Валкс. Муха со смыслом (рассказ)

Шум двигателя, врывающийся звук с улицы в открытые окна и многие голоса пассажиров создавали в пригородном автобусе №26, следующего по популярному в этом дальневосточном регионе маршруту Врангель-Находка, тот неповторимый сегмент акустики, который, раз услышав, уже никогда не сможешь выкинуть из самых потаенных уголков памяти.

— Уважаемый Сергей Митрофанович, — скрипучий голос мужчины за шестьдесят был обращен к своему соседу по пассажирскому креслу, — у вас в этом году помидоры уродились хорошие?

Салон автобуса явно не был предназначен для такого количества перевозимых пассажиров и их багажа. А потому округлости филейной части крупной женщины в цветастом сарафане, ворвавшиеся в пространство между сиденьями двух старых партнеров по садоводству, решивших прокатиться до города, как привыкли называть Находку во Врангеле, были восприняты ими с должным пониманием, а после неких романтических рассуждений – и вниманием.

— Виктор Феофанович, уникальный климатический пояс, созданный гористой местностью в районе дачного участка и муссонный характер летних….

— Извините, мой друг, — визави был явно настроен на более динамичный диалог, — но из-за шума внешних звуковых источников мне бы было удобнее разговаривать в более лаконичном формате.

— Ммм… да, — Сергей Митрофанович передумал надувать свою нижнюю губу, что было явным свидетельством его легкой ранимости в вопросах этики и уважительного обращения к своей персоне, о чем, конечно же, прекрасно знал давний приятель и сосед по дому, сидящий в разгар бабьего лета сейчас с ним в переполненном пригородном автобусе, — томаты просто прелесть.

Вдруг автобус резко сманеврировал на повороте трассы, идущей между склонов сопок по обеим сторонам от направления движения, и упомянутая часть «жещины-мечты», стоящей рядом с нашими героями, по инерции, которая не отменяется даже в стесненных условиях транспортного средства, уперлась в левое ухо сидящего рядом с проходом Виктора Феофановича. Мужчина, привыкший брать на абордаж любого противника или, как говорили в более эпичные времена, «быка за рога», не стушевался и даже правой крепкой рукой человека не чуждого физических упражнений среагировал на движение стихии, когда обладательница без малого центнера красоты заявила откуда-то сверху от его головы:

— Извините, но я не нуждаюсь в поддержке такого рода, — тембр голоса и его акустическая динамика обдали ближайшее пространство мощными звуковыми вибрациями, заглушавшими все прочие источники.

— Дама согласна поменяться со мной местами или хотя бы дать мне свой багаж? – мужчина в расцвете седины и лобных изгибов кожи уже начинал терять силы по удержанию веса, не сопоставимого с возможностями собственной физиологии, а потому его речь со среднего диапазона резко стала уходить на низкочастотный.

Возможно, этот разговор и мог бы закончиться на романтической ноте с известного рода продолжением, но тут, как говорится, вмешалась судьба-злодейка.

— Так, проходим взад. Вам тут намазано что ли?! – женщина-кондуктор в описанной ситуации очень сильно напоминала айсберг в океане, с тем лишь дополнением, что арктический или антарктический лютый холод в географически уместных условиях сменялся сейчас на жаркий температурный климат, обусловленный, как сезоном, так и плохо работающим кондиционером.

Ситуация обязывала женщину в цветастом сарафане поменяться местами с женщиной же, но с кондукторской сумкой. Здесь безукоризненно работало правило о власти представителя транспортной компании над пассажиропотоком. Конечно же, для вселенной было безразлично, что один стокилограммовый вес менялся местами с другим аналогом, но для упомянутых друзей, столкнувшихся с практически не преодолимым препятствием для продолжения комфортной беседы, такое разрешение ситуации можно бы было отнести к невероятной удаче. А потому улыбка, понимающего иронию судьбы, Виктора Феофановича мгновенно отразилась на его слегка вспотевшем от жары и напряжения лице.

— Бог с этими помидорами, — после освобождения из плена мужчина среднего возраста выглядел уставшим, но радостным, ведь температура и давление всегда отражаются на объеме в замкнутой термодинамической системе, как гласит соответствующий раздел физики, — у меня имеется одна насущная тема для разговора, которая связана с макрокосмом….

— Да-да, я всегда к вашим услугам, мой друг! – радость на лице Сергея Митрофановича была неподдельной.

— Решительно, человечество перестает играть роль ведущего в мироздании носителя сознательной функции.

— Поделитесь своими соображениями.

— Меня беспокоит статус первостепенности для создания искусственного интеллекта, который приписывают данной задаче правительства ведущих мировых держав, — выпалил как из пушки эту, возможно, давно продуманную фразу Виктор Феофанович.

— Согласен, что сознательная функция человечества, являющаяся венцом творения, не может напрямую зависеть от столь несовершенной физиологии носителя, — голос Сергея Митрофановича был бодр и излучал энергию человека, который только и ждал, когда его попросят заняться самым любимым делом жизни.

— Вот и я считаю, что заниматься нужно не формированием новых принципов логических взаимосвязей разумной материи, и именно совершенствованием уже существующего базиса сознательной функции. То есть, носители разума важны для его оптимального функционирования, но основой основ все-таки является сама разумная деятельность.

— Да, уж! Мне это напоминает боеголовку и ракету. Боеголовка в данном случае важнее, ведь без нее само оружие не имеет смысла. Однако и от заряда нет смысла без ракеты, которая доставит его до цели! – седовласый мужчина, который в тандеме давних друзей всегда исполнял роль более продуманного и не поддающегося на какие-либо авантюры человека, всегда был полным антиподом более взрывного на подъем и принятие решений товарища.

— А у меня есть другая ассоциация, Сергей Митрофанович, — Виктор Феофанович чуть прищурился, что было явным свидетельством его готовности произвести эффект взорвавшейся бомбы в женской бане.

Аналогия про женскую баню может считаться здесь по-настоящему уместной. Ведь в малолетнем возрасте наши герои не раз ходили в деревенскую баню мыться по субботам, тогда как женский день в стране со строгим подходом к вопросам гигиены приходился на пятницу. Все бы ничего, но только для того, чтобы подсмотреть за моющимися женщинами в пятницу, сорванцам нужно было еще с субботы предшествующей недели смастерить «глазки» в окрашенных масляной краской окнах. Возможно, все поколение наследников «детей войны» взрослело по данной схеме в своем половом развитии, но для наших героев в этом аспекте нет сослагательного наклонения, потому как сама данность жизни засвидетельствовала все со стопроцентной гарантией.

— Виктор Феофанович, не томи, а то аж слюнки собираются во рту от внезапно нахлынувшего аппетита….

— Я называю этот тандем сознательной функции с ее носителем «шапкой манекена». Именно «шапка» выполняет роль сознания, тогда как «манекен» является материальной (не обязательно физиологической) основой ее носителя.

— Удивительно, так образно и точно! Я в восторге! – не успел Сергей Митрофанович закончить восторженно описывать текущее состояние своего внутреннего мира, как автобус, резко скрипнув тормозами, как вкопанный остановился на конечной остановке своего маршрута.

Людская масса, за сорок минут, в прямом смысле, жаркого путешествия, сжившаяся с тяготами и лишениями странников в единый организм, вдруг энергично зашевелилась. Нашим героям ничего не оставалось делать, как, поддавшись общему порыву, тоже устремиться на выход. Ведь, не ровен час, и их бы попросили это сделать в не самой дружелюбной форме сотрудники транспортной компании: коренастый и неулыбчивый носитель чапаевских усов, выполняющий роль водителя, или его коллега по цеху, являющейся женщиной не из их грез, а по совместительству и «обилечивающей» пассажиров органической кассой.

Мужчины, как по команде, поправили на своих носах солнечные очки в роговых оправах, видавших виды, и выцветшие на приморском солнце бейсболки. А дальше был обычный сентябрьский день со своими обычными проблемами и суетой повседневности. Только интересный разговор, который возможно был бы более уместен в стенах какого-нибудь серьезного государственного учреждения, чем в переполненном автобусе из уст моложавых пенсионеров дальневосточной глубинки, никуда не делся, а стал источником новых глобальных процессов вселенского масштаба. Ведь всем давно известно, что даже мысли материальны. Что уж говорить о тех из них, которые получили свою реализацию в виде четко сформулированных словоформ.

Кстати, расставаясь, наши герои вспомнили о мухе на окне, которая успела за время упомянутого разговора побывать на носу у Сергея Митрофановича, коленке Виктора Феофановича, затылке кондуктора, части тела ниже условной линии поясничного пояса женщины в цветастом сарафане и, кто его знает, где еще. Это насекомое, столь знакомое всем жителям Земли своим очень навязчивым поведением, входит в планетарную экосистему не случайно, ведь трудно переоценить ее значение с точки зрения круговорота органической материи в завершающей стадии ее разложения.

— Несомненно, что при возможности этой мухи стать в качестве «манекена» или носителя «шапки» сознания, макрокосм резко преобразился бы, хотя бы и в масштабах нашей планеты! – Сергей Митрофанович картинно закатил глаза, из-за чего чуть не споткнулся о тротуарный бордюр.

— Дружище! Нам не стоит недооценивать природу и сегодня. Ведь при условии существования разумной жизни вне человеческого общества лично мне становится не совсем комфортно рассуждать на глобальные темы из-за признания собственной ничтожности….

Фраза Виктора Феофановича осталась незаконченной, потому что его оппонент по жизнеутверждающему разговору уже взбирался на подножку городского автобуса №2, следующего до горбольницы, куда он отправлялся для прохождения медобследования, так как возраст давал о себе знать.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.