ не отвечает никто…

 

Тут вообще никто никого не уважает.

 

Ну, сто процентов, что во всех учебниках написано, почему Марсельеза. Не поленитесь, люди, напишите.

 

precipitato: Не напишу.

 

sir Grey: Вот это Вам не лень было написать?

 

precipitato: Просто Вы так трогательно вопрощаете, а сами пишете – «во всех учебниках», так и загляните.

 

sir Grey: Вы уже много раз мне адресуете: «Погуглите, посмотрите».

У нас разные позиции на Форуме. Я – спрашиваю. Вы – не знаю, что тут делаете. Вам лень отвечать дилетанту – так не отвечайте, пропускайте мои высказывания. Только не учите меня жить. Играйте на флейте, там есть дырочки и все такое. Это очень просто.

Я мусорю для Вас Форум? Не очень-то. Не больше других. В чем дело вообще?

 

Спросил про Марсельезу. Хотите ответить – отвечайте, не хотите – молчите. Я же не спрашиваю, как мне повысить мое музыкальное образование.

 

Вот, черт! Не хочу ввязываться в такие разговоры, и правда, сколько намусорил.

 

 

 

Глава 137

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано № 32 до минор (1821-22) op.111

Андрей Коробейников (фортепиано)

 

Aelina: Композиторы, отзовитесь, пожалуйста!

Хотелось бы услышать профессиональные мнения об игре этого пианиста.

 

К примеру, отзыв Михаила Коллонтая…

 

Mikhail_Kollontay: Ну какой смысл спрашивать мое мнение, я же с не того конца все вижу. Вы сами посудите, я чуть ни ежедневно только выслушиваю студентов одних штук пять, должен объяснять, ползать на брюхе (чтоб нажимать под роялем их ногой на педаль), работать клоуном и т. д., плюс к этому надо же и самому хоть как-то заниматься на рояле, плюс к этому вокруг из-за всех стен вот это самое звучит, слушать зачеты и экзамены тоже. Кроме как чисто в рабочем смысле, я ничего не могу ни слушать, ни говорить. А врать – кому это нужно?

 

В свое время мне позвонил А. С. Соколов, ректор консерватории, и спросил, не имею ли я что против, если первокурсник Коробейников будет у меня учиться. – Ну, разумеется, нет. Почему Саша мне по такому поводу позвонил, я так и не знаю. Но Коробейников ко мне все-таки не пошёл, то ли сам не захотел, то ли Рустик ему не посоветовал (не все знают – Рустем Гайнанов всю жизнь учит и как бы курирует пианистические дела Коробейникова, мы с ним в добрых приятельских отношениях), то ли еще что. Лично мы с Коробейниковым никогда не пересекались, я, так вышло, никогда его не слышал, а вот о нем слышал много хорошего, в частности, что-то мне жена рассказывала, как он обсуждал свою кандидатскую у них на кафедре. Моя студентка с ним в хороших отношениях, от нее тоже хорошее слышал. Но вот лично – никогда.

 

Записей я тоже почти не слышал. Пьесу Франкштейна он тут играет замечательно просто, лучше Бори, на мой взгляд. Но все остальное, что попадалось, производило впечатление довольно сумбурное, в чем если и надо разбираться, то, как бы, не в смысле потребления. Но я не настаиваю – просто слушать стандартный фортепианный репертуар, по описанным причинам, абсолютно для меня недостижимо, как работнику колбасной фабрики есть колбасу, примерно.

 

 

Глава 138

 

Пётр Ильич Чайковский

 

 

Ундина

Уцелевшие фрагменты оперы

Оперно-Симфонический оркестр ВР

Тамара Милашкина (сопрано)

 

victormain: А вот и Adagio из лебединого акта… Интересно, откуда взялись куски «Ундины»? Везде написано – уничтожена.

 

Anonymous: Виктор Николаевич, уничтожена полная партитура, а некоторые фрагменты оперы исполнялись же – вот и сохранились их партитуры!

 

victormain: Я думаю, сохранились не куски партитуры (хотя и такое возможно), а партии, их легко собрать в score.

А вообще он любил себя «пожечь», особенно – хорошо приняв на грудь. Какую-то из ранних опер он выкрал из театра, взобравшись в место хранения по водосточной трубе, ночью. По крайней мере, так гласит легенда.

 

Но лучшие куски оставлял при себе. В «Лебедином озере» куча материала из «Воеводы», теперь оказывается – ещё и из «Ундины». Ну, ему виднее было.

 

Anonymous: А вообще зря Пётр Ильич уничтожил партитуру оперы. То, что опера не была принята к постановке в театры, ещё не повод для её уничтожения. Я уверен, что сейчас бы эта опера ставилась театрами. Цена всего растёт со временем, посему неудачные произведения нужно класть в шкафчик для потомков – они-то оценят!

 

victormain: Цена растёт, но не для авторов.

И шкафчики для потомков – лишнее. Григ вон, во всех завещаниях написал – Симфонию не исполнять категорически. А рукопись выбросить не хватило задора. Ну её и сыграли где-то в 80-х, недавно. И правильно писал, и не надо было играть.

 

Kvasnoy_Dmitriy: Судя по тому, что в рукописи нет надписи: «Не исполнять категорически! Автор.», могу предположить, что на тот момент, когда Григ осознал слабость своего сочинения, рукопись хранилась не у него и по какой-то причине не была для него доступна. Иначе бы он, теоретически, мог её выбросить. Другое дело, если он не додумался её сжечь, но всё же выкинул, то есть если она была выкинута им, то вполне возможно, что кто-то нашёл её в помойке и тайно сохранил. Вообще, я бы не советовал более чем на 10% доверять «свидетельствам современников» Грига.

 

victormain: Простите, Вы видели рукопись Симфонии, как её, до минор, кажется?

 

Kvasnoy_Dmitriy: Она на нашем сайте представлена.

 

victormain: Не знал, спасибо.

Насколько я помню, запрет на исполнение был завещан автором, в какой именно форме – не знаю.

 

abyrvalg: Чайковский ещё и «Фатум» чуть не сжег, а ведь неплохая, в принципе, вещь. Нервный был человек, боялся писать ночью, опасался сойти с ума.

 

victormain: И всё-таки писал, и сходил. Потом возвращался.

 

Kvasnoy_Dmitriy: Был такой шуточный фельетон, придуманный Михаилом Морозовым, актёром Большого Драматического Театра СПб, бывшего редактора и ведущего радио «Классика»:

 

«Сегодня я рассказываю вам об истории создания произведений, которые звучат в нашем эфире. Только что мы прослушали «Полёт шмеля» Николая Андреевича Римского-Корсакова, в исполнении Санкт-Петербургского ансамбля виолончелистов. Далее – Феликс Мендельсон, Вторая симфония, Хвалебная песнь, финал. Лондонский симфонический оркестр и хор, дирижирует Клаудио Аббадо. Любопытна история создания этого замечательного сочинения. По свидетельству современников, Мендельсон писал его преимущественно в первой половине дня, приблизительно с 9 часов 30 минут до 14 часов 35 – 38 минут. После чего, завернувшись в большой белый плащ, знаменитый своим шерстяным, тёмно-зелёным, с мелкими золотыми вкраплениями, сотканными из тончайшей парчёвой, купленной за огромные деньги, восточно-персидской развесистой полубязи подбоем и, нахлобучив чёрную заячью, порядком поистасканную, вылинявшую, местами продранную, лоснящуюся, как бы лакированную многолетней прибившейся пылью, источавшей весьма своеобразные, едкие, удушающие ароматы, расползавшуюся по прогнившим швам, местами переродившимся в откровенные, с неровными влажноватыми, слипшимися, вроде бы как обгрызанными крысами, краями, шапку; брал в руки суковатую чёрного дерева, с драгоценным серебряным набалдашником, инкрустированным тончайшими пластинками слоновой кости, с разбросанными по ним там и сям бриллиантами, палку; и, подойдя к стоящему в парадной форме, у дверей с золотыми и серебряными галунами, украшенными массивными кистями, собранными в увесистые шишечки соцветием, стоящим с разводами и орнаментом из дубовых листьев, фиалок и кракозябров воротнике лакею, в сердцах бил его палкой по голове под дикий хохот последнего, кричавшего «давай, барин, ещё!». Итак, Феликс Мендельсон, Вторая симфония, финал».

 

victormain: Неплохо.

Мишу Морозова знаю, он играл одну из главных ролей в спектакле БДТ с моей музыкой. Способный артист.

 

Kvasnoy_Dmitriy: Недавно я был на его моно-спектакле по мотивам произведений Лермонтова. Музыку Михаил не использовал, а было бы неплохо, если бы его голос звучал вместе с Вашей музыкой.

 

Aelina: Замечательно, что эта рукопись сгорела не полностью.

Фрагменты из оперы очень и очень хороши и выразительны, хотя, конечно, не в силах нарисовать целостную картинку.

 

Большое спасибо за размещение уникальной записи!

 

 

 

 

Глава 139

 

Гаэтано Доницетти

 

 

Дон Паскуале

Опера (1843)

Оркестр театра «Метрополитен-опера»

Анна Нетребко (сопрано)

Джеймс Левайн (дирижер)

 

parsek: Ну что за чудо!

Если бы в совете «откупори шампанского бутылку…»

заменить чтение на слушание, я бы предложил Доницетти.

«Любовный напиток» (лучше фильм 1946) или «Дон Паскуале».

 

mikrus72: Именно прослушав оперу «Дон Паскуале» я начал потихоньку учить итальянский язык. Все было интересно. В чем там сюжет? Как он закручен? А когда стал понимать, то просто не мог слушать – хохотал. Юмора много! Очень веселый и интересный сюжет.

 

balaklava: Наконец-то, свершилось! «Дон Паскуале» – в цвете, с субтитрами, с Нетребко! Ну что ещё нужно для полного счастья! Только Шампанское!

 

Maxilena: Сижу, скачиваю с Рутрекера, оно того стоит!

 

sir Grey: Да, я частенько понимаю пушкинского Сальери. Почистил бы, дай мне волю…

 

Maxilena: Ой, не ворчите, дорогой сэр Грэй! Это же комическая опера. И очень даже ням-ням.

 

sir Grey: Я же придушить хочу, как пушкинский Сальери Моцарта, – потому что слишком нравится. Я, конечно, не слушал всё, минут двадцать только, но прибалдел немного.

 

«Всех утопить»

 

Maxilena: До чего же аппетитная бабёнка! Понятное дело, с такой внешностью, да еще при голосе как-никак, успех обеспечен! А как она чулочки натягивает, даже завидки берут… Сэр Грэй, обязательно посмотрите, иначе много потеряете!

 

sir Grey: Да, я заметил узенькую пятку… С меня довольно.

 

Aelina: Особенно понравилось второе действие:

драматическая ария Эрнесто «Пойду искать далекие края»(!!!!) и потешная сцена представления дону Паскуале мнимой монашки Софронии. Её косолапая поступь, предназначенная олицетворять скромность и целомудренность, производит фурор!

Нетребко хороша! Браво!

 

Maxilena: А какие плечи! Что за грудь!

 

sir Grey: «Ах, милый, как похорошели

у Ольги плечи, что за грудь!

Что за душа!..»

 

Aelina: В кои-то веки дружно слушали и обсуждали оперу, всем исполнение, вроде бы, понравилось, но список поблагодаривших – пуст.

Не скажу, что в сильнейшем восторге от Анны Нетребко, но вокалистка по праву достойна слушательских симпатий, в тесситуру вписалась прекрасно.

 

Постановка просто супер!

 

 

 

Глава 140

 

Людвиг ван Бетховен

 

 

Соната для фортепиано № 31 ля-бемоль мажор (1821) op.110

Нельсон Фрейре (фортепиано)

 

Aelina: Первая часть – очень напоминает шиффовскую трактовку, почти как две капли воды… А вот вторая… Нечто невообразимое, новое, для меня – великое. Слушаю со слезами восторга на глазах.

 

Mikhail_Kollontay: Ввиду моего постоянного занятия, непрерывно общаюсь со всеми сонатами и подтверждаю. Более того, это же думают и выражают студенты, совершенно зеленые и некультурные. Поразила тут моя одна первокурсница пятнадцати лет отроду, сказав, что всё прочее, кроме сонат Бетховена, ей играть как-то неинтересно.

 

sir Grey: Мне, как человеку со свежего поветрия, конечно, больше всего нравится медленная часть. И мне же всегда было как-то непонятно, для чего Бетховен ее обнародовал? Если бы я написал такую музыку, я бы спрятал ее и никому не показывал. Ведь не обо всем же нужно рассказывать людям?

 

А вдруг у Бетховена есть еще Тридцать третья, Тридцать четвёртая сонаты, с которыми он так и поступил? Сочинил, и спрятал.

 

Leb1: Наверное, Бетховен был скромнее: «Если Бог позволил мне записать эту музыку, то, как можно утаивать её от людей?» – подумал он и отправился к издателю.

 

Mikhail_Kollontay: Для меня вот загадка, что̀ Бетховен думал о своих коллегах, когда писал поздние сочинения. То есть, может, и не думал, а – как их оценивал.

 

andante: «У меня какое-то глубокое внутреннее презрение к таким людям, понимаете, как к каким-то червякам… Шуберт, это какой-то злостный парень, мальчик такой…  Очень плохую роль играет, конечно, Антонио Сальери… Я уверен, это очень большой провокатор. Конечно, мы его не только снимем с должности, но, я думаю, что мы будем вынуждены его отдать под суд за провокацию против Моцарта…»

 

Leb1: А может, вообще о них не думал, когда писал поздние сочинения.

Мне представляется как-то так.

 

Mikhail_Kollontay: Не был же он совсем психически болен, как можно не замечать людей вокруг, на том же круге общения находящихся.

 

Leb1: Спешить надо, успеть записать. Не до людей.

А тут еще племянник, надо как-то на ноги его поставить…

 

Mikhail_Kollontay: По письмам судя, кажется, Бетховен был очень расположен к людям, да ещё и совершенно одинок. Письма к Диабелли и прочим подписывал нотой Фа контроктавы со словами, примерно, совсем, мол, там без меня распустились, вот приду и всем задам перцу, подпись – Генералиссимус. А встречи, ясно, где — в трактире.

 

Я поясню, что Фа – стандартная нижняя нота клавиатуры рояля тех времен. Поэтому иногда музыка в фа миноре имеет такие инфернальности, как финал ор.142 Шуберта, скажем. Фа – это дно ада. Но и символ фундаментальной силы.

 

Aelina: Боже, какой финал!!!

Ничего гениальнее сонат Бетховена не знаю.

 

Глава 141

 

Иоганнес Брамс

 

 

Концерт для скрипки с оркестром ре мажор Op. 77

Российский национальный оркестр

Михаил Плетнев (дирижёр)

Виктория Муллова (скрипка)

 

Aelina: Бесценная запись.

Необходимо на всякий пожарный сделать аудио-вариант.

 

Муллова превзошла самое себя! Гениальная игра!

 

sir Grey: Посмотрел видео, почитал Википедию. Про Муллову написано, что она сбежала с «любовником». А про Жордания – что он сбежал с «возлюбленной». Вот так. У нас – возлюбленные, а у вас – любовники.

 

(Наконец-то мне ответят!)

 

Какое интересное лицо у Мулловой! Вот как-то никогда не скажешь, что это девушка (я посмотрел фотографии разные) из Жуковского. Какое-то странное выражение, не наше.

 

Насколько же пианисту легче! Он ведь сидит. Как подумаю, что Плетнев немолодой человек – и простоять на ногах весь концерт! Мулловой легче, она похаживает немного. Мне, кстати, очень нравится, как она озирается на оркестр вокруг, когда ей играть не надо. Типа, где я? И, тем не менее – сорок минут на ногах! А тут – сидишь, отдыхаешь, музыку слушаешь.

 

Лучше всего, конечно, в зале.

 

А еще лучше – дома.

 

Легко продолжить мой ряд, если вспомнить всем, где наш настоящий дом.

«Лишь тон мой игрив»

 

Любопытно это, что скрипачи и дирижеры телесно в большей степени откликаются на музыку, чем пианисты. Один Гульд поставил себе стул со спинкой – и то, только намекнул, что могу, дескать, и развалиться. О стуле Гульда еще будут писать!

 

 Mikhail_Kollontay: Вику в последний раз я видел на конкурсе им. Чайковского 1982 года, была приятная, нормальная девочка, волосы хвостиком, хотя и что-то такое отстранённое было выражено сильно. У неё как-то на мимике не отражалось. Скажем, заходит по ошибке в мужскую артистическую, видит нас в трусах и бабочках и говорит: «А, тут мальчики», без малейшего выражения, так нарочно даже трудно вот сказать. Еще я запомнил, как нас перед конкурсом повезли к ивановским ткачихам, чтобы они дали нам напутственное благословение. Я уже совершенно забыл, что конкретно было с Викой, но мы сидели рядом и не знали куда деваться, ткачихи ведь с трибуны говорили речи о том, вроде, как нам надо выступать, чтоб поддержать честь и славу Родины. Кончилось тем, что я не выдержал и уполз — кажется, покурить — и тем избежал торжественного повязывания пионерского галстука или какой-то их ивановской фирменной косынки, что ли. Все понимали степень бредовости, но отвечавшая за ответственное партийное мероприятие Т. А. Гайдамович меня строго отчитала, уже в Москве, куда-то там меня вызвали, вручили уже в закулисье косынку эту красную. Вика там тихо рядом сидела, но всё же что-то такое глубоко страдальческое в её лице читалось, ну и, конечно, желание удрать куда подальше от подобного было у многих. Я был невыездной, мне шансов не было, а Вика, видимо, везде проходила как корректная комсомолка, ну и удалось. Но я знаю, что удирали они с Жорданией весьма детективно. Хотя мы совершенно не общались, «внешние» воспоминания приятные о ней. Играла она здорово, была тогда вот такая группа злодеев феноменальных в нашей генерации и дальше, видно, феноменально учили струнников.

 

andante: Этот концерт неплохо звучит в исполнении Филиппа Хиршхорна

 

Mikhail_Kollontay: У меня есть друг, который Хиршхорна лично хорошо знал еще, кажется, по общежитию; рассказывал, что чудак был стопроцентный. Например: концерт Филиппа в Сочи, артист не является, вдруг его находят в зале среди публики. А за мной, говорит, машину не прислали (гостиница – за углом). Насчёт вернуть деньги – и речи быть не может.

 

 

 

Глава 142

 

Александр Николаевич Скрябин

 

 

Поэма экстаза

Российский национальный оркестр

Михаил Плетнев (дирижёр)

 

sir Grey: Мне любопытно, что Плетнев, который мне кажется абсолютно случайной фигурой, я бы его назвал величайшим неудачником, пользуется уважением у многих моих собеседников на форуме, которых я глубоко уважаю.

 

precipitato: Однако… Мне кажется, что Плетнев играет на рояле лучше всех на свете на сегодня (с ним – почти ноздря в ноздрю – Соколов).

 

sir Grey: Ну да. Конь и лань, ноздря в ноздрю. А наше время спряжет кого угодно вместе. А что делать?

 

Что это за человек?

О, это большой талант; из своего голоса он делает все, что захочет.

Ему бы следовало, сударыня, сделать из него себе штаны.

 

Штаны-то у Плетнева есть. А чего делать со своим дарованием – он не знает. Вот отсюда и пошло: дирижер, оркестр… А все не то. Сердце-то пусто? А может он всё, только это душу не заполнит.

 

Maxilena: Дорогой сэр Грэй, Плетнев – точно лучший пианист на нашем шарике. В прошлом году слышала вживую концертную фантазию Чайковского в его исполнении. Совершенно другая трактовка, чем наша архивная запись, но – вспоминаю как большое счастье. Соколова, к сожалению, не услышишь, он в России не концертирует.

 

Mikhail_Kollontay: Я уже писал – мне кажется, вопрос в том, что у пианиста все решает тактильное ощущение, взаимодействие с клавиатурой. Но играть на оркестре – совсем другая техника и другая ментальность. Тут недостаточно просто показать. Мне друзья не раз очень восторженно хвалили Мишу, до небес, по их мнению, выросшего за годы дирижерской карьеры. Но мне самому слышится, что оркестр играет даже не как хочет, а так же скупо, как Миша показывает. Корректно, и не более. Внутренняя суть, звуковая, в этом показе мне, например, никак не видна. Она у дирижирующего Миши – протокольная, а не живоприродная. (Хотя, конечно, всё очень грамотно и по схеме понятно.) А когда он играет на рояле, в звуке есть и содержание, и безумие, и природа, и что хочешь. Даже если Миша этого и не подразумевает – оно само! А когда дирижирует – ничего от этого. Миша, если прочитаешь, пожалуйста, не обижайся, я, как всегда, тебя уважаю и восхищаюсь.

 

precipitato: Ничего он не прочитает, а вообще – абсолютно верно.

 

Mikhail_Kollontay: Да кто там знает, прочитает или нет. Плетнев рано начал компьютерную жизнь, как я слышал, почему бы не поинтересоваться, хоть и для разнообразия, что в музыке происходит, и вокруг неё? Подозреваю, что технологически Миша должен быть очень подкован в этом деле.

 

Allenatore: Такое впечатление, что Вы знаете Михаила Плетнева лично. В таком случае, не могли бы Вы рассказать нам что-нибудь о Ваших личных впечатлениях?

 

Mikhail_Kollontay: Как и многие другие, естественно. Я чуть старше, мы учились в консерватории у А. С. Лемана по композиции. Ничего и близко похожего на дружбу не было, были нормальные, совершенно дистанционные отношения. Еще и потому, что Миша жил в общежитии, а я (москвич) дома. Поэтому, какие тут могут быть личные впечатления? О чем-то говорили в классе Лемана. О чем-то говорили, поедая бутерброды в буфете. Не далее того. Были и пересечения после. Скажем, была попытка открыть многотомное издание энциклопедии – не помню точное название, то ли Русские композиторы, то ли История русской музыки, может, есть материалы, надо поискать. В издательстве «Советская энциклопедия». Я ходил и собирал подписи, кто еще, не помню, но Борис Чайковский и Михаил Плетнев подписи дали. Что-то еще в этом роде, может, было, я не помню.

 

 

 

Глава 143

 

Фредерик Шопен

 

 

Баллада № 4 фа минор (1842) Op. 52

Станислав Нейгауз (фортепиано)

 

weina: Звезды, наверное, сошлись – пианист был явно в ударе, показал лучшее, на что он способен. Очень-очень вдохновенно.

 

Mikhail_Kollontay: Записи Станислава Генриховича мало смысла слушать. Главное в его искусстве было – звук, запись тут не помогает ни на сколько. А вживе было совершенно, в смысле звука, из ряду вон.

 

weina: А что делать, если вживую послушать не удалось? Предать пианиста забвению? Про звук Нейгауза немножко в курсе, читала, как он искал для каждого звука свой жест, свое движение. И когда я слушаю эту замечательную запись, мне кажется, что я ощущаю мягкость, теплоту, живое дыхание его звука. Однако дело даже не столько в звуке, сколько в безоглядном порыве, одухотворенности, неподдельной страстности этого исполнения. И Вы предлагаете это проигнорировать?

 

Mikhail_Kollontay: Мы же игнорируем пианистические достижения братьев Рубинштейнов и Листа? И что тут поделать. Аналогия в том, что, хоть записи и есть, но они мало выражают сердцевину мастерства Станислава Генриховича,