Константин Гуревич. Осенняя рапсодия №6 (сборник стихотворений)

Географ глобус…

А.Иванову

1.

Герой не в силах отказаться

От глупой страсти к алкоголю,

Ему давно уже за двадцать,

И он судьбою не доволен.

Он вечно в прошлом. Он мечтает,

Не сообщая нам о том,

Порой на облаке витает,

И это облако как дом.

Ему чужды авторитеты,

Он сам себе авторитет;

Возможно думать, что при этом

В душе — художник и поэт.

И нелюбимая работа,

Как нелюбимая жена:

Искать другую неохота,

Хотя не нравится она.

Ах, к сожаленью, миновала

Эпоха рыцарей давно:

Турниры, замки или залы

Увидишь разве что в кино.

А здесь всё серо и бездушно,

И город в сумерки одет,

К ученью дети равнодушны,

И дисциплины в классе нет.

Когда сумел бы половину

Из класса выгнать (хоть куда!),

То географии пучина

Была прозрачная вода.

Есть для кого ему стараться:

Из-за одних прелестных глаз

Он сочиняет, как Гораций,

Хотя и менее горазд.

Он наплетет такое, право,

Что сам не верит. Потому

Нашел чудесную забаву,

Игру, подвластную уму.

Но он не скажет полуслова

Или намека не подаст,

Чтоб о любви поведать новой,

А приплетется утром в класс,

Чтоб у доски стоять, к расстрелу

Приговорен самим собой.

Его пиджак испачкан мелом,

А многим кажется,  — судьбой.

 

2.

Узкоколейка. Вагонетка

Стоит туристам на забаву.

Куда вела дороги ветка? –

Все позабыли это, право.

Давно заброшена деревня,

Дома дровами пригодятся,

Вокруг – кочевья да деревья,

А на часах – почти двенадцать.

И только водкою согреться,

Перекупавшись в зимней грязи,

И ощущать душой и сердцем

Себя светлейшим древним князем

И пировать с дружиной верной,

Покуда утро не наступит

У той заброшенной деревни,

На всех ветрах, на перепутье.

 

3.

Не ждут ни орден, ни награда

За все труды его сегодня,

И даже шорох листопада

Ему страшее преисподней

На перепутьях, на которых

Почти бессмысленны мгновенья;

Он понимает слишком скоро,

Что был лишь призраком и тенью

Своей любви, чужой тревоги,

Забытым хламом, паутиной,

Ведь размышления о Боге

Не потревожат беспричинно,

Не обожгут во сне прозреньем

И черной ночью не задушат,

Ведь он давно стоит за теми,

Кто бы охотно продал душу,

Когда б нашелся покупатель.

2017

 

 

 

***

А. Конан Дойлю

Сюжет отточен до деталей,

Что невозможно оторвать,

И в середине, чем вначале

Всё интереснее читать.

Едва подумаешь: «Распутал

И дочитаю до пяти», —

Как на странице снова трупы,

И след убийцы не найти.

Не может быть, чтобы графиня

Убила мужа просто так. –

Ее колье найдут в гостиной,

И это будет первый факт;

Потом цепочка рассуждений,

Что невозможно подтвердить, —

Но вот наказаны злодеи,

И можно трубку докурить.

2017

 

 

 

 

Три товарища

Отгремели давно канонады,

Маскировка уже не нужна,

Приспособиться жить как-то надо,

Позабыть это слово «война».

Только сердце не может, не хочет

И лопочет о чем-то своем,

Пробуждая с утра, точно кочет,

Что тогда, под окопным огнем.

Не спасает работа от боли,

Нагоняет чернее печаль,

И забвения нет в алкоголе,

Как и выхода нету. А жаль.

Разве дружба одна и осталась,

Чтоб сумели ее пронести,

Невзирая на боль и усталость

До конца, до исхода пути.

Но убит наш товарищ, а дальше

Без него есть ли смысл иной

В этом мире, наполненным фальшью,

Продолжать жить подруге больной?

2017

 

 

Марк Леви «Сильнее страха»

Сюжет закручен до предела,

И невозможно раскрутить,

Но два героя неумело

Найдут разгадку, может быть.

Как быть? – В расщелинах  Монблана

Погребены уже ключи,

Следят спецслужбы неустанно, —

Забудь об этом и молчи!

Кого волнует? – Всё закрыто,

Дела сданы в архив давно,

Но то количество убитых

Возможно разве что в кино.

На островке, покрытом лесом,

Когда-то бабушка жила –

И героине интересны

Ее минувшие дела,

И легковесно, и наивно

Она поверила ему

Вокруг загадок паутина,

Что не распутать никому.

Но журналист найдет ответы

Там, где никто не находил –

И тает лед по всем приметам.

Читать же далее нет сил.

2017

 

 

«Вино из одуванчиков» — «Лето, прощай»

Возле поля, точней, у оврага

Начинается этот рассказ,

Где мальчишка считает отвагой

То, что глупостью будет не раз.

Не мужи, слава чья на Итаку, —

Из одних желтоперых юнцов

Он готовит на город атаку,

Собирая команду бойцов.

И, от первой победы хмелея,

Он смыкает плотнее ряды,

Чтобы битву вести со злодеем

И запутать при этом следы.

Только славы не знать Герострата:

Он теряет бойцов впопыхах –

И уносится время куда-то,

Остается бессмысленный страх,

От победы —  по сути – руины,

Да нужна ли победа теперь? –

И, громадней любых исполинов,

Наступает эпоха потерь.

2017

 

 

***

Подметает листья ветер.

От чего? – он не ответит, —

Почему на сердце ком? –

Просто осень за окном

Разыгралась по планете,

И листву сгребает ветер.

2017

 

 

 

***

Памяти И.Д.

Эта осень сегодня

Пришла, как взрыв,

Чтоб под небом господним

Рыдать навзрыд,

Руки к небу раскинув,

Чтоб в ор кричать,

Журавлиные клины

Стеречь и ждать;

С каждой новою датой,

Что год несет —

Бесконечны утраты,

Потерян счет,

Даже небо господне

Не вместит все;

Это осень сегодня.

А что ж еще?

2017

 

 

***

Памяти Ю.В.

Я мертвое тело
Несу на руках,
Какое мне дело:
Чей это там прах?
Кто в гробе сегодня
Среди тишины? —
Пред дланью господней
Все в мире равны.

Я глину копаю
Вершок за вершком —
Ворота ли Рая
Забвенье потом?
Осенние виды,
Растерянный взгляд,
Слова панихиды
Вдали отзвучат.

2017

 

 

 

***

День прошел без единой помарки,

Догорает закат, как костры,

Приближается ночь – патриархи

Поспешили раскинуть шатры.

За протяжной, что время беседой,

Предстоит до утра пережить

Хвастовство и бахвальство соседа,

Самому что-нибудь сочинить…

Чтоб в преданьях, записанных после,

Оживал бы ночной разговор,

Ханааном дышала бы осень,

Не смолкала бы речь до сих пор.

2017

 

 

* * *

О сколько было перепутано

Из всех эпох, из разных стран,

А город тянется — и бухтами

В него врастает океан.

Ключи от времени потеряны

На переулочках иных,

И миражами пыль империи

На балюстрадах, мостовых,

Как будто временем очерчены,

Под ветром стонут паруса,

И слышит город недоверчиво

Сквозь шум — корсаров голоса.

2018

 

 

* * *

После шума карнавала

И софитного огня

Старый шут идет устало,

А бубенчики звенят.

Он как будто прокаженный –

И таращится народ,

Видно, гримом искаженный

По углам обвисший рот,

И трико одето криво,

И подштопанный кафтан,

Словно мощью всех отливов

Отступает океан,

И глаза пусты до боли,

Не моргают, не глядят –

Дома ждет щепотка соли

И, возможно, кресс-салат.

Только поступью нездешней

Путь недолгий озарен

До стоянки, до конечной,

До какой – не знает он.

2018

 

 

 

Остров тонущих кораблей

Всё меняется. Время проходит.

И над городом слышится джаз.

Разговор просто так, о погоде –

Как безумно он нужен сейчас!

Заблудившись, запутавшись в веке,

Во вселенной теряя следы,

Почему же так давит на веки

Ощущение новой беды?

Город ждёт перемены погоды,

Тучи с севера рвутся на юг,

Изливаются тоннами воды,

А в душе – затаенный испуг.

Невозможно очнуться от дремы,

И почти нереальны слова –

Неужели полжизни знакомы,

А на деле – почти что едва? –

И впервые нащупали нити

Разговора (пока ни о чём).

Паутина дождя. И в зените

Вспышки молний над этим дождем.

Замирает, оборвана фраза

Кораблем, что застыл на мели –

И сильней одиночество джаза,

Вспышки молний – близи и вдали.

2018

 

 

* * *

Здесь все как будто бы сошло

С картины неизвестной Левитана,

И запахи, и форму обрело,

И осени тяжелое крыло

Ложится на поляны из тумана,

И у ручья, что пригоршню монет,

Без счета рассыпает золотые —

И даль бледней, тусклее свет,

И не найти уже пропавший след,

Стоят деревья, словно понятые,

И с каждым днем длиннее вечера,

И ночи холодней и бесприютней,

И завтра только хуже чем вчера,

Как будто гаснут искры от костра

А жизнь становится сиюминутней,

И облетают угольком слова,

Слога ясней, больнее и короче,

Поля горят, пожухшая листва

Еще желтеет, но едва-едва

И вслед за ветром убежать не хочет,

Еще хлопочут тучи вдалеке —

И водопад, обещанный до срока,

В пейзаж врывается, но как-то вдалеке,

И ветер ударяет по щеке,

Суровый ветер с северо-востока,

И сумерки уходят в тишину,

И тени выползают из тумана,

И целый мир идет ко дну,

И хочется зачесть себе в вину

Всё уходящее волнами океана.

2018

 

 

* * *

Как будто тучные отары,

Лежат окрестные холмы,

И осень призвана недаром

Успеть леса спалить пожаром,

Успеть скорее до зимы

И раствориться раньше срока,

Уйти и сгинуть никуда,

И даже в книге у пророка

Оставить след одним намеком,

И то намек — одна вода,

И то сплетенье очертаний,

Из вязи букв так тяжело,

И далеко от пониманья

Во всей природе угасанье,

Что машет осени крылом.

2018

 

* * *

Памяти И.Ю.

Твой осенний перезвон —
Очищенье или кара?
Это — месяц похорон,
Точно тронутый пожаром,
Будто вырван навсегда
Из окрестного пейзажа —
Скоро сгинет без следа,
Не заметишь как, — и даже
Не припомнишь в суете
Перезвона перекличку,
Звуки, запахи не те,
Не вошедшие в привычку. —
Так терять по именам,
Словно листья облетая, —
И пустее к ночи храм,
А пожар не догорает.

2018

 

* * *

Памяти И.Ю.

Историю эту потомки
Когда-нибудь не подтвердят —
На что им останки, обломки,
Потопленный миной фрегат?
А все начиналось так гордо,
И вымпелы рвались вперед,
Военных оркестров аккорды,
Прощальный парадный расчет;
Назначены оптом и разом
В герои грядущих времен —
И снова, послушный приказу,
По морю плывет галеон,
Плывет он по звездам куда-то
К неведомым граням земли —
И звезды срывались, и ватой
Туманы стелились вдали,
И бились соленые волны
О палубы тысяч морей,
Желанием славы наполнен,
Твердил сам себе: «Поскорей!»
Начищены пушки до блеска,
И, значит, звучит неспроста
И четко, и ясно, и веско
Последнее: «Всем по местам!»

2018

 

* * *

Это — яблочная осень

Осыпается в сады,

И сильней многоголосья

Ощущение беды,

Непривычнее для взгляда

Желтых листьев шалаши,

И печальней листопада —

Одиночество души.

2018

 

 

* * *

На дворе – не осень и не лето,

Сразу ничего не разберешь,

Стало быть, знакомые приметы

Оказались – выдумка и ложь,

Точно посредине океана

Буря неминуемо грядёт,

И сигнал звучит радиограммы,

Только никого он не спасёт.

2018

 

 

 

* * *

Ах, неужели это ты? –

Входи же, Бога ради.

Твои небесные черты

Еще хранят тетради;

Еще хранят черновики

И запахи, и ноты –

И эти отсветы близки,

Пока еще в блокнотах,

Пока несказанной строкой

И словом не объяты –

И возвращают непокой

И имена, и даты.

Ах, отражение зеркал,

Оно не виновато,

Что мне привиделся овал

Слегка одутловатый

И эти волосы, что с плеч

Спадают водопадом –

И невозможно уберечь

Себя от них – и рядом,

Как будто молнии разряд,

Рождение вулкана,

И всё, — и облик, и наряд, —

Сошли из сур Корана,

Но древний мастер описал

Твои черты нечетко,

Ведь он совсем не замечал

Повадки и походку

Тигрицы юной, что забот

Не хочет и не знает

И вся, что музыка течет,

Искрится и сверкает.

Опять на улице мороз

И ветрено, и снежно –

Уж если входишь, то всерьез,

И с верой, и с надеждой,

И недосказанной строкой,

И словом непонятным,

Не воскрешая непокой,

А имена и даты.

2018

 

 

 

 

* * *

Ах, почему же, милый друг,

Друг другу мы не рады? –

Разорван жизни полукруг

Небесной канонадой.

Ничто – ни смерть и ни беда,

Несчастие земное,

Казалось, будто никогда

Не разлучат с тобою –

И будут рядом имена,

Хотелось в это верить,

Когда хотя бы и война

Вдруг постучалась в двери.

Но это время, как стекло,

И трещины лишь видно,

Стирает память так легко,

Что, вроде, не обидно

За пыл утраченных речей

И поцелуев сильных,

Сперва – река, потом – ручей,

Теперь – одна пустыня.

2018

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.