Александр Ралот. Улица имени убийцы (рассказ)

Я люблю этот город. Много лет назад, ваш покорный слуга, появиться на свет, в роддоме, на Комсомольской. Улицу никто не переименовывал. И в наши дни гордо носит она имя молодых, убеждённых ленинцев. А вот перпендикулярно проходила улица имени Степана Шаумяна. Этот пламенный революционер не угодил местным властям и её переименовали. Теперь улица носит имя Григория Антоновича Рашпиля генерал-лейтенанта; наказного атамана Черноморского казачьего войска и пересекается с Советской, улицами Владимира Ильича и имени Будённого. Слава богу, что в жизни этим людям не суждено было пересечься, иначе бы в нашем городе появился бы ещё и тупик «Кровавой битвы».

***

Довелось мне пройтись по проспекту имени, когда-то очень известного человека. Я проявил бестактность и стал спрашивать жителей окрестных домов, что знают они о том, чья фамилия присутствует в паспортах, в графе регистрация. Увы, не ответил никто! А может быть просто не хотели говорить о нём. Ибо натворил сей человек в своей жизни бед не мало.

 

 

Сентябрь 1856 года

 

 

В обеих столицах Российской империи отшумели коронационные празднества. И новый помазанник божий взошедший на царство, под именем Александр второй с супругой Марией Александровной отбыли на богомолье в Троице-Сергиеву лавру. Там стоя пред мощами преподобного Сергия, не зависимо друг от друга дали тайный обед. Ежели у четы родится ребёночек, мужского пола, то нарекут Сергеем. Мальчик огласил криком царские покои, год спустя.

В честь этого события митрополит московский вознёс хвалу, в особой проповеди. Прилюдно увещевал, что рождение ещё одного Великого князя (а новорождённый Сергей Александрович стал седьмым ребёнком царя!), не и что иное, как знамение Божие ибо на свет появился порфирородный младенец, то есть, первенец после воцарения отца на престоле. И судьба такого «обетного» потомка должна быть необычной. И слова святейшего оказались пророческими.

***

Воспитание мальчика родители поручили фрейлине Тютчевой, дочери знаменитого поэта и супруге Ивана Сергеевича Аксакова. Женщина считала своим долгом внушить подопечному мысль, что положение царевича никоим образом не освобождает от жизненных терний. И он обязан готовиться к встрече с ними, на протяжении земного существования.

***

После трагической смерти отца — императора великий князь определился на военную службу. Командовал первым батальоном Преображенского полка, а позже и всем соединением. Белый мундир гвардейского офицера сидел на нём как влитой.

«Преуспев» на этом поприще Сергей Александрович Романов был назначен на должность генерал-губернатора Москвы, а два года спустя, принял командование над Московским военным округом.

 

Суженная

 

О девушке судачили во всех дворцах старого мира, утверждая, что есть только две красавицы на Европейском Олимпе — Елизавета Австрийская, супруга императора Франца Иосифа, и она.

Воспитанная в строгих английских традициях, Елизавета (Элли — так именовали её домочадцы) сызмальства была приучена к труду. Безропотно выполняла работу по дому. Одежда и питание принцессы также не блистали изысками. Вместе с матерью ездила в госпитали, приюты для инвалидов, стараясь если не облегчить, так хотя бы скрасить пребывание в них страждущих.

Замуж не стремилась. Периодически возникающие претенденты на руку и сердце раз за разом получали отказ. Так было, до встречи с Сергеем. В двадцать лет принцесса Гессен-Дармштадтская (И будущая русская святая!) стала невестой, а затем и венчанной супругой.

Из холодноватой красавицы постепенно превратилась в одухотворённую женщину.

Древняя Москва, её уклад и старинный патриархальный быт, монастыри и церкви очаровали близкую родственницу самого царя.(Жена Николая второго доводилась Элли родной сестрой!)

***

Император Александр третий поручил брату, Сергею Александровичу отправиться на Святую землю и присутствовать на освящении храма Святой Марии Магдалины в Гефсимании, который был возведён в память, императрицы Марии Александровны. (Молодая супруга однажды обмолвилась, что хотела бы найти упокоение именно на этих землях. И желание, много лет спустя, чудесным образом, исполнилось!)

По под впечатлением увиденного, по возвращении в Россию Елизавета Федоровна организовала благотворительное общество, чтобы «призревать младенцев беднейших матерей, дотоле помещаемых, хотя без всякого права, в Московский Воспитательный дом, под видом незаконных». Комитеты её имени были образованы при московских церковных приходах и в уездных городах Московской губернии. Кроме этого она ещё возглавила Дамский комитет Красного Креста.

 

Террорист

 

Иван Каляев родом из Варшавы. Семья, будущего убийцы жила бедно, однако образцовую Апухтинскую гимназию, парень всё же поступил и окончил.

Обучаясь в младших классах, начал писать стихи для рукописного тайного «Листка гимназиста». Выучил наизусть Пушкина, Тютчева, Фета, Мицкевича. Затем, повзрослев, вместе с братом стал посещать рабочие кружки, читать подпольно доставляемые книги. Изучал издания Польской социалистической партии. В аттестате было проставлено поровну троек и четвёрок, однако присутствовала и единственная пятёрка — по «Закону Божьему». Братья будущего «героя» стали рабочими, и только ему посчастливилось продолжить обучение в Москве.

***

Карьеру террориста начал с участия в покушениях на Плеве. Из пяти попыток, подготовленных боевой организацией, удалась состоявшееся пятнадцатого июля. Но тогда «славы» удосужился не он, а боевик — Егор Созонов.

Иван сделался фанатиком террора. Считал, что такая форма классовой борьбы является задачей номер один, перед которой блекнут другие. Когда ЦК партии эсеров публично осудил терроризм в парламентских странах Европы, он говорил Савинкову: «Я не знаю, что бы я делал, если бы родился французом, англичанином, немцем. Вероятно, не делал бы бомб, вероятно, я бы вообще не занимался политикой… Но почему именно мы, партия социалистов-революционеров, т.е. партия террора, должны бросить камнем в итальянских и французских террористов? Террор — сила.»

***

Боевая организация вынесла «смертный приговор» дяде императора Николая второго, Великому князю Сергею Александровичу. И оставила в силе, даже после того, как стало известно о том, что прошение об отставке с должности генерал-губернатора было высочайше утверждено! Бывшего градоначальника революционеры признали виновным в давке на Ходынском поле, на торжествах по случаю коронации Николая второго. Чиновнику, больше десятка лет, занимающим такой пост можно инкриминировать что угодно.

***

Поэт. (Подпольная кличка Каляева) готовился к предстоящему убийству чрезвычайно тщательно. На партийные деньги купил сани, лошадь и соответствующую одежду. Разъезжая по улицам и площадям следил за каретой Романова. Изучал возможные маршруты передвижения.

***

Покушение назначили на второе февраля. Однако, когда Поэт приблизился к заветной цели, на расстояние броска, то увидел, что рядом с «объектом» сидят жена и малые дети. И бомба осталась в кармане. Судьба подарила жертве ещё два дня жизни.

 

4 февраля. Арсенальская площадь

 

До кареты выехавшей из ворот оставалось около четырёх метров. И Иван, больше не колебался. Смертоносное изобретение рук человеческих угодило в цель. У здания судебных установлений вылетели окна. Вперемешку с частями того, что ещё секунду назад было роскошной каретой лежали останки Сергея Александровича. Оглушённый взрывом Поэт, не убегал. Стоял и взирал на содеянное.

Елизавета примчалась на площадь, так быстро, как только смогла. Кто-то попытался помешать подойти к месту взрыва, но когда принесли носилки, сама сложила на них останки суженого. Целой осталась лишь голова. Ещё подобрала на снегу окровавленные иконки, которые носил на шее супруг.

***

Поехала в тюрьму. Начальник провёл вдову в камеру убийцы. На пороге на секунду задержалась: правильно ли я делаю? Но мгновение прошло.  Женщина посмотрела в глаза самого ненавистного существа на свете.

Спустя несколько дней отправилась в столицу. Просить императора о милосердии к убийце. Не лишать Каляева жизни.

Ответ был короток. — Пусть сам попросит.

— Поэт не попросил.

***

Закончились прения сторон. Подсудимый произнёс последнее слово. Судья огласил приговор. Виновен. И должен быть подвергнут смертной казни через повешение.

— «Я счастлив приговором, — сказал Каляев судьям. — Надеюсь, что вы решитесь исполнить его надо мной так же открыто и всенародно, как я исполнил приговор партии социал — революционеров.

***

Год спустя, горожане, недалеко от кремлёвской стены, на собранные средства, соорудили памятный крест.

 

 

1 мая 1918 года

 

Из воспоминаний коменданта Кремля Малькова: Вышел Владимир Ильич. Он был весел, шутил, смеялся. Когда я подошёл, Ильич приветливо поздоровался со мной, поздравил с праздником, а потом внезапно шутливо погрозил пальцем: «Хорошо, батенька, все хорошо, а вот это безобразие так и не убрали. Это уж нехорошо». Он указал на памятник, воздвигнутый на месте убийства великого князя Сергея Александровича.

 

Вдова

 

Она, не торгуясь, распродала имущество. Предпочла отдать всю себя на служение Христу и ближним. Купила на Ордынке участок земли и открыла там Марфо-Мариинскую обитель, назвав её в честь святых жён — мироносиц Марфы и Марии. Возвела два храма, лечебницу, аптеку с бесплатными лекарствами для бедных. Построила детский приют и школу. На собственные деньги выкупала у обитателей «Хитрова рынка» беспризорных детей. Девочек обучала швейному мастерству. Мальчишек устраивала посыльными в конторы.

Елисавету возвели в сан настоятельницы. Она без сожаления простилась со светской жизнью, сказав сёстрам обители: «Я оставляю блестящий мир, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

Во время Первой мировой войны княгиня поддерживала фронт: помогала формировать санитарные поезда, отправляла солдатам лекарства и походные церкви.

 

 

1918 год

 

 

Одетые в кожанки люди пришли в обитель, аккурат на третий день после светлого праздника Пасхи. На сборы настоятельнице дали два часа. А затем отправили в Пермь. Чуть позже переправили в Алапаевск. Казнили на следующую ночь после расстрела царской семьи.

Отче, отпусти им, не ведают бо что творят» (Лк. 23:34). Эти слова стали последними и в её жизни. —  Представители новой власти бросили нашу женщину в шахту ещё живой.

Местные жители сказывали, что, тело загубленной пребывало там до тех пор, пока некий монах сумел извлечь его оттуда. Уложил в наскоро сколоченные гроб и через всю Сибирь, охваченную гражданской войной, три недели вёз в Харбин. (А затем. Годы спустя. В землю Обетованную. Святую)

 

 1990 год

 

На территории Марфо-Мариинской обители, патриарх Алексий второй открыл памятник, созданный скульптором Вячеславом Клыковым.

Двадцатый век… Еще бездомней,

Еще страшнее жизни мгла

(Ещё чернее и огромней

Тень Люциферова крыла)

писал Александр Блок.

 

4 мая 2017 года

 

На месте гибели бывшего генерал-губернатора, в присутствии Президента страны, торжественно открыли воссозданный памятник —поклонный крест, посвящённый великому князю Сергею Александровичу. В торжественной речи упоминалось, что это событие — ещё один шаг к восстановлению исторического облика Кремля.

 

***

Во многих городах и селениях есть улицы, переулки и тупики имени убийцы её супруга. Но не видел я табличку с названием улицы в честь святой русской Елизаветы Фёдоровны Романовой. Наверное просто не попадалась.

Александр Ралот. Улица имени убийцы (рассказ): 1 комментарий

  1. alexey1958

    Вот так и живём: сегодня — террорист, завтра- герой, послезавтра — снова по новой. Поэтому вечно и маемся. Желаю автору новых творческих успехов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.