Александр Ралот. Мать-Тереза (рассказ)

Инна, хозяйка небольшого кафе «Гоголь-лайт», машинально переложила с подоконника на полку забытую кем-то из посетителей книгу Райнова «Тайфуны с ласковыми именами» и выглянула в окно.

Холодный декабрьский ветер спешно домывал дождём зазевавшиеся лисья и складывал их аккуратно, вдоль трамвайных путей.

— Вот и год позади. Да ещё какой. — А ведь двенадцать месяцев назад ни один прорицатель даже и не намекнул об этом треклятом каронов.. — Додумать мысль женщина не успела. Звякнул колокольчик, и в кафе ввалилась стайка завсегдатаев-литераторов.

— Нам твоего эспрессо. — С порога выпалил писатель, потирая озябшие руки.

— Сегодня чев-ство-вание! — По слогам молвила известная (в узких кругах) поэтесса.- Будем награждать лучших. Жаль, что здесь с этим (она стукнула наманикюренным пальчиком по горлу) проблема. Но если честно, то мы уже. Немножко. Самую малость. — Женщина хихикнула и икнула одномоментно.

Инна обожала этих непосед. Несмотря на изоляцию, регулярно посещавших  заведение, поддерживая на плаву её маленький, выстраданный бизнес.

Писатель включил центр и вставил флешку. Из динамиков полилась торжественная мелодия.

— Дамы и господа! Прошу тишины! — Обратился он к присутствующим. Сами же знаете, что из-за этого, не к вечеру помянутого, вируса, объявлен комендантский час. И все должны завершать мероприятия… до последнего трамвая.

— Ага, конечно. — Перебила критикесса (на общественных началах), со странной фамилией- Ханатекстова. — Сидит себе вирус тихохонько в подъезде. И только с наступлением темноты, как выскочит, как выпрыгнет. И мгновенно вцепится в того, кто до комендантского часа в квартире скрыться не успел.

Писатель укоризненно покачал головой и продолжил. — И так, на правах самого маститого из присутствующих, я перехожу к первой номинации. Пожалуйста, послушайте запись разговора.- Он нажал кнопку пульта и в комнате зазвучало  сопрано, известной в городе литераторши.

— Подцепил-таки! Умудрился!

— Да! — Прокашлял писатель. -Но я же не специально. Пригласили, понимаешь, в Крым. Интересная конференция.

— Выпороть тебя, несмотря на заслуги, по число по первое. То есть начать уже сегодня и лупастить до января. Для улучшения кровообращения.

— Так заразишься же. — Робко возразил оппонент.

— Ты прав. Но что положено, то отдай. Вот поправишься, тогда возьму хворостину. Так и знай. Твоя лауреатская спина и всё что пониже…

— Мария! Мне и так тяжко, а тут ты ещё с палаческими или как там правильно, по-русски, замашками. Давай сменим тему. Дышать трудно.

— Давай! Врача вызывал?

— Угу.

— И что?

— Приехала минут на десять. Говорит, вызовов выше крыши. Если можешь, то ползи в поликлинику. И неча участковых по пустякам беспокоить. В лёгких хрипы не прослушиваются! Правда это когда больной не дышит! Пейте малину, бруснику и прочий витамин С, ибо в аптеках антибиотиков нету. Предприимчивые горожане, всё заранее скупили. В общем дело больного… , короче, я уехала. Если уж совсем невмоготу, то вызывайте Скорую или там, катафалк. Те быстрее приезжают. Хотя сейчас и у них запарка.

— Поняла! Будем лечиться самостоятельно! И немедленно! Значит так! Соды раствори в воде пол на пол! И полоскать горло.

— Но оно же не болит.

— Не важно. Для профилактики. Через содовую броню ни один коронавирус во внутрь не пролезет.

— Так я же носом дышу.

— Во-во. И туда, тоже.

— Соду?

— Нет. Лук! Нарезать и дышать, дышать, дышать. И ещё обязательно анализ на коронавирус.

— Но ведь мне уже шестьдесят пять. Я на изоляции, нельзя выходить.

— Тогда остаётся одно -Скорая. Вызывай. Пусть везут тебя на прибор. Как там Горький говорил, нельзя ждать милости от медицины, взять их наша задача.

— Это он о природе.

— Не важно. Главное не сидеть сложа руки.

— Но, врач прописал постельный режим.

— Это для здоровых. А для больных, движение и ещё раз движение. Сам же знаешь, в ём жизнь. Вызывай такси и поезжай в соседний город. Я посмотрела, в тамошней аптеке завалялась пачка Арбидола! Хватай пока другие не сцапали. Затем в поликлинику. К педиатру.

— Но я же по возрасту.

— Не важно. Зато к нему талончики наличествуют. А врач, он и в Африке -доктор. Покажешь горло. Скажешь — ааааа.

— Зачем?

— Вот чудак. Потребуешь у неё анализы на кровь. А это, почитай уже пол дела сделано. У тебя в анализах обязательно чего-нибудь, да найдут. А там и до КТ недалеко.

— Но.

— Ещё раз нокнешь, я сам к тебе приеду. И уж поверь, тогда малиновым вареньем или мёдом не отделаешься. Буду банки ставить! Во всю спину. Китайцы так делают. И где у них коронавирус, а?

Писатель остановил запись. Выждав театральную паузу, продолжил. — На номинацию «Мать-Тереза» нашего литературного объединения предлагаю..

— Нашу Инночку — Бесцеремонно перебила Ханатекстова.

Все дружно посмотрели на хозяйку кафе. А затем захлопали соглашаясь.

— Кто поддерживает каждого из нас, в трудную минуту? Кто заставляет поверить в себя, когда не пишется и не сочиняется? Кто вообще готовит лучший кофе в городе? — Галдели завсегдатаи.

***

Ветер услышал слова критикессы и дважды стукнул входной дверью! В знак согласия!

Александр Ралот. Мать-Тереза (рассказ): 1 комментарий

  1. alexey1958

    Это злободневно. И конечно, грустно от этой злободневности. Желаю автору дальнейших творческих успехов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.