Максим Сентяков. Дырявая шинель (сборник стихотворений)

 

***

 

Запахнувшись шинелью дырявой,

Серой мглой обрядиться в раба,

Кой за звезды почёта и славы

Пьёт судьбу, что доселе слепа!

От тебя ни строки в этом гуле,

Сотня слов каплют кровью из рта,

Где свинца освящённые пули,

В ноль свели вековые лета!

Ты как прежде — упрямо-спесива,

Я как ныне – безумен и бит,

И опять, прикурив от огнива,

День в монахов направится скит,

Ночь пустив на лазурь до рассвета.

Пьяный гул за тобою как хвост,

Словно песнь, что над мёртвым допета,

Путь вершит с простыней на погост!

 

***

 

Разорванный и сшитый в новый лад,

По швам считая раны – шрам ныне,

Берёт за градом взятым новый град,

Чтоб алостью залить безгрешность сини.

Но небо ,как и прежде – читсый лик,

Лишь судна облаков пуская в порты,

С печалью слыша мой полночный крик,

Следит как шаг вымеривая гордый

И дали озирая свысока,

Завидя риф – плыву к нему нещадно,

Чтоб даже в отраженье облакам

Своих судов не развернуть обратно.

 

***

 

В желаниях бездушного актёра

Кривляется полночный лампы свет,

Да с уст чужих срывается навет

На драп, что обнаружил трепет флёра.

В открытое окно негнутых спин,

Как око, озирающее град,

Я щурю серых дней печальный взгляд,

Где сотни мрут, как будто бы один!

Укутавшись и веки опустив

На взор свой, словно снов епитрахиль,

Я ложью поминаю свою быль

И жить спешу, найдя и полюбив!

 

***

 

Я у парок украл свои нити

И тебе поручил бег судьбы,

Пред чьим взором клонятся рабы,

Чей глашатай вещает: «Узрите!

Ход царицы, пленившей навеки

Мыслей строй, что побит и измят!

Её с блеском светил схожий взгляд

Жизнь несёт в павших зерён побеги!»

Гасят звон и блаженные звуки

До зениц сотни пыльных земель,

И моя несуразная трель

Тянет к ней свои тощие руки!

 

***

 

В дали в пляс идущих дерев,

Изогнутых, скалящих лик,

Под звучный томящий распев,

Чьим эхом доныне я жив,

В пути бесконечного дня

И дум об оставшейся цвесть,

Пленённой душою храня

Свою снам и горестям месть,

Ладоней твоих жаждя цвет

Испить, как страдания яд,

Я с грустью встречаю рассвет,

Тех дней, где не встречу твой взгляд!

 

***

 

Безветрие по-прежнему штормит,

Сбивая мыслей ход и водный трепет,

Ко дну пуская судно в этот вид,

Услышав в тишине невнятный лепет.

Откроется окно, и пьяный гул

По-летнему испытанного часа

Как гостю, предоставит ветру стул

И прищуром пленит слепого глаза.

 

***

 

Жалобный вой доныне

Слух одевает в шёлк,

Глас вопиющий в пустыне

Снова навеки умолк.

Сто пережитых правил,

Сотни прожитых минут,

Кто же тебя восславил?

Кто совершил Страшный Суд?

 

***

 

Когда испиты все озёра и ключи –

Нет более ни голода, ни жажды,

Для странника, почившего в ночи,

Молящего вернуться в мир однажды,

Чтоб жалкою улыбкой помянуть

Стерявшихся в пути. И голос громкий,

На части рвущий трепетную грудь,

С коней сорвав оглобли и постромки,

Их пустит вскачь, под свод, что синь кропит

На головы мечтающих о славе,

А после странник станет вновь убит,

Коль звать и петь он истину не в праве!

 

***

 

Своруй мне аромат её духов,
И образ облаками, ветер, вытки,
Для странника, покинувшего кров,
Кой пыль несёт на лет златые слитки.

Окутай мановением руки,
С которой я кормлюсь духовной пищей,
Чьи жесты так изысканно-легки,
Касаньях чьих так жаждет каждый нищий.

А лучше помоги стопить тоску
И горечь этих нежностей телячьих
В объятьях душ, что равные песку
Меж пальцев ускользнут. И словно мячик,

Я дальше покачусь своей тропой,
Да в речку упаду, чтоб Таня выла,
Где дождь, до безнадёжности слепой,
Причастным сотворит бессмертью ила.

Но всё ж мне не забыться, как ни пей,
И мыслей ход, подняв меня на рею,
Вещает вновь о том, что я слабей
Всего того, о чём мечтать я смею.

Мне голос донеси её в пути,
Сквозь этот гам и шелест пьяный гула,
Я так хочу схронить его в груди,
Я так хочу, чтоб им меня продуло!

 

***

 

Из тысячи цветов — один хранит
Пыльцы и ароматов флёр священный,
Игру волны и блеск прибрежной пены.
Цветок, чей свет во тьме ночной разлит.

И даже если сад, накинув снег,
Вновь сгинет в пелене зимы белёсой,
Метели распустившей, словно косы,
И скроется под саваном навек —

Лишь розовый бутон, мечты росток,
Посредь ветров огонь сбрежёт, как ныне,
В заснеженной и вымершей пустыне.
И Вы — тот свет дарующий цветок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.