Архив рубрики: Константин Комаровских

Константин Комаровских. Яшка (рассказ)

Старший лейтенант Ермилов, участковый трёх небольших таёжных посёлочков, был молод, силён и скор на ногу. По тайге ходил, как лось. Больше всего на свете любил охоту. Не считая, разумеется, собственной  жены Милки. Как и почему он попал в милицию, разговор особый. А, впрочем, ничего и особого здесь нет. Вырос он в глухой таёжной деревне Забайкалья, где и школы – то толковой не было. Поэтому, видно, и не получил необходимые для поступления в институт знания. А без знаний в институт не принимают – там ведь надо сдавать экзамены. И хоть как ты люби ту охоту и хоть как хорошо стреляй, а приёмные экзамены сдать должен успешно. Уж про конкурс и говорить нечего. Вот и получилось, что с поступлением на охотоведческий факультет в Иркутске ничего не получилось. И пришлось Ване Ермилову зарабатывать себе на хлеб таёжным промыслом, как это делал и отец его, и дед. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 1)

Фабула предлагаемого романа следующая. В наше время в Москве на научной конференции встречаются три молодых историка – русский, немец и русский немец. В процессе знакомства у них появляются подозрения, что их предки могли иметь тесные отношения друг с другом. Они решают выяснить, так ли это. Через год они вновь встречаются уже в Германии, где рассказывают о результатах своих поисков. Оказалось, что их предки были на самом деле знакомы и что в жизни этих предков было множество различных приключений, как героических, так и криминальных. Основную идею романа, думаю, можно выразить весьма банально – судьба играет с человеком. Описываемые события происходят в 19, 20, 21 веках в России, Германии, Болгарии, Грузии. Вторая половина романа относительно близка к «Угрюм – реке» В. Шишкова. Про первую точно сказать не могу.

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 2)

                       Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина

                                  Криминально – приключенческий роман

 

Над пропастью повисли ступеньки.

Повыше все хотят вползти.

Карабкайтесь, спешите – там деньги.

Надейтесь, может вдруг повезти.

Над пропастью повисли ступеньки.

Ползи, да только не сорвись!

Вперёд хотя бы на четвереньках!

А слабый пусть катится вниз.

Эй, слабый, прочь с дороги!

Эй, слабый, берегись…

Кто не устоял, кто сегодня проиграл,

Под ноги толпе летит и корчится безропотно.

Если сбили с ног, если встать не смог,

Ты будешь до конца лежать растоптанным…

Из старой эмигрантской песни.

Россия, 21 – й век

 

Второй день конференции подходил к концу.

— Слово предоставляется последнему докладчику, профессору Алексу Зухендалю, Мюнхенский университет, Германия. Прошу Вас, герр Зухендаль.

На трибуну взошёл, скорее, вбежал стройный, довольно молодой для профессорского звания, человек в безукоризненном сером в полоску костюме. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 3)

Ланин, который вообще не пил водку, снова, как и вчера на фуршете, попал в затруднительное положение: не выпить в такой ситуации нельзя, а выпить – организм его активно не приемлет этот напиток и старается тут же от него избавиться. Поэтому он решил схитрить – поднес рюмку к губам, сделал глотательное движение, не проглотив при этом ни капли, и поставил рюмку на стол. Однако хитрость его была тут же разоблачена:

— В чем дело, господин Ланин? У Вас проблемы со здоровьем или Вы член общества трезвости? Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 4)

Дома известие о командировке было встречено холодно. Никон знал, конечно, причину. Они собирались начать ремонт в квартире, а теперь это мероприятие откладывается на неопределенный срок. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 5)

Шульц включил поиск. Появились сведения о нескольких Суходоловых. Но все это было не то. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 6)

Они вышли из вагона. Довольно много таких же, как они, пассажиров стояли и прогуливались около вагонов. Было тихо, не ощущалось даже малейшего движения воздуха. От этого, видимо, и на душе у Ланина не было никакого беспокойства. На время забылись недавние московские волнения. Он стоял рядом с Шульцем, не чувствуя никакой за собой вины. Да и в чём его вина?! Молчание нарушил Шульц:

— Какой хороший вечер. Все тихо и красиво. И не верится, что не так уж и давно, по историческим меркам, здесь было совсем даже не тихо. Я не помню сейчас всех сражений, которые происходили здесь, в Закарпатье и в Карпатах, да и невозможно всех их запомнить. Но весь наш путь от Москвы до Болгарии полит кровью человеческой. И ведь не только этот участок земной суши, а и вся она в разной степени удобрена этой кровью. А может, специально делают это какие – то высшие силы, чтобы хорошо росли растения? Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 7)

Тор – тор оказался простоквашей с мелко нарезанными огурцами. Однако вкус этого простейшего, казалось бы, блюда был необычным. А если учесть, что блюдо это было холодным, а путешественники уже достаточно голодными, тарелки очень быстро опустели. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 8)

А вечер тем временем сменился уже чёрной ночью. По улице шли почти на ощупь.Так ходят слепые, подумалось Ланину. Спасало только то, что Иннокентий прекрасно ориентировался даже в полной темноте. Тусклые окна домов света на улицу практически не давали. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 9)

Рассказ Зухендаля

Германия, 20 – 21 -й века

Мой дед воевал в составе Красной Армии. В сорок четвёртом попал в плен и был помещён в концентрационный лагерь, находящийся в Баварии, под Мюнхеном. В сорок пятом лагерь освободили американцы. Смутное и трудное было тогда время, как вы знаете. Дед был настолько истощён, что едва мог передвигаться. Всем узникам было предложено английское или американское гражданство. Кто – то согласился, кто – то нет. Несогласившихся переводили в лагерь для перемещённых лиц под Мурнау. Это пригород Мюнхена, как вы уже поняли. Там продолжалась их обработка. Американцы говорили, что на родине их ждет новый лагерь. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 10)

Суходолов, забыв про свое больное плечо, выхватил из ножен палаш и устремился вперёд. Турки встретили их нестройным винтовочным огнем, который не нанёс существенного вреда. Драгуны ворвались в Иметли, на ходу рубя палашами убегающих врагов. Суходолов чуть придержал своего Викинга, увидев, что с перекрёстной улицы деревни показался белый всадник, в котором он узнал Скобелева. И тут бегущий от Суходолова турок припадает на колено и целится в Скобелева. Суходолов дал шпоры своему жеребцу. Тот взвился в воздух и в бешеном прыжке догнал турка. Палаш Суходолова со свистом вошёл в плечо врага. Но Суходолов опоздал на мгновение. Выстрел прозвучал одновременно с ударом клинка. Белый всадник упал вместе с конем. Суходолов подлетел к генералу. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 11)

Конюшня и тренировочный двор были обнесены крепким забором. В этом же дворе, за конюшней была расположена большая клетка – загон. Шульц называл его вольером. В этом вольере содержались две огромных меделянских собаки. Бурые, с чёрными мордами, могучего сложения и страшной силы. А уж свирепы были, не приведи господь. Признавали только его самого да Шульца еще. Даже сторожа, которые были выделены специально для охраны конюшенного двора, побаивались этих зверюг. Суходолов и назвал – то их не совсем обычно – Карай и Карамба. Запомнились ему эти испанские слова с тех пор ещё, когда командовал эскадроном. Служил тогда у него незнамо каким ветром занесённый в русскую армию испанец Мигель. Этот испанец, прекрасно говоривший по – русски, когда шли в атаку, кричал не « Ура», а «Карай» или «Карамба». Суходолов поинтересовался значением этих слов. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 12)

Евсейка подошёл, неловко обнял цыганку. Она, задрожав всем телом, прильнула к нему и поцеловала в губы. У Евсейки всё поплыло перед глазами. Он весь стал как железный и, не зная ещё ничего, повалил Раду на землю. Та быстро высвободилась из его объятий и вскочила не ноги. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 13)

Евсейка тайком взял в сенях приготовленный на всякий случай зипун и направился в собственную конюшню, где у него хранился нож. Нож этот, выкованный в цыганской кузнице, он никому не показывал, даже отцу. Хранил его под половицей конюшни, иногда проверяя, на месте ли он. В конюшне было совсем темно. А вот и нужная половица. Евсейка вытащил из ножен нож и попробовал лезвие пальцем, как учил его цыган – лезвие было острым, да и с чего ему затупиться. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 14)

Следователь Говоров, молодой человек двадцати пяти лет, был весьма честолюбив. Ему хотелось по – настоящему серьёзных дел. А тут что? Всякая мелочёвка – подрались мужики, мужик излишне строго поучил свою бабу, в результате чего она лишилась двух зубов. Скучно. Такими делами не прославишься. Ему всё время представлялось, как он раскрутит какое – нибудь по – настоящему крупное, да еще и запутанное, дело. О нём напишут тамбовские газеты, да что там тамбовские, московские, а, может, и петербургские. Вот тогда и обратит на него внимание красавица Татьяна, младшая дочь генерал – губернатора. Когда он прочитал написанное Шульцем объяснение, ему сначала показалось, что это – обычная мелкая история. Подумаешь – убил собаку! Однако чуть позже он изменил своё мнение. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 15)

Они вышли во двор. Крепкий морозец и яркие звезды встретили их сразу за дверью.

— Иди, иди, варнак, — беззлобно ворчал урядник. Изба, куда был назначен Евсейка, находилась совсем недалеко от тюрьмы. В окне горел свет. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 16)

Они вышли из избы и начали бороться. Несколько кандальников, проходившие мимо, остановились, подумав сначала, что это драка. Драки в тюрьме – явление обычное. И хоть пыталось начальство их запретить, сажала драчунов в карцер, драки возникали довольно часто на радость неизбалованным зрелищами каторжанам. Повздоривших арестантов их товарищи даже науськивали друг на друга:

— Вам не подраться, нам не посмотреть! Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 17)

Рано утром выступили на поимку злодея. Дорога, вернее, едва заметная тропа, была и на самом деле тяжела. Балакча ехал верхом на своём учуге впереди колонны, периодически пуская в ход пальму для расчистки пути. Но там, где он проезжал на олене, у казаков проехать верхом даже на привычных к тайге якутских лохматых лошадках не получалось. Приходилось спешиваться и вести коней в поводу. К обеду сделали привал, так как сил идти уже не было. Однако долго отдыхать урядник не позволил:

— Упустим ведь, а что тогда? А тогда, господа, — сказал он, обращаясь к смотрителю и надзирателю,- нас с вами ждёт суд. А там по головке не погладят. Правильно мы идём? – спросил он Балакчу. – Я что – то не вижу следов. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 18)

Евсейка уселся на лавку под большой черёмухой, рассматривая хозяйство, где ему предстояло быть помощником, работником ли – не знал он пока ещё точно кем. А не всё ли равно, кем, по крайней мере, это уже не каторга, думалось ему. Хозяйство показалось ему крепким – большой сарай, стайки для скотины, около бани четыре колодки пчёл. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 19)

Дед вырубил ножом из прибрежного куста толстую палку.

— Давай, Найда, принеси! – бросил он палку в сторону утки. Палка упала почти рядом с ней. Найда закрутила хвостом, засуетилась, забегала по берегу. В это время сменился ветер. До собаки, видимо, донёсся запах утки, так как она бросилась в воду и, с трудом раздвигая телом кувшинки, медленно стала продвигаться в нужную сторону. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 20)

Солнце зашло за горизонт, но полная темнота ещё не наступила. Евсейка подошёл к валяющимся около попоны мёртвым, попытался восстановить картину произошедшей трагедии. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 21)

Паровая машина судна работала исправно, ровно хлопали по воде лопасти больших колёс, уверенно продвигая неуклюжую с вида посудину вниз по течению великой сибирской реки. Да и само течение бурного весеннего половодья значительно увеличивало скорость движения. Пассажиры уже привыкли к мерному шлёпанью пароходных колёс, и оно не мешало им спать. Особенно, если эти пассажиры, как наши герои, были молоды и полны здоровья, да ещё и перед сном приняли немного водочки. Так что, почти до самого Красноярска интернациональная каюта была наполнена могучим свистом и храпом, вылетавшим из крепких глоток. Но здоровые их организмы работали также исправно, как и судовая машина. Появилась потребность освободиться от отходов. Оба проснулись почти одновременно. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 22)

Абдул улёгся на свою койку и вроде как захрапел через некоторое время.

— А ведь скоро и ужинать. Семь часов уже, — сказал Тихон, взглянув на свои массивные серебряные часы, которые он вытащил из кармана жилетки. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 23)

Баня оказалась по – настоящему хорошей. Беглецы настолько увлеклись приятным занятием, что на какое – то время забыли, кто они и какие неприятности их могут поджидать. Разморённые паром, они вышли охладиться в предбанник. И тут их вернул к реальности стук в дверь, не стук даже, а дёрганье двери. Кто – то, не зная, что они закрыли дверь, настойчиво дёргал за наружную ручку. Они насторожились. Тихон вытащил из баула пистолет. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 24)

Не могут же утонуть сразу оба. Не понравились мне эти мужики – что – то они замыслили. Может, думают, у нас денег много? Хотят позаимствовать без отдачи? Теперь – то я точно могу сказать, что Акимка это пытался открыть дверь. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 25)

Дом у Акентия был новый, как и все дома в деревне. Небольшой, одна комната с тремя окнами и печью – вот и весь дом. Недалеко от дома, правда, находился ещё один, видимо, сарай. Около него на цепи две собаки, похожие на Найду. Никакого забора не было. Две стреноженные лошади прямо за домом пытались щипать первую травку. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 26)

Не нашлось ничего другого кроме не очень чистой тряпки, которую они использовали в качестве полотенца. Но кровь остановилась. Другой тряпкой, смоченной водой, они оттёрли кровь с лица. Тунгус был совсем молодым парнем, видимо, моложе их. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 27)

Дни становились всё короче, а ночи всё холоднее. Но оленье одеяло хорошо грело, и они пока обходились без костра в чуме. Тихон решил поинтересоваться у шамана, будут ли новые знакомые зимовать здесь же или откочуют в другое место. Читать далее

Константин Комаровских. Душегуб, или беспутная жизнь Евсейки Кукушкина (роман, часть 28)

Утром началась заготовка леса для нового жилища. Потребовалось неделю на то, чтобы навалить, распилить и притащить заготовленный мелкий сосняк и ельник. Ещё неделю они неумело собирали свой шалаш, постоянно споря, как это лучше сделать. Наконец, не очень красивый, но вроде бы прочный остов стоял в нескольких саженях от реки. Река же к этому времени уже кое – где полностью замёрзла, но кое – где большие полыньи говорили, что настоящая зима ещё не наступила. Строители торопились – надо нарезать дёрну, пока земля не замёрзла до каменной твёрдости. Но вот и это было сделано. Небольшой вход в шалаш завесили сложенным вдвое парусом. На пол в шалаше набросали много лапника, а в центре зажгли костёр, как это было в настоящем тунгусском чуме. Тепло разлилось по всему шалашу, вселяя надежду на спасение. И даже пар, что шёл от высыхающего дерна, не мог испортить хорошего настроения зимовщиков. Особенно радовался Никишка – ведь это был почти его родной чум. Читать далее