Архив за месяц: Декабрь 2017

ПИКЕ

27.12.17.

Когда мы выйдем
из пике-
так чисто, ясно будет
небо-
и боже даст кусочек
хлеба
любой протянутой
руке,
И будут
сини
васильки
меж мирной пахоты
и лугом,
а стаи птиц,
идя за плугом
найдут избыток
в червяке,
а солнце будет —
через край
животворяще-безмятежным,
не обжигающим,
а нежным,
лучами плавая
в реке.
И будет так,
как в первый день,
пришедший после
сотворенья,
И каждой твари
исцеленье
бог даст-
измученной душе-
не будет страшного
суда,
и ад закроется
навечно-
нам без того
бесчеловечно
жилось на сим
материке.
Мы испытали боль
и ад
по факту самого
рожденья,-
не дай нам бог
со злом смиренья
и терний в жертвенном
венке.
На наших душах-
копоть бед-
их не очистить,
не отмыться.-
Не дай нам бог
с толпою слиться,-
Дай бог нам
выйти из пике.

 

***

 

цикл: КАЛЕНДАРЬ МАЙЯ

Натэлла Левицка

 

21.12.17.

Мы сверх нужды
подвержены тоске,-
не знаю, как там
финны и норвеги,
японцы тоже
пьют своё саке-
но не настолько!
в пелене из снега,
в сугробах по колено
и хандре,
мы изучаем столбик
ртутный утром,
потом хлобыщем
чайник на плиту
и ждём свистка
побудного,
но действа-
не наступает-
сонные мозги
не отзываются,
а стало быть- душа
не пробуждается,-
такое вот злодейство,
Сегодня всех короче
будет день…
Куда короче!
Ан,
вот есть куда,
извольте.
И лампочки трещат
от перена-
-пряжения
на самой верхней
вольте.
Зима, зима…
как много же тебя!
на одного по душе-
населенью,-
вполне хватило б
поделённой на,
но-
не делимы
чудные мгновенья,
положено — и будет
ровно так,
Хоть изойди соплями
и тоскою…
И как там ближе к норду
широте-
но не совместны
холода со мною…
Я б лучше пил!…
Тогда яснее суть,
да истина всплывает
понемногу,
И все вопросы, несомненно,
к богу,-
где будешь ты
в короткий самый
день?

19.10.17.
Вчерашним днём
окончив календарь,
я, словно майя,
села в ожиданьи.
И тёк песок
по склонам пирамид,
и боги ждали
жертв и покаянья,
Не ждите, боги!
времени отсчёт
не кончен вместе
с вашим предсказаньем!
Песок течёт,
запаянный в стекло,
и бесконечны
лики мирозданья…
22.10.17.
Сон ли,
явь ли,
вброд ли, вплавь ли,
на красивую изнанку
щелка бархатных небес,
пол- луны
пришив иголкой
золотою нитью
тонкой,
звёзды вешает на место
молодой, двурогий
бес,
Прошлой ночь
все светила
проиграл за пинту пива-
проигрался в подкидного
с попадьёю в пух и прах,
а теперь, с хмела
пробужен,
зван на раут
и на ужин,
но дорогой обмахнулся-
заплутался черт
впотьмах.
Кабы было что поставить,
да и банк кому
метать,
он,быть может,
отыгрался,
был бы в прикупе
опять.
Если б было что
поставить-
он готов и бога
славить-
но сегодня-
черт попутал-
зги кромешной
не видать…
Ровно шьёт
когтистой лапкой,
за стежком кладет стежок,
И надкусывает нитку,
приложивши на
зубок…
То ли вечер, то ли утро-
нет светил-
и счёта нет-
не разложит звёзд
по лункам-
не прольётся
божий свет.
11.2.16.
                  «мы изменяем,
                   нам изменяют,
                   как это часто
                   не совпадает…»
                             перифраз
В марте
мы идём по крышам,
избегая толп котовьих,
а внизу, рога ломая,
бьются  с воплями маралы,
и, глаза наливши кровью —
только треск стоит
за самок,
Нет, мужчины, всё же,
звери…
благородные олени —
если дама позволяет,
или- что- нибудь
попроще, если
вылезла натура…
Март, какие сантименты?-
удержать бы
алименты,
поделить бы так
жилплощадь,
что б в накладе не
остаться
и своим парно —
-копытным
разграничить ареалы,
и пунктирами на карте
обозначить их маршруты-
 зоны не —
 пересеченья
благородных — с чем попроще…-
развести по разным
зонам
на сезон
охот и гона,
и до будущего марта
тихо так
ходить по крышам…
***

26.5.17.

Красота
твоих историй
не ложится
на бумагу-
только руной,
только сагой,
только песнями
искрится,
погадай мне
по ракушкам,
по камням,
по мху на ветках,
подскажи мне
для сюжета
пару строк
истлевших,
ветхих…
А слова…
они монетой
в таз с водою
медный бьются,
а красивой песни
звуки
век спустя
дождями
льются.
***

25.9.17.
Старуха- процентщица
мелкой монетой
ссужает мне
в розницу
радости жизни,
и, о сукно
пятаки натирая,
вдоль по столешнице
катит до края,
в горсти ладоней
со звоном роняя
костяшками счёт,
барабанною дробью
костяшки мне
пальцев
дробит медяками,
и каждой монетою,
как жерновами,
низая на шею,
к земле пригибает…
И под
мешками
разменной монеты
дешевых соблазнов
я прогибаюсь…
***
26.9.17.
Я боюсь потерять
тишину,
под вуалью
заснеженных кружев,
Я сегодня
надсадно простужен,
и уже никого не люблю.
Налегке,
уходя- ухожу,
лишь тропинка
скрипит под
подошвой,
и напильником
звёзды сточив,
сыплет снег
на меня
и прохожих.
МОРОШКА

11.8.17.

На наших болотах
поспела морошка,
и хлюпают кочки
под сбором плодов,
корзинки, лукошки,
и горсти морошки
летят понемножку
в оскомины ртов,
на умбровых мхах,
меж заржавленных
топей,
сияет морошка
рассыпанных бус,
и сахара ложка
раздавит морошку,
намажет на булку,
и ужин готов.
Но клюквой сменяется
терпкость морошки,
стерев послевкусье
июльских плодов…
и клюква- морошка —
синонимы крошки,
меняясь местами
в значении слов….
И не
прихотливо
кислющее счастье
на кочках замшелой
и жухлой травы,
и чавкает в поиске
россыпи ягод
на топких болотах
гурьба детворы.
***

21.7.17.

Попутного ветра,
попутного ветра,
в низинке не действует
роза ветров,-
Здесь вереском пахнет,
и томные пчёлы,
ныряют купаться
в нектаре цветов,
Здесь слышно
жужжанье,
и шелест тычинок,
и жёлтые шарики
терпкой
пыльцы,
подобно ионам,
пылят над цветами,
летя в паутины,
что ставят ловцы.
Счастливого ветра,
попутного ветра,
над нами не действует
роза ветров,
и звонкие пчёлы,
и сладкие пчёлы
росой запивают
из чашек цветов.
***

ЕЖЕВИЧНЫЕ ЧЕРНИЛА

24.4.17.
Так случилось.
И не попишешь,
Пальцы вымажешь
лилово чернилами,
по бумаге зернистой
царапая
запятые, слова и точки…
И на тонкой струне
подрагивая
бриллианты свисают
с мочки,
по щекам амплитудою
чиркая…
воробьи подберут все
крошки,
за окном на краю
подоконника…
На комоде- четыре
слоника
из семи убиенных
вдребезги…
Ни на чём не цепляясь
мысленно,
рвётся ночь по углам
на кружево…
Имена на бумаге
суженных,
и одно лишь верно
из дюжины…
13.4.17.
в запредельной тишине
ломких звуков очертанья,
эхо ловит колебанья,
отсылая звуки прочь.
Ночь.
Сверчки.
Нагар лампадный,
неуёмный и прохладный
чей- то дух не
погребён,
греет руки у икон
и бормочет покаянья,
запоздавшие…и сон
навевает на сознанье,
и туманны очертанья
от далёких андромед,
льющих в космосе холодном
запоздалый ломкий свет…
Тишина…
И отмеряет капель время-
метроном,
И по капле утекает
бытие в полночный сон…
***
14.4.17.
Коль душа тебя не греет —
прикупи в аптеке грелку,
посади на стул сиделку-
пусть читает belles tristo,
И твой мозг, совсем стерильный,
спиртом трёт, чтоб было чисто,
Не грузись,и коли помер,
что доказывать превратно-
и без зеркала понятно,
хоть дыши, хоть не дыши,
Если тусклые глазницы.
а внутри темно и тихо,-
значит, братец, так уж вышло-
нету, стало быть, души…
Ап- чхи.

 

26.3.17.
АПОКАЛЕПТИКА
На восток
садится солнце,
И на западе
восходит,
и земля
тихонько сходит
с ей положенной
оси,
и среди
кромешной ночи
кто — то шепчет:
аве, отче,
и, знакомо
с гефсимани:
чашу мимо
пронеси,
Но упруга
и прохладна
чаша капает
на темя,
и отпущенное
время
убывает
не спеша,
на весы Твои
большие
кто принёс
кошель,
кто тело,
а иные откупились
тем, в чём теплится
душа…
А весы — не шелохнулись,
потому как не хватало,
что бы всё
пошло сначала,
в чашке
ржавого гвоздя…
и томилось
в ожиданьи
всё земное
мирозданье,
и роптало:
отчего же
в рай небесный нам
нельзя?
Где замешкался
Спаситель,
заставляя ждать
собранье,
разберут без нас
заране
в небе
лучшие места…
И у врат столпилось
много…
но тернистая дорога,
до черты,
до горизонта,
день за днём
была пуста…
Оттого, что позабыли
снять распятого
с креста.
27.2.17.
Не будет каяться,
кому прощенья
нет,
к гордыне не
направится смиренье,
зачем пред казнью
завивать парик,
коль голова
идёт на усеченье.
Коль нет надежд-
тому не ведом
страх,
замочных скважин
миллион на двери,
а ключ подходит
лишь к одной
из них.
и тратит время
действа на преддверье.
Не суетись!
простить попробуй
сам
те руки,что
хлестали
по щекам.
****

30.10.16.

23.00.

БАЛЛАДА
О
САЛАМАНДРЕ
И
СВЯЩЕННОМ ГРААЛЕ

рыцари в стальных

доспехах

за Граалем в

Палестину,

посмотреть на

гроб господень,

помолиться богу —

сыну,

по сухим пескам

в кольчугах,

вьются по ветру

штандарты

с бело — алыми крестами

и горят на солнце

латы;

жаждой мучимы,

калимы,

по пескам пылят

солдаты,

тень для них-одни

знамёна,

и командуют прелаты.

Но внезапно

опалимый

куст смоковницы

мерцает

и над ним

небесный ангел

белым пламенем

сияет.

На его крылах

пробитых

руки смуглые

распяты,

и на перьях кровь

спеклася,

и на войско

взор подъятый:

что вам, северные

воины,

с берегов земель

далёких,

здесь, в моих

песках пустынных,

иль попутали

дороги,

иль свои

забыты боги,

что взыскать чужих

охота,

и какой причины

ради

изнываете от пота?

Я велю — и солнце

будет

сорок дней

стоять в зените,

и воды, мертвее

моря,

не испьёте, не испьёте…

Сорок дней

стояло солнце,

пали кони,

люди пали
только белые знамёна

в знойных струях

трепетали.

Обжигаясь, саламандры

на доспехи выползали,

и последние молитвы

до небес не долетали…

И когда спустился

вечер,

синей мглой

окутав дали,

снизошел до павших

ангел,

и ходил меж ними

ангел,

тихо кровью

окропляя

из священного Грааля.

***