По склонам горы Фудзияма

Цикл:

По склонам горы Фудзияма…

20 1.18.

Вольный перевод

Тутовый шелкопряд
прядёт нить судьбы
из шёлка,
и покидает дерево,
свернувшись в шёлковый кокон,
так и ты покидаешь
древо родное и кокон-
ткать полотно жизни.
* **

В комнате бабочек шелест
от крыльев полёта,-
не обольщайся радужным
праздником
красок павлиньих-
за перламутровым блеском —
кроется- задержишься долго, —
серая будничность стен.
***

Легче птичьего пуха
чистых мыслей полёт,
острый клинок может
рассечь на две части перышко,
но перышко в зимнюю стужу
греет собой птицу…
***

подобны заре встающей
туманным утром над озером
опадающие лепестки сакуры,
бликами по воде плывущие.
***
Шум водопада-
болтливый язык,
заглушающий
тихий ручей мысли.
***
Чистый и белый, как снег
в солнца лучах но утру
путь самурая, душой
идущего не кривя.
***
Чистому снегу подобен
путь самурая, меч
не обнажившего зря.
***
Зёрнам граната подобна
мудрость,
многим числом
опыт вместившая
плодом единым…
***
Сонной бамбуковой рощей
ветер шумит,
флейтой, качаясь, поёт
перекликаясь тростник.
***
По склонам горы
Фудзияма
солнце катится диск-
Утром —
вверх до вершины,
с вершины вечером- вниз.
***
Словно язык змеи
меч самурая свистит,
жало двойное режет
стонущий, раненный ветер.
***
Луноликая дочь самурая,
с глазами молодого месяца,
утром встаёт раньше солнца,
пальцами звёзды достать
запутавшиеся в волосах.
***

последний герой

10.2.16.

На континенте вдруг
закончились все
мужчины —
они воевали
так долго,
не успевая   рождаться
последним мужчиной
Земли
пока ты не стал,
конечно,
но стерся твой поплавок,
и кончились силы
на битвы,
ты вышел к водо —
проводу,
во двор, туда,
где санузел, —
и безопасной вместо,
взял очень опасную
бритву…
Ты так любил воевать,
любил быть
мясом для пушек,
А жизнь — она подождёт,
отложим на после,
забудем…
мы так похожи с тобой —
и  с виду почти что люди,
но вместо бритвы в руках —
уже ничего не будет,
последний мужчина земли,
игравший в тупые войнушки,
последний мужчина земли,
убивший детей и женщин,
ты так любил воевать,
держать всё, что ходит,
на мушке…
а на
континентах вдруг
закончились все игрушки..
***

ПИКЕ

27.12.17.

Когда мы выйдем
из пике-
так чисто, ясно будет
небо-
и боже даст кусочек
хлеба
любой протянутой
руке,
И будут
сини
васильки
меж мирной пахоты
и лугом,
а стаи птиц,
идя за плугом
найдут избыток
в червяке,
а солнце будет —
через край
животворяще-безмятежным,
не обжигающим,
а нежным,
лучами плавая
в реке.
И будет так,
как в первый день,
пришедший после
сотворенья,
И каждой твари
исцеленье
бог даст-
измученной душе-
не будет страшного
суда,
и ад закроется
навечно-
нам без того
бесчеловечно
жилось на сим
материке.
Мы испытали боль
и ад
по факту самого
рожденья,-
не дай нам бог
со злом смиренья
и терний в жертвенном
венке.
На наших душах-
копоть бед-
их не очистить,
не отмыться.-
Не дай нам бог
с толпою слиться,-
Дай бог нам
выйти из пике.

 

***

 

цикл: КАЛЕНДАРЬ МАЙЯ

Натэлла Левицка

 

21.12.17.

Мы сверх нужды
подвержены тоске,-
не знаю, как там
финны и норвеги,
японцы тоже
пьют своё саке-
но не настолько!
в пелене из снега,
в сугробах по колено
и хандре,
мы изучаем столбик
ртутный утром,
потом хлобыщем
чайник на плиту
и ждём свистка
побудного,
но действа-
не наступает-
сонные мозги
не отзываются,
а стало быть- душа
не пробуждается,-
такое вот злодейство,
Сегодня всех короче
будет день…
Куда короче!
Ан,
вот есть куда,
извольте.
И лампочки трещат
от перена-
-пряжения
на самой верхней
вольте.
Зима, зима…
как много же тебя!
на одного по душе-
населенью,-
вполне хватило б
поделённой на,
но-
не делимы
чудные мгновенья,
положено — и будет
ровно так,
Хоть изойди соплями
и тоскою…
И как там ближе к норду
широте-
но не совместны
холода со мною…
Я б лучше пил!…
Тогда яснее суть,
да истина всплывает
понемногу,
И все вопросы, несомненно,
к богу,-
где будешь ты
в короткий самый
день?

19.10.17.
Вчерашним днём
окончив календарь,
я, словно майя,
села в ожиданьи.
И тёк песок
по склонам пирамид,
и боги ждали
жертв и покаянья,
Не ждите, боги!
времени отсчёт
не кончен вместе
с вашим предсказаньем!
Песок течёт,
запаянный в стекло,
и бесконечны
лики мирозданья…
22.10.17.
Сон ли,
явь ли,
вброд ли, вплавь ли,
на красивую изнанку
щелка бархатных небес,
пол- луны
пришив иголкой
золотою нитью
тонкой,
звёзды вешает на место
молодой, двурогий
бес,
Прошлой ночь
все светила
проиграл за пинту пива-
проигрался в подкидного
с попадьёю в пух и прах,
а теперь, с хмела
пробужен,
зван на раут
и на ужин,
но дорогой обмахнулся-
заплутался черт
впотьмах.
Кабы было что поставить,
да и банк кому
метать,
он,быть может,
отыгрался,
был бы в прикупе
опять.
Если б было что
поставить-
он готов и бога
славить-
но сегодня-
черт попутал-
зги кромешной
не видать…
Ровно шьёт
когтистой лапкой,
за стежком кладет стежок,
И надкусывает нитку,
приложивши на
зубок…
То ли вечер, то ли утро-
нет светил-
и счёта нет-
не разложит звёзд
по лункам-
не прольётся
божий свет.
11.2.16.
                  «мы изменяем,
                   нам изменяют,
                   как это часто
                   не совпадает…»
                             перифраз
В марте
мы идём по крышам,
избегая толп котовьих,
а внизу, рога ломая,
бьются  с воплями маралы,
и, глаза наливши кровью —
только треск стоит
за самок,
Нет, мужчины, всё же,
звери…
благородные олени —
если дама позволяет,
или- что- нибудь
попроще, если
вылезла натура…
Март, какие сантименты?-
удержать бы
алименты,
поделить бы так
жилплощадь,
что б в накладе не
остаться
и своим парно —
-копытным
разграничить ареалы,
и пунктирами на карте
обозначить их маршруты-
 зоны не —
 пересеченья
благородных — с чем попроще…-
развести по разным
зонам
на сезон
охот и гона,
и до будущего марта
тихо так
ходить по крышам…
***

26.5.17.

Красота
твоих историй
не ложится
на бумагу-
только руной,
только сагой,
только песнями
искрится,
погадай мне
по ракушкам,
по камням,
по мху на ветках,
подскажи мне
для сюжета
пару строк
истлевших,
ветхих…
А слова…
они монетой
в таз с водою
медный бьются,
а красивой песни
звуки
век спустя
дождями
льются.
***

25.9.17.
Старуха- процентщица
мелкой монетой
ссужает мне
в розницу
радости жизни,
и, о сукно
пятаки натирая,
вдоль по столешнице
катит до края,
в горсти ладоней
со звоном роняя
костяшками счёт,
барабанною дробью
костяшки мне
пальцев
дробит медяками,
и каждой монетою,
как жерновами,
низая на шею,
к земле пригибает…
И под
мешками
разменной монеты
дешевых соблазнов
я прогибаюсь…
***
26.9.17.
Я боюсь потерять
тишину,
под вуалью
заснеженных кружев,
Я сегодня
надсадно простужен,
и уже никого не люблю.
Налегке,
уходя- ухожу,
лишь тропинка
скрипит под
подошвой,
и напильником
звёзды сточив,
сыплет снег
на меня
и прохожих.
МОРОШКА

11.8.17.

На наших болотах
поспела морошка,
и хлюпают кочки
под сбором плодов,
корзинки, лукошки,
и горсти морошки
летят понемножку
в оскомины ртов,
на умбровых мхах,
меж заржавленных
топей,
сияет морошка
рассыпанных бус,
и сахара ложка
раздавит морошку,
намажет на булку,
и ужин готов.
Но клюквой сменяется
терпкость морошки,
стерев послевкусье
июльских плодов…
и клюква- морошка —
синонимы крошки,
меняясь местами
в значении слов….
И не
прихотливо
кислющее счастье
на кочках замшелой
и жухлой травы,
и чавкает в поиске
россыпи ягод
на топких болотах
гурьба детворы.
***

21.7.17.

Попутного ветра,
попутного ветра,
в низинке не действует
роза ветров,-
Здесь вереском пахнет,
и томные пчёлы,
ныряют купаться
в нектаре цветов,
Здесь слышно
жужжанье,
и шелест тычинок,
и жёлтые шарики
терпкой
пыльцы,
подобно ионам,
пылят над цветами,
летя в паутины,
что ставят ловцы.
Счастливого ветра,
попутного ветра,
над нами не действует
роза ветров,
и звонкие пчёлы,
и сладкие пчёлы
росой запивают
из чашек цветов.
***

ЕЖЕВИЧНЫЕ ЧЕРНИЛА

24.4.17.
Так случилось.
И не попишешь,
Пальцы вымажешь
лилово чернилами,
по бумаге зернистой
царапая
запятые, слова и точки…
И на тонкой струне
подрагивая
бриллианты свисают
с мочки,
по щекам амплитудою
чиркая…
воробьи подберут все
крошки,
за окном на краю
подоконника…
На комоде- четыре
слоника
из семи убиенных
вдребезги…
Ни на чём не цепляясь
мысленно,
рвётся ночь по углам
на кружево…
Имена на бумаге
суженных,
и одно лишь верно
из дюжины…
13.4.17.
в запредельной тишине
ломких звуков очертанья,
эхо ловит колебанья,
отсылая звуки прочь.
Ночь.
Сверчки.
Нагар лампадный,
неуёмный и прохладный
чей- то дух не
погребён,
греет руки у икон
и бормочет покаянья,
запоздавшие…и сон
навевает на сознанье,
и туманны очертанья
от далёких андромед,
льющих в космосе холодном
запоздалый ломкий свет…
Тишина…
И отмеряет капель время-
метроном,
И по капле утекает
бытие в полночный сон…
***
14.4.17.
Коль душа тебя не греет —
прикупи в аптеке грелку,
посади на стул сиделку-
пусть читает belles tristo,
И твой мозг, совсем стерильный,
спиртом трёт, чтоб было чисто,
Не грузись,и коли помер,
что доказывать превратно-
и без зеркала понятно,
хоть дыши, хоть не дыши,
Если тусклые глазницы.
а внутри темно и тихо,-
значит, братец, так уж вышло-
нету, стало быть, души…
Ап- чхи.

 

26.3.17.
АПОКАЛЕПТИКА
На восток
садится солнце,
И на западе
восходит,
и земля
тихонько сходит
с ей положенной
оси,
и среди
кромешной ночи
кто — то шепчет:
аве, отче,
и, знакомо
с гефсимани:
чашу мимо
пронеси,
Но упруга
и прохладна
чаша капает
на темя,
и отпущенное
время
убывает
не спеша,
на весы Твои
большие
кто принёс
кошель,
кто тело,
а иные откупились
тем, в чём теплится
душа…
А весы — не шелохнулись,
потому как не хватало,
что бы всё
пошло сначала,
в чашке
ржавого гвоздя…
и томилось
в ожиданьи
всё земное
мирозданье,
и роптало:
отчего же
в рай небесный нам
нельзя?
Где замешкался
Спаситель,
заставляя ждать
собранье,
разберут без нас
заране
в небе
лучшие места…
И у врат столпилось
много…
но тернистая дорога,
до черты,
до горизонта,
день за днём
была пуста…
Оттого, что позабыли
снять распятого
с креста.
27.2.17.
Не будет каяться,
кому прощенья
нет,
к гордыне не
направится смиренье,
зачем пред казнью
завивать парик,
коль голова
идёт на усеченье.
Коль нет надежд-
тому не ведом
страх,
замочных скважин
миллион на двери,
а ключ подходит
лишь к одной
из них.
и тратит время
действа на преддверье.
Не суетись!
простить попробуй
сам
те руки,что
хлестали
по щекам.
****

30.10.16.

23.00.

БАЛЛАДА
О
САЛАМАНДРЕ
И
СВЯЩЕННОМ ГРААЛЕ

рыцари в стальных

доспехах

за Граалем в

Палестину,

посмотреть на

гроб господень,

помолиться богу —

сыну,

по сухим пескам

в кольчугах,

вьются по ветру

штандарты

с бело — алыми крестами

и горят на солнце

латы;

жаждой мучимы,

калимы,

по пескам пылят

солдаты,

тень для них-одни

знамёна,

и командуют прелаты.

Но внезапно

опалимый

куст смоковницы

мерцает

и над ним

небесный ангел

белым пламенем

сияет.

На его крылах

пробитых

руки смуглые

распяты,

и на перьях кровь

спеклася,

и на войско

взор подъятый:

что вам, северные

воины,

с берегов земель

далёких,

здесь, в моих

песках пустынных,

иль попутали

дороги,

иль свои

забыты боги,

что взыскать чужих

охота,

и какой причины

ради

изнываете от пота?

Я велю — и солнце

будет

сорок дней

стоять в зените,

и воды, мертвее

моря,

не испьёте, не испьёте…

Сорок дней

стояло солнце,

пали кони,

люди пали
только белые знамёна

в знойных струях

трепетали.

Обжигаясь, саламандры

на доспехи выползали,

и последние молитвы

до небес не долетали…

И когда спустился

вечер,

синей мглой

окутав дали,

снизошел до павших

ангел,

и ходил меж ними

ангел,

тихо кровью

окропляя

из священного Грааля.

***

 

В духе вестерн

15.12.16.
 
В ДУХЕ ВЕСТЕРН
(типО романтика)))
В духе вестерн
на фоне
кровавой зари
мчится стадо
коров
и небритые люди….
на скаку выдыхая
похмельный синдром
сквозь прорехи
зубов
слюнных желез
табак
смачно цедят
струёй
в марсианские
хроники
прерий Техаса…
И на фоне зари —
обязательно, что бы
на фоне её!
пахло жареным
мясом
под соусом
горького виски,
где — нибудь
в захолустном
хмельном кабаке
слопать утром,
в сознание не
приходя
пару пуль
да яичницу
в восемь яиц
и сосиски…
Обязательно, что бы
на фоне кровавой
зари…
***

 

8.11.16.

Нитка за ниткою

северный ветер

кружева листьев

ажур распускает.

26.11.16.
От тишины
два
миллиарда
брызг:
лиловых, синих,
жёлтых и зелёных,
висят на ветках
смёрзшихся миров,
застывших звёзд
шестиугольных
иней…

ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ

8.9.16.
Жил — был поэт
Мариенгоф,
был франт он и
повеса
роман однажды
написал
циничного замеса.
Игрою слов.
игрою фраз
и красотой сюжета
пленил читательниц
на раз,
не зная тем запрета.
а моралисты
пусть поют
и режут строк
каскады,
ведь книги циников
всплывут
тогда,
когда им надо…
***
Наши руки
прибиты гвоздями
к древкам флагов
и души в растяжках-,
за какие грехи бог
карает
наказанием нас
самым тяжким.
И зачем, среди многих
земель,
столь пригодных
к среде обитанья,
пропуск выдан был
в ад на земле,
без прощенья
и без покаянья.
***
4.9.16.
Дотянись до вершины
холма,
на закате длины
наши тени,
но цепляются наши
колени
за подножье,
где жухнет трава,
И,сгибаясь под тяжестью
слов,
ложь одну
громоздим на другую,
а светило
последним лучом
жёлтый круг нам
на спинах рисует.
***
5.9.16.
Словно в сказке
пришедшая Тень
покоряет принцессу
обманом,
ей её же поведает
сны,
волшебством заманив
и обманом.
так однажды и мне
моя Тень
сновиденья стыдливые
выдав,
в тайну тайн
незаметно вкралась,
где любови храню
и обиды.
15.9.16.
12.30.
Я пишу
всего одну
лишь тему —
тему Одиночества,
и осень
свежевыжатые мне
дарует краски
и листву
опавших чувств
уносит…
 ***
19.8.16.
Там,на краю
вселенной
свет перешел
в бессмертье,
кто — то свершает
поступки,
кто — то сидит их
и судит,
глупые, глупые
люди,
Разве из вас — судьи?
Мир поделён
этот
с веку его
рожденья,
на одержимых
гордыней,
и тех, кто
привык
к униженью.
Кто тростником
гнётся,
не становясь
ломким,
мир поделён
на героев
и тех, кто стоит
в сторонке.
21.8.16.
так стеклодув,
певец огня,
из массы пламени
и кварца
свои стеклянные
мечты
творит на кончике
тростинки —
такие хрупкие
шары
внутри без
стержня и начинки —
они манят
игрой огней
и невесомостью
иллюзий —
один неосторожный
жест —
и бьются
хрупкостью аллюзий,
и только звон
и хруст стекла
на пол ссыпается
цемента,
но любованье пустяком
мечты-
не упусти момента.
***
28.4.16.
Мне гадала
гадалка за
шиллинг:
повезёт, будешь
умным и сильным,
будешь мудрым-
-то скроешь и ум свой,
поумнев —
не показывай силу…
повезёт, будешь, парень,
счастливым,
но что б ворон не
выклевал очи —
ты чужим не показывай
счастье,
сторожи его денно и
нощно,
повезёт-и любовь
свою встретишь,
но любви не показывай
вида-
за любовью приходит
обида,
не накликай
за счастьем несчастье.
Повезёт — станешь самым
богатым,тут и сила , и ум
пригодятся —
деньги любят
собой  любоваться-
станут  вместо
друзей и любови,
будут счастьем
твоим притворяться…
Мне за шиллинг
сказала гадалка,
упустив, по
возможности
случай-
не спросив
дополнительно платы —
нагадать,
что бы
был я
везучим…
 ***
©

ВОЛОСЫ ВЕРОНИКИ

                            Цикл:
                 ВОЛОСЫ ВЕРОНИКИ
29.3.16.
Волосы Вероники
Вероника шла
по полю
косы рыжие
искрились
и на них,
по мановенью,
сонмы бабочек
садились.
Вероника
шла по пояс
по речному
мелководью
и серебряные
рыбы
рыжих кос
клевали волос.
шла по саду Вероника —
и над ней
жужжали пчёлы
и садились
не кусая,
на медовую
макушку.
а когда из сада
к дому
шла дорогой
Вероника —
всех мужчин
немые взоры
устремлялись
на девчушку.
Лучше б, право,
Вероника
рыжих кос своих
боялась-
ведь шальные
бабы злые
звали ведьмой
Веронику…
***
2.4.16.
ВСЁ ДЛЯ ТЕБЯ
всепременнейше
явлюся
и усыплю лепестками
путь тернистый
и  убогий
к цели призрачно —
лукавой,
будет розою садовой,
и фиалкою лиловой,
и магнолией
молочной
пахнуть пыльная
дорога,
и коня тебе в
упряжи,
и венец лавровый
даже —
отщипнув из банки
специй —
на чело твоё надену…
даже, в шесть секунд
до марша
до победного до марша —
триумфальную аркаду
ахну нужного масштаба,
хочешь -выкраду
все карты
у противника с
генштаба,
из под самого под
носа
унесу все донесенья,
эполеты, треуголку
и награды Бонапарта
на тебя, на дорогого
нацеплю, любя,
с размаха…
будешь ты таким
вальяжным,
самым — самым,
важным — важным,
так что сам себя
однажды
не узнаешь
выйдя бриться….
Лишь ответь —
оно мне надо?
если я — твоя награда,
и других уже
не будет
по списанию
со службы…
***
4.4.16.
мир спасётся
красотою
и без нас,
букашек праздных,
уврачуется собою
и не нужно
слов напрасных
столько раз
песком сметало
чудеса восьмые
света —
как бы люди
ни старались —
так же  кружится
планета,
опадая, наполнялись
океанские глубины —
что для нас
эпох рассветы —
для вселенной —
миг единый —
и какие бы сюжеты
ни придумать
нам с тобою —
все равно
песком заносит,
погребает
 с головою,
а потом придут
потомки
откопать слои
культуры —
а от нас с тобой,
любезный,
два кило
макулатуры.
***
3.3.16.
Когда вернулся
блудный сын —
Рембрандт подвинул
свой треножник —
 и не спеша
создал художник-
каким вернулся
блудный сын…-
без жести лавровых
венцов.
не на осле и без»осанны» —
одни дырявые карманы —
и рядом  -тапочек
                    один…
Когда в семи своих
грехах
красиво каялась
блудница —
то Тициан её
ресницы
и грудь
бесстыдно написал —
(что отвлекала
праздный взор
от покаяния блудницы) -….
и мысль игривую  вселял  —
мол, пусть грешит,
ей всё проститься…
и в ступке пестуя
стекло
для воплощения шедевра —
какие грешные химеры
им скромный пестик
навевал….
***
15.2.16.
интуиции мелководье
на просвет с золотыми
рыбинами,
и песчинки видны,
и глыбины,
и ракушек керамика
                    битая…
да и глупость моя
неприкрытая
обросла под водою
моллюсками,
словно ваза утопла
этрусская
и жилищем стала
для живности…
лишь отколото
Донце наивности
и на ручке
намотаны водо-
  росли…
повзрослели…а
дуры набитые,
промываем пески
проточные,
продолжаем жить по наитию,
из иллюзий,из феерических
до сих пор
не готовы к всплытию…
©

ПЯТНИЦА, св.ЛАВРЕНИТИЙ

5.2.16.
0.7.30.пятница.
Пятница.
Святой Лаврентий,
обнищал в конец
твой орден,
я монах
и вдоль дороги
с кружкой
подати  прошу,
и  посох наш
виноградник,
а отец Кондрат,
привратник,
заперевшись
в винный погреб,
дегустирует вино,
позабыв уж,
как давно…
а вчера, ко всем
несчастьям,
лопнул колокол
в часовне,
и от этакой напасти
настоятель слёг
совсем…
мы молились
всею братьей
от заутрени к вечерне
и скончался
настоятель,
отлетел, как херувим…
Да и бог, конечно, с ним, —
но с утра  —
иссяк источник,
что питает монастырь…
без него — нам ни
умыться,
ни побриться,
ни напиться,
а из чаш
святой водицы
не хватило нам
на всех,
и за что,святой
Лаврентий,
ты нас ввёл
в подобный грех?!
А теперь часа четыре
я стою, плюясь
от пыли
и внутри — негодованье
от проделок от
                   твоих…
В пятницу
святой Лаврентий
вняв мольбам
и тяжким стонам,
и  к стенаньям
да укорам —
снизошел-
и на монаха
столб с иконой
             уронил…
***
©

РАКОВИНЫ И МОЛЛЮСКИ

20. 8. 15.
 Каждый раз
царапают стрелки
циферблат, пожелтевший
от времени,
западая на цифрах
и точках —
отсекающие минуты…
Ночь растягивается
на  вечность,
день ужат в долю
сотую мига,
и внутри расшаталась
пружинка,
и дрожит от
безмолвного крика.
***
11.11.15.
кружево хитросплетенья
вяжет вечностью мгновенья,
параллеля промежутки,
усекая нить в узлы —
загляни в  моё сознанье —
окунись без содроганья —
там, как в комнате зеркальной,
ты, повсюду только ты…
********
 12.9.15.
И весело в  твоём раю
идти заросшими
тропами,
где не ступала
ни нога, ни человек
вообще веками,
где в запустеньи
и пыли
все декорации
в тенёте,
и жаждут хоть
кого  поймать,
и ждут, когда же вы
зайдёте
с коробкой красок
и белил
отреставрировать
запчасти
и коль не встал
секундомер —
принять
последнее
причастье.
***
ЦИКЛ:
      РАКОВИНЫ И МОЛЛЮСКИ
12.11.15.
Жизнь берёт
и
щипцами для сахара
нам раскалывает
на двое
раковины….
так всё,
в сущности,
одинаково,
перламутрово и осколочно…
…так и ползаем
в плане выбора
меж моллюсками и
сволочью.
***
20.11.15.
забытый вкус
былых побед,
успех и голово —
круженье,
Когда весь мир
глядит во след
не пряча взора
восхищенья,
когда над головой
парит
орёл
и лавры золотятся,
и кажется —
вот так оно
всю жизнь и будет
продолжаться,
но эфемерен
звук литавр,
сердца людей —
непостоянны,
чуть отвлекись —
и корифей
уже другой,
и звук осанны
уже промчался,
и в пыли
среди обрывков
эйфории,
глядишь
как носится
толпа,
вздымая имена
другие,
о сладкий миг —
всегда врасплох —
всегда чуть
больше  ожиданья —
когда ты безусловно,
бог
в начале мира
созиданья…
***
26.11.15.
перья ангелов
в подушках,
в доме пахнет
рождеством,
положу сюрприз
в носочек
и монетку в
башмачок,
спи , мой ангел,
шаловливый,
в ночь волшебств
и превращений,
загадай
желаний тайных,
в ожидании чудес,
Нынче ангелы
крылами
охраняют сон
над нами
сыплют блёстки
золотые
       с небес.

***

27.11.15.
пуповина меж
землей и небом,
та,что держит весь мир
на месте,
замедляет потоки
вселенной,
нас отторгнуть
готова
всех вместе…
И вчера всё небесное
воинство,
облачилось в доспехи
воинов-
но сраженье не
будет проиграно,
если вовсе оно
не начато…
И стоят супротив,
 в две линии,
легионы всех видов
ангелов,
И на ногте монетку
медную
держит крайний
в небесной
центурии…
***
29.11.15.
Когда пора
подумать о
душе,
пустым находишь
место поклоненья,
светильник сбит
и ссохшийся фитиль
давно не видел
ни огня,
ни масла,
и понимаешь —
черт возьми,напрасно,
ты не грешил
и НЕ жил,
как хотел.

ЗАЗЕРКАЛЬЕ

28.9.15.

Я вчера

проснулась знаменитой —

подняла с подушки нимб
 пудовый —
из замочной скважины
торчало
полтора десятка
         папарацци…
и по клетке лестничной
соседи
улыбались, будто
для рекламы
паст зубных
или зубных протезов,
и внахлёст
просили подписаться
на жировках,
с указаньем суммы…
и любезно дворники
стояли,
разметая мусор
перед шлейфом,
а водитель грёбанной
маршрутки
лишь меня повёз,
без пассажиров…
Мир умылся,
выбрился до блеска,
нацепил манишки
и манжеты,
и цилиндр
приподнимал при
встрече,
хоть сорочки нету
под жилетом…

***

14.10.15.
00.45.
СКАРАБЕЙ
вселенский разум
огненным ковшом
разлит на порции
по крошечным болванкам —
               я — есмь….
«я бог,
я раб,
 я червь…»
какую мысль
могу назвать своей,
ту, что приходит на
закате дней,
иль ту, что будет
первою по списку…
        идею чью
        я пользую своей,
        столблю за собственность,
        и берегу зеницей,
        и запираю в клети
        сонной птицей,
        что не поёт
        и не считает дней,
воспоминанье
хоть одно своим
могу назвать я,
уступив гордыне,
или во веки,
присно и поныне —
а я лишь жук
священный скарабей,
чьи лапки ссохлись
и пришпилен сквозь
булавкой золотою
к занавеске,
и сквозняком
колышусь
на подвеске —
не шевелюсь
и не считаю
          дней,
и порция была ли
целиком отмерена
и в ёмкости разлита,
иль, как всегда —
обвешено, отпито,
украдено и продано
                тайком…

***

***
26.10.15.
почти по фильму:
выхожу из подъезда,
небритый ангел..
сошлись глазами..
Чего тебе?
он вопрошает, —
светает, холодно…
черт его знает…
зачем тебе крылья?
зачем тебе перья —
такому?
Какому?
Не комильфо…
и , да- и  без
штанов к тому же…
Так я же ангел!
А кому ты нужен?
без хаты, зарплаты,
versace, авто?
Он докурил…
распрямил крылья
в сажень —
взмахнул пару
раз —
и с глаз долой,
а я забыла, зачем
выходила,
за ним докурила…
и вернулась домой.

 

16.11.15.
БАБОЧКА НА КОЛЕСЕ
я не большой
ценитель красоты —
не отличу
двух красок
на палитре,
тем более — камней
на папской митре —
и ложь от правды-
вряд ли отличу.
Я не увижу разницы
в тонах,
 и не найду трехсот его
различий,
 и голосов — кошачий
или птичий —
не стану пробовать —
совсем не различу…
и ветку сакуры
 от яблони цветов
 не отличу ни запахом,
 ни формой,
но дурака
под всякой униформой —
 что шпилит  бабочку
к слепому колесу —
    почувствую…
***
20.7.15.
заговорила бабка,
словно боль зубовную —
и схлопнулася
в семечко,
такая вся огромная…
с бескрайними границами,
с  желаньями безмерными,
со всею жаждой нового, —
такая всем  неверная…
Такая неуёмная,
игривая и всякая,
такая чудотворная,
усыпанная маками,
такая опиозная,
злословная, занозная,
всегда неодинакова,
во всем такая лакомка…
а жизнь — лишь приключение,
суть ко всему влечение,
без преувеличения —
не требует лечения  ,
и боль, и наслаждение —
истома вожделения —
И слёзы умиления —
Не дай мне бог смирения
_____________

ХРОНИКИ ПИКИРУЮЩЕГО ВОРОБЫШКА

 

1357673872_best_nature_pictures_of_2012_03

 

15.12.14.

девочка в саду
волшебном со
стеклянными плодами —
где красиво
витражами
яблок светит
алый луч,
изумрудною листвою
и сапфирной ежевикой,
и топазные лимоны
брызжут соком
желтизны,
и цветные переливы,
и хрустальны перезвоны,
и кругом, куда
ни глянешь —
разноцветные цветы…
девочка в саду
стеклянном
по тропинке лазурита
словно в детском сне
под утро
в свете солнца на заре,
где зелёные стрекозы
на лазоревые лозы
и резные арабески
острым краем по стене,
где тонки,
не прочны
клетки
со стеклянной певчей
птицей
и  уже дрожат ресницы
к пробуждению близки —
и качаются на ветках
все плоды
в зубовных метках,
и алеют неподвижны
выдувные лепестки.
***
22.12.14.
все свои невзгоды
и невзгодки
костяшками счёт
пересчитаешь
бессчётно,
выстроишь
в шеренгу
ровную
на первый и
второй
разбитую —
в колонну по —
шагово
по — двое —
и вдруг осознаешь
нечёткое
желанье взглянуть
на проблемки
с полёта,
«из правого верхнего»,
взглянуть под
углом  тридцать градусов, —
и, чёрт возьми —
вот смеху — то…
***
24.12.14.
Я испытываю счастье
на    прочность,
на износ, словно
 корабельный
трос
после срока экс-
плуотации —
а какие обер —
      тонации,
а какие иллюс —
       трации
нахожу в оправданье
неуда…
неудачи,
неудо-
влетворённости,
неустойчивости,
неустроенности,
неприкаянности,
неугомонности
неспособности и
нескромности —
открываешь жизнь
постранично,
будто экзаменационку
зачётную —
а там —
-сплошные неуды…
***
8.1.15.
стояли на лестничной
клетке,
дымили,как
паровозы,
стряхивая пепел
в пролёты,
не строя особо
прогнозы,-
а пепел ложился
снегом
за шиворот тем,
кто снизу,
и грушевидно светили
тусклые,без плафонов,
кривенько
под перекрытьем
сороковаттки,
щурясь,
сами себя
не видя,
где уж,светить,
излучая…
я бы на чашку чая,
может, тебя
пригласила,
или  на чашечку
кофе,
можно и с продолженьем…
но… —
мой плацкарт занят
предшествующим
приключеньем…
мимо ходили
люди,
сочувственно
всё понимая….
а мы целовались
украдкой,
взгляды
не поднимая….
***
10.1.15.
в реальной. обычной
жизни —
такие,как мы —
не встречаются —
всё равно,что в полёте
столкнуть самолёт
с трамваем —
такого — ну, не бывает…
мы высоко — не летаем,
а вы — не садитесь на шпалы, —
мало, чудовищно мало
общих точек
    для линий,
даже погнуть
пространство —
завидное постоянство  —
из разных стихий объекты
друг с другом
столкнутся
вряд ли, —
Я часто смотрю на небо,
а вы — никогда на землю,
мне ехать — две остановки —
а вам -через два океана,
и поздно, мучительно поздно
мечтать  о подобном сюжете —
А в небеса -без ветрила —
рано, покамест — рано,
И даже случись
в одной точке
случаются в жизни накладки —
всё будет в полном порядке —
и мы не узнаем друг друга…
а всё чередом по кругу —
бытейские будни и драмы —
И — проза, такая проза …
И музыка крошится в гаммы.
***