Максим Сентяков. Слишком жалок и слишком велик (сборник стихотворений)

***

 

Черты глазниц оставил Апеллес

На фресках, что почили сном блаженным,

Седмицей неразрушенных чудес

Свободу обещая ныне пленным!

Затейливой игрой порочных тел,

Кампаспой приглашённых узколобой,

Чтоб выбрать лишь Эдем себе в удел,

Смешав уныние с бессильно-нежной злобой –

Метанья прекратить придётся в ночь,

Устав и передышку взяв в награду,

Продлив те, до которых я охоч,

Мечты, что до сих пор подобны яду!

 

***

 

Он чужбиной испит до конца,

На песке отзыв выпив без звука,

Что однажды с напором юнца,

Страх умрёт, заревев от испуга!

Пикадилли раскрасить навек

В слишком строгие краски безумных

До сих пор исцелённых калек,

Что кончают свой век в грёзах шумных!

Уильям Уокер ладони пожав

Тем, кто должен потребовать славу,

Песнь поёт о беззвучье забав,

От которых вкушают по праву!

 

***

 

Саманта Смит, вернувшись из ада,

Рассказала, что там неплохо:

Хароном взымается с мертвых оплата,

Потому что старик — выпивоха!

Но способен вызвать только лишь жалость,

Ведь когда с ним Саманта прощалась –

Не издал ни единого вздоха.

И хотя он сдержаться ужасно старался –

После скорее всего разрыдался,

Когда  Смит отошла от ворот Аида,

Чтоб вернуться на землю с рассказом,

Как её провожала плутонова свита

(Даже Нельсон с выбитым глазом

Пришёл).

Персефона ревела навзрыд, обещая

Ей писать каждый день непременно,

С неохотой пустив в сад прекрасного рая,

Раз в аду закончилась смена…

 

***

 

Идёт безумство, сотни полупьяных

Ковром устлали белый мрамор плит,

И вечный сон, как прежде, всем сулит

Не гром побед в делах святых и бранных,

Не вечность в слишком яростных словах,

Готовых обличать и стать молитвой,

Стрясая с ног дорог пройдённых прах,

Сочащийся под ветром, как под бритвой,

Но шепчет лишь, что стоит утонуть,

Буквально захлебнуться в сонме грёз,

Коль Гелиогобал, кончая путь,

С небес кидает сотни алых роз!

 

***

 

Уставшим и вновь наречённым

Идти за безумной целью,

Виновным свершась, становиться прощённым,

Нарекши солому постелью.

Как прежде, пытаться искать в полумраке,

В заблудшем и гибельном месте,

Как верные смерти цепные собаки

Вгрызаются в горло невесте,

Что жаждет лишь петь и беспечно кружиться,

Всё счастья стяжать мечтая!

И шуйцей назвавшись отныне, десница

Ведёт для полёта до края!

 

***

 

Поверить в беспристрастность лунных ласк,

Исправно ниспадающих во мраке

На грудь, в которой сердца сбитый лязг

Мечтает о жестокой славной драке,

Чтоб дурь избыть из всех пустых голов,

И чтоб в своей схронить величье истин,

Признав, что лунный свет отныне нов

И сам себе до солнца ненавистен!

Уставшие желают отдохнуть,

Глядя туда, куда брели доселе,

И, как и прежде, сердце бьётся в грудь,

Взывая, чтоб о нём отныне пели!

 

***

 

Безумие толпы – ничтожный прах,

Лишённый и блаженства и бессмертья,

В застывших незапятнанных руках

Колосьями полей взрастают жердья,

И сталь клинков – лозняк, безвредный прут,

Что смех рождает яростным ударом,

Но так и не сумевший спросить пут,

Поломан миром суетным и старым!

Свергаются дожди, спадает град,

Как слуги пред владыкой гнутся ниц,

И лишь немногие поднять готовы взгляды

Наполненный безумьем единиц!

 

***

 

Скрываются от взгляда. Больше нет

Отметин испугавшихся героев,

Ковчег Иуд назвали в шутку – Ноев,

И птиц пускают в небо, ждя примет,

Что земли показались из воды,

Что можно выходить и снова биться

За праведно свершённые труды,

За тех, кого ведёт вперёд десница!

Исправно совершая долг, желать

Оливу взять из клюва птицы с вестью,

Укутавшись и рухнув на кровать

В обнимку с лобызающей слух лестью!

 

***

 

Наметив за свечением зарниц

Оставшихся и сгинувших надежду,

Воспрянув днесь, я взгляд кидаю между

Белёных черепов и пьяных лиц,

Победы не вкусивших, но хмельных

От радости слепой и слишком низкой,

Хоть тысячи веков меж ними рыскай –

Ни встретишь, к сожаленью, таких —

Хоть сколь-нибудь привлекших грустный взгляд

Готового поймать ветра. И в пальцы

Пуская черепов белёных прядь,

Геройский чин берут себе страдальцы!

 

***

 

Ветер пыль разнесёт по рассветам

И мукою небес окропит,

Вдруг запев о доселе неспетом,

За ехидну приняв нереид.

Мором взять не получится слухам,

Что сыграв откровеннейший бред,

Став чумой, осыпаются пухом,

Клянча веру и беззубость примет.

Слишком слаб и силён неизменно,

Слишком жалок и слишком велик,

Маску верности кажет измена,

Маску юности носит старик!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.