Нина Заря. Спасатели фонтана (рассказ)

Не у каждого метро есть фонтан. А у нас есть! По форме он схож на чашу дивного цветка, торчащего из бассейна с широким бордюром. Цветок — это наш фонтан у метро «Позняки».

Фонтан украсил площадь, заставленную торговыми павильонами. Возвысился над «шанхайчиками» изящным водяным изваянием.

Несколько лет назад его с большой помпой открывали власти нашего района. С музыкой, речами, вспышками фотокамер. Прохожие здесь ищут в летний зной прохладу, пьют кофе. Цветок влечет к себе влюбленные парочки. Да, вы сами прекрасно все знаете! Вон, видите, парень прячет за спину букет белых роз. А к нему, с объятиями бросается девушка.

Фонтан заиграл жизнерадостно. Облагородил пространство освежающим бризом из воды. Смывая тягостный дух торговли, царствующий здесь.

Мы с Тузиком по утрам иногда прогуливаемся у этого дивного цветка. И вот в одно такое утро я столбенею. Мое лицо искажается. Я содрогаюсь от увиденного. У фонтана, впритык к бордюру, рекламный «мимоход» с жутким содержанием: «Похоронные услуги». Фото в овальной рамке, с черными крестами. Тел. Стрелка, указывающая на павильон 37.

Какая наглость! Зону отдыха превратить в кладбище. Похоже, фонтан тоже скорбел. Цветок как-то подвял. И вместо освежающего бриза с него струилась ржавая вода.  Но самое ужасное, как мне кажется, никто не замечал жуткой рекламы. Только я. Люди бегут вдоль фонтана, ныряют в метро или курят тут же, облокотившись о бордюр, пьют из стаканчиков, их детишки носятся вокруг бассейна, натыкаясь на ритуальную рекламу. И никто не возмущен.

Я же с Тузиком иду по направлению стрелки. Павильон 37. Лысый мужик в очках, с лицом серого цвета, грузно засел в кресле за компьютером. Возмущаюсь, требую убрать «мимоход».

-Вы не имеете права! Покажите согласование на эту рекламу!

Мужик кратко посылает меня.

Фотографирую «мимоход». Пишу жалобу. Два экземпляра. Несу все это в офис власти нашего Дарницкого района. Под входящий номер и с печатью на моей копии.

Через несколько дней к фонтану является делегация серьезных людей. Идут к павильону 37. Заставляют лысого мужика с серым лицом убрать рекламу. Или согласовать ее в администрации, как положено по закону. А это трудоемко и не дешево. А после разрешения держать ее у своего павильона, а не у фонтана.

Фонтан, казалось, ожил, вздохнул свободно и забил брызгами играющей в солнце свежести. Детвора, влюбленные парочки, праздный народ облепили бордюр бассейна, как грачи березу.

И я радуюсь, и восторженно хвалюсь подружкам своей победой.

Но вдруг через пару недель я вновь цепенею. Скорбный «мимоход» с крестами снова прилипает к фонтану.

Начинается все по новой. Лысый мужик, с серым лицом. Я, качающая права.

-Совести у вас нет! Фонтан для людей! А не для покойников!

Мужик снова посылает меня. Приемная офиса власти района. Опять регистрируют мою жалобу с фото кошмарного «мимохода».

Жду. Время волочится, как путник по знойной пустыне. Ответа все нет.

Мы с Тузиком все чаще обходим чудовищное место стороной. Фонтан-цветок пожух. Воды в нем уже нет. В бассейне засохшее болотце зеленого цвета. А на широких его бордюрах нависают ящики с овощами и фруктами шустрой торговки. Ее не смущает соседство с рекламой могильника. Что еще может ее смутить! Свои ящики с овощами торговка хранит тут же, рядом, в местечке с яркой надписью М и Ж. А доверчивые покупатели не знают об этом и кучкуются в очереди за этим товаром, чуть дешевле чем у других.

Приходит ответ на жалобу: «Рынок у метро Позняки сдан в аренду ООО «Дикие гуси-лебеди». По всем вопросам размещения рекламы обращайтесь к ним!»

Ищу этих гусей-лебедей, арендаторов. Оказалось, они тут же, в павильоне шанхайчика угнездились. Главная у них Татьяна Васильевна, круглая, тучная, чем-то на гусыню смахивает.

Жалуюсь ей на наглую рекламу у фонтана, на нарушение закона, говорю об эстетике зоны отдыха. Татьяна Васильевна поддакивает, и обещает навести порядок. Прощаясь со мной, она даже машет мне рукой. И, я вижу, как она тяжелой гусыней плывет к павильону 37.

С надеждой иду домой. Потом торможу. И возвращаюсь назад. За Татьяной Васильевной. Открываю двери павильона 37. А там…Она и тот лысый с серым лицом. И они распивают коньяк, закусывая бутербродами с красной икрой.

И что тут сделать? Я в сердцах говорю.

-Нет! В этом болоте полный бардак. И лучше уехать, чем чего-то добиться.

-А, когда вы уезжаете? – добродушно спрашивает Татьяна Васильевна, жуя бутерброд.

 

Киев. Метро Позняки. Фонтан-цветок. Сонный. Засохший. Печальный. Ящики с картошкой, помидорами на бордюре пустого бассейна.

Тут же палатка «Свобода». Депутат Мирошниченко, с волосами в хвостик, вещает в микрофон. О патриотизме, об отпоре «клятым ворогам», о новых выборах…Депутат говорит ладно, уверенно. Народ молча внимает. Гнетущая напряженность. Фонтан беззвучен.
И тут из метро выныривает мой сосед-стоматолог Мишка. В вечной своей вышиванке и с тяжелыми сумками в руках.

Мишка видит сборище, тормозит, минуты две слушает и ка-ак рявкнет! Громче Мирошниченко с его микрофоном.
— Ах, вы, проститутки! Ах, вы ворюги! Вешать вас всех надо до одного! Надоели, хуже горькой редьки! Всех вон! Проститутки!
Народ оживился. Захихикал. Казалось, и фонтан встрепенулся. Проснулась и охрана депутата. Окружила Мишку и начала кулаками махать.
— Не смейте бить его! -кричу я.- Он же в вышиванке! Он же ваш, патриот!
Охрана отступила. Мишка крякнул, отдышался, кивнул мне по-соседски и…по новой!
— Проститутки! Достали народ! Сколько можно врать! Всех вон! Проститутки!
Охрана вновь схватилась за Мишку. Рванули его за ворот вышиванки. Мишка пошатнулся. Ворот треснул.
— Оставьте человека! – ввязываюсь я в драку. — Он же в вышиванке! Он же настоящий патриот!
Охрана, на удивление, снова послушалась.

А тут я продираюсь к депутату Мирошниченко.

-Фонтан зас…тавили овощами. Реклама жуткая, только гляньте! Воды нет давно. А вы Мишку терзаете.

Депутат оглянулся на мертвый фонтан, осмотрел жуткую рекламу, шикнул на ушлую торговку овощами и пообещал вмешаться.

Мы с Мишкой идем к дому. Он продолжает ругаться. Потирает фингал под глазом. Хорошо, что одним лишь синяком отделался.

Мишку спасла вышиванка! Кабы не она, отметелили бы его по полной программе.

Депутат обманул. Фонтан не забил водой. «Мимоход» с крестами так

и остался прилипшим к нему. Говорят, депутат в доле с гусями-лебедями. Еще тот гусь лапчатый! Он давно в нашем районе депутатствует. Все стихийные павильоны на нашей березово-каштановой аллее под его контролем. А, когда на алее ставят новый павильон, депутат тут же вызывает эвакуатор. Народ радуется! Но рано радуется. Павильон снова появляется, а права его на нашей алее укрепляют цементом. Люди шушукаются: депутат берет мзду у коммерсантов за цементирование.

Народ все так же бежит к метро, мимо печальной атмосферы у цветка-фонтана, не реагируя и проживая свою суетную жизнь.

Как — то мы с Тузиком идем мимо усопшего фонтана. Навстречу сосед Мишка. От синяка под глазом и след простыл. Он в новой вышиванке. Я киваю ему на фонтан, на скорбную рекламу, на ящики с овощами. Мишка столбенеет. Он возмущен. Крепкие словечки извергает. Оказывается, Мишка даже не замечал всего этого.

Мишка сжимает кулаки. Подлетает к ушлой торговке. Ругается. Торговка защищается. Ей   депутат разрешил! Мишка свирепеет. Скидывает ящики с бордюра. Картошка с помидорами катятся под ноги прохожим. Те никак не реагируют.

Мишка входит в раж. Решительно рвется к павильону 37. Я за ним. Лысого мужика с серым лицом нет. Он в отпуске, на морях. Есть его работники. Мишка кричит, машет руками: А почему вы устроили кладбище у нашего фонтана?

Я тяну Мишку назад. Потом что-то тихо говорю ему. Да так, чтобы никто, даже вы, читатели, не услышали. На лице Мишки ухмылка, искра восторга.

-Да, нет! Найдут и вернут на место. Лучше концы в воду!

И мы пошли на дело. Мишка взваливает тяжелую, железную рекламу на спину, и мы устремляемся через подземный переход, за трассу, к озерам. Народ бежит мимо, по своим делам. Никто ничего нам не предъявляет.

За трассой Мишка сбрасывает наглую рекламу в глубокую лужу. Еще недавно здесь было озеро.  А нынче свалка, с торчащими над зеленой гладью кроватями, креслами и лягушками, изумленно глядящими на этот дикий мир.

Мы с Мишкой смотрим друг на друга, как заговорщики, как люди, способные на подвиг. А кто скажет, что это не подвиг? Ведь, мы спасатели цветка-фонтана! Правда, перед лягушками очень стыдно!

А потом мы идем на соседнее озеро «Вырлица», которое еще не совсем превратили в лужу. И купаемся. Смываем с себя жару, жуть рекламную и некоторый стресс, который сопутствует подобным подвигам.

Когда мы возвращаемся домой, через метро, нам даже чудится, что наш фонтан преображен. Он ожил, забил свежей водой и засверкал золотым бризом.

Вот только наша эйфория омрачена одной мыслью. Хозяин «мимохода», ведь, когда-то вернется с морей. И, если вы, читатель, расскажете ему…Ой! Что будет! Нам тогда с Мишкой несдобровать. Конечно, Мишке не привыкать к кулачным боям. А мне оно как- то не очень…

 

Киев. Позняки. 15. 08.2020

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.