Между рукой и прикосновением (сборник стихотворений)

Между рукой и прикосновением. Стихи 2018 года

Розовые лепестки

Нежность чистая, где ты —
не устала ли ты от разлуки? —
смятым лепестком цветка
ты спишь под скамьей.

Опустишь ли ты снова
розовые тени над нами,
нежность?

Слышен ли твой голос камертоном,
что саднит и высвечивает все несовпадения?
Что просит плакать и шататься
от берега к берегу
в поисках чего-то, что закроет зазор

— между цветением и смертью,
между рукой и прикосновением —

когда твои розовые лепестки
опадают и мнутся в моей груди.

24 апреля 18


* * *

Я вас любила. Вами любовалась —
Движеньем, взглядом, точкой бытия.
И что-то до предела расширялось
Во мне – и уходило от меня.

Вот камушком ложится в мою сумку —
Столь драгоценен, сколь неповторим —
Момент, когда единостью минутной
Я знаю раскрывающийся лик.

Но время растушёвывало меты.
И память не спешила им вослед.
Останется ли место для привета,
Отправленного будущему вслед?

Здесь что-то остается тем не менее —
Как детство, кем-то данное взаймы,
Как память, обреченная забвению —
Потерями из ношеной сумы.

Март 18

Крик

Я слышу крик –
он птицей стучит в сердце.
Как бы хорошо утереть лицо полотенцем
И вдохнуть летнего воздуха.
Но уходит тот поезд —
с вагонами нежности первого детства.
Приоткрыта еще одна дверца,
но уже вдалеке.

И я запершись в стенках грудины
эхом слушаю крик —
то ли твой, то ли собственный.
Опадающий миг.
Ухом взрослого
все вперяюсь в текущую боль
и растущую близость.
Она катится словно ручей
всё вбирая в себя по низинам.
Набирая тона недовольством
и плачем, и тонким
как иголка
в руках у ребенка
виражом,
звучным шлепаньем вниз.

Раскатившись как сель,
набирая пружину волной —
то ль засевшая боль,
то ли просто каприз,
а скорее и то, и другое.

И окончилась…
Вот он и воздух.
Вот и поезд,
нащупавший мель.

Март 18

Детям

Во мне мой каждый миг живет —
И самый будущий, и прошлый —
И настоящее возможно
Настолько, сколько этот миг дает.

Дает из вверенных мне рук
Мечтаний, боли, остановок
В мельканьи маленьких обновок
И в цыпках кожи на ветру.

Настолько, сколько этот день берет
Моих улыбок, брошек, платьев,
Прикосновений и объятий,
И слёз ответных поутру.

Но одеялец виражи
Не смеют ожидать свободы,
Как будто стиснутые годы
Прорвались из другой межи.

И тёплым противнем фасад
Усталым камнем возникает,
И стачивает, подрезает
Всю толкотню и беглый гам.

В безбрежной гулкости тебя
Касаюсь, страшное мгновенье.
И наготы прикосновение
Я знаю, бусы теребя.

В конечной точке на меже
В густом покое бездорожья
Я прорастаю тоже, тоже
Ковыльной гущей по душе.

Биенья жилка так чудна
И мне самой. Я с тонкой ноты
Звучу. И глубина аккорда
Мне не знакома, не ясна.

Разбрызгивает утро свет.
Как мячик звуки отдаются
Под сводом потолка, на блюдцах,
Ладошкой прыгают в буфет.

И много детских мелочей
Рассыплется к столу на завтрак.
И будет помнится как сладко
Мы пили чай…. А этот чей?

. . .

А детство в будущем живет.
И разбегается, и длится.
Миг может быть не повторится,
А может быть и не уйдет.

Вот он пульсирует внутри
И не кончается нисколько.
В нем жить ежесекундно больно,
Все расширяясь до любви.

Февраль 18

 

* * *

Мы просто поговорили о том, о сем —
и распустилась ветка дерева у дома.

Вот о мелочах – о зубе, о рассаде —
повеяло ветерком.

Пошутили, расплылись в улыбке,
спели пару строчек —
смех раскатился по городу.

Прошлись под маленьким дождиком
и слушали постукивание каблучков.

Апрель 18

Девочка

Качели весенней волной разлетаются вдаль.
Спешащие гольфы мазком промелькнули с подножки.
Мы в очередь прыгаем ввысь, собираясь летать,
И прячем сюрпризы под стеклышки в веток подножье.

На ощупь в песке нахожу перепрятанный клад
И трогаю желтых цветочков пушистые шапки.
Иду в босоножках. Ребята мне что-то кричат,
И мяч от ладошки бежит по вечерней площадке.

Под стук бадминтона, столь мерный в безветренный день,
В прыжках набиваем на счет по полсотни ударов.
Отходит черемуха, но зацветает сирень —
И непредсказуемым будущим сладостно пахнет.

Бутоны и камушки, лента, кусок кирпича,
Монетка и шишки, узоры с расколотой чашки, —
Подарки в открытой руке я держу, не тая.
Карманы топырятся. Сборками плещет рубашка.

Май 2018

Листок

Шумным деревом в разные стороны
Я ветвями густыми тянусь.
Так игриво, задорно и здорово
Прорастать, разворачивать суть,

Шевелиться и листики съеживать,
Все их в почках любовно храня.
Вспоминать и опять обнадеживать
Долготой одного сентября.

Только март. Впереди по пролесинам
Разбежится любовная рябь.
Сколько весен земля уже взвесила,
Запасая по веточкам явь.

Значит, вновь можно почками нежиться
И взрывать по одной в цвет листвы.
И небрежно по ветру безбрежиться,
Новым взмахом вскрывая листы.

Помню, помню я осень колючую,
Знаю прели, терявшие цвет,
Разметавшие нервною тучею
Мой большой золотистый букет,

Шалью берега, пенистой влагою
Укрывавшие в долгие дни
Будто с детской игривой забавою
Замеревшие листья мои.

. . .

Но вот-вот зелень бурная вызреет.
И один только нужен мазок —
Киновари неверными брызгами
Распускается первый листок.

Март 18

В рост

Хочу дать в рост все, что идёт само по мне.
Пусть шелестит себе листвою по траве;
Немыми струнами иль полными вполне,
Розоволикою волною в синеве.

Идёт-гудёт ветвями-пальцами на плёс.
И кто-то вновь розовощёк, розоволос.
И помнит поезд, укативший под откос,
Звук параллельных ожидающих полос.

И шаг вперёд, дыханье тянется на вздох, —
Не зацепится бы подолом за порог.
И ждёт-пождёт нас ветер разудалых строк.
И где-то лёгкие предчувствуют итог.

Всё будет явлено пророщенным зерном,
Плодами сердца, распрекрасного в ином,
Полусмешного, полусветлого с трудом
И полусладкого на вкус перед судом.

Апрель 18

Бусы

Все прожитое снова может плыть —
и оживать, и новые побеги
Давать. Мы поднимаемся в зенит.
И полдень нежит светом дней ступени.

И не впервой темница миража
раскрыта перед полнящейся солнцем
и ветром, как росинка дня дрожа-
щей – юностью, монетницею звонкой.

И расставаясь, и встречаясь вновь
с открытым миром, жизнь превозносящим,
мы набираем бусами любовь
на нитку, что зовется настоящим.

Мы оживаем сердцем день ко дню,
и может в точке позднего заката,
смотря вперёд, в вечернюю зарю,
мы будем украшением богаты.

Апрель 18


* * *

Все это ни при чем. Все это просто боль,
Забытая у края восхищенья
Простором бытия. Стать можно лишь собой,
Не придавая лишнего значенья

Чужому взгляду. Пусть же он любим,
И дорог остается, и прекрасен.
А обладанья нет. И мы принадлежим
К Тому, кто из-за края нам не ясен.

Апрель 18

Корова

Хорошо бы лежать священной коровой
посреди дороги дня.
Кругом звучат песни и чьи-то ссоры,
и птичья болтовня.
Едет, движется многоликое время,
кипя и замирая на плите.
Плывет легчайшее бытия бремя
по вспененной воде.
Сковородки скворчат, суп булькает,
раскрывается цвет
каждого овоща. Нарезка бирюльками
падает в букет
запахов и фантазий. Полетом мечты
вырывается пар.
Маревом скрадывает разнообразие
гуляющих одиночек и пар.
И где-то между проглядывает то,
что не будет названо.
То что видно корове. Что вновь и вновь
осязаемо по-разному.
Что сочится каждым рассветом
И касается радужки в закатный час.
Что на зрачок проливается светом.
Даже уже без нас.

Май 2018

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *