Фактура (сборник стихотворений)

Фактура. Стихи 2016-2017 гг

 

Цикл АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ

1

Ныряльщик
Папе

Птицы летят в вышине,
На мили вокруг отдаются вибрации их полета.
Взмахи их крыльев во мне
Колышутся вестником взлета  –

Через синие кобальтовые дали,
Через туманные разводы цинковые —
К облакам перистой печали,
В луга маслянистой радостью залитые,

К подслеповатым каплям рассвета
На листьях, скрученных утренним маревом,
В пятна и полосы тени и света
С карандашным налетом палевым.

Пальцы просятся рисовать,
Пробежаться по белой бумаге,
Как пловец по пирсу – толкнуться, и вплавь,
Разгоняясь в своей отваге.

Заплывая под камень, вбирая песок
Ладонями теплыми у пристани, –
Чувствовать жадный первый глоток
С опозданием в воздух вынырнув.

Исследовать все поперек и вдоль
В этой глубине аквамариновой.
И швырять широкими сгустками боль
Легких, застывших в выдохе.

И радость распрямившегося тела
Прописать линиями резкими,
Вбросить щедрость раскрытой руки,
Раковину к солнцу выставившей.

Потом кинуться в бумагу и всем телом дышать
Радостью найденного, совершенного, сказанного —
Себя по оттенкам сверять.
Явить этот образ смазанный.

2

Портрет

Смотрю прищурив глаз из-под стекла,
Прикрывшего угольные разводы —
Я так прекрасна и слегка горда,
Дитя любви и пасынок природы.
Мне не к лицу ребячий ясный взгляд
Как не привычна мягкая улыбка.
Мне сроден превосходства аромат
В стеклянных гладях зыбких.

Тебе скажу, все хорошо – солгу,
Да, я боюсь признаться в недовольстве.
Лицо свое роняю на бегу,
И ни к чему мне правды отголоски
Среди привычной навесной любви,
Похожей больше на скупую маску, —
так с палочки стекают соловьи,
чтоб черной тушью упорхнуть из сказки.

Так я скрываюсь здесь в полутенях,
Явившись точкой и тотчас растертой.
Стук сердца и беспомощности страх
Укрыты под молчания оберткой.
Мой поиск слаб и беден как штрихи
Сырые и заметные едва ли.
Мои слова от сердца далеки,
Бегут легко под парусом бумаги.

Где я сама? Где радость и полет?
Вот разве в паре точек:
В изгибе брови, в том как мягкий рот
К словам простым заточен.
И в линиях волос, что всем ветрам
Клубятся, разорвав бумаги плоскость.
И в той, кто выйдет в вертикаль, когда
Под рамою останется лишь роспись.

3

Рисовать

Я хочу рисовать тебя, просто смотреть
На скулы, лоб, подбородок,
Проводить линии вслед за движением глаз,
Повторять черты, которые я ловлю.
Свет и тень, чуть набухшие веки,
Глаза с краешком неба, прикрытый рот, —
Желание, боль, движение, страх,
Неподвижность, подъем, шумный вдох –
Все в этих линиях.
Мерцание света на твоем лице как смена
координат. Как начало пути и новый шаг.
Как поиск точки отталкивания.
Столкновение неизбежно. Оно здесь.
Пролиться сквозь все встреченные линии —
это ли не подарок? И волной течь дальше.
Накатывающей и отступающей волной.
Назад и вперед – темнее и ярче –
немного светлее вот здесь – плавно –
больше цвета.
Цвет проявляет тебя. Покрывает.
Укутывает. Согревает.
Позволяет задержаться на пару выдохов.
И срывается в движение вслед за тобой.

Апрель 2016

 

Благодарю

1

Благодарю Тебя за жизнь,
За то что я дышу и плачу,
За то что так, а не иначе
стремится жизнь.

Стремится свет на листья крон,
Они колышутся как море,
И на тропу течет прибоем
листвы узор.

Узором верным и простым
Ложатся дни, дыханием ровным —
Своим движением свободным
мою вытачивают суть.

Резец вытачивает лик
Из глыбы каменной неясной
И проявляет беспристрастно
мои черты.

Черты и линии плывут —
Листвой, волной, мерцаньем света, —
В их переменчивости светлой
и я живу.

Живу и кажется люблю,
Неровно, пенистой волною, —
За появление из боли
и радости —
благодарю.

2

Все оттенки зеленого в летней листве,
Переливом теней свет полуденный занят,
Вниз летят семена и под ветром листы —
И к узору дорожки себя прибавляют…

Моя мысль нескончаемо падает ввысь
И объемлет все кроны деревьев, все лица,
И легко припадает к прохладной земле,
Словно стаю нашедшая птица.

Апрель-май 2016


Цикл ДАЧНЫЕ СТИХИ

1

Бабочка

Я слежу облака,
тонких листьев резное свеченье,
говорю многократно спасибо
за летнюю грусть.
Пожелтевший листок мне кивнет,
прохожу легко мимо,
потому что пока
к темной осени не тороплюсь.

Я грущу о всех тех,
кто в мое не вмещается сердце,
остается за легкой
как бабочки крылья
чертой.
Я грущу о себе.
Мне останется лето в наследство
и его кружевной,
упорхнувший с цветка непокой.

2

                                         В.П.

Напрасным день не будет никогда,
Вот этот день – просторный и понятный.
Стоит в канаве летняя вода,
Но солнце не торопится обратно.

Идем тропой в густом тумане слов,
Развеянном кругами детских криков.
Пейзаж вокруг изведан и не нов,
В нем снова тайна близости укрыта.

Пусть охлаждением тронута любовь,
Как тронута земля осенним светом.
Все остается. В осени любой
Есть миг, что остается без ответа.

3

Стул

Я ставлю стул. Я жду, что навсегда
Ты сядешь здесь, спокойно и свободно.
Я жду, что будут целые года,
Чтобы в тебя смотреть без остановки, —

Смотреть, молчать, смеяться и грустить,
И плакать, не утрачивая взгляда.
Собою быть. Запоем говорить.
Насквозь прорваться через все ограды.

Не торопиться. Время не следить.
Смотреть за каждой черточкой, до точки —
Той точки, что определяет быть
Или не быть штриховке на листочке

Бумаги. Упереть лицо в лицо
И замереть на сотни тысяч мигов.
И взглядом пробурить материю сквозь,
И там нащупать в будущее выход.

Отставить время. Снять все миражи,
Забыть названия плоти и пространства,
Чтобы добраться до такой межи,
Что разделила нас до постоянства.

…Я ставлю стул. Я приглашаю сесть.
Стул не скрипит. Любовь не за горами.
Я не играю, не шучу. Ты здесь.
Стул пуст и неизбежен между нами.

4

Тишина

В моем сердце тишина.
В нем простор столпотворенья.
Тишина для говоренья,
Лишь она.

В моем сердце один лик,
Он глубок и безмятежен —
Обнимает, властно-нежен
Полный мир.

Целый мир моих стихов,
Моих мыслей и движений,
Глубину изнеможенья,
Шумный вдох.

Больше видимых пространств –
Ненаполненный любовью,
Синью светло-голубою –
Мой каркас.

Есть свобода от конца –
Это неопределенность,
Долгий поиск и влюбленность
У лица.

Страх, что выйдет все не то,
Не получится фигура,
Соскользнет чужой фактурой
С плеч пальто.

Потерявшаяся мысль
Добирается до точки, —
Так словами, по кусочкам
Соберись.

В самой тихой точке дня
Наполняется фигура,
И взирает лик как чудо
На меня.

Каннельярви
Сентябрь 2016

 

Цикл ПАПЕ

1

Через тебя я все люблю:
И этот пляж, и берег моря,
И даже женщину, в прибое
Стоящую. Благодарю

За ослепительные дни,
Меня баюкавшие негой
И дачным запахом, и летом,
И струнами. Побереги

До времени мое тепло,
Слова, прощальные касания
И жизни нашей увяданье,
Что птицей ляжет на крыло

И понесет потоком лет,
И времени, и водной пыли
В минуты дня, где мы любили
Друг друга. И да будет свет.

2

Это вечность стучится к нам в сердце –
Сквозь заборы, по листьям берез,
Шумом ветра, настойчивой терцией, —
Свежим воздухом прядает в нос.

Это наша любовь, что свернувшись
Как росток затихает в земле.
Скачет полем весна, встрепенувшись
На просторном своем скакуне.

Все растет, все живет, все огромно
И бескрайне как детская синь.
Платья ткань всколыхнуться готова
И опасть, не восполнив всех сил.

Малой зеленью, ветреной птахой –
Приникает любовно к груди
Горизонт незнакомой октавы,
Мысль и чувство мое упредив.

3

Метро

Я в отражении чувствую тебя —
В метро полдневном еду через время.
Ты остаешься здесь, меня любя,
И ты уходишь в это же мгновенье.

Твой взгляд и стать живут во мне. Живет –
И проступает с каждою минутой
Словами, что наполнили мне рот –
Твое умение в жизни видеть чудо.

Твоя любовь как ракушка во мне
Заснула, улыбнувшись безотказно.
Лежит черта на белом полотне,
И что за ней – пока еще не ясно.

Какие звуки, краски и тона
Сопутствуют тебе? Лишь взгляд зеркальный –
Моих зрачков забытая вода –
Стоит у кромки в этот день прощальный.

Май-июнь 2017

Кораблями

Кораблями, кораблями – на трисолнечный простор,
Океанами, морями – выше сердца, ниже слов —
В середине темной ночи и в пролет былого дня
Твердокаменные глыбы выплывают из меня.

Будто клады урагана и сокровища беды,
Будто булыганы краном напрессованной руды, —
Перекатываясь горлом, но не достигая рта,
Выплывают моей страсти заржавевшие суда.

На просторы, на просторы, что исхожены не мной,
Катерком и ледоколом с голубой играть волной,
И барахтаться баркасом, проворачивая твердь…
И в каютах неуютных место траченное есть.

Проплывают. Остаюсь я в невесомости души.
То мне милы эти дали, то опять нехороши.
И со дна морского тянет тонким илом в сердце муть,
И в каюту, ту каюту – так и хочется нырнуть.

Февраль 2016

Точка

Я живу не скрываясь
От дурных новостей,
Переклички болезней
И своих же страстей.

Так же просто как травы
На осеннем лугу,
Охрой жухнут дубравы,
Оставляют в долгу.

Слабость близко, как лица
Проходящих в ночи,
Первой нежности ситца
Дождевые лучи.

За потертостью камня
Жесткий остов в горсти.
Моя старая рана,
Заходи, погрустим,

И поборемся яро,
И поддыхом вздохнем,
До пустого причала
Запахнувшись пойдем.

По полоске гранита,
Вмерзшей в толщу земли,
Может в сторону лета
Отойдут корабли.

Тороплюсь. Отвлекаюсь.
Набираю резерв.
Эта малая завязь
Будет гроздьями рдеть, —

Фейерверком соцветий
Распускаться в зенит.
Бубенцами созвездий
Ночь весною звенит.

Разбегаюсь, и прочным
Верным шагом иду
К озареньям полночным
И дневному труду.

Я дышу, не скрываясь
От улыбки луча.
Настоящая радость
На поверку ничья.

И во взгляде приветном
Светит мягкая тишь.
Мое славное лето,
Обо мне ли болишь?

Ты ко мне ли склоняешь
Свою детскую прядь?
С тобой солнышко будет
Беззаветно играть.

Средоточием цвета,
Мягкой точкой вдали,
Недвусмысленно верным
Порождением земли, —

Распахнувшись в просторы
Необъятного дня,
Проникаю основы,
Что в крови у меня.

И движение – точкой
Среди многих других.
Тот же штрих на листочке
Сохранил ученик.

Но пронзительно-нежным
Разбегается миг.
И беспечно безбрежен
В каждой точке весь мир.

Сентябрь-октябрь 2017


Дорога на Юг

А.С.

1

Дорога расстилается вперед.
Включают свет дежурные мотели,
И фары им подсвечивают, в деле
Рабочем помогая. В перелет

По трассе отправляются густой
Иль продолжают бег автомобили,
К асфальту прилипая. Счетчик мили
Накручивает словно вертолет.

Вот близок город. Фонари светлей.
Количество полос растет колоссом.
И набирая мощность, ширь и скорость
Вскачь всадники несутся по Земле.

Но получая скорость выше ста
Мы мало чем на деле управляем,
И полустанки небольших аварий
Все ж вынуждают тронуть тормоза.

2

Авто полно. Водитель – наш герой —
Немного нервен, но предельно точен.
И каждый жест как лезвием заточен,
И ветер так и хлещет за спиной.

Он сжался в точку, чтоб поднять заряд
И трение значительно понизить,
Движеньем тела тот момент приблизить,
Когда на отдых поведет коня.

Вневременно движенье колесниц —
И в свет, и в тьму, в века, тысячелетия.
Меняется лишь скорость. Да поместья
Вокруг. И лица падающих ниц.

И в очереди к веку постояв,
Мы принимаем право на движение
И обретаем трение в скольжении,
К земле покорной колесом припав.

3

Уже светает. Дальние поля.
Рассветы покоряют горизонты.
Простор заходит в душу как в воронку
К водителям, которые не спят.

Усталость прибавляется к тому,
И щурятся глаза, сомкнуть пытаясь
Ресницы. И с восходом разливаясь
Приходит сон. В полуденном дыму

Иную перспективу ищет взгляд –
В кустах, в машинах жарких и палатках
Спят маленькие дети очень сладко,
И путники как дети крепко спят.

И если мимо птицей пролететь,
Не сосчитать рассыпавшихся точек —
И ветер разноцветие полощет
Их очертаний, различимых здесь.

4

Ну, снова в путь. Уже ясней глаза,
И аппетит подстегивает бодрость,
И разошлась обид ночная гордость,
И завиднелись лица в зеркалах

Автомобилей. Легкий разговор.
Обед в салоне, не сбавляя хода.
И пластилином стелется дорога,
Полей широких закрепив узор.

Но яркость вширь разбросанных станиц,
Гудки и гул соседей по дороге
И голоса поющих в магнитоле, —
Наводят на нечаянную мысль,

Что ты здесь не один, что там, вокруг
Есть многое, что мысли неподвластно,
И что другие мыслят ежечасно
И тоже поворачивают руль.

5

Уж вечереет. Птицы где-то спят.
Поднимемся слегка в пустое небо.
Здесь перьями прочерчен ежедневный
Маршрут для перелетов в те края,

Где можно что-то новое познать —
Вдохнуть иль просто с высоты увидеть —
И черный купол космоса приблизить,
На взмахе крыльев высоту набрав.

Отсюда все дороги и поля
Сжимаются до перспективы карты,
И мишурой проблескивают фары,
О чем лишь догадаешься. Заря

Мощней и ярче. Выше. Здесь видны
Горсть городов, дороги между ними.
А краски бесподобны – воздух синий
Их преломляет. Точка красоты.

6

И точка страха. Только допустить
Одну лишь мысль, что ты не единичен,
И уточнить масштаб. А вдруг различий
Не хватит, чтоб усвоить право быть?

Количество дорог, людей и гор
Не поддается ни уму, ни счету.
По самым приблизительным расчетам
Здесь возникает много больший взор,

Кто видит дальше, чем любой бинокль,
Кто всех вмещает в широте пространства.
И что такое мира постоянство,
Мы можем догадаться с этих пор.

Но трудно отказаться от идей
О том, что ты один рулишь на трассе.
Так, смутен и по-прежнему не ясен
Нам лик Того, кто выше. Здесь предел.

7

И мы в машине снова. Вот уж – мысль
Летает, где захочет, так и вьется.
И в стае облаков теперь несется
За нами следом. Приостановись, —

Съезд на обочину, подсолнухи, трава,
Кусочек неба, нам отсюда видный —
Уж близок к завершению путь наш длинный,
И к финишу торопимся едва.

Водитель смотрит вдаль. Ему под стать
Стволы деревьев, резкий теплый ветер.
С набухнувшими гроздьями созвездий
Приходит южной ночи благодать.

Свобода быть – стремиться иль стоять –
И с миром принимать, что происходит,
В закатные мгновения приходит
Чтобы потом уйти и в ночь пропасть.

8

Когда найдешь свой истинный масштаб,
Тогда, похоже, взглянешь по иному
На мир вокруг, водителя, дорогу,
Отсутствие или наличие прав.

Покажется, что смято, не всерьез
Соревнование скорости и воли.
Ровнять и сравнивать – недорогая доля,
И запахи презренья пышут в нос.

Пространство зажимает нас в тиски,
Выдергивая к месту, но без дела.
Оно же отрицает все пределы,
Распахиваясь крыльями внутри.

Дорога стелется – сегодня как вчера,
На колесо наматываясь лентой.
Как топливо расходую моменты.
Я тороплюсь. На юг, на юг пора.

Июль 2016
Кучугуры

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *