Мгновение… или… вся жизнь…

 

Шёл 1994г.

В одно прекрасное время решили мы с приятельницами немедленно отправить нашу замечательную Валюшку развеяться чуть-чуть. Нет, она ничего такого не совершила…  Просто-напросто уже не имелось в наличии, ну, абсолютно никаких сил взирать, как постепенно угасал этот, некогда жизнелюбивый человечек. Кладезь безграничной энергии и восторга по любому поводу — иссох.   Она замужем, но вся душевная жизнь проходит в безрезультатной битве за супруга, какой благополучно спивается, вначале радикальных преобразований в родной стране, сделавшись безработным…

Прежде Олег самоотверженно трудился в  проектно-конструкторском бюро кораблестроительного завода,  выпускающего какие-то чрезвычайно важные комплектующие детали для двигателей  атомных подводных лодок. По роду деятельности неоднократно бывал заграницей с научно-тематическими лекциями, но вот завод закрыли, а двигатели оказались ненужными, как результат — люди ЗА БОРТОМ.  И-и-и, ПЕРЕСТРОЙКА — нас всех встречает радостно у входа! Крупнейшая страна по году не выплачивала заработную плату и награждала любимый народ остальными благами преобразования… Но в настоящий момент разговор не о тех, которых…  Вовсе даже о противоположных, но тоже — жертвах реформы.  Тех самых, кои рядом с «первыми» потерпевшими, то есть — их подругах жизни.

Ну, да! Ведь это они взвалили решительно весь житейский крупногабаритный багаж на свои хрупкие плечи, когда из-под основных кормильцев, под названием «здоровый Мужчина», так сказать — дражайшая страна, вернее, её бестолковое рабоче-крестьянское правительство – вырыло огроменную расстрельную яму.  Избранники народа вышибли твёрдую почву из-под ног того же самого электората, который их, собственно, и установил к общественной кормушке. Так вот и наша Валя – одна из неисчислимого множества жен — тащит на себе, кроме собственного, еще и тяжкое бремя внутренних переживаний спутника жизни. И мужественно держится на плаву – эта замечательная молодая женщина благодаря чувству юмора. А таковым неизменно хочется протянуть руку помощи. Как говорится – в коня корм.

Гонимая нами, ее фронтовыми подружками — едет Валя во Францию.  Нет, мы ее, любя, туда вогнали, а еще и чуть-чуть спонсировали.  А что, если три милашки – по пять тысяч, и одновременно имеется реальная возможность на некоторое время уйти от неистовых проблем.  Прохаживается это она, значит, по Парижу, без группы сопровождения, вкушая блаженство от свободы и безмятежного покоя. Неожиданно захотела самостоятельно посидеть в каком-нибудь уютном парижском кафе. Независимое нахождение иной раз, создаёт полную иллюзию неизменного длительного проживания, в этом превосходном месте. Словно бы располагаешь реальной возможностью случаться в этом месте в любое время, но не всегда располагаешь свободным временем на подобное занятие.

Да, так нередко бывает, когда счастливо проживаешь в этаком мегаполисе, где тьма — тьмущая театров, памятников архитектуры, культурных центров. Парки, где регулярно звучит симфоническая и духовая музыка. Благоустроенные скверы с разнообразными танцевальными открытыми площадками для всех возрастных категорий, где регулярно проходят джазовые, и прочие еженедельные концерты.  Всегда имеется выбор, куда сходить с семейством даже без солидных денежных инвестиций. И, тогда, даже оскорбительная для человеческого духа крайняя финансовая нищета, навязанная любимейшими управленцами, выглядит довольно терпимо переносимой и благопристойной в окружении  оазисов, подающих духовную и эстетическую живительную влагу, жизненно необходимую для подлинно людской адекватной самооценки.

Это и поддерживает тебя – гомо сапиенса на земной поверхности. Неизбежно делает личность наполненной внутренней силой. Но, когда вокруг полная экономическая, нравственная разруха… У-у-у-! Приблизительно так инстинктивно рассуждала и ощущала себя Валя, находясь в уютном летнем кафе на маленькой улочке Парижа.
Что, у них нет актуальных вопросов и разрухи?! Да немало… Бат, то есть «НО»… Там горячо любят собственную страну, кровный дом, себя, в конце концов. Потрепанный безжалостными ветрами столетий средневековый замок, стены — обвиты вьющимся плющом,  виноградом,  украшены цветами… Чувствуете принципиальную разницу?! Да-а-а! Это уже вам не разруха,  а волнующая СТАРИНА. Та самая безмолвная красота, которая и неизменно привлекает многочисленных туристов со всего мира. В Японии пошли дальше…  живописные ландшафты императорских знаменитых дворцов, храмов — застилаются искусственно выращенным мхом для поддержания эффекта величественной старины. Боготворят, холят и лелеют свою державу.

Но пора вернутся к нашей туристке, сидящей в окружении данной старины с безалкогольным коктейлем в руке. Неожиданно она ощутила на себе чей-то пристальный взгляд… Валя слегка повернула голову и в буквальном смысле затонула в мудрых и безбрежно ласковых глазах пожилого джентльмена. Крайне заинтересованно, и, как-то спокойно, глядел на Валю. Привлекательный мужчина спокойно сидел в левом углу кафе и курил трубку. Перед ним стояла чашка кофе, с вьющимся из неё дымком. Дама она у нас чрезвычайно скромная и поэтому пыталась безучастно обозревать по сторонам, делая вид, что данный факт заинтересованности её не особо интересует. Хотя этот бархатный взгляд  манил и кружил голову, увлекая за собой изголодавшееся  дамское безудержное воображение.

– Девчонки, – откровенно рассказывала нам позже, – меня это настолько ошеломило!  Я ведь даже не смела, предположить,  что подобные волны безотчётных чувств, обжигающие решительно все внутри — у меня  могут существовать…   Значит, ещё жива, как дамочка?!  Да, конечно же, я,  наверное,  люблю своего мужа, не смотря не на что, хотя нестерпимо выбилась из сил от его депрессий и алкоголизма. Но как гром среди ясного неба сама, того, сознательно не желая, отчаянно пыталась уловить мгновение, когда джентльмен не глядел в мою сторону, чтобы ясно  могла видеть его. И, кажется, он это разгадал. Вообще, завязалась игра, то он, то я.

Господин,  как назло – крайне привлекательный. От него веяло порядочностью и фантастическим обаянием. И как показалось, с душевной безбрежной грустью, хорошо знакомой мне на вкус… Постепенно собиралась уходить, а ватные ноги не хотят идти… Итак, сделалось грустно. Что же это?! Не достойна, что ли, подобного мужчины?! А отчего иным везёт и они смеют легко выбирать своё пленительное счастье в удивительно прекрасной стране, а мне, что же одни физические и душевные терзания, – рассуждала она, потупив голову, забыв, что её внимательно обозревают. Беспорядочной волной цунами — буквально захлестнули горестные безжалостные мысли.  А как было бы комфортно постоянно обитать в такой чистой, красивой стране. В этом месте даже обувь не покрывается грязью так стремительно, как в нашей великой Державе. Любимые внуки могли бы регулярно приезжать в гости и носиться по зеленой лужайке…  На глаза даже навернулись слезы от неисполнимых мечтаний.

Валя пристально посмотрела на него, не отводя взгляда, как бы прощаясь с утраченной иллюзией, и поднялась, собираясь уходить. Джентльмен, незамедлительно быстро поднялся и смущенно улыбаясь, устремился прямо к ней. Она покрылась густым румянцем от душевного смятения, сковавшего все тело.
— Была, не была, — подумалось.  Не отступлюсь от своего, возможно, человеческого, внезапного счастья.
— Леди из северной Скандинавии? – спросил джентльмен на скверном английском.
— Никак нет, из России, – отозвалась на хорошем английском, вследствие того, что преподаёт его.
— Убедительно прошу помиловать за назойливость. Длительное время, не мог отважиться приблизиться к вам, но вот набрался дерзости, видя, что уже покидаете меня…

— Я стояла, ни жива, не мертва,  в безмолвном ожидании незаслуженного явно счастья – рассказывала нам позже Валя.  Казалось, что благословенное время остановилось, и я даже немножко досадовала на него за медлительность, с какой вел этот животрепещущий разговор, как отчаянно хотелось полагать…
— Леди, я должен своевременно предупредить, что гарсон,  обслуживая, ненамеренно налил вам соус из тарелки в дамскую сумочку и позади на костюм, когда проходил мимо. Разрешите, я помогу и оботру салфеткой наряд, а сумочку вы легко почистите в  уборной.
-Я сердечно поблагодарила его,  практически  теряя сознание от беспомощного стыда, конфуза, какой-то гадливости в собственный адрес, — с горечью вспоминала это момент.

— Курица самодовольная, – окрестила себя и помчалась в туалет. Там, чертыхаясь и проклиная этого недотёпу – официанта, лихорадочно вытерла паспорт и косметичку от соуса. Привела себя кое-как в порядок и поплелась в отель. Не успела отдалиться от кафе на метр, – как увидала этого господина. Он поджидал меня.
— Леди, позвольте произнести несколько слов? Вы поразительная дама!  Я не мог оторвать глаз…   Внутри вас проистекала невероятная битва и на прекрасном лице ярко отображались высшие человеческие чувства, какие невозможно просто изобразить, не переживая их глубоко. В наше время — это чрезвычайно большая редкость – повстречать человека, умеющего так глубоко размышлять, переживать. Мне захотелось продолжить мгновения общения с вами, если, конечно, не возражаете. Тем более я прямо-таки обязан искупить собственную вину за гарсона, являясь владельцем кафе, — объяснил, видя немалое изумление в её глазах.

— Меня называют Майкл, —  не отрывая пристального взора, отрекомендовался.
— Валя, — отозвалась она, протягивая руку. Дрожащая ладошка в буквальном смысле слова затонула в тёплой лапе Майкла. Он нежно поднёс её к губам,  вместе с тем приглашая в какой-то изысканный ресторан.
— Но, — засмущавшись, отчаянно пыталась возразить Валя, — я не питаю нежные чувства к ресторанам.  Да и, мой костюм не предполагает посещения подобных мест.
— Располагает, располагает! — немедленно поспешил удостоверить Майкл. Да, и ресторан этот особенный, а отчего – вы это сразу поймёте, когда мы наведаемся в него. От безнадёжно непостижимых эмоций, нахлынувших на бедную женщину, милого натиска Майкла – не смогла устоять.  Это оказался немногочисленной ресторанчик в зелёном уютном сквере. Майкл у парадного входа дёрнул за громадное бронзовое кольцо, и им навстречу вышли два джазовых музыканта. Саксофонист и скрипач. Бархатные звуки романтической мелодии на себе  внесли их в комфортный зал.

Вы действительно правы, — оглядев зал, с благодарностью в голосе сказал Валя. В этом месте на самом деле спокойно, уютно. Майкл кое-какое время драматично безмолвствовал, как бы что-то тщательно обдумывая…  Вслед за тем порывисто и серьёзно заговорил:
— Я женат. Вероятно, счастливо, если прожили вместе столько лет. Никогда об этом не задумывался…  За тридцать лет совместной жизни, не пожалел ни единого раза. Но уже пять последних лет моя супруга больна… Она тихо и мучительно умирает. Тяжело. И я…  —  в этом месте он резко умолк, прервав себя… Некоторое время предавался размышлениям о чем-то, затем продолжил. Но я должен находиться рядом с ней до финиша. Вы имеете право это знать, —  почему-то сурово, произнёс Майкл, глядя на Валю. Она хранила молчание. Да и что можно было говорить, и надобно ли? То же самое могла поведать и о себе, с немного изменённым сюжетом, относительно болезни супруга. Но смолчала.

Практически всю ночь для них играли известные музыканты. Они танцевали, прижавшись, друг к другу. Два одиноких странника в жизненном пространстве вселенной. Состоялось колдовское неожиданное продолжение ночи-любви, как пожизненного звучания музыки-жизни… Валя и мечтать,  несмела о том, что изведала, потому что и не догадывалась даже, что так бывает… Все время казалось, что это безграничные фантазии авторов романов. На прощание он преподнёс изысканное кольцо, сказав, что это память его матери.

— Если супруга могла быть здорова, мы бы уже не расставались с тобой никогда в жизни… — говорил печально, вглядываясь прямо в глаза.     Ни при каких обстоятельствах! – повторил, как бы ещё раз переживая в себе это внутреннее состояние. Я бы тебя не отпустил.

Валя возвратилась домой, какая-то чужая… Кроткая…  Часто и подолгу смотрела на мужа, а в глазах стояли безмолвной слезы. Ничего не произносила… И было видно, что находится в ином мире, непонятном, недосягаемом всем непосвященным.
………………………………………………………………………
Спустя полгода у Майкла, скончалась супруга. Через восемь месяцев после прощания с ней он позвонил Валентине и официально предложил окончательно переехать во Францию. Неоднократно предлагал приехать за ней…  Валя выразила искреннее глубочайшее соболезнование и поблагодарила за приглашение.  Немного подумав,  спокойно ответила:
— Знаешь, оказывается, как обычно, я не люблю своего мужа… Нет! Это что-то совершенно иное… Видимо, всё гораздо проще и истиннее… Он, моя вторая кожа, воздух… Благодарю тебя, ведь именно ты мне помог до такой степени остро прочувствовать и осмыслить это. Я должна и стану нести свой родной крест до конца безропотно.

Майкл все правильно понял и пожелал им истинно человеческого счастья. Олег стал невольным безмолвным свидетелем их телефонного разговора… Он внезапно вошёл, и теперь неподвижно стоял в дверном проеме — мертвенно-белый с незачатой пивной бутылкой…  Отчётливо слышал ответ Валентины…
— Прости! Прости меня, — опустившись пред ней на колени, уткнувшись лицом, бормотал Олег.

И вот прошло еще полгода.

Новый год радостно встречали все вместе на загородной даче у Валюшки. Олег баловал нас и фирменными рыбными изысками,  приготовленными в тандыре. Там же запекались и разнообразные овощи. Мы с девчонками не могли налюбоваться на прежнего трезвого,  мирового Олега. Как и раньше, он снисходительно внимал нашей болтовне, заботливо укутывая каждую в большие пледы. Не успевал подливать шампанское, хотя, уже не следовало бы…  Достигнутый рубеж,  давным-давно был нарушен.
— А сам? — уместно спросите вы.
— Сам ни за какие коврижки… Ни-ни…  Истинный мужчина, какой испробовал как-то раз, таким образом, ошибочно решить большую проблему, и сделал верный вывод —    ЖИЗНЬ замечательная штучка, чёрт возьми!  Какое пленительное счастье видеть дьяволят в глазах любимой жены, когда она смотрит на тебя, и отзываться такими же! И без шампанского… Позволить себе немного выпить, запросто может, но не имеет безумного желания. Вместе с сыном активно готовят  для Вали большой сюрприз… Какой-то семейный бизнес затеяли. Только вы – тс-с-с. Ей ни гу-гу, а то,  какая это будет неожиданность?!

Преображайтесь! Меняйтесь, господа!
Не бойтесь принимать другой оборот!
Не поддавайтесь разрушительным обстоятельствам!
Жизнь чрезвычайно короткая!
Не останавливайте её непрерывное течение!

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
сайт novlit — Эхо наших поступков
samlib — sherillanna

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.