Бермуд его… этот отель… или… селёдка с душком. Эпилог.

5 часть.

Не запланированное счастье.

    Нина, изгнанная из матушкиного дома вероломным смрадом селёдочного духа, решила использовать момент и заскочить в химчистку, но спохватилась, что в стремительном бегстве оставила сумочку, а квитанция как раз в ней и покоилась. Возвратившись, с облегчением почувствовала, что запах у подъезда значительно ослабел, но зато мама не отзывается в домофон… Тут подоспел мужчина высокого роста с намечающейся лысиной, но обольстительной улыбкой.
-Исходя из того, что, нас не впускают, означать может только одно -вы в этом доме не живете, иначе с имелся бы ключ, — резюмировал он, обнажая сметливость.
-Ну, вы прямо-таки Шерлок Холмс с дедуктивным методом. Ключик имеется, хотя проживаю, как точно приметили, не в этом доме. Придётся ожидать помощи, — Нина несколько раз пыталась звонить, но… увы, — может, засела в ванной и не слышит, — эта версия немного сбила напряжение с души. Из подъезда, наконец, вышел мальчик, и они ринулись внутрь. Мужчина пытался получить интересующую его информацию у пожилой женщины с собакой, показывая какую-то фотографию. Нина быстрёхонько побежала к квартире.

     Едва собралась звонить, как заметила, что входная дверь оказалась неплотно прикрытой и слегка дёрнула… Тут же у неё подкосились ноги… В прихожую из кухни высовывалась чья-то нога в ботинке с рифлёной подошвой… Нина, едва дыша, медленно подступала к кухне и то что увидела… вогнало в ужас девушку. На полу, разбросив руки в стороны, лежала любимая мама, а на её ногах сверху, какая-то женщина… Обе не подавали признаков жизни, и, казалось, не совсем не дышали… У странной незнакомки одна нога нелепо задрана, а другая, словно на коньках проехала почти в прихожую, и судя по подошве — селёдочная голова исполнила функцию коньков… в руке у неё зажат шприц. Нина в ужасе вылетела в коридор, пробуя закричать:
-Помогите! Помогите, кто-нибудь! — но голос предательски срывался на слабый писк отчаяния. Трясущимися руками набирала номер скорой помощи, и одновременно кричала, хотя так казалось; голос был ватным и тихим, но всё-таки его услышал мужчина. Он поднимался по лестнице и трезвонил во все двери, пробуя найти какую-то женщину, но услышав слабосильный вопль призыва, ринулся на помощь.
-Что? Что случилось?! – завидев недавнюю знакомую в безраздельном отчаянии.
-Помогите! Помогите! Там… там… Вызовите скорую помощь… у меня срывается рука.
-Скорая, Павел Звонарев – майор – следователь по особо важным делам. Срочно машину к дому, — вопрошающе взглянул на Нину, дрожащую как осиновый лист.
-Дд-да-да-выдова 10… Кк-к-квартира 4. Ты… ты… там две женщины бе… без сознания…
-Давыдова 10 кв. 4 — две женщины без сознания. Срочно!

      Она метнулась в квартиру, он за ней… Немножко придя в себя, Нина бросилась стаскивать женщину с матери, но Павел с мягкой решительностью её отстранил…
-Нет, нет! Погодите! — вынув, из кармана мел, и обвёл на полу абрис двух лежащих тел, заснял. Прощупал пульс женщины снизу, и с поразительной быстротой, высвободил Маргариту Петровну, перевалив незнакомку в сторонку, пристально вглядываясь в её лицо. Торопливо стал набирать какой-то номер:
— Георгий, срочно группу на Давыдова 10, кв. 4. Кажется, я разыскал её, при более, чем странных обстоятельствах.

     Нам короткая жизнь не предоставлена оттуда… сверху… Никак нет. Мы сами, расточительно используя её — необразованно сокращаем. Когда бы мы это понимали, то и жизнь могла быть продолжительной и увлекательной. Живя лишь в душевном комфорте, разумно могли бы обуздывать любые эмоции: горе, гнев, радость. А если ежесекундно опасаться потерять нашу жизнь, то не успеем ею насладиться, радоваться кратковременному счастью — просто жить. Одни теряют здоровье в погоне за всеми деньгами мира, за вселенским господством, чтобы затем их потерять, в попытке возвратить утерянное здоровье либо, ещё хуже, исчезают в никуда, не успев испытать наслаждение от достигнутого, а другие, бессодержательным времяпрепровождением ведут себя к порокам и потере здоровья, забывая, что лишь устремление ума к увлечённостям, несёт собой бодрость, укрепляющую жизнь. Вместо всестороннего развития: красиво ходить, размышлять, хорошо бегать, плавать, играть в занимательные игры, чтобы вместе с физическими, комфортно развивались и умственные качества. Со здоровьем шутки плохи. Ему не свойственно чувство юмора. Это точнейший механизм, а мы его разрушаем невежеством. Но и чрезмерное увлечение здоровьем – практически сродни болезни. Говорят, ещё задолго до того, как Иисус ступил на грешную землю, Сократ, древнегреческий философ выразил мысль о том, что нельзя пытаться вылечить одну часть, не пробуя исцелить целое. Невозможно вылечить тело, оставив больной душу. Глупо лечить свой разум, пока не исцелил дух. Сердце неотделимо от разума, а разум от тела.

     Испытала ли это великое чувство – прозрения Маргарита Петровна, покажет время. Едва приоткрыв глаза, она увидела над собой громадное белое солнце. Оно было неотчётливо и мерцало белесыми лучами, но понемногу стало проясняться, превращаясь в круглый матово-белый плафон на потолке. Слабо прослушивались отдалённые голоса, делаясь все отчётливее, и она смогла услышать:
-Мама! Мамочка! Это Нина. Мамочка! Приходи в себя. Маргарита Петровна слегка повернула голову навстречу до боли знакомому голосу… Она ничего не говорила. По щеке бежала слеза. Нина приникла к груди очнувшейся матери, но врач попросил отойти и подождать, пока сделают все необходимое. Медсестра уже готовила капельницу.
— Нина! Где я, что со мной?! – слабым голосом спрашивала бедная женщина.
-Вам нельзя говорить, — успокаивал врач. Уже все хорошо. Не тревожьтесь. Вы в больнице… под наблюдением. Рядышком дочь. Все хорошо. Сейчас станет намного лучше, и поговорите с ней. Нина опустилась рядом на стул и гладила руку мамы. Маргарита Петровна не сводила глаз с дочери… К ней все увереннее возвращался разум и постижение происшедшего.

      Через час...

         В сопровождении врача в палату вошли трое мужчин.
-Маргарита Петровна, драгоценная вы наша! – устремился к ней элегантный мужчина в шляпе и плаще. Меня зовут Георгий Юрьевич Владимирский, — отрекомендовался он, — мы из следственного управления. Я начальник отдела по особо важным делам, а это мои коллеги. Счастлив, что вы пришли в себя и дело пошло на поправку. Нам разрешили сказать вам несколько благодарственных слов. Вы ценой своей жизни, можно так сказать, помогли обнаружить злостную преступницу. Ещё и преподнесли её нам на блюдечке с золотой каёмочкой, — улыбался Георгий.
-Нет, не на блюдечке, — внёс поправку лысоватый мужчина, приятной внешности, представившийся Павлом. — На седёлочной голове, так будет, вернее. Анжеле повезло меньше, чем вам. Она при скольжении на рыбной голове сильно упала и разбила голову. Но мы могли потерять вас совсем, если бы злодейка успела сделать инъекцию с лошадиной дозой снотворного. Селёдочка вас спасла… Представляете, вместо сельди под шубой, мы получили — селёдку под преступницей, — скаламбурил Павел.

     -Зачем, зачем, вы об этом сообщаете?! Она же может разволноваться…— забеспокоилась дочь.
-Нет, нет, Нина! Ничего. Я начинаю припоминать начало встречи с этой… Так что же, получается, селёдочка не только от подагры избавляет, но и правонарушителей ловит?! — улыбнулась Маргарита Петровна. И жизнь мне спасла?! Доктор! – обернулась она к врачу, — а я встану на ноги до шестого октября? Мне надо ехать в Киев на день рождения внуков – двойняшек. Там моя вторая доченька живёт.
-Мы постараемся поставить вас на ноги, а вы старанием, нам поможете. Есть целая неделя, — отозвался врач и попросил всех удалиться, а больной велел поспать после капельницы.
-Вы, оказывается, едете в Киев?! Тогда у меня имеется к вам просьба, то есть у нас, — оглянувшись на, ничего не понимающих коллег, обрадованно заговорил шеф. Я вам потом при встрече все разъясню, а сейчас выздоравливайте. Мы будем каждый день на связи. Нам предстоит ещё детальный и продолжительный разговор. Мушкетёры сыска распрощались и удалились, предложив Нине, доставить её домой.

       Спустя неделю…

        — Маргарита Петровна! Мы всей группой благодарим вас за сотрудничество и доскональный рассказ об этой злополучной встрече. Благодаря вам задержана парочка на счету, которой несколько трупов и интернет-мошенничество в крупных размерах. Чем чёрт не шутит; если бы не вы, то, возможно, мог быть и ещё один труп… — Георгий многозначительно кинул взгляд в сторону коллег, согласно кивающих. О чём мы бы хотели вас попросить… — он на время задумался, размышляя… — можно обойтись и без этого деяния, но нам представилось, что будет правильным объяснить человеку, который собственноручно едва не завязал на своей шее петлю… Растолковать в чём он неправ, и что его коварно поджидало. Человек он, вполне может быть, порядочный, тем более вам это будет несложно, как сказала Нина. Мы прежде с ней посовещались. Она нам поведала, что вы вполне сможете поддержать разговор на английском языке. В нескольких словах суть дела.

      Анжела, она же Вероника, вела переписку с иноземцами и заманивала их, меняя парики и цвет линз. Те, кто клевал на эту аферистку, наезжали для встречи с ней в страну и поселялись в ту гостиницу, где она на тот момент временно трудилась горничной, о чём они, разумеется, не знали. В отеле аферистка пребывала скромной, тихой барышней, не привлекающей внимания. Наставлял её хитрый и неглупый проходимец, по кличке «Сократ». Он в былые времена трудился в банке и отлично исследовал систему наблюдения. Она же ему предоставляла реквизиты карт, добытые путём обольщения с добавлением препаратов для развязывания языка в первый же вечер. Заполучив данные, добивала жертву смертельной дозой заготовленного препарата, и, тут же, в номере сняв парик, линзы, растворялась в обслуживающем персонале отеля. Никто, никогда не видел красавицы с такими расцветками, выходящей из номера, если бы ни один-единственный случай, когда, видимо, что-то пошло не так… ей пришлось вынырнуть в образе соблазнительницы — она столкнулась с горничной Оксаной.

      Нам ещё предстоит многое прояснить в том, как это все удавалось. Анжеле повезло меньше, чем вам… При падении, она сильно разбила голову и пока… в тяжёлом состоянии. С ней запрещается длительное время разговаривать. Сейчас мы вплотную работаем с подельником, обнаружить которого помог телефон, найденный в ее сумке. Не стану вас загружать подробной техникой жульничества. Одурачивание — феномен, свойственный в основном человеческому обществу. В природе, впрочем, водятся крайне оригинальные формы адаптации к обстоятельствам, напоминающие обман, но, несмотря на наружное сходство с ним, в корне отличаются по своей сущности. К подобным животным феноменам относится маскировка и мимикрия. Но у них вполне благородная цель-защита от предполагаемого врага. За всю человеческую цивилизацию, а это, как вы понимаете, тысячи лет — люди изобрели тысячи вариаций обмана и окрестили это циничное изобретение разными именами. Словари ошеломляют численностью синонимов глагола «обмануть»: перехитрить, провести, обойти, обхитрить, надуть, оставить в дураках, оставить с носом, обвести вокруг пальца, втереть очки, наставить нос, одурачить, обдурить, околпачить, облапошить, обморочить, обставить… Только вслушайтесь в этот калейдоскоп аморальных призывов: ввести в заблуждение, объегорить, оболванить, обжулить, обвести, обмишурить, обштопать, обуть, нагреть, одурачить, взять на пушку, замазать глаза, охмурить, заморочить или задурить голову, навешать лапши на уши и т. д.

      -Боже мой! И во всём этом приходится копошиться! — с неподдельным удивлением воскликнула Маргарита Петровна.
— И не только в этом. Об остальной грязи, в какую нам приходится нырять и рассказывать-то жутко, — добавил Петр.
-Маргарита Петровна, как выяснилось из вашего рассказа и допроса Олега – подельника Анжелы, она же – Вероника; парочка навострила лыжи в другой город, так как в этом месте уже засветились. Они гастролировали по разным городам. Но Анжела – Вероника решила выйти замуж и распроститься с криминальной деятельностью. Её сообщник Олег, об этом ничего не знал, и поджидал в аэропорту, чтобы отправиться в Сочи. Он намеревался провести последнее выступление, а потом уехать за кордон, но она разрушила всего планы. Мы произвели распечатку переписок Анжелы и выяснили, что к ней должен прилететь некий Стэнли Браун из Флориды, семидесяти пяти лет. Олег об этом не знал, иначе бы он её убил, как сообщил он нам сам. Мы рассчитывали этого сэра привлечь в качестве свидетеля злодеяний «очаровательной особы», но потом американского богатенького старичка, решили не трогать, но позволили ему проехаться впустую, чтобы отбило желание вожделенно гоняться за внучками.
-Это и его бы она… того?! И старцев не щадила?!
-Да, такие нелюди никого не щадят, Маргарита Петровна. Им это чувство не знакомо. Но за него как мы поняли, она как раз собиралась выйти замуж. Начать новую жизнь, хотя вряд ли у неё бы это получилось. Мы хотим вас упросить встретить этого господина в аэропорту и вручить пакет, который мы вам дадим. В нём будут красноречивые фотографии его несостоявшейся возлюбленной и сокращённое досье от органов, чтобы он немого задумался. Вас же мы преподносим, как его избавительницу. Если будет желание, можете от себя сказать ему несколько слов.
-Ой, это такое ответственное задание, но попытаюсь. Я никогда в жизни не разговаривала на английском языке с его носителями.
-Мам, вот и опробуешь способности, — Нина, заключив в объятия, поцеловала её.

        Эпилог.

        Режим ЧП во Флориде, Южной Каролине, Пуэрто-Рико и на американских Виргинских островах, наконец, был снят, и авиакомпания American Airlines возобновила рейсы. Самолёт из Флориды прибыл без опоздания. Стэнли Браун перед посадкой в самолёт испытал недомогание, и у него кружилась голова, а судя по насморку, всё-таки переохладился, пребывая долго в воде, когда помогал при эвакуации соседским детям. Пошатываясь, прошёл таможенный досмотр и направился к выходу, пристально всматриваясь в лица встречающих. Вероника должна уже его ожидать в отеле, но, вдруг, решит встретить здесь. Не заметив рыжей роскошной гривы возлюбленной, немножко ссутулился, но по большей части из-за паршивого самочувствия. И уже хотел, собрался звонить своему врачу, чтобы получить рекомендации для аптеки, но тут подметил собственное имя и фамилию на табличке в руках приятной чёрненькой дамы. Она смущённо смотрела прямо на него.
— Добрый день! Вы не меня, случайно, встречаете?! – вымученной улыбкой он подчёркивал свой взволнованный юмор.
-Да, да! Вас. Прошу извинить мой плохой английский, — торопливо ответила Маргарита Петровна.
-Нет, вы неплохо разговариваете на моём языке, а вот я по-русски ещё плохо совсем, но буду проявлять рвение. Маргарита Петровна вознамерилась тут же вручить ему пакет, но что-то её смутило в облике благородного пожилого джентльмена.
-Вы плохо себя чувствуете? Может, вам нужна помощь?
-О! Вы мудрая леди. Да, я, вероятно, простыл и сейчас едва стою на ногах. Предчувствую, что у меня температура.
-Знаете, что, а давайте так сделаем. О деле поговорим позже. Вы не тревожьтесь — я хорошая знакомая Вероники. Она приедет позже в Киев. Непредвиденная задержка. А вы сейчас позвоните в отель, чтобы сохранили номер, и мы же поедем в гости к нам. Вас быстро поставят на ноги. Моя дочь-врач. Маргарита Петровна со свойственным ей авантюризмом в хорошем смысле этого понятия, и от неимоверной доброты души взяла шефство над совершенно не знакомым человеком. Но ей было его жаль по многим параметрам…

      Петр, муж Ольги — младшей дочери Маргариты Петровны не изумился, зная натуру любимой тёщи, завидев с незнакомцем, историю которого они вкратце знали.
-Петенька, познакомься, — но Стенли перебил презентацию…
-Разрешите, я сам испробую на плохом русском. Стенли Браун, — представился он Петру, улыбающемуся доброжелательно.
-Очень приятно, Пётр! Извините за старую, ржавеющую машину, но на свою ещё не заработал. Это раритет отца, – обезоруживающе улыбался Петр, оправдываясь перед Стенли, приглашая садиться в машину. Маргарита Петровна, как могла, перевела, но судя по тому, как улыбнулся сквозь болезненное состояние Стенли — понял и оценил юмор. До глубины души его поразили люди с невероятно открытой добротой, но больше был поражён тому, как его встретили дома. Словно ждали именного его. Красивая девушка Оля, оказалась молодым педиатром. Почти с порога, его не церемонясь, уложили в постель, как будто им было ведомо, как он о ней сейчас мечтал. Измеряли температуру — 38,9. Тут же поставили капельницу, а позже Маргарита Петровна приготовила тёплое питье с травами, и он провалился в глубокий сон.
-Мам, ты ему ещё не показала пакет?! Почему?! — удивилась Ольга, после разговора с мужем.
-Знаешь, не смогла сразу так сконфузить, той информацией, что в нём хранилась. Выше моих сил оказалось видеть унижение на его лице… не знаю… почему. Слегка поправиться и я отдам. Может, не полностью… Зачем ему все знать? Это же больно.

Через два дня Стенли стало значительно лучше, и он поразился тому, как профессионально, и добросердечно его лечат. Порывался выехать в отель, но его не выпускали, пока не встал на ноги. Правда, он и не очень сопротивлялся. Чего греха таить ему здесь было тепло и комфортно. Он и не предполагал, что так может быть. Во всяком случае раньше никогда не испытывал такого участия в своей судьбе. Неожиданно для себя ощутил, что не вспоминает о Веронике. Через неделю ему стало лучше, и Маргарита Петровна, смущаясь… не глядя в глаза, вручила пакет с фотографиями и характеристикой аферистки, отойдя в сторону. Он по нескольку раз перечитывал… разглядывал фотографии… там было все на английском. Вышел на лоджию и там долго о чем-то думал… Молча распрощался со всеми. Отказавшись от услуг Петра, вызвал такси. Переехал в отель, но на следующий день утром позвонил и пригласил всю семью на обед в ресторан при отеле, сказав, что для серьёзного разговора. Были приглашены и родители Петра: Мария Игнатьевна и Василий Мефодьевич, но они не поехали, а остались с внуками.

      Стенли встречал удивлённых гостей не один.

        -Здравствуйте, меня зовут Игорь! Я буду помогать с переводом, – отрекомендовался молодой человек.
-Да, но мы, кажется, недурно понимали друг друга, — удивилась Маргарита Петровна.
-Да, да Маргарита! Но разговор будет обстоятельный. Можно сказать — официальный. Должно быть понятно, все более детально, — с неподдельным уважением ответил молодой человек.
— Я понимаю, что ситуация не только комичная, но и в большей степени ещё и трагичная, — начал Стенли, глядя пристально на Маргариту, словно все это говорил ей лишь одной. — Собственно, как сама жизнь. Разве она у нас не трагикомедия? А мы все получились, так или иначе, её персонажами. Не могу понять… За какие такие заслуги я заработал немыслимую награду, в виде вашего гостеприимства, — повернувшись к Оле с Петром, — и ошеломительной деликатности от Маргариты к старому олуху, захотевшему юного тела, не задумавшись о душе, – он кивнул переводчику, попросив его не упускать ничего из сказанного. Игорь был точен. Стенли, все время прокручивая что-то в голове, продолжил:
-Я полагаю, что это незаслуженная награда и поэтому буду стараться её завоевать. Не хочу с вами расставаться. Со всеми… Если вы мне предоставите шанс исправить свои ошибки, я буду несказанно счастлив. Во-первых — дарю молодой семье машину, а документы и все оформление вам поможет сделать Игорь, о чём мы уже с ним договорились, а также, во-вторых, вместе с вами выберет самую лучшую, достойную таких людей, как вы, и отказ не принимается. Но самое главное… я… я приглашаю вас, Маргарита, поехать со мной в Ниццу, чтобы лучше меня узнать и понять. Мы отдохнём и поближе познакомимся. Надеюсь, вы, со свойственной мудростью и открытостью души, во мне сумеете разглядеть призанки вашей судьбы. Что касается меня, то я разглядел уже в аэропорту, не совсем понимая тогда… что это такое?! Как такое может случиться?! Но случилось. И прошу мне сейчас ничего не отвечать, а завтра мы встретимся и обсудим все вдвоём. Он многозначительно посмотрел в глаза потрясённой женщине. Маргарита Петровна, сидела, опустив голову… ни мертва, ни жива.

      Сцена за столом напоминала Гоголевское «Ревизор приехал»…

        Прошло полгода.

     -Ниночка, Нина! Стенли уже подготовил приглашение к нашему венчанию. Мы хотели, чтобы вы собрались все вместе. Его дети тоже подъедут. Оленька с семьёй прислали документы. Ждём от тебя. Мы очень скучаем. Стенли рвётся с тобой поскорей познакомиться. Говорит, что надоело по скайпу разваривать, и у него есть для тебя какой-то необыкновенный сюрприз. Ждём вас, наши милые девочки.     

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.