Александр Шишкин. Молчать! (рассказ)

Как-то заместитель командира бригады капитан первого ранга Звончиков,  вызвал меня, чтобы осуществить  профилактическую  беседу.  Время для прохождения славной офицерской службы выдалось примечательное — первая половина девяностых годов прошлого столетия. Зайдя в кабинет главного бригадного воспитателя, услышал следующее: «Родина тебе столько дала, а ты?». Василий Звончиков продолжал витийствовать. На свою беду, я не стал слушать Василия Васильевича и перебил его на самом пике его пламенной речи.  «Товарищ капитан первого ранга, для меня Родина, это-березки-тополя и родня русская земля. У меня ничего нет, ни квартиры, ни зарплаты. А вам  вижу, Родина уже дала новый автомобиль, Тойота — Марк 2». Кивком головы я указал в окно, за которым красовался новенькая, сверкающая белизной  японская машина. Ничего более внятного капитан первого ранга Звончиков произнести уже  не мог. Он лишь злобно сверкал очами, жевал усы, и сжимал кулаки. Мне даже подумалось, что если удастся уйти из кабинета, так быть мне битому, и крепко. Но ничего, обошлось. Честь мундира капитан первого ранга марать не стал. Конфликтовать  с каким-то  каплеем это был не его уровень.

И везде так, всегда  так. Молчать! Где бы-то ни было, что бы-то ни было. Уже и не юноша, а что-то такое происходит. Сам не понимаю! И не знаю! Молодой администратор питерского гипермакета  «Спорт-мастер» сделал мне существенное замечание: «Работать надо молча иначе сообщу дежурному директору, и пойдете отсюда домой». Администратор, совсем еще мальчик, а уже понимает, что и как. У мальчишки лицо суровое, смотрит из-подлобья.  Его так научили: надо иметь «непроницаемый» вид лица, тогда и работа будет успешной и продуктивной.  Молчать!

Напарник по работе в продуктовом гипермаркете пожаловался на меня в службу безопасности этого торгового центра, что я его сильно обижаю, намекая на его нетрадиционное для любого мужчины, поведение. Меня на следующий день из гипермаркета и убрали. Тихо так, без лишнего шума и скандала. А мой визави потом мне  сочувствовал: «Вот несправедливость, за что они тебя так, ты же хорошо работал. Вот, гады».  Молчать!

Что- то такое, где-то я уже сообщал. Охранный начальник мне как-то высказался: «Кто ты такой, и почему с посетителями общаешься?» Нельзя мне этого делать. А что тут такого, если после общения со мной, посетитель или посетительница уходит с улыбкой на устах.  « Уважаемая, прекрасная, посетительница, мы рады вас приветствовать в нашем чудесном продуктовом дворце». Но! Молчать. Заткнись, и все будет чудесно!

Меня же никто не предупреждал, что старший мастер слесарного цеха Горбатов, такой дотошный. Работа в слесарном цехе — всего лишь эпизод, коих, увы, не мало.  Так вот Горбатову я сразу не понравился. Очки ношу, как работать буду?  Слесарную науку схватывал быстро. Детали штамповал, что- то точил, что- то сверлил, норму старался выполнять. Поставили меня выполнять более сложную операцию. Спрашиваю: «Подскажите, покажите, как делать?»  Старый опытный рабочий помог. Норму дали такую, что и видавшие виды слесаря удивлялись: «Почему они тебе написали – 550 деталей, когда опытный слесарь на этом станке  едва успевает 350 штук сделать за смену. Здесь навыки нужны, а у тебя их нет». Смена, вернее пол- смены выпало на субботу, едва 60 деталей сделал.  А в понедельник старший мастер сообщил мне, чтобы я выметался из цеха. Причина оказалась прежней: много говорю. До ушей старшего мастера  Горбатова дошло, что я выразил свое мнение по поводу завышенной нормы. Как слесарь я не состоялся. На все воля Божья! Желание было. Молчать.

Куда идти, и что делать? Никуда не надо ходить. Жду, когда меня фирма, в корой работал, рассчитает. Вернет небольшую сумму. У моих работодателей, что- то не ладится. Я немножко приболел. Давление зашкаливало. От моих услуг отказались. А деньги? Будут, пообещали. Все же из общежития должен уйти. Куда, без денег. Не волнует. Менеджер, который нас курировать, принялась меня за нос, Я тут же переключился на привычную ироническую манеру общения.   Женщина покраснела и произнесла: «Таких, упрямых я еще не видела, ему говоришь одно, а он возражает»

За моей спиной моментально выросли фигуры дюжих охранников с пистолетами в кобурах.

Один из охоронцев, уставился на меня  немигающим взглядом, готовый в любую секунду ринуться вперед. Наша беседа с менеджером Мальвиной, продолжалась. Охранники не знали, что им делать. Сидит человек, беседует, Мальвина нервничает. Вроде бы никаких грубых нарушений нет с моей стороны. Никого не оскорбляю, желания драться не выказываю. А все же.. Молчать!

Александр Шишкин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.