10. Закон охоты

Сквозь сумрак леса, в тревожном ожидании наблюдала Армет-Ис за отрядом воинов. Это были гепиды. Шестеро всадников, грозным видом своим внушающих ужас. Они там, на месте последней стоянки улуса Поющей Вербы. Напали на след, и теперь решают, что делать дальше. Армет-Ис ждёт их решения. Заросли надёжно скрывают её, и она в безопасности. Так, что она начинает думать о том, чтобы подобраться поближе и рассмотреть больше.

Вот отряд всадников пришёл в движение. Они направляются в степь, по следу ушедшего улуса. Но не все. Похоже, что двое из них остаются на месте. Если так, то значит, что они будут ждать возвращения остальных этим же путём. Армет-Ис решила наблюдать и ждать, что будет дальше.

Один из этих двоих, что выглядел более рослым, с чёрной бородой, пошёл неторопливо вверх по течению ручья. Он направлялся к тем зарослям, что были красны от ягод рябины. Шлёма и лат на нём уже не было, не взял он также меч свой и щит. Лишь лук со стрелами были в его руках, и девушка поняла, что этот воин решил заняться охотой.

Но ведь ещё до прихода чужаков Армет-Ис начала охоту в этом лесу. Пред Небом, пред Землёй-Водой и пред духами-хранителями она объявила об этом, и теперь местность эта – её охотничьи угодья. А по закону охота чужаков на территории Волчиц должна быть пресечена.

Так начиналась первая охота Армет-Ис. Она была одна, – никто не поможет ей и не окажет поддержки. А соблюдение закона – её священный долг, которым нельзя пренебречь на этом пути. И она не боялась: холодным огнём пылало сердце юной девушки, внимательно наблюдающей за обоими чужаками.

Тот, что остался у края леса, сидит у дерева, прислонившись к нему спиной. Кони рядом с ним и выдадут приближение охотницы, если Армет-Ис отважится на это. Этот сидящий воин неподвижен: наверное дремлет. Может быть скоро и уснёт. А второй ступает теперь осторожно, крадучись. Лук с заправленной стрелой наготове. Но теперь он спиной к Армет-Ис и всё его внимание направлено к излучине ручья. Подходящее положение, чтобы начать действовать.

Долгое время пребывавшая в неподвижности, охотница стала смещаться к концу дерева, к тому его краю, от которого открывался путь к вражескому охотнику. Колчан со стрелами у неё за спиной, топорик за поясом сместила на поясницу, чтобы не мешал прижиматься к земле. Лук же оставила в левой руке, наготове. Армет-Ис двигалась к кустам, в которых ей легче будет оставаться незамеченной. Точно выверенные движения Лесной Охотницы легки и бесшумны, безупречны в мастерстве подкрадывания.

Вдруг из валежника, справа от девушки, выскочил серый заяц и бросился наутёк. Охотница замерла, затаив дыхание и вжавшись в землю. Но лицо не опустила в листву, продолжая наблюдать за своей целью, чернобородым охотником. Но в лесу много звуков и шорохов, и топот бегущего зайца остался им незамеченным. Армет-Ис продолжила движение, сливаясь разумом с тенями чащи.

Теперь кусты полностью заслоняли врага, и следует быть ещё осторожнее. Замирая в неподвижности, девушка подолгу вслушивалась перед каждым своим движением. Отсюда ещё виден тот, сидящий у дерева; но он теперь далеко и не должен представлять угрозы.

Армет-Ис достигла края кустов. За ними она должна увидеть чернобородого. Вся обратившись в слух, девушка вновь замерла, пытаясь определить положение вражеского охотника. Ничего не слышно.

Но слишком долго ждать нельзя. Опустив голову пониже, чтобы не поднималась над травой, Лесная Охотница медленно высунулась. Чернобородого не видно. Там, в излучине ручья, две куропатки, не чуя опасности, шагают в невысокой траве. Где же охотник? Ведь он должен быть там. Так же медленно Армет-Ис опять убрала голову за кусты. Те птицы не прятались и не убегали. Значит, никого рядом с ними нет.

Надо отползти к другому краю кустов и посмотреть оттуда.

Медленно и осторожно, не издав ни звука, охотница прокралась к противоположному краю зарослей. И опять долго вслушивалась, затаив дыхание. Затем осторожно выглянула, пряча голову в траве. И здесь его не видно, чернобородого охотника. В какую же сторону он мог пойти?

С этого положения Армет-Ис не могла видеть тех двух куропаток, но вдруг услышала их. Отчаянное кудахтанье и хлопанье крыльев, взмывающих в воздух, задрожавший тревогой. Он всё-таки там! Выглянуть ещё дальше, чтобы увидеть его? Но нет, охотница отползла назад за кусты и стала выжидать. И поняла, что те птицы мчатся в её сторону, в эти кусты, надеясь укрыться в их зарослях. Пойдёт ли чернобородый за ними? Армет-Ис вынула из колчана стрелу и заправила её в лук, приготовившись к быстрому действию.

И тут два хлопающих крыльями пернатых комка пронеслись над ней, роняя перья и сразу же, вслед за ними, просвистела стрела. Не успев обдумать происходящее, быстрее мысли вскочила охотница на ноги, лицом в сторону, откуда был выстрел. Вот он, чернобородый, у неё на прицеле в десяти шагах. Бежит, заправляя вторую стрелу, разгорячённый преследованием добычи. Ни ярость, ни страх не успели овладеть им. Лишь выражение безграничного удивления было на его лице, когда увидел он появившуюся неожиданно Волчицу…

А затем стрела юной девушки пронзила ему горло…

Армет-Ис вскочила на ноги, с трудом удержавшись от громкого крика торжества, который готов был вырваться из её уст. Убить взрослого вооружённого воина, заклятого врага – великая победа, достойный повод для славных песен. Но сейчас не время для этого. Там, у края леса, ещё один столь же грозный и опасный враг.

Охотница повернулась к югу, туда, где заканчивался лес. Подобраться к тому чужаку будет сложнее, ведь возле него лошади, которые почуют девушку задолго до того, как она приблизится на расстояние верного удара. Они могут и не выдать её ржанием, но риск велик. И тогда Армет-Ис решила не прятаться, дать лошадям себя обнаружить на далёком расстоянии. Если они и заржут, то ещё будет время, чтобы скрыться в лесу. Армет-Ис будет выходить из леса тем же путём, каким ушёл туда охотник, и это может не встревожить лошадей – ведь они знают, что там человек.

И, сжимая в левой руке лук, с заправленной новой стрелой, Волчица, Лесная Охотница направилась к прогалине, которой шёл к своей гибели непобедимый доселе Гелобад…

Она ступала мягко и осторожно, но не пряталась, глядя прямо вперёд. Армет-Ис была сейчас стражем этого места – своего охотничьего угодья, – и почти не ощущала страха, загнав его в самый дальний уголок девичьего сердца. А позади неё лежал, лицом в луже крови, грозный гепидский воин.

Армет-Ис шла тем путём, которым выходил из этих лесов её родной улус. Следы колёс и копыт превратили эту прогалину в широкую дорогу, просторную и открытую. Там, впереди, лес заканчивался, и видна была во всей своей необъятности великая степь. У самых последних деревьев стояли две лошади. Вот подняли они разом головы и повернули их в сторону охотницы,… и не издали ни звука, спокойно вернулись к щипанию травы. Там же, у одного из деревьев, сидел, прислонившись к нему спиной, второй гепид. Он располагался лицом на юг, к степи, был неподвижен и, как думала Армет-Ис, спал.

Но это было не так. Олаф знал, что если Отунг застанет его спящим, то ему несдобровать. Поэтому он не спал, хотя и пребывал в полудрёмотном состоянии. Олаф всё время поглядывал в сторону, куда отправился дозор, не позволяя себе сомкнуть глаза на долгое время. И он был уверен, что сзади не может угрожать опасность – ведь там Гелобад, воин опытный и осторожный. А впереди – открытые пространства, хорошо просматриваемые, и у Олафа хорошая позиция для наблюдения. Солнце ещё в начале своего дневного пути, и дозор Отунга, скорее всего, вернётся не скоро.

Когда стало уже почти невозможно сопротивляться смыканию век, Олаф решил подняться на ноги, чтобы отогнать овладевающую им дремоту. Сон же его улетучился мгновенно, когда он увидел на горизонте всадников, скачущих в его сторону.

Армет-Ис, бывшая уже в сорока шагах позади гепида, увидела приближающихся всадников и остановилась, готовая к немедленному действию. А когда тот, к кому она шла, вскочил на ноги и начал оборачиваться назад, охотница быстрым прыжком ринулась влево, где была высокая трава. Упав в неё, замерла бездвижно, вжавшись в землю, и, отрешившись от тревоги происходящего, стала маленькой и незаметной… но ожидающей, когда настанет время действия.

Громкий и тревожный крик гепида разорвал тишину леса:

— Гелобад!

Быстро бросившись к своему коню, Олаф отвязал его от дерева и вкочил в седло.

— Гелобад! Отунг возвращается! Где ты?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *