Бирюзою окрасилось небо…

Бирюзою окрасилось небо
На закате прошедшего дня,
Золотыми колосьями хлеба,
Снова поле ласкает меня.

Эти ласки и милы, и лестны,
Но лишь ночь затуманит закат
Всё, что было всегда неизвестным,
Миллионом взорвётся цитат.

Я устал целоваться с луною
На погасшем осколке пруда.
Одинокую песню со мною
Ветер — шельма свистит без труда.

Выходи — ка ко мне, дорогая,
На пропахший стернёю простор,
Ты предстала прелестно другая,
Выпив свежесть Кавказа и гор.

Я бы счастлив вдыхать полной грудью
Пьяный запах кудрявых волос…
Подарить бы ночному запрудью
Моей жизни чугунный колосс.

2002

Венера

Я устал побираться на папертях славы,
Я устал безнадежно мечтать
И утратил я веру в свои идеалы,
И тебя призываю опять.

Ты же вольно и плавно сошла с пьедестала,
Освещая божественный стан,
Оставляя от тоги, что тихо сползала,
В моей памяти тысячи ран.

Ты спустилась ко мне в облачении Евы,
Укрываема ветром весны,
И движением рук над свечкою смелым
Пролила млечный сумрак луны.

И в жилище моём, укрываясь от Марса,
Распаляема лавой страстей,
Не смогла удержаться и ты от соблазна
И уйти от природы своей.

Всё в каморке моей наполнялось тобою,
Свет ночной столь нескромно стянул
Твои бёдра широкие мраморной кожей
И к ногам твоим верно прильнул.

Лишь к расцвету затих пламень нашей стихии,
Точно факел, погасший к утру,
И тогда поняла ты, что стала богиней,
А не мраморным сном наяву.

2001

Теплый ветер погладил волосы…

Теплый ветер погладил волосы
И умчался в туманы гор.
Я рисую ногами полосы
Среди хлеба, будто бы вор.

Летним небом дурманит голову,
Льется вниз то лазурь, то хмарь…
Разбросал по дорогам олово
Тонкий месяц – ночной фонарь.

Тянет веки полночной прохладой,
Все вокруг погрузилось в сон.
Только в роще прощальной балладой
Залились соловьи в унисон.

Я люблю этот сумрак липовый,
Что в ладони моей застыл.
Мастью он был когда-то пиковой,
А теперь поседел и остыл.

Лягу на спину возле кустарника,
Звезды в небе, что капли росы.
Шепчут мне лепестки коноплянника
О могуществе этой красы.

Здесь приют моей юности брошеной,
Каждый миг здесь наполнен ей.
Помнит все и бурьян непокошенный,
И березки, что между полей.

Помню я головою тяжелою
Той весны васильковый плен,
Где гулял под песню веселую,
Не жалея протертых колен.

Где ручьем умывался серебряным,
Где зарею, укрывшись в овраг,
Был с подругой отчаянно ветреным,
Это все укрывает мрак.

Все прошло, точно первая изморозь –
Я лишь гость этих далей теперь.
Мое сердце на волю здесь вырвалось,
За собою захлопнув дверь…

2009

Прости

Посмотри на меня! Ты вернулась!
Дай скажу тебе, как скучал!
Я хочу, чтобы ты улыбнулась,
Как давно я об этом мечтал.

Я мечтал взять руками плечи,
И обнять твою вольную грудь,
Чтоб сильнее мартеновской печи,
Чувства жгли наш с тобой путь.

А потом ветерком да к морю,
В южный плен черноморских гор,
Там где пели нам песни зори…
Сколько минуло с этих пор…

Время шло, а чувства крепчали,
Стали зрелыми с новой весной.
Нас с тобою звёзды венчали.
Я не знаю теперь другой!

А ещё расставаться – мука!
Хоть на день, хоть на час, хоть на миг…
От того я бываю – злюка,
Это сердца беспомощный крик.

Больно! Кинув глазами в небо,
Мнёшь дождей полевую грязь,
Чтоб порвать с этим горьким бредом,
Нарушая грешную связь.

Только ты не серчай на больного:
Болен я лишь одною тобой.
Я себе не позволю ни слова,
Что взорвёт наш уют и покой!

Лучше в роще, залитою песней,
От зари до зари целовать
Губы милой, что нету прелестней,
Той, чьи чувства не могут соврать.

Пусть плывёт облаков усталость,
Отражаясь в наших глазах,
Ты со мной навсегда осталась –
Так написано на образах…

2008

Ода еврейскому народу

Перекатом звучало: «Шалом!»
Этим эхо питалась округа.
Так встречают с утра всем селом
Здесь почтенные люди друг друга.

Не рокочет на рынке толпа,
Не ругаются бранно пьянчуги,
«Рав тодот» и поклон до пупа,
Это правило каждой лачуги.

В синагоге: «Шабат шалом», —
Поздравляют друг друга соседи.
Рабби, страстно читая псалом,
Мысль готовит к вечерней беседе…

Кротко паству свою обойдя,
«Мазаль тов» — всем он скажет в финале,
И блаженно, в роли вождя,
Он исчезнет в священном гехале.

Только старый еврей-часовщик,
Покидая в конце «бет ха-кнесет»,
Сжав кулак, как заправивский ямщик,
Три поклона до пола отвесит.

Так устроена наша Земля,
Сын Израилев — сын Всего Света.
Весть благую несёт хоть в поля,
Без него мы б не знали Завета.

21.05.2015

Рав тодот — Большое спасибо (иврит)
Шабат — суббота, седьмой день недели, в который иудеи должны воздерживаться от работы. «Шабат шалом» — «Мирной субботы!», так иудеи Поздравляют друг друга с субботой.
Мазаль тов — поздравление в честь какого-либо праздника.
Гехал — подобие алтаря в синагоге.
Бет ха-кнесет — еврейское название синагоги.

Fuente (комедия)

(КОМЕДИЯ – пародия на У. Шекспира «Ромео и Джульетта», Ж-Б. Мольер «Тартюф», О.Уайльд «Кентервильское приведение»)

Мы с жизнью шутим до тех пор,
Покуда не взялась она за нас…

Действующие лица:

Гарсиа Лопез – хозяин дома, глава семейства;
Мария-Луиза – жена Гарсиа Лопеза;
Филиппа – старшая дочь Гарсиа Лопеза;
Франческа – младшая дочь Гарсиа Лопеза, сестра Филиппы;
Леся Метла – кормилица Филиппы;
Фредерика-Каролина – сестра Гарсиа Лопеза;
Антуанетта – сестра Марии-Луизы, любовница Гарсиа Лопеза;
Энрике-Рамирос Арагонский – богатый жених для Филиппы;
Педро и Хуан – привидения.

Испания. XIV в. Предместье Мадрида. Замок.

I
(Гарсиа Лопез с Марией Луизой входит в залу)

Гарсиа Лопез: Ну что могу сказать, хороший дом
И в современном стиле, а не руины
века, так, седьмого…

Считаю я, что дочерям по вкусу он придётся,
А если нет, пускай уж лучше муж найдётся,
Который без приданого готов
Обеих к алтарю свести…

Мария-Луиза: Да, этот дом хорош, и стоил слишком мало,
Хотя хозяин сразу нам сказал, что здесь нечисто…

Гарсиа Лопез: (перебивая)
Ты о приведеньях?
Не приведи Господь…
(пауза, оба кивают головой)
(Лопез продолжая)
Не приведи Господь
Несчастным им наткнуться на нашу старшую
В момент благого сна… и разбудить…
Ей Богу, что она над ними сделает…
(глядя в потолок крестится)
В аду им было б легче…

Мария-Луиза: (глядя в сторону входа)
Мой муж, ты видел два пятна,
Одно при входе, а другое в спальне?

Гарсиа Лопез: Увы, но их не два, а три…
ещё одно в конюшне…
Эрнан мне говорил, что это кровь
Хозяев бывших этого именья.
Дон Педро Мендес де Бабуадиа
Убил жену свою, и только лишь за то,
Что с братом собственным ему же изменяла,
А он ей изменял с её сестрой,
Которая уж в браке состояла с Хуаном,
Братом подлеца, который сам был подлецом не меньшим…
И вот в конюшне возле стойла…
(заходит Энрике-Рамирос)
Мария-Луиза: (встревожено)
Идёт наш зять, Энрике де Рамирос Арагонский…

Энрике-Рамирос: Я вас приветствую, любезные синьоры!
(оглядывается кругом)
Здесь не богато, как я погляжу…
(смотрит на пятно)
Я эти пятна быстро вам сведу!
Велите два ведра навоза смешать с водой
Да растереть получше на месте неугодном вам,
синьор…
Пусть двое суток это всё покиснет…
И все проблемы ваши решены!

Гарсиа Лопез: Ну а приведенья?

Энрике-Рамирос: (с усмешкой)
От запаха навоза улетят!

Гарсиа Лопез: (с сарказмом и возмущением)
Ты как обычно дорогой наш прав.
Но лишь в одном смири Рамирос нрав,
Мы не бедны!

Энрике-Рамирос: (в зал)
Да, как же, был бы я вам нужен!
(Гарсиа Лопезу)
Согласен, был не прав. Простите папа!
(пытается обнять и поцеловать Гарсиа Лопеза, но тот силой освобождается от его объятий)

Гарсиа Лопез: (опомнившись, подходит сам к Рамиросу, обнимает по-отечески)
Считай, что ты прощён! (целует Рамироса по-родственному)

(продолжает оживлённо)
Ну где же эта Леся?

(заходит Леся)
Леся: Ну шо такэ? Чи мы не бачiлис’ так долго,
що вы мэне вже гукаетэ?

Гарсиа Лопез: (помпезно)
Вели навоз собрать и замесить!

Леся: На що сдалось тобе воно,
Ты що собрался ;сть …
(пауза, замерла с открытым ртом и пренебрежительным выражением лица)

Мария-Луиза: Мы будем пятна выводить!

Леся: (с пренебрежение)
Що этим?.. (пауза)
Ну добре, добре, я вже бегу…
(выбегает)

Гарсиа Лопез: А мы пойдём обсудим наш контракт.

(все выходят)

II

(Башня. Хуан и Педро. Хуан лежит с гитарой на соломе)

Хуан: О, Педро, если бы ты видел, если бы ты видел, как она красива. Божественная красота! (вскакивает) Я сей час же пойду к ней и скажу, что …

Педро: (перебивает вдогонку) Бабник! Ещё и Бога приплёл! Они только вчера приехали, а ты уже… (пауза) Ты не мужчина! Приведенье! Вспомни свою ты участь… Будь реалистом! У тебя нет пола! (подходит вплотную) Приведенье даже род средненький.
Придёшь ты, к ней и что дальше? Скажешь: (кривляется) «Я с тобой дружить хочу!» А она как закричит в ответ: «Приведение!» И что? А ты: «Я с тобой дружить хочу».

Хуан: (с обидой) Знаешь что Педро… Возможно я и приведение, а ты …

Педро: Что?

Хуан: А ты…

Педро: Что?

Хуан: Ты… (бьёт по струнам) Ты вообще хочешь умереть?

Педро: Вопрос не в тему. Я уже давно…

Хуан: Да нет, навсегда.

Педро: Не-ет. Меня вчера, например, принимали в соседнем замке. У тамошних господ приведений днюха была! Повеселились… Кстати, среди нас после этого прибавилось…

Хуан: (непонимая) Почему?

Педро: (с намёком) Хозяева замка очень сильно испугались…

Хуан: Каким ты был, таким ты и остался. Ну а если просто: (пауза) паразит!
(Хуан продолжает о своём)
Ах если бы я мог хоть на мгновенье стать живым, тогда бы я…

Педро: (перебивая) Паразит…

Хуан: (выглядывает в окно башни) Смотри, смотри к ней кто-то вошел. Педро, слетай посмотри кто это и послушай разговор. (с надеждой) Может быть она вспомнит о той розе, которую я оставил вчера вечером на её подушке…

Педро: Ладно, ладно. Твой верный ишак уже выполняет приказ. (выходит)

Хуан: (вслед) Не обижайся, брат…

III

(Комната Филиппы. Входит Филиппа и Леся. Педро невидимый)

Филиппа: (смотрит в окно)
Вчера, когда пришла с прогулки я,
И всё ко сну меня клонило,
Я услыхала соловья…

Леся: То був не сохловей… Та тату твiй сестру Хранческу бранiв за тэ, що вона дивилась на мужiка сосiда як вiн купався… А в его жiнка е…

Филиппа: (поворачиваясь к зеркалу. Педро опирается на зеркало)
А после, лишь раскрыла одеяло,
О чудо, дивный аромат…
И сердце алое сияло.
Я помню, я одна стояла,
Но чувство было, точно нет…

Леся: Що сердце? (смотрит на розу в вазе на зеркале) Та якэ ж це сердце, це ж квiтка. Ось я давеча слихала, що тату твiй зробить хочет… (пауза. Филиппа и Педро посмотрели на Лесю с опасением) Вiн казав, що ти вже готова як жiнка… Та женiх е…

Филиппа: О Бог мой! Кто?

Леся: Та обязяна Рогоньска…

Педро: (себе)
Кто?

Филиппа: Кто, кто?

Леся: Ну, донь Ремирос, чи кто вiн…

Филиппа: Рамирос! О Мария, нет!
Я не люблю его совсем…
И что отец, уж дал обет?
(вспомнив)
Да и недавно я слыхала,
Что бил он прежнюю жену…

Леся: (с недоверием)
Та нi… (опомнившись) Ах вiн кат перенейскiй, кухарь мадрiдский, блазень барселонский… Не бувать цему, мое дiтятко хочут змiю вiтдати… (заходит Гарсиа Лопез, Леся продолжает) Паразiт який…

(Гарсиа смотрит на Лесю, Леся замечает его, кланяется, выходит, но остаётся подслушивать)

Гарсиа Лопез: Филиппа…

Филиппа: Да папенька, я вся в вниманье…

Гарсиа Лопез: Наш долг велик пред государем…
И чтоб его нам оплатить
Про гордость мы должны забыть…
Уверен, ты уже всё знаешь…

Филиппа: Я знаю много… Что конкретно?

Гарсиа Лопез: (недовольно)
К чему твой тон?

Леся: (шепотом) Пiшов бы вон!

Гарсиа Лопез: (продолжая)
Рамирос сватался недавно…
Он брат кузины короля…
Все наши бытные проблемы
Решатся, если дочь моя…

Филиппа: (перебивая)
Франческа?

Гарсиа Лопез: Нет
(пауза, смотрит на дочь утвердительно)

Филиппа, это ты…

Леся: (шепотом, возмущённо) Нi, вы тiке подивитесь, яка… (пауза)

Филиппа: Отец, оставте вы меня одну (пауза)
На время… Я вас позову…

Гарсиа Лопез: (обрадовано)
Так ты согласна?!
Я обрадую маман…
(уходя) Назначим свадьбу видно на субботу…

(У Филиппы на лице появляется выражение страха и непонимания)

IV

(Башня. Хуан в ожидании. Появляется Педро)

Хуан: Ну что? Что случилось? От чего был такой шум?

Педро: Забудь! (пауза) Забудь её, у неё через три дня свадьба…

Хуан: (опешив) С кем?

Педро: (глядя в зал) С Рамиросом Арагонским!

Хуан: (с пустым взглядом) Я этого не переживу…

Педро: Считай ты уже всех пережил!

Хуан: Ну и что делать?

Педро: А давай её просто до смерти напугаем…

Хуан: Как ты сказал? Ты с ума сошел?! (угрожая) Мы сей час с тобой опять поссоримся!

Педро: (с сарказмом) Я уже дрожу!

Хуан: (размышляя) Хотя мы можем отпугнуть Рамироса.

Педро: О, да! На это ты только и способен! (пауза) Ну, допустим, он смотает удочки. А дальше что? Испортишь девушке жизнь… Кто её после такого в жены возьмёт? (пауза) Да никто!

Хуан: Пусть кто угодно, только не он. Ей с ним будет плохо. Я же знаю! Как ты не понимаешь? Он не достоин её!

Педро: Ладно, борец за справедливость, попробуем что-нибуть сделать.

(Оба покидают башню)

V

(День свадьбы. Комната Филиппы. Леся делает причёску Филиппе, которая беседует с Франческой)

Франческа: Ах, если бы не возраст, была бы я готова
В замен тебя, да к алтарю… Но нет…

Филиппа: (с пустым взглядом)
Отец на днях сердился?

Франческа: (перебивает)
Да хоть бы бес ему явился!
(пауза. Франческа берёт Филиппу за плечи, глядит на неё в зеркало)
Ведь ты его не любишь?
(пауза)
Ничего. Пройдёт не много времени
И скоро, маленькие ножки
По замку нашему, глядишь, и побегут.

Леся: (в зал) Малесеньки ножки, та не по нашей стёжке… Чi наiкраще не тiльке по нашей… Я подивилась, а такi вже бiгають по Магрiдю…

Филиппа: (глядя в одну точку)
Ах, Леся, милая… Ну ничего привыкну…
Я стану чёрствой к двадцати годам,
И юность в жертву я отдам
Долгам отца… (пауза)
Как правы мудрецы!
Свои долги, как правило, отцы

На дочерей несчастных возлагают.
За чей-то грех они страдают… (пауза)
Вся жизнь по правилам чужой игры,
Которую уже сыграли!

Франческа: Ах, я сей час расплачусь!
Не нужно слёз!

(убегая)
Пойду к маман, скажу ей, что отец…

(Появляются приведения. Их никто не видит.)

Хуан: (восхищённо) Посмотри на этот цветок! Она прекрасна!

Педро: (в зал) Цветок обычно пахнет и цветёт, а это какой-то неправильный цветок… исходит росой и вянет…

Леся: Це тво; мрi;. Тiльке звiтке вони беруться? Пiдемо пошукаемо тату, може вiн зо своей плешi якусь надiю видасть…

Филиппа: Подышем воздухом…

Леся: Бо тi вже зелена!

(Уводит её из комнаты. С другой стороны появляется Гарсиа Лопез. Следом заходит Фридерика-Каролина)

Гарсиа Лопез: Ты дочь мою явилась навестить?
Её здесь нет!

Фридерика-Каролина: Ну вот он и настал,
Момент для нас столь долгожданный!

(Гарсиа Лопез смотрит на неё с непониманием)
Я не сестра тебе увы,

А может к счастью… (пауза, улыбаясь)

Я пока не знаю…

(Фредерика-Каролина легко толкает Гарсиа Лопеза за плечи на стул, берёт его сзади за плечи, наклоняется к уху. Приведения переглянулись.)

Приёмной дочерью была я… (пауза)

(С плечей сползает на грудь обеими руками одновременно. Гарсиа Лопез в оцепенении)

Ты мне не брат, я не сестра… И что с тобой мы потеряли? Да ничего! Мы можем лишь найти В друг друге нежность,
Которую давно искали…
(входит Антуанетта)

Гарсиа Лопез: Я…

Антуанетта: Что эта женщина здесь делает, милорд,
Она сестра вам кажется, ведь я не ошибаюсь?

Фредерика-Каролина: Да, к счастью ты ошиблась!

Антуанетта: (возмущённо)
Что?! (Входит Леся с Филиппой)
Ко мне не обращайтесь боле, господин!
(Даёт Гарсиа пощёчину и выходит)

Гарсиа Лопез: (вслед) Постой!

Леся: А що таке? Я шось пропустила? От стоiт тiльке на хвелиночку… вонi вже щось зробилi… (Позади Леси входит Мари-Луиза, которую замечают только Гарсиа Лопез и Фридерика-Каролина. Леся продолжает, увлёкшись.) Давай разберемось… (Лопез качает головой) Тi бик кастiльский тут кохал свою сестру и дверь вiдчiнила Антуанетта, с тей що тi був завжде…

(Гарсиа Лопез закрыл лицо рукой)

Мария-Луиза: (возмущённо)
Я… Ты… развод мой дорогой…
Я уезжаю к маме в Лиссабон
И дочерей с собою забираю!
Не будет свадьбы! (выходя, даёт пощёчину)

Гарсиа Лопез: Нет, постой…
(выходит следом)

(Фридерика-Каролина покидает комнату спокойным шагом. Леся мгновенье в недоумении. Опомнившись выскакивает из комнаты и тащит за собой Филиппу. Остаются одни приведения.)

Педро: Чёрт возьми, ты сей час видел то же, что и я…

Хуан: Кажется да.

Педро: Здесь уже лет двести такого не было!

Хуан: А где Рамирос?

Педро: Вот и он, смотри.

(Входит Рамирос)

Энрике-Рамирос: (возмущенно)
Не будет свадьбы? Хорошо не надо!
Тогда не будет и других проблем,
И разговоров о моих услугах!
(Проходит комнату насквозь и выходит через заднюю дверь)
Я ухожу! Закройте сударь дверь!

Педро: Да-а. (пауза) Ладно, пойдём Хуан. Сегодня начинается гон быков по улицам. Коррида. Посмотрим.

Хуан: Пойдём, Педро.

(Уходят)

Голос за кулисами: Когда ты видишь на лице
Последних дней седые пятна,
И мысли только о конце,
Ты понимаешь как приятно
Прикосновенье пряных губ,
Глоток из чистого колодца
И небо, старый, ветхий дуб…
Простись, ведь боги не забыли,
Когда забыл о них ты сам.

Конец

2008 год

Всё катится по склону этой жизни…

Всё катится по склону этой жизни,
Опасная и скользкая скала…
Закрой глаза и в мыслях ты на тризне,
Как коротка дорога тут была…

Перешагнёшь порожек обветшалый,
Пройдешь насквозь рассохшуюся дверь,
Где зайка солнечный — искра души усталой,
Петляет по кустам, как счастья тень…

Когда устанешь с ветрами справляться,
Которые метут в лицо весь хлам,-
Захочешь на мгновенье оказаться
У очага, который где-то там…

Захочешь теплоты, очарованья,
Хороших слов и нежности простой…
А ты лишь взял в дорогу испытанья,
И не всегда пускают на постой.

Скитайся и переноси лишенья, —
Такую участь ты себе избрал.
Но не заменит даже на мгновенье
Всё это, тот очаг, что потерял…

13.04.2015

Качается лодка на тихой воде…

Качается лодка на тихой воде,
Волнами речными гонимая прежде.
Слегка спотыкаясь на каждой гряде,
Плывёт вслед своей уходящей надежде.

Твой тон родниковый меня ворожит,
Зрачки, как рентген, подсветили мне душу,
Тень кисти твоей над водою дрожит
И волны смиренно отводит на сушу.

Мне многое в жизни пришлось пережить,
Суденышко это давно прохудилось…
Тепло что б и нежность твои заслужить,
Вся сила Вселенной во мне возродилась!

Мне очень спокойно с тобой говорить,
Я чувствую ритм твоих сердцебиений.
Ты мне подарила способность творить,
Окрасила контур моих настроений…

Я больше не стану себя убеждать,
Что грозы и шторм растворяют все силы.
И всё мы за них уж готовы отдать —
За взгляды, что сердцу нам стали так милы.

14.09.2015

Москвичи, этот снег остудил всех строптивых вокруг…

Москвичи, этот снег остудил всех строптивых вокруг,
И дворы отбелил, те что пылью раньше дышали,
Он деревьям одел бело-пышные, гордые шали…
Не ругайся на снег, что лежит на дорогах, мой друг.

В наши окна глядит сама красота ледяная,
Зажигая на лицах людей бесполезный вопрос:
Долго будет нас мучать сегодня метель озорная? —
С этим вальсом на стеклах прекрасней рисует Мороз.

Очарована пурпуром ночи тихо в гостиной
Кофе пьешь с коньяком, одиноко хмелеешь едва;
В ожиданьи сидишь ты рождественского волшебства,
Что войдет в этот дом, оплетенный слегка паутиной.

Как устал этот мир от погони за счастьем земным,
Что маячит нам всем неустанно на горизонте.
Где-то там, вдалеке, образ счастья не станет родным.
Не мечтай в этой жизни об очень высоком «дисконте»…

09.01.2016