9. Гепиды

Гепиды-разведчики, шестеро всадников, ехали с востока вдоль южного края обширного леса. Слева от них простирались необъятные дали широких степей, и разведчики зорко всматривались туда: не покажутся ли наездники вражеские – гунны, от погони которых невозможно оторваться на открытом просторе.

Старшим в отряде этом был Отунг, седобородый уже воин, известный своим упорством в достижении любых целей, какими бы недосягаемыми они не казались. Целью нынешнего дозора было обнаружение остатков одной из гуннских орд, которую Гистур, граф гепидов, намеревался во что бы то ни стало догнать и уничтожить. Вышли ли гунны уже в степи или всё ещё скрываются в лесах не было известно, и следовало соблюдать осторожность, чтобы самим не оказаться обнаруженными пред лицом беспощадного врага.

Один из разведчиков, ехавший рядом с Отунгом, вдруг вытянул вперёд руку, указывая на что-то.

— Там ручей, — воскликнул он, — выходит из леса.

Отунг пристально всмотрелся вперёд. Затем сказал:

— Ты прав, Гелобад. Сделаем там остановку, напоим коней. – Вдруг Отунг натянул поводья, чем-то встревоженный. – Кто-то кинулся к лесу! Там, у ручья!

Гелобад тоже увидел что-то. Но это не показалось ему настораживающим.

— Это был волк, вождь Отунг. Он испугался нас и бросился в чащу.

Другой гепид, Досмут, самый старший в отряде по возрасту, не согласился с Гелобадом:

— Возможно, это не волк. Это мог быть и человек, невысокий. Возможно юноша, который бежал пригнувшись, стараясь остаться незамеченным.

— Да, мне тоже так показалось, — сказал Отунг.- И это мог быть гуннский лазутчик.

— Догоним его? – спросил Гелобад.

— Да! Вперёд, быстро! – скомандовал вождь, пустив коня в галоп. Остальные бросились за ним.

Быстро достигли гепиды намеченного места. Остановили лошадей, разгорячённых короткой, но стремительной скачкой. И теперь в изумлении осматривались вокруг, разглядывая следы недавней стоянки гуннов.

— Это они, вождь Отунг, — сказал Досмут. – Гунны. Но ушли ещё вчера.

Отунг внимательно смотрел на юг, в открытую степь, куда уходили отпечатки следов повозок и множества лошадей. Значит, гунны покинули леса. Но не могли же они оставить здесь одного из своих. Похоже, что это был волк, вышедший к брошенной стоянке людей.

— Кого же мы видели? – спросил Гелобад. – Неужели кто-то из них остался? Нет ли здесь засады? – Рука его потянулась к мечу, а взгляд быстро перебегал с места на место, выискивая признаки опасности в тенях прохладного леса.

Но никто не разделял его тревоги. Отунг сказал:

— Успокойся, Гелобад. Нас бы уже не было в живых. Скорее всего, это был волк, как ты и говорил.

Теперь же следовало решить, что делать дальше: вернуться к графу Гистуру или продолжить выслеживание. Если идти за гуннами, как далеко им придётся удалиться в степь? Насколько высока вероятность встретиться с дозором гуннов, ведь степь, и даже эти леса, всё ещё полны ими, врагами яростными?

Долго размышлял Отунг, вождь отряда гепидов разведчиков. Все остальные усмирили своих коней и замерли сами, в молчании ожидая решения своего предводителя.

А из глубины леса, из самого его сумрака, их внимательно разглядывали глаза юной гуннской девушки…

Отунг наконец принял решение.

— Идём по их следу, до ближайшей дороги. Выясним, какое направление они изберут. А возвращаться к графу Гистуру будем путём, которым шли гунны. – Вождь указал на лес, на тропу, ведущую оттуда. – Так будет короче, я думаю. Когда вернёмся…

Досмут, единственный в отряде, позволяющий себе перебивать Отунга, высказал сомнение:

— Мы можем и не вернуться до наступления темноты, вождь. Найдём ли мы тогда это место? Ведь следов уже не будет видно.

Отунг задумался. Досмут, как обычно, был прав. Придётся кого-то здесь оставить.

— Вы двое, ты, Олаф, и ты, Гелобад, будете ждать нас здесь, — распорядился вождь. – Если мы не вернёмся дотемна, разведёте огонь. Так, чтобы было видно из степи. Вам ясно?

— Да, вождь. Сделаем, как ты сказал.

— Хорошо, тогда едем. За мной.

И отряд, бывший и так небольшим, разделился…

Двое оставшихся, Гелобад и Олаф, слезли с лошадей, расседлали их и привязали длинными ремнями к деревьям, чтобы те могли щипать траву.

Сколько же им предстоит прождать здесь возвращения остальных? Большую часть дня, если не больше. А день только начинается.

— Я схожу поохочусь, — сказал Гелобад, — в тех кустах, мне кажется, должны водиться куропатки. Будет чем угостить товарищей, когда они вернутся.

Олаф ответил:

— Ладно, Гелобад. А я отдохну пока – полночи пробыл в дозоре.

— Смотри, не засыпай.

— Да, я знаю.

Гелобад, взяв лук и стрелы, отправился к кустам, где, как он предполагал, должна быть добыча…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *