Владимир Зюськин. Ложка дёгтя (критическая статья)

Известно, поэт и версификатор не одно и то же. Поэтом нужно родиться, а версификатором может стать любой грамотный человек, изучив основы стихосложения.  Редкий дворянин не мог написать стихотворение к дню рождения близкого человека или для другой знаменательной для него даты. Чуть ли ни в каждом дворянском доме был альбом, где посетитель мог оставить свои стихи. И написаны они были, как правило, поэтически грамотно. Кстати, версификатором был и Мартынов, писавший стихи, но в истории мировой литературы остался убитый им поэт Лермонтов.

Версификатор не может быть поэтом, так как ему не дано поэтическое видение мира. А поэт не может не быть версификатором, ибо свои мысли чувства он должен воплотить в изящную форму, главные атрибуты которой размер и рифма. Надо сказать, что поэты 19 века были искусными версификаторами. Нарушение размера не встречается ни у Пушкина, ни у Лермонтова ни у других классиков, чего не скажешь о поэтах более позднего периода.

 

Венедикт Станцев, поэт и фронтовик, по праву считается классиком уральской поэзии. Его стихи не оставят равнодушным читателя-патриота, ибо их энергетический заряд высок. Однако человек, обладающий эстетическим чувством, не может не споткнуться на некоторых строках поэта. Это происходит там, где нарушена, так сказать, музыкальность , то бишь поэтический размер. Приведу пример..

 

 

СТАЛИНГРАД

 

Славьте без устали песней красивой

По всем городам и просторам земли

Солдат непреклонных, что славу России

В битве на Волге спасли.

 

Мы видали смерть переносицы ближе,

Брали победу в атаках лихих,

И внуки узнают из тысячи книжек,

Как мальчики бились за них.

 

После сражений в раненьях вчерашних,

Выйдя в Москве на победный парад,

Мы водрузим на кремлевской башне

Знамя твое, Сталинград!

 

Размер, заданный первой строкой, нарушен во 2, 3, 5, 7, 8, 9, 11 строках. Нужна элементарная редакторская правка, после которой стихотворение перестанет быть корявым.

 

Славьте без устали песней красивой

По городам и просторам земли

Воинов славных, что славу России

В битве на Волге спасли.

 

Видели смерть переносицы ближе,

Брали победу в атаках лихих,

Внуки узнают из тысячи книжек,

Тех, кто сражались за них.

 

После боев и ранений вчерашних,

Выйдя в Москве на победный парад,

Мы водрузим на древнейшей из башен

Знамя твое, Сталинград!

 

Над этим стихотворением можно еще поработать. Разве славу России воины спасли только на Волге? Но речь не том. Можно не согласиться с тем, как я переделал строки. Однако вряд ли человек, имеющий поэтический слух, будет утверждать, что я не улучшил, а ухудшил стихотворение. К слову сказать, подобных огрехов в стихах Станцева не мало. И обидно за поэта, что редакторы не заметили их. Или же не решились править мэтра.

Грамотные с поэтической точки стихи не могут также содержать однокоренные рифмы. Почему? Это тема отдельной статьи. Сатирики справедливо смеются над неумелыми поэтами, которые могут рифмовать «ботинки  и полуботинки». Однако ничем не лучше пушкинская рифма в самом начале романа «Евгений Онегин»: «занемог – не мог». Этот косяк почти не заметен из-за разговорной легкости пушкинского слога. Однако он есть. И убрать его не представляет сложности. Хотя бы вот так.

 

Мой дядя самых честных правил,

когда состарился и слег,

он уважать себя заставил

И лучше выдумать не мог.

 

Явная однокоренная рифма проскочила и в гениальном стихотворении Марины Цветаевой «Тоска по родине». Пожалуй, не написано более сильного стихотворения, говорящего  о почти физиологической связи автора с его родиной. И все патриотические стихи бледнеют рядом с этим произведением, где автор мысленно отталкивается от родины, но последние строки говорят, что он связан с ней, образно говоря, пуповиной. И вместе с тем:

 

Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик

Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!

 

Для меня Цветаева – лучший поэт планеты. И вдруг такой досадный огрех – «Сыщик – сыщет»! Кто-то из критиков писал, что автор сделала это намерено. Но чем это сделало стихотворение лучше? Кстати, все авторы, допускающие косяки, утверждают, что сделали это специально — для усиления энергетики стиха. Но это все отговорки. Цветаева просто не заметила, что использовала однокоренную рифму.(другого объяснения я не вижк). Иначе бы исправила огрех. Хотя бы вот так:

 

Так край меня не уберег,

Что даже сыщик самый высший

Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!

 

Редакторская правка необходима любому автору (со стороны виднее), но сам редактор должен быть на уровне поэта..

Великолепное стихотворение Бориса Пастернака «О, знал бы я, что так бывает» … тоже, на мой взгляд, нуждается в правке. Здесь не ясна концовка произведения

 

О, знал бы я, что так бывает,
Когда пускался на дебют,
Что строчки с кровью — убивают,
Нахлынут горлом и убьют!

От шуток с этой подоплекой
Я б отказался наотрез.
Начало было так далеко,
Так робок первый интерес.

Но старость — это Рим, который,
Взамен турусов и колес
Не читки требует с актера,
А полной гибели всерьез.

Когда строку диктует чувство,
Оно на сцену шлет раба,
И тут кончается искусство,
И дышат почва и судьба.

Весьма пафосная концовка. Но если «дышит почва» еще можно принять (вызывает ассоциацию с почвой, под которой живьем захоронены люди), то «дышит судьба»  вызывает недоумение, даже принимая во внимание, что это образное выражение. Грамотнее был бы такой вариант:

Когда строку диктует чувство,

Раба на сцену шлет оно.

И кровью мечено искусство,

Восторгом гибельным полно.

 

В студенчестве я с восторгом читал наизусть стихотворение Александра Блока «Поэты».

Поэты

За городом вырос пустынный кварталНа почве болотной и зыбкой.Там жили поэты,- и каждый встречалДругого надменной улыбкой. Напрасно и день светозарный вставалНад этим печальным болотом;Его обитатель свой день посвящалВину и усердным работам. Когда напивались, то в дружбе клялись,Болтали цинично и прямо.Под утро их рвало. Потом, запершись,Работали тупо и рьяно. Потом вылезали из будок, как псы,Смотрели, как море горело.И золотом каждой прохожей косыПленялись со знанием дела. Разнежась, мечтали о веке златом,Ругали издателей дружно.И плакали горько над малым цветком,Над маленькой тучкой жемчужной… Так жили поэты. Читатель и друг!Ты думаешь, может быть,- хужеТвоих ежедневных бессильных потуг,Твоей обывательской лужи? Нет, милый читатель, мой критик слепой!По крайности, есть у поэтаИ косы, и тучки, и век золотой,Тебе ж недоступно все это!.. Ты будешь доволен собой и женой,Своей конституцией куцей,А вот у поэта — всемирный запой,И мало ему конституций! Пускай я умру под забором, как пес,Пусть жизнь меня в землю втоптала,-Я верю: то бог меня снегом занес,То вьюга меня целовала!

24 июля 1908

Но с возрастом  увидел и в нем авторские недоработки. Почему «Напрасно и день светозарный вставал…», если «Его обитатель свой день посвящал вину и усердным работам»? Как можно, работая тупо, создавать что-то ценное? А если это так, то как можно называть этих людей поэтами? Не на месте и слово «разнежась», тем паче, что тут же идет «ругали издателей дружно».              Вызывает недоумение и место, где жили поэты. Если на болотной  почве, то откуда здесь море, которое еще и «горело». А это невозможно без сильного солнца. И снова «печальное болото», хотя вблизи море. Болото, море, яркое солнце – какой-то нереальный пейзаж.

К тому же и в этом стихотворении претензии тоже к концовке. В любом стихотворении она должна быть особо значимой. Но что из того, что «Бог снегом занес» и «вьюга целовала?» Умереть, занесенным снегом, мог любой пьяница. Да простит мне великий, глубоко любимый мной поэт, но где значимость его героя, которую он, конечно же, имел ввиду?

Я попытался отредактировать стихотворение. Насколько это получилось, судить тебе, читатель.

За городом вырос пустынный кварталНа почве болотной и зыбкой.Там жили поэты,- и каждый встречалДругого надменной улыбкой. КАК СОЛНЦЕ ВСТАВАЛО И ДЕНЬ НАЧИНАЛСВОЙ БЕГ НАД СЕЛЕНИЕМ НОВЫМ,Его обитатель СЕБЯ посвящалВИНУ И РАБОТЕ НАД СЛОВОМ. Когда напивались, то в дружбе клялись,Болтали цинично и прямо.Под утро их рвало. Потом, запершись,ПИСАЛИ — РАБОТАЛИ РЬЯНО. Потом вылезали из будок, как псы,Смотрели, как СОЛНЦЕ горело.И золотом каждой прохожей косыПленялись со знанием дела. ЧАСТЕНЬКО  мечтали о веке златом,И кляли издателей дружно.И плакали горько над малым цветком,Над маленькой тучкой жемчужной… Так жили поэты. Читатель и друг!Ты думаешь, может быть,- хужеТвоих ежедневных и бренных потуг,Твоей обывательской лужи? Нет, милый читатель, мой критик слепой!По крайности, есть у поэтаИ косы, и тучки, и век золотой,Тебе ж недоступно все это!.. Ты будешь доволен собой и женой,Своей конституцией куцей,А вот у поэта — всемирный запой,И мало ему конституций!

Пускай под забором умру я, как пес

И БУДУ В ПОЧЕТЕ ЕДВА ЛИ,

НО ЗНАЮ: БОГ В ТЕМЯ, А МУЗА ВЗАСОС

С РОЖДЕНЬЯ МЕНЯ ЦЕЛОВАЛИ.

 

Предчувствую негодование, которое вызовет моя статья у большинства людей. Какой-то неизвестный Зюськин возомнил о себе настолько, что решил править классиков! Бог с вами. Я не считаю себя ни умнее, ни талантливее рассматриваемых мной поэтов. Взгляд со стороны на мои стихи взыскательного редактора, наверняка, найдет и у меня не мало косяков.

Не из-за попытки возвысит себя написал я эту статью. Люблю Пушкина, Цветаеву, Блока. И мне досадно, что прекрасные стихи из-за названных промахов теряют какую-то часть своего интеллектуального и эмоционального заряда.

Ложка дегтя едва ли может испортить всю  целиком бочку с медом. Блоха, пойманная у дога, не сделает его болонкой. но, согласитесь, что лучше б  ни «дегтя», ни «блох» не было.  А это во многом зависит от редактуры.

Владимир Зюськин

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.