Архив рубрики: Без рубрики

Глухарь

В лесу торжественный звонарь,
великий царь болот и зорь,
бьёт в колокол любви глухарь.
И песня рвётся на простор!
Великих чувств весны прибой,
поймёт её всегда любой!
Ведь эта песня про любовь!
И за неё свершится бой!

Самозабвенно уходя
в глухие таинства души,
мы забываемся в тиши,
и восторгаемся сполна,
когда мы видим, здесь в глуши,
природы милое дитя.

Он глух и слеп в сей чудный час,
природа низко наклонясь,
и мир весь, вся земля, дрожат.
Ведь это волшебства набат!

Проникнуть в мир любви дано.
В нём говорит одна любовь…
А остальное — всё равно…
Любовь волнует нашу кровь!

Во славу утренней зари
клокочут песней глухари!

В нарядном облике танцор
выходит с песней на простор!

Чтобы заплакала заря
сияньем ярким глухаря!

Чтобы подруги все твои
запомнили черты любви!

Как бы ты не была…

Как бы ты не была…
Как бы ты не была
От меня далека.
Я с тобою всегда,
Я — твои берега.
Я с тобой — на века,
Песней нежной, родной.
И в кромешной ночи
Путеводной звездой.
Я молитвы читаю
От тебя вдалеке.
Как сказать, что мечтаю,
Чтобы встретилась мне.
Чтоб услышала звук,
Сердца стук,
В далеке.
Я к тебе прикоснусь
Чистотою в руке.
Я к тебе прикоснусь
Синевою в реке.
Я к тебе дотянусь
Песней нежной одной.
Я неслышно коснусь
Веткой мокрой лесной…
Ветром в поле ворвусь,
Звонкой песней звеня.
Я к тебе доберусь
Свежей радостью дня.
Поцелуй мой прими.
В розах мой поцелуй.
Обретая на миг
Красоты чистоту.
В алых зорях любви
В сердце жар не таи.
Только ты позови —
Я услышу в дали.
Принесу лучик солнца
И радость в твой дом.
Тосковал я в разлуке.
Ты узнаешь о том
В вихре снежном февральском
Пурги за окном…
Или в тёплом дожде,
Или в светлой дали,
Где рождаются ветры,
Где стоят корабли…
Я в ладони тебе
Первый луч принесу.
Первый нежный подснежник
В весеннем лесу.
В ветер я превращусь –
Долечу, доберусь! –
Через сотни дорог
Упаду на порог.
Ты услышишь вдруг стук –
В окна стук, в двери стук…
Это ветер донёс
Сердца стук за версту.
Потому что любовь
Беспредельно чутка.
Как бы ты не была
От меня далека!
=====================

Нам было радостно вдвоём…
* * *

Нам было радостно вдвоём.
И ты, от счастия, сверкая,
Вела меня, не умолкая,
В ночную мглу на водоём.

Над нами звёздочки цвели.
Сказала так: одна цветная!
Но рядом ты была, родная,
Со мной была, и не в дали…

Ты мне сказала: «Посмотри,
Как ночь свои цвета решает.
Мы их не видим здесь, почти,
Но краски ярче расцветают…

В воде сверкающий каскад.
А в глубине пустынной ночи
Мы видим только слепок точный…
А завтра будет день опять…»

Художница, как ты могла
Простые краски перепутать!
Когда была на свете мгла,
Любовь цвела. И вдруг потухла!

Ты босиком велишь идти.
И я снимаю свои туфли.
Как пыль тепла! — смеёшься ты.
Как пыль тепла…

Холодной колючей повеяло мглой…
* * *

Холодной колючей повеяло мглой.
Разлукою долгой в закатах.
Над тёплой землёй, над печалью немой,
На грустных любви перекатах.

Бессмысленно стало о чём-то кричать,
Когда вся душа на изломе.
Когда, не любя, невозможно прощать
Потерянных в жизненной злобе.

Зрелость — это лето. Времена застойные…

Зрелость — это лето. Времена застойные.
Когда жарко в поле. А вода в затоне.
Это стадо дойное. Свежесть от отавы.
В огороде вишня. На столе подавно.
Ранние поездки, встречи и друзья.
И воспоминания… Катится слеза.
Шахматы и карты. Лампа до утра.
Прочитал, что можно. Книжку пролистал.
Дом давно построен, вётлы под окном
Выросли, как будто, величиною с дом.
Дети поздравляют. У всего свой срок.
Дует ветер жаркий. Крутится вальсок.
Это день застолий, восхвалений, лести.
И от восхвалений никуда не деться.
День обетов, сытых, вечера довольства,
Золото обмана, широкого свойства.
Время у природы, читано и мерено…
Когда слышишь голос: «Подожди — помедли…»
Голос, прозвучавший словно ниоткуда —
Всё прошло, что снилось. Ни о чём не думай!
Время благодушия, гимны благодуший.
Это шум оркестра. Смех вокруг, послушай!
Вкрадчиво, обманчиво… Будущим пьянящим?
Понимаем это только в настоящем.
Когда с душ похмелье разом вдруг смывает.
Заморозки первые. Дрожью пробивает.
Когда холод память прожитым тревожит.
Начинаем понимать, каждый день, как прожит.
И тогда мы злимся. Злобы не выносим.
Побеждает возраст. Что похож на осень.
А я, как и прежде. Такой же…

А я, как и прежде. Такой же, такой молодой!..
А сердце тоскует и плачет: «Пора на покой!»
Изба – вся в морщинах. Их годы на брёвнах плели…
Забор и постройки, как старые лодки на тихой мели.
Сад словно очнулся – он чувствует прежнюю связь…
С природою дикой, с осенней печалью сроднясь.
Ах, как сиротливо качает верхушки берёз!
То плачет природа, вздыхает от ветра, без слёз…
Так бабушка плакала тихо, печаль не тая,
И слышу я голос из сада…
Виною — разлука моя…

Сегодня лес застыл…

* * *

Сегодня лес застыл.
Морозом поражён.
Он обо всём забыл.
Для лета был рождён.

Как веселил судьбу.
И птицами звенел.
На всё теперь табу.
И всё теперь, как плен.

Не верил сентябрю,
Который нёс обман,
Холодную зарю
И голубой туман.

Не верил лес ему
Из всех былых годов.
Не верил. Посему —
К морозам не готов.
Посёлок, притихший…

Посёлок, притихший, средь вётел одних,
Где скучно бывает от игр прописных,
Где хочется сесть на скамейку.
Сидеть целый час, целый день, целый век…
И знать, не кончается времени бег.
Он тоже походит на Мекку.
Сюда не летят, не идут поезда.
Приходят, с сомненьями, часто, сюда.
Здесь всё существо человека.
И, может быть, в этом у жизни есть смысл.
Он вдруг нам дарует какую-то мысль.
А мы, ухватившись совсем за другую,
Теряем и сущность, и смысл бытия.
И я не могу обойтись без тебя.
Я рядом с тобой, в далеке на полвека.
И в том — существо человека.
Потерялось лето

Замерзает саранча
На асфальте, где-то…
Затухает, как свеча,
В угасанье лета.

Что пропало, невзначай, —
Мы не ждём ответа.
Кто-то, где-то, сгоряча,
Потревожил лето…

Было солнечно вокруг,
Было так приветно.
Всё пропало, разом, вдруг.
Нам не ждать рассвета.

Не встречаться у реки,
Не бродить по свету.
Вышли светлые деньки,
Потерялось лето.

Зрелость — это лето…

Зрелость — это лето. Времена застойные.
Когда жарко в поле. А вода в затоне.
Это стадо дойное. Свежесть от отавы.
В огороде вишня. На столе подавно.
Ранние поездки, встречи и друзья.
И воспоминания… Катится слеза.
Шахматы и карты. Лампа до утра.
Прочитал, что можно. Книжку пролистал.
Дом давно построен, вётлы под окном
Выросли, как будто, величиною с дом.
Дети поздравляют. У всего свой срок.
Дует ветер жаркий. Кружится листок.
Это день застолий, восхвалений, лести.
И от восхвалений никуда не деться.
День обетов, сытых, вечера довольства,
Золото обмана, широкого свойства.
Время у природы, читано и мерено…
Когда слышишь голос: «Подожди — помедли…»
Голос, прозвучавший словно ниоткуда —
Всё прошло, что снилось. Не о чём не думай!
Время благодушия, гимны благодуший.
Это шум оркестра. Смех вокруг, послушай!
Вкрадчиво. обманчиво, Будущим пьянящим?
понимаем это только в настоящем.
Когда с душ похмелье разом вдруг смывает,
Заморозки первые. Дрожью пробивает.
Когда холод память прожитым тревожит.
начинаем понимать, каждый день как прожит,
И тогда мы злимся. Злобы не выносим.
Побеждает возраст. Что похож на осень.

Мокрый вечер осенний

* * *

Мокрый вечер осенний.
Неуютно и голо.
По дороге шоссейной
Слышно – катится холод.
Едет лист по асфальту –
По наждачной бумаге.
Ветки делают сальто
В придорожном овраге.
Кто пугается ночи,
Одиночество чуя? –
Там, у рыжих обочин,
Кошка, молча, ночует.
Луч прожектора делит
Непроглядную темень.
Никому нету дела
До покинутых всеми.

Я к тебе вернусь…

* * *

Я к тебе прибуду. Я к тебе вернусь!
Только в сердце нежность сохранится пусть!
Только пусть приветит ива под окном.
Радуется стёклами незабытый дом.
Пусть собака лаем скажет обо мне.
Пусть поёт мне птица в синей вышине!
А сама ты птицей выйдешь на крыльцо!
Это будет длиться, длиться
со сказочным концом!

Я к тебе прибуду, я к тебе вернусь!
Только в сердце – нежность, а на сердце – грусть…
Если ивы нету, сломлена давно.
Если нашей встречи хмурится окно…
А меня беззвучно встретит конура –
Преданного друга горькая пора…

– Я одной тобою жил! Я спешил, как мог!
– Почему же заперла сердце на замок?
– Почему же ты летишь птицей над крыльцом?
– Почему же ты блестишь золотым кольцом?!

Ни слов упрека, ни тоски…

 

*  *  *

Ни слов упрека, ни тоски…
Глаза её всегда спокойны.
А мне до гробовой доски
Она как свет любви с иконы.

И милые её черты –
Родные ивы над рекою.
Её цветы, её кресты –
Всё будет сниться, дорогое.

Пред нею на колени встав,
Порой прошу об исцеленье.
И мне не сбросить с плеч креста.
И жажде нету утоленья.

Меня осветит свет небес.
Живу с надеждой и страдаю.
Я с верой искренней воскрес!
И только с ней спасенье знаю.

ВСТРЕЧА С ПУШКИНЫМ

Проходит ночь в раздумиях одних.
Я бег люблю мечты коней моих.
Во времени летят. Деля пространство.
На черный цвет и белый цвет.
И в череде неведомых мне лет
Трагичный образ вижу постоянства.
Вот промелькнула черная дыра.
И ослепляет белая пора.
Безмолвное российское приволье…
Похожие на белый лист снега,
На тихое спокойствие в веках –
Незлобное, таинственное поле.
Заканчивается мой санный путь.
Придет всему конец какой-нибудь.
Я выхожу у дома из кареты.
Меня встречает Пушкин молодой.
Он бессловесен, словно неживой –
Цену себе ведь знают все поэты!
Он пристально взирает на меня,
Пытаясь угадать теченье дня.
Я замечаю, что он недоволен.
Я трепещу и выхожу во двор.
Смотритель там. Он радостен и скор.
Я вижу Дуню, птицу из неволи!
Она красива. Мне бросает взгляд.
И пробирает тем меня до пят.
Я волочусь за ней, влюбляюсь сразу!
Ведь я не видел чистых глаз таких!
Пытался я найти слова для них.
Лишь Пушкин облачает все во фразу!
И вот еще – проезжий дворянин.
Остановился здесь, во всем раним! –
Гусар один. Соперник мой – он рядом! –
Мой видит неподдельный интерес,
Он думает, что я из тех повес…
Меня он охлаждает пылким взглядом.
– Вы кто? Я вижу, что не дворянин!
И не достоин моего вниманья…
Я на дуэль бы вызвал в назиданье –
Но вы, милейший, жаль – простолюдин…
Потом меня распознаёт
И отвечает, зная наперёд –
Что я из той, противной людям, братьи,
Которая смущает весь народ,
(Я усомнился: уж какой тут год?!)
Назвал «гнилым интеллигентом», кстати…
И что такие приведут страну
На грань безумства, а потом, в войну.
Я – из когорты той, «кому все мало!..»
Кто землю всю с годами разорит.
И уничтожит первозданный вид…
«Бездушный тип! Беспечный и отсталый!»
Я слышал так. И вышел вон! –
Туда, где мой томился конь.
И шел я мимо петербургских зданий.
А Пушкин, глядя на меня, изрек:
Что я как будто белый человек,
Который дан поэту в наказанье!