Докуда доводит честность?

Был обычный день обычной недели. Месяц и год, где числилась та неделя, тоже ничем особым в истории человечества не выделились. На планете лежали города, в городах стелились тротуары, по тротуарам змеились потоки. Людей.

Игорь был частью одного из таких потоков. Шел также как и все – на автомате. Но, в отличие от тех же, что и «все», он все же иногда посматривал по сторонам. И иногда случалось, что он что-нибудь, да видел.

Увидел он и в этот раз. Свернув на тихую улочку, где из живой природы гнездились лишь кусты по бокам тротуарной дорожки, Игорь заметил на ее поверхности предмет. Собственно, не заметить его было трудно: это был упитанный такой портмоне. И очень крупный.

Осмотревшись по сторонам, Игорь поднял находку. Пальцы проворно распахнули кошелек, глаза не менее проворно распахнули веки: внутренности портмоне сплошь состояли из бумаги. Взяв одну из них, молодой человек убедился, что та обладает покупательной способностью на пять тысяч рублей…. В другом отделе ютились несколько сотен европейских денег.

Помимо денежных средств, были также найдены визитки на имя Шилова Устина Трифоновича. Хмыкнув вслед собственной мысли о необычности имени, Игорь Роланович Пайко поместил визитку на место. А портмоне он поместил, разумеется, в собственный карман. И продолжил свой путь домой.

Дома, помыв руки, Игорь сразу же приступил к подготовке ужина к эксплуатации. И пока тот разогревался, Пайко продолжил изучать свой вечерний улов.

Кожаный кошель хранил в себе 146 тысяч российских рублей и 354 настоящих евро. А также визитки и пластиковые водительские права на того же Устина Трифоновича. Игорь взялся за телефон и вперился глазами в строчки, содержащие контактную информацию… Однако, после недолгих и не слишком мучительных раздумий положил его обратно…

***

Грей сидел прямо на бар-стойке и весело изливал потоки бесшабашных слов в сторону Брауна. Тот разместился на диване и с хмурым видом изучал утреннюю прессу.

— Да говорю тебе, друг мой несчастливый, этот ханыжка уже замылил денежки и вовсю планирует свое яркое будущее! Пусть и на короткое время яркое – но все-таки за чужой счет. Люди и раньше-то не были особо оригинальными, а уж в нынешнее время и вовсе сплошные хапуги и неудачники попадаются. Так что, друг ты мой не в меру доверчивый, готовь бабки для инвестиций!

— Еще не вечер…, — впервые за долгое время нарушил молчание Браун. Он уже третий день гостил в апартаментах у Грея и за все эти дни он едва ли произнес реплик, которых хватило хотя бы на пару четверостиший. Напротив белого дивана, где сидел гость, тихо бубнила никудышными данными телевизионная панель.

— Неужели? — оживился Грей. – Ну и на что ты надеешься? Давай-ка я озвучу наш расклад на сегодняшний день: вчера ты «потерял» крупную сумму денег и определенную информацию. Уже через пять минут мы с тобой знали, что портмоне подобрали и унесли с собой. По той информации, которая в нем была, можно было уже пятьсот раз связаться с нами! Он связывался?!

— Нет…

— Вот!!! Хапнул же себе денежки! Прикарманил на какую-нибудь безделушку и на грандиозную попойку оставил, поверь мне! На большее там просто не было денег! Ха-ха! Так что… тебе есть от чего впадать в отчаяние. «Pie-CoTron» наверняка развернется в этом квартале!! Ха-хах!…

— Нет, — повторил Браун и красноречиво кивнул на телевизор.

— Что? Что ты там увидел?

— Читай.

По экрану неторопливо ползла бегущая строка, половину из которой Грей упустил, однако по оставшейся части он понял, что строка была адресована ему: «… на имя Шилова Устина Трифоновича. Контактный телефон: 8-……».

— Хм-мм… А что там было найдено? «Портмоне» или «документы»? – Грей озадачено тер подбородок.

— Второе.

— Ну, я думаю, ты сам знаешь, что нам вернут. Звони, что ли?

***

Звонок требовательно проорал второй раз. А может, и в седьмой, Игорь не знал. По всей видимости, он задремал после тяжелого рабочего дня, сразу же после ужина. С трудом встав с дивана, Игорь поплелся в сторону двери. Голова гудела после внезапно прерванного сна и даже где-то под затылком ютилась тупая боль, грозящая захватить все черепное пространство.

Открыв дверь, разбуженный тупо уставился на два незнакомых ему тела. Левое тело было облечено в серебристый костюм и обладало широко улыбающимся лицом. Правый костюм был шоколадным. И с лицом хмурым.

— Здравствуйте. Вам кого? – поинтересовался хозяин квартиры

— Добрый вечер! – воскликнул Серый. – Вы – Игорь?

— Да, — немножко оторопев ответил тот.

— Мы Вам звонили. Вчера… Ну, насчет пропажи…

— Какой пропажи?

— Ах, вот даже как! – рассмеявшись, повернулся к коричневому Серый. – Разрешите представиться: Шилов Устин Трифонович! Не далее, как третьего дня Вы нашли мой кошелек. По крайней мере, Вы же так и утверждали.

— Ах, да-аа… кошелек. Прошу меня простить, я только недавно вернулся с работы и немного потерял сознание. Проходите.

Гости прошли через полутемную прихожую и сразу же оказались в не менее светлой кухонке, площадью в шесть с половиной квадратов.

— Совсем забыл, извините. Ваши документы, пожалуйста.

— Ну да. Пожалуйста. Вот они, — Серый протянул паспорт.

Заглянув  в него, Игорь убедился в том, что персонаж реальный и права на найденный портмоне имеет.

— Спасибо. Еще раз извините, пожалуйста, Устин Трифонович, но сами понимаете, проверить я был обязан.

— Конечно-конечно! Ничего страшного, я понимаю. Давайте же скорее мои документы, я Вам верну вознаграждение и мы разойдемся. На улице уже темнеет, а у меня еще куча дел. Ну? Давайте права.

— Да я Вам сейчас всё принесу.

— Всё? – с усмешкой выдохнул в спину Игорю господин Шилов.

— Конечно, — возвращаясь из комнаты сказал хозяин. Вот Ваш портмоне со всеми документами.

Серый раздвинул кошель за края и его злорадная улыбка медленно – можно даже сказать, частями – осыпалась на пол.

— Деньги…

— Что? Я нашел его только с таким количеством средств. Учитывая, что гипотетический вор, который, возможно,  присвоил Ваш кошелек до меня, не стал бы оставлять такую сумму внутри, я могу предположить, что я нашел кошелек первым и сумма денег там вся.

— А сколько там денег? – вдруг ожил Коричневый. — Вы ведь наверняка считали?

-Сарказм уместен. Конечно, я первым делом так и сделал. И насчитал 146 тысяч рублей и 354 евро. Я прав?

Последние слова Игорь произнес несколько упавшим голосом, так как заметил, как вздрогнула кожа на лице Серого. Вздрогнула, чтобы затем болезненно сморщиться. Недавно горящие глаза потускнели и Серый действительно стал каким-то серым….

Зато Шоколадного было не узнать. Он внезапно засиял  и, схватив Игоря в порыве за плечо быстро затараторил:

— Нет-нет! Всё замечательно! Именно эта сумма находилась внутри! Честно, даже не верится, что мы ее там увидели. Я так до последнего не верил! Спасибо вам!

— Что-то не похоже, что Ваш друг разделяет Ваши чувства… Мне кажется, его сейчас удар хватит.

— Ха-ха-ха! И поделом ему, Фоме неверующему! Надо верить в людей!!! Хотя, в данном случае, Вы его как раз и предали. Но – все по порядку! Игорь Роланович, Вы не могли бы угостить нас чайком?

Когда черная жидкость была разлита по бюджетным чашкам, Коричневый начал разговор.

— Игорь – можно я буду Вас так звать? – получив согласие, он продолжил. – Так вот, Игорь, имя Устина Трифоновича на самом деле не Устин Трифонович. Его настоящее имя Владимир Олегович. Радинович – слыхали когда-нибудь о таком?

— Да как же, слыхал. Только не могу понять, зачем Вы меня опять разыгрываете? Радинович – очень состоятельный человек, и навряд ли станет давиться дешевым чаем в кухне, которая дешевле его самого дешевого автомобиля.

— Уничижительно. Тем не менее, это так. А мое имя…

— Деризябка. Геннадий Арнольдович. Вы на него похожи, я понял…

— И это правда. Я на него очень похож. Причем, с детства. Потому что это действительно я. Но это не имеет значения, верите Вы нам, или нет. А имеет значение то, что Вы оказались честным человеком, которого мы искали. И за это мы желаем Вас вознаградить.

— Не понял….

— Я объясню. Но сначала ответьте мне, Игорь, почему Вы сразу не позвонили по представленным телефонам? Все бы закончилось гораздо быстрее.

— Месяц назад я разговаривал по сотовому телефону со своим отцом… Мы проговорили около часа… А буквально через десять минут после окончания разговора мне позвонила мама, посетовав на то, что до меня не дозвониться… Я ей честно сказал, что был занят разговором с отцом… Она заплакала. И сообщила мне, что папа уже полдня, как умер в больнице, куда его отвезла «скорая» после ночного приступа. И сотового у него в больнице не было… Короче, я не знаю, с чьим отцом я разговаривал в тот вечер.

Также я не знал, буду ли я разговаривать с Устином Трифоновичем, когда нашел его визитку. И если бы тот, с кем бы я разговаривал по телефону, пришел бы за своим кошельком, я бы отдал его ему без всякой сверки документов. А по объявлению наверняка придет именно хозяин, так как любой будет знать, что сверка документов будет…

— Ясно. Извините, Игорь, что спросил. Соболезную.

— Да ничего…

— Теперь моя очередь. Дело в том, что я должен извиниться еще раз. Вы стали участником нашего с Владимиром Олеговичем спора. А предметом спора была людская честность. Думаю, не сложно догадаться, что Владимир утверждал, что нашедший такую сумму не принадлежащих ему денег, незамедлительно присвоит их себе. И даже если вернет кошелек, то пустой. Возможно с документами, но пустой. Я же утверждал обратное. Как видите, я победил.

— Ну и что? Сколько Вы выиграли? Огромную сумму деньжищ, наверное?

Коричневый засмеялся.

— Нет, не деньги. Конечно, мы – скупые люди и за лишнюю копейку удавимся, как считает большинство людей, тем не менее, не деньги стояли на кону. Точнее, деньги, но … короче, в любом нашем споре всегда присутствует моральное удовлетворение. Да, мы избалованные люди – и на этот раз стереотип верен – и нам сложно найти предмет для развлечений. Вот пари и явилось таким развлечением.

Проигрывать деньги друг другу – невелика радость. Если только не сыграть ва-банк. Но мы принципиально не спорим на собственные состояния, так как это может привести к локальной войне. Но деньги проиграть все же надо. Но отдать их придется тому, кому, в случае проигрыша, отдавать их совсем не захочется.

Владимир считает, что таким, как Вы (простите, не обижайтесь) давать деньги – ниже его достоинства. Вот он-то и даст Вам денег. Сложите два числа: 146 и 354?

— П-пятьсот.

— А теперь умножьте результат на тысячу! Это, так сказать, призовой коэффициент.

— Полмиллиона.

— ПОЛМИЛЛИОНА!!! Полмиллиона евро – именно столько наш уважаемый и щедрый Владимир Олегович перечислит на Ваш счет в течение суток! Да ведь, Володенька?

Серый пробурчал в ответ что-то невразумительное, но явно сердитое.

— А поделом тебе, Володенька! Два дня ты мне душеньку выматывал, дай теперь я на тебе отыграюсь! Ох, и лоханулся же ты!!!

— А Вы, простите, кому проиграли бы деньги, если бы исход спора был иным?

— Ой, я об этом даже думать не хочу! Я должен был бы перевести полмиллиона евро на счет одной прегадкой компании, которая впоследствии изрядно бы мне испортила настроение своими успехами. А для развития таких успехов ей с лихвой  хватило бы моих пятисот тысяч. Пока же я ее изрядно измотал – надеюсь, потонет, выскочка противная!

Игорь растеряно водил глазами по лицам своих гостей. Таким разным лицам. Таких гостей!!!

-Скажите, Игорь. Утолите, так сказать, мое любопытство: как Вы намерены распорядиться средствами?

— Ну, итог вполне предсказуем: сперва куплю себе хату покруче, потом – «тачку». С девкам покувыркаюсь, в конце ужрусь вусмерть и врежусь на новенькой «тачке» в какой-нибудь столб…

— Шутите. Это хорошо. Вас наверняка ждет небывалый успех, Игорь, я верю. Удачи Вам.

— Спасибо, — громко ответил Игорь. И уже тише: — Я непременно буду успешен.

— Ну и хорошо. Ну и ладно. Не смеем больше здесь задерживаться… у вас… здесь. Ну, в том смысле, что-о… Простите. Пока!

— Пока.

Когда дверь за гостями закрылась, Игорь откинулся на стену и  устало посмотрел на свое отражение в зеркале обувного шкафа. На зеркале красовалась яркая наклейка, на которой был изображен силуэт то ли пирожка, то ли человеческого мозга – довольно двусмысленный рисунок.

— Может, и прорвемся, — подмигнул ему Игорь.

***

…Лимузин катил по ночным улицам, увозя именитых гостей по направлению к одному из увеселительных заведений, принадлежащих Серому.

— Ну что, Володька? Долг платежом красен. Перевел деньги-то? – Браун бы, как никогда, весел. Чего нельзя было сказать о лукавом Грее.

— Перевел. Пятьсот тонн евриков на счет Игоря – как его там фамилия?

— Пайко. Игорь Роланович Пайко.

— ….!

— Что такое?? Что с тобой, Володя? Умей проигрывать, чё ты? Не, я и раньше у тебя выигрывал, хоть и редко, но было же. Но таким я никогда что-т тебя не видел! Ты уже три часа, как пришибленный сидишь. Что, так тяжело идти против принципов.

— Да нет, Геша… По ходу, не я один лоханулся…

— Отчего это?

— Я вспомнил, что мне не давало покоя все эти три часа. У него в прихожей зеркало есть, я в него посмотрелся. И увидел эмблемку.

— Ну??

— Ты про ту «прегаденькую компанию», как ты ее назвал, много знаешь? Кто у нее директор?

— Н-не знаю…. Она же недавно на моем горизонте появилась. Мало что по ней я пробил. И про ее директора – тоже. Ничего пока про него не знаю. Да с ней юристы мои воевали! Говорят, уделали того фраера под «орех». Самого фраера – знать не знаю! Но наверняка –  гнус тот еще! Думаю, что скоро я с ним познакомлюсь поближе.

— Думаю, что ты с ним уже познакомился. Вот какую эмблему я видел. А не давала покоя мне надпись на ней. И фамилия нашего Мистера Честность. Это – его расчетный счет. А это – юрлицо, зарегистрированное на этом счете!

Грей протянул смартфон к глазам Брауна. На экране красовался то ли пирожок, то ли человеческий мозг. И надпись: «Pie-CoTron. Мы сделаем реальностью даже самые сладкие Ваши мечты!»….

— Вот так вот, Гена…. Похоже, что мы попали с тобой на реальный Пайко-трон…

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *