Письма в «Собеседник»

 

1

Здравствуйте, многоуважаемая редакция «Собеседника»! Низко кланяется вам житель села Чернорыловка Псой Сысоевич Деревяшкин, 1913 года рождения.

Заставила меня вам написать письмо следующая причина. Однажды мне попалась на глаза ваша газета. Я прочитал ее от корки до корки четыре раза и понял, что вы именно те, кто прислушаются к моему мнению и опубликуют его. А дело тут вот какое…

На семьдесят пятом году жизни я впервые узнал из средств массовой информации о сексе. Конечно, это не значит, что раньше его не было, просто назывался он по-другому, а это другое название вы из чувства стыдливости, разумеется, не опубликуете. И вот какая мысль у меня родилась! Если какое-то дело называется матершинным словом, то занимаемся мы им тайно и понимаем, что оно постыдное. Но назови его нематершинным словом, как все об этом открыто будут говорить и делать его чуть ли не при людях.

Вот пока это дело называлось «трам-тарарам», было оно тайным, постыдным и непристойным.

Ширкались, само собой, во всю ивановскую, но стыдились этого и считали это дело нехорошим, а для так это вообще позорище. Но как только сказали народу, что никакой это ни трам-тарарам, а секс, так стали это всё показывать открыто и говорить об этом на каждом углу, ну, и заниматься где кому приспичит. И стали все уверенными, что секс – это хорошо, очень даже красиво и полезно для здоровья.

Теперь вот что сплошь и рядом? Приходит одна товарка к другой в гости. Болтают они о всякой заразе, винцо попивают и сигаретками пыхтят. И подруга спрашивает хозяйку:

— Что-то твоей Олюсеньки не видно. Наверняка, лекции в колледже слушает, ума-разума набирается.

— Да нет же! – машет руками хозяйка. – Что ты! Что ты! Какие там лекции? Она у меня в соседней комнате с молодым человеком, не знаю, как звать-величать, любовью занимается.

— Ах, вон оно что! – кивает подруга.

И продолжают они спокойно винцо попивать и сигаретками попыхивать. А если бы ранее узнали только, что там у них трам-тарарам, сами представляете, что было бы.

Так что давайте всё, что для нас нехорошее, назовем хорошими словами, и будет тогда всё у нас о’кэй! Тьфу ты, Господи, вот привязалось же!

2

Здорово, корефан!

Вообще-то газет я не читаю и вообще ничего не читаю. Мне букваря до гробовой доски хватит. Но тут дело такое… Один дружбан мне сказал, что в вашей газетке могут  пропечатать любое письмо и это письмо прочитают во всех городах. А это мне как раз и надо. А еще он мне сказал, что за письмо еще и деньги заплатят. Деньги же мне вот как нужны позарез! Потому что сейчас я сижу на мели. А почему, сами поймете.

Ну, а теперь по порядку, чтоб самому тупому было понятно. Я типа хочу передать привет всем дружбанам, с которыми ехал в одном вагоне на поезде Умск – Новохатск. А ехали в вагоне мы, курсанты академии МВД, типа того, что будущие блюстители. А ехали мы после очередных экзаменов и зачетов по домам. И хотя билеты были у нас в разных вагонах, собрались мы в одном вагоне, расселив пассажиров по другим вагонам.

Ну, само собой, скупаем всё бухло в вагоне-ресторане. И приступаем к культурному отдыху после учебно-трудового семестра. На ближайшей станции скупаем всё бухло в привокзальном киоске. А чтобы удостовериться, что торгаш ничего не затырил, перевернули киоск вниз головой и хорошенько потрясли. Ну, и по ходу перенесли девки с веслом и пацана с дудкой из привокзального парка на железнодорожный путь. В смысле, статуи, чтобы они приветствовали проезжающих, а не служили насестом для птичек. И местных ментов пришлось немножечко поучить, чтобы они не мешали культурно отдыхать. Поехали дальше. Бухло вскоре кончилось. Послали пацанчиков к начальнику поезда, чтобы они тормознули возле ближайшего населенного пункта. А тот козел стал кочевряжиться: то сё. Пришлось ему рога поотшибать, а заодно и несколько ребер.

Скупаем всё бухло в ближайшем населенном пункте и продолжаем культурно отдыхать. Тут к нам приходят познакомиться наши коллеги, менты по вагону. А говорить, блин! по-культурному не умеют. Пришлось разоружить их, продемонстрировать приемы самообороны и высадить на ближайшей станции, чтобы они охраняли сельпо. Хотя и охранять там после нас было особенно и нечего, потому что бухло и закусь мы прихватили с собой в вагон.

Тут чего-то поезд остановился. А некоторые ребятишки уже засыпали. Пришлось нам вылазить и раскачивать вагон, чтобы они смогли хорошенько выспаться. А вагон возьми и перевернись. Тут некоторые несознательные граждане стали возмущаться. Пришлось во всех вагонах разбить стекла, чтобы они смогли проветрить свои бараньи мозги.

Стоим в поле. Бухло покончалось, а трубы горят. Нам ничего не оставалось, как заставить пассажиров толкать поезд. И протолкали-то совсем ничего, как смотрит, что нас со всех сторон вояки и наши коллеги менты окружили. Но нас на понт не возьмешь! «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»! Или мы, блин, не стражи! Закипело сражение. Численное превосходство было не нашей стороне. А тут еще и техника у них: БТР, два танка, вертолет и противотанковая пушка. Одним словом, задавили нас техническим превосходством.

Сейчас я отдыхаю. Только не дома, а на нарах. Но на всех курсантов нар не хватило, и нас распихали по разным каталажкам. Но это, думаю, нам только на пользу. Типа, практикума по петенциарной системе. Вот я решил вам написать письмо, чтобы через вашу газету передать привет всем дружбанам, разбросанным по нарам на необъятных просторах нашей родины.

Держитесь, ребятишки! Ничего! Когда мы получим корочки и заступим на боевую вахту, всяким там разным правонарушителям и расхитителям капиталистической собственности мало ни покажется. Зуб даю! Век воли не видать!

И это самое… гонорар там побыстрей подгоняйте! А то у нас тут ни курева, ни бухла. А без этого, сами понимаете, скукотища такая!

3

Привет, «Соб»!

Скажу честно, ты мне не понравился. Но это не страшно, потому что дело исправимое. А что для этого нужно?

А.  Чтобы в каждом номере был постер, с «Ранетками», к примеру, или другими молодежными попами.

В. Обязательно нужно печатать советы: как избавиться от прыщей, как клеить клёвую чувиху, как раскрутить предков на деньги и, чтобы они, когда придешь ночью домой, не принюхивались к тебе.

С. Различные конкурсы. Но только такие, чтобы любой, даже я, могли выиграть крутую мобилу с нетом, видеокамером и прочими другими наворотами.

Вот когда ты, «Соб», изменишься, как я написал, тогда мы всем классом будем сбрасываться на газетку и читать ее во время перекуров в школьном туалете.

Хай!

4

В России всё меняется. Постоянно. Чуть ли не ежедневно. Мы не успеваем следить за этими переменами. И в результате перемен всё остается по-прежнему.

2010 год объявлен Годом Учителя. «Ну, теперь заживем!»- обрадовались, потирая руки сеятели доброго и вечного.

Зажили! Всех перевели на НСОТ. Это не остров в Атлантическом океане. А новая система оплаты труда. Провел педагог замечательный классный час – плюсик ему, открытый урок – еще один плюсик, нарисовал стенгазету – и ему нарисовали плюсик. Теперь эти плюсики, то есть надбавки за качественный труд, приплюсовываются к базовой зарплате, и в результате педагог получает меньше, чем он получал до введения НСОТ.

Чешут репы радетели народные: «Эх, чем бы еще порадовать учителей? Этаким-преэтаким!» А вот оно! И монетизировали им натуральные льготы.

Получает в июне-июле сельский учитель отпускные чуть ли не за два месяца. По деревенским меркам сумма немалая. А к отпускным еще и текущая зарплата приурочена. «Вот это деньжищи! – радуется он. – Вот они денежки-то! А не махнуть ли в Египет? А что? Возьму еще кредитец – и аля-улю!» И махнул на Египет, и на собственное здоровье, и на новый телевизор, и костюмчик, и всё остальное. Потому что десять тысяч он отдаст за уголь, пять – за дрова, а еще за газ, за свет, за телефон, за воду, за канализацию, за учебу детей. Хорошо, если еще останется на сухой квас, соль, спички, сахар и мыло. А чтобы учитель слишком тяжело не вздыхал, ему говорят: «Ну, чего ты! Не парься, типа! Тебе же эти деньги вернут! Когда-нибудь… может быть… Так что всё пучком!»

Сидят сановники-чиновники и ломают головы: «А что бы еще для учителя в Год Учителя сообразить, чтобы ему надолго запомнился этот год? А не обрадовать ли их новой формой аттестации? Пусть попляшут! Сделаем так, чтобы они тоже сдавали письменный экзамен, как и их воспитанники, тогда они их лучше будут понимать. А то привыкли только у детишек принимать экзамены. Нехорошо это! Ну, если и не сдаст, то не надо сильно расстраиваться. Зачем? Никто же его из школы гнать в три шеи не собирается. Может, к этому времени место технички освободится, в декрет пойдет или на пенсию. Или вакантной окажется должность ночного сторожа или рабочего по ремонту помещений. Так работа ж какая: нервы совсем не придется мотать!»

— Ребятки! А я-то что учудил! – кричит губернатор. – Ну, не мог же я в стороне от Года Учителя остаться! Я вот повелел премию лучшим учителям увеличить со ста тысяч до двухсот. Не слышу «браво» и аплодисментов. Громче!

Губернатор потирает руки, глаза его искрятся счастьем.

— Да где же мы на это деньги возьмем? – возмущается министр финансов области. – Ведь кризис же! С бюджетом напряг.

— Где? Где? В этом самом месте! – губернатор уточняет в каком именно месте.

— Как? В этом месте? – удивляется финансист.

— Ну, а где же еще? Сам бы мог догадаться! Раньше мы давали по десять премий на каждый район, а теперь будем давать десять премий на всю область. Въезжаешь?

— Вот это да! Вот это правильно! Так им и надо! Это же их год! Пускай получают сполна!

И финансист стал радостно потирать ладони.

— Чем бы еще их порадовать! Порадуем их тем, что Год Учителя еще не скоро закончится. И мы, органы власти, преподнесем учителю еще ни один подарок.

5

Здравствуйте, редакция «Собеседника»! Меня зовут Эльзевира.

Если вы мне не дадите совет, как мне поступить, то я наложу на себя руки и даже ноги. Потому что дело тут очень непростое, тут дело жизни и смерти. Ведь речь идет о любви.

Я учусь в седьмом А классе Бздниковской неполной средней школе. У меня осталась одна последняя надежда только на вас. В третьей четверти у нас появился новичок, зовут его Саша. Какое прекрасное имя! Фамилия же его Дебилов. Я сразу со всей страстью безумно влюбилась в него. И с этого момента я не могу не есть, не пить, не сходить по нормальному на унитаз. А тут я узнаю, что мамка с папкой собрались в эту субботу в гости к дяде Леше. Они хотели и меня взять с собой, но я им сказала, что приболела и лучше полежу дома с мобилой возле музыкального центра. Мне сразу стало ясно, что наконец-то в моей жизни наступает переломный момент, который всё изменит в моей судьбе. Наконец-то предки не будут ночевать дома, и я смогу пригласить Сашулечку. Я уже прикинула сколько и какого купить вина, спрайта и пива. Узнала, какие он сигареты курит. А у Надьки Хамсуевой выпросила до понедельника диск с порнушкой. Я пригласила Сашечку, и он сразу согласился, правда, с одним условием, что я обязательно куплю упаковку его любимого «Клинского». Санечка! Мой любимый, мое солнышко, мой ангел! Да ради тебя я целый вагон «Клинского» загоню к нам в квартиру. Пей его до уссачки!

Но я не знаю, как мне вести себя с ним. Сразу ему отдаться, как он только он переступит порог, тут же прямо на пороге. Или всё-таки немного поломаться. Ну, так! Совсем чуть-чуть. Ну, пока он не выпьет пару баночек пива и не накурится, как паук своих любимых сигарет, которых я ему купила три блока.

Я на этот счет советовалась со всеми девчонками в нашей школе и во дворе. Одни говорят, что немножко, минут пять надо поломаться, иначе он будет тебя считать шлюхой. Другие говорят прямо противоположное, что если начнешь ломаться, то он может психануть и уйти к другой, которая не будет ломаться.

Я просто в отчаянии. Суббота приближается, а я не знаю: ломаться мне или не ломаться. Осталась надежда только на вас. Как вы посоветуете, так я и поступлю. Только поторопитесь с ответом! До субботы осталось-то всего ничего.

Умирающая от любви Эльзевира!

6

Здравствуй, «Собеседник»!

Пишет тебе Александра Васильевна Поболтушкина. Телевизор у меня уже как третий день сломался и заняться мне стало нечем. И поболтать мне не с кем, кроме, как с тобой, потому как ты «Собеседник».

Вот гляжу я кругом – и что я вижу? А вижу я только одно вредительство и измену Родине. Вот ранее садили картошку, накапывали по сто ведер с огорода и ни про какого колорадского жука и не ведали. Будь он трижды неладен.

А откуда взялся этот жук? Это же любому понятно. Они даже не удосужились название ему подобрать. Вывели его в лабораториях ихнего штата Колорадо и запустили на наши поля, чтобы мы остались без исконного отечественного продукта и закупали ихние лапки Буша. Будь он трижды неладен!

Это же чистой воды вредительство! Неужели это непонятно? Если это даже мне, пенсионерке, понятно.

А эти самые американцы со всеми своими натовцами уже вовсю оккупируют нашу страну, скоро не увидим даже вывесок на нашем языке, и все вокруг будут говорить по-американски. Кругом только и слышно: «супермаркет, гриль, чипсы»… Тьфу ты! Будь они трижды неладны! И всюду они сажают на разные посты своих людей, которые им продались за ихние доллары. Правительство и в ус не дуют, потому что его тоже купили за доллары. Будь они трижды неладны!

Воду стало невозможно пить. Раньше я девчонкой из лужи пила. Встану на четвереньки и, как овечка, пью. И ни разу не болела. А теперь пью из крана и из магазинских бутылок и постоянно болею. То расстройство у меня, то давление скачет и зрение в последние годы стало портиться. Уже маленькие буковки без очков читать не могу. А всё потому, что в эту воду отраву добавляют. И все глаза на это закрывают. Кругом вредители, а им бы хоть что. У них всё нормально.

Посмотрите, какая нынешняя зима была холодная. И никто ведь не говорит, кто виноват. А я знаю. И скажу прямо! Они в космос всяких спутников понапустили, чтобы от нашей страны тепло отгонять. Сколько же мы будем терпеть всё это?

7

Здравствуй, «Собеседник»!

Пишет тебе выпускник МОУ Мухосранская СОШ, а ныне студент первого курса МИМО Михаил Ломоносов.

Я вот о чем… Мало в СМИ, в том числе и на твоих страницах, показывают позитивное лицо высокопоставленных российских чиновников. В частности, я имею в виду министра образования и науки господина Фырсенко. Со всех сторон только и слышно про него, что подобного придурка на этом посту еще не было, что Гитлер вместе с Наполеоном не принесли столько вреда России, сколько он российскому образованию, что… Впрочем, хватит перебирать инсинуации в адрес уважаемого (пусть единицами!) профессионала (хотя с этим почти никто не согласится). Я не знаю, что он там сделал в науке (наверно, и никто этого не знает, в том числе и он сам), но его роль в развитии российского образования несомненна.

Взять для примера ЕГЭ. Как его только ни поносят, ни хают! А я вот на сто процентов уверен, что это классная вещь. Вау! Во-первых, это вам не традиционный экзамен, к которому надо готовиться, упираясь рогом в землю и забыв о том, что есть пивко и пляж с классными девчонками. На этом экзамене ты как на ладошке, как голый в бане. Сидят перед тобою четыре палача и ты должен им и по первому вопросу рассказать, и по второму, и по третьему, и практическое задание объяснить, как выполнять, и на дополнительные вопросы ответить, и за речью своей следить. Не бэкать, не мэкать, типа блин, е-мое, вроде как… А это же непредставимо! С речью у моих сверстников, сами знаете, как. То есть вообще никак. Это же надо книжки, учебники читать. Кошмар, одним словом!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *