Павел Макаров. Литературная студия: персонажи (миниатюра)

В разных городах, больших  и малых, существуют литературные студии. Кто туда ходит? Знакомьтесь: персонажи литературной студии.

Ведущий.

Чаще всего мужчина в возрасте, с сединой, является непререкаемым авторитетом для всех участников студии. Обладает монопольным правом давать или не давать слово. Одним жестом заставляет участников студии  встать или сесть. Его мнение никто не имеет право оспаривать. Но есть одна странность – ведущий никогда в жизни ничего не написал, кроме нескольких статей в газете микрорайона, но почему-то никто в студии, за ее пределами, в городе и области не задается вопросом, а как это литературную студию ведет человек, который в жизни не создал ни одного литературного произведения?

 

Гениальный признанный автор.

В отличие от ведущего действительно что-то написал. Говорят даже много. Главная его черта – снисходительность. Он ходит далеко ни на каждое заседание студии, обязательно делает пропуски. В студии почти все признают его гениальность. Его приход означает событие, он снизоходит до простых смертных – участников студии, снисходительно позволяя с собой общаться и себя хвалить. Когда он заходит в студию, то обязательно снисходительно взглядом окидывает зал, позволяя простым смертным восхититься его присутствием. К нему обязательно подскакивает парочка простых участников студии, и он снисходительно принимает от них комплименты. Он никогда ничего не читает в студии, так как гениальному автору не пристало читать свои гениальные произведения на таком низком уровне – в провинциальной студии. Есть одна загвоздка –  никто не может вспомнить ни одного названия ни одного его произведения,  даже участники студии. За пределами студии его не только никто не читал, но его никто не знает в лицо, а сам он живет в комнате в коммунальной квартире, в которой его вечно чморят соседи, но этого никто не знает, это большая тайна.

 

Прихлебатель.

Суетливый мужчина средних лет, внешний вид которого вызывает отвращение. Вечно суетится вокруг ведущего. Что ему нужно, никто не знает. Плетет интриги. Пытается все время сделать какую-то гадость, но так чтобы подумали на другого. Цели его неясны и его все побаиваются. На всякий случай его считают одним из самых талантливых авторов. У него действительно есть большой тяжелый роман, изданный много лет назад. Роман стал широко известен после того, как фигурировал в уголовном деле о нанесении тяжких телесных повреждений (удар по голове), нанесенных этим самым романом. Такой славы нет больше ни у кого в студии, что особо выделяет Прихлебателя из всех участников.

 

Высший суд.

Чаще всего это неопрятный мужчина с длинными волосами. Как только очередной участник студии начинает читать свое произведение, Высший суд сразу начинает ерзать на своем стуле, оглядываясь на других участников студии. Смысл его взгляда такой: «как можно слушать такую дребедень»? Несмотря на то, что он не находит поддержки своего мнения у других участников студии, он продолжает ерзать во время чтения. Иногда для привлечения внимания он обхватывает голову руками и даже издает какие-то звуки, слышатся фразы типа «о боже мой», «ну как это». Сам Высший суд никогда ничего не читает, да он ничего и не пишет. Иногда, но очень редко, ведущему приходится его одергивать. Тогда он пропускает следующее заседание, а когда появляется снова, ерзает с удвоенной силой.

 

Воинствующая графоманка.

Филолог по образованию и поэтому крайне самоуверенна. Она не читает, она кричит. Уверена в своей гениальности и в том, что все это понимают. Считает, что чем громче она читает свои произведения, тем лучше они доходят до слушателя. Может наброситься на любого, если его мнение разойдется с ее собственным. Ее все слегка побаиваются, что увеличивает ее веру в свою гениальность. Часто занимает первые места в конкурсах литературной студии, в противном случае может устроить скандал.

 

Тихая графоманка.

Пожилая женщина, которая понимает, что писать она не умеет. Но она приходит на каждое заседание и пытается прочесть как можно больше своих произведений, причем и прозу и стихи. Ведущему приходится ее ставить в жесткие рамки, иначе она займет все время. На критические отзывы о своем творчестве не обижается, да ей это не важно – ведь дома так скучно и одиноко, а здесь все-таки общество: милые и приятные люди, к тому же творческие.

 

Дама с претензией.

Яркая, не старая, но уже не молодая женщина, практически уездная секс-бомба, которая на каждое заседание приходит в новом экстравагантном наряде. Можно даже увидеть шляпку диаметром полтора метра. Читает свои произведения, в которых говорится только о сексе, с театральным эффектом. Несмотря на то, что в ее произведениях есть какая-то соль, в студии ее недолюбливают – женщины не любят конкуренток, которые так ярко одеваются, а мужчины ее побаиваются и не пытаются ухаживать. Так как в очередном рассказе Дама с претензией описывала свой последний половой акт и переживания, с ним связанные, каждый мужчина думает, а если я с ней сближусь, то  не напишет ли она также о моей слабой потенции, и не прочитает ли об этом публично, может быть даже в этой студии?

Конечно, если бы у Дамы с претензией была бы семья, муж, дети и вообще какая-то половая жизнь, то она бы в эту литературную студию не ходила бы. Но у нее ничего этого нет, и она ходит. К тому же надо же куда-то одевать свой новый наряд.

 

Трудяга, делающий успехи.

Это мужчина средних лет, которого все любят. Его талант растет на глазах у всей студии. Начинал он десять лет назад с вопиющего графоманства, но благодаря упорной работе стало считаться, что он уже почти умеет писать, только нужно еще немного напрячься. Он читает свои произведения на каждом заседании, после чего все делятся с ним своими советами. Его обсуждают больше всего. Трудяга всех благодарит за советы, внимательно записывая их в блокнотик, при этом обещая к следующему разу исправиться. В следующий раз он снова читает свои рассказы, куда уже внес двадцать семь поправок по совету двадцати семи участников студии.

 

Сплоченные графоманы.

Костяк любой литературной студии. Здесь действует основное правило: «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». При встрече расцеловываются. Основная задача сплоченных графоманов – быть опорой ведущему, чтобы никто даже не усомнился в его гениальности, а также в гениальности гениальных признанных авторов. За свою преданность получают легкие поблажки – первыми получают экземпляры бесплатной городской газеты из рук ведущего. Остальным приходится самим брать газету в углу комнаты.

Сплоченные графоманы искренне верят, что они и есть главная составная часть литературного процесса, более того они сами и есть литературный процесс. Могут затоптать любого, кто в этом усомнится, накинувшись на него стаей.

 

Настоящий писатель, непризнанный.

Прекрасно понимает, в какое болото он попал. Понимает цену каждому, кто ходит в литературную студию. Мало с кем сближается. Сидит в уголочке и делает вид, что слушает выступающих. А сам при этом поглощен в свои думы.  Ничего из того, что он слышит, не может даже близко приблизиться к его собственным произведениям. Но иногда делает вид, что ему что-то понравилось, нельзя же все время сидеть с каменным лицом. Криво улыбается, когда все смеются. Читает свои рассказы, которые многим нравятся, но которые слушают в студии в гробовом молчании (происки Прихлебателя). Настоящий писатель понимает, что в студии нет ни одного настоящего автора, кроме него самого, и вообще делать тут нечего. Несмотря на это, почему-то все равно ходит на заседания.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.