Сергей Рахман. Лунная соната. Уголовный рассказ

С утра небо затянуло тучами, начался мелкий и нудный дождь. В такую погоду английские аристократы, наверно, предпочитают сидеть возле горящего камина в удобных креслах и вести непринуждённую беседу о современных нравах, политике или о чём-то ещё не менее интересном. Но где мы, а где Англия. Погода явно не располагала к подвигам, и Алексей вновь и вновь задавался вопросом:» Сколько ещё надо достать денег?»Вопрос был, конечно, непростой и точного ответа у него пока не было…

Алексей сел в кресло, придвинул ближе пепельницу, стоящую на журнальном столике, и нервно закурил. Рядом с пепельницей аккуратной стопкой лежали сложенные карты городов, силиконовые маски для лица, несколько париков и тонкие перчатки телесного цвета.

— Откладывать  нельзя, — решил он наконец, — другое дело, что надо продумать пути отхода и вариант грима на этот раз.

А это не так просто для человека, не имеющего, да и никогда реально не имевшего отношения к театру, кино или телевидению.

— Пожалуй, выберу рыжую гамму — наконец определился он — Рыжим я  никогда раньше не был.

Затем из стопки он, порывшись, достал карту Питера, раскрыл её и стал внимательно рассматривать. Алексею было тридцать лет, это был невысокий худощавый мужчина, работающий начальником цеха на часовом заводе. Но, к несчастью, обстоятельства изменились, и ему пришлось стать преступником — на кону стояла жизнь его дочери.

 

В полиции не знали, с какой стороны за это дело браться — настолько всё  выглядело необычным. Чтобы три дня подряд происходили ограбления банков по стандартному, почти смешному сценарию — служащей банка подаётся клочок бумаги с незамысловатым текстом:» Это ограбление. Все наличные быстро в пакет. Без глупостей — буду стрелять.» Ко всему прочему, каждое новое ограбление совершалось уже в другом городе, да и преступник выглядел совсем иначе…

— Мне явно не повезло — размышлял майор Игорь Агафонов — дали раскручивать такое сложное дело, не за что зацепиться. Он изучал материалы уже довольно долго и всё больше расстраивался. Совсем мало информации — 6 ограблений банков в трёх разных городах, каждый раз грабитель использует мотороллер с другими номерами, отпечатков пальцев нет, и, если это не гримируется один и тот же человек, то грабят банки разные люди, или, грубо говоря, организованная группа. Да, что ещё важно, при ограблении банка служащей предписывается отдать грабителю деньги, а охраннику — не пытаться задержать преступника, который может быть вооружён или иметь где-то рядом вооружённого напарника. В этом есть логика — в перестрелке могут пострадать совершенно невинные люди.

Жена Алексея, двадцатипятилетняя  Лена, родила первенца, дочку Лизу,  полгода назад и уже почти неделю находилась вместе с ней в частной больнице, где малышку лечили в отделении интенсивной терапии. Роды прошли успешно, девочка родилась абсолютно здоровой, но у Лены не хватало своего молока, поэтому приходилось докармливать Лизу  молочной смесью. А потом, как позже официально сообщили в новостях по ТВ, в продажу поступила большая партия некачественного детского питания, которое буквально разрушало иммунную систему маленьких человечков.

Из последнего разговора с лечащим врачом Алексей узнал, что если его дочери не сделать срочно операцию за границей, то она может умереть. Такая операция может стоить около пятидесяти тысяч евро. Несчастный отец взял отпуск на работе и стал думать, как достать такие деньги. Хотя дело было ясно с самого начала — такую сумму в долг или в виде ссуды никто и никогда не даст.

Группа Игоря Агафонова работала упорно, но похвастаться пока было нечем. Были проверены алиби всех подозрительных личностей из картотеки, но это ничего не дало. Как это не казалось странным, но похоже было на то, что грабитель банков – не профессионал. Налёты на банки продолжались, начальство давило на психику всё сильнее. Но постепенно в прессе начал набирать обороты скандал, связанный с продажей некачественного детского питания. Один из грудных детей уже умер, а остальные находились в критическом состоянии.

Вечером, когда усталый и голодный майор приехал домой, жена за ужином стала с ним говорить об этих несчастных младенцах и их не менее несчастных родителях. Игорь слушал краем уха, но вдруг у него перехватило дыхание. У расследования появился мотив преступления, которого они так долго не могли найти. Да это же версия, да ещё и какая! Вполне возможно, что грабитель таким образом собирает деньги на лечение своего попавшего в беду ребёнка. И далеко не каждый имеет мотороллер или может так лихо им управлять….

Через день, проверив информацию у журналистов и по больницам, рано утром уверенный в своём подозрении майор сам приехал к Алексею. Был выходной, но тут работы немного — арестовать человека и доставить в изолятор. Подъехав к нужному дому и поднявшись на лифте наверх, он расстегнул кобуру, вытащил и взвёл пистолет, после чего занял наиболее безопасное место возле дверного косяка. За дверью кто-то монотонным голосом рассказывал о политическом кризисе в Гондурасе, и слышалось слабое журчание льющейся из крана воды. В квартире явно кто-то был, и это облегчало задачу.

— Откройте, полиция. Или будем стрелять. Выходить с поднятыми над головой руками — прокричал полицейский.

Алексей всё сразу понял — сопротивляться не имело смысла. Или сейчас выломают дверь, или спецназ возьмёт его штурмом с крыши. Никакого огнестрельного оружия у него не было, а прыгать вниз с восьмого этажа — верная смерть. Оставалось открыть дверь,  выйти и позволить надеть на себя наручники.

— При тщательном сравнении изображений со всех камер, установленных в ограбленных, предположительно тобой, банках программа выдала в качестве фоторобота твоё лицо, — твёрдо сказал майор. — Кроме того, именно у тебя был и мотив, и мотороллер. Если у тебя есть алиби, то сообщи, а мы проверим.

Но никакого алиби у подозреваемого в ограблениях не было.

Поэтому полицейский включил миниатюрный переносной диктофон и записал на него весь допрос.

— По-человечески тебя можно понять — сказал он — Но закон есть закон.

Алексей попросил сигарету и жадно закурил. Всё, чёрт подери, пропало — деньги конфискуют при обыске, и операция в Германии отменяется. От волнения он даже вспотел. Майор о чём-то задумался, машинально рассматривая небогатый интерьер гостиной, и вскоре принял решение.                                                                                                         — Твоя жена с дочкой должны вылететь из России как можно раньше — медленно сказал майор, подчёркивая каждое слово. — Через четыре дня придёшь и сам сдашься полиции. И без глупостей. Сейчас распишись под подпиской о невыезде.  Дай только я сниму наручники.

 

Алексей тупо смотрел вслед уходящему майору. В голове шумело, мысли путались, и он несколько минут просидел неподвижно. Выйдя от Алексея, полицейский сел в машину, но поехал не домой, а на Финский залив. В это время никто не купался, и морской воздух, прохладный и насыщенный йодом, прекрасно успокаивал расшатанные нервы. Волны высотой в 3-4 метра  двигались ровными рядами и были похожи на солдат армии Наполеона, шедших в атаку где-нибудь под Ватерлоо или Аустерлицем. Чайки пикировали на воду, хватали добычу и плавно взмывали вверх. Ощущение порядка в полном хаоса мире, исходившее от моря, окончательно убедило полицейского в том, что он сделал правильный выбор.

— Я тоже солдат, — вдруг подумал он, вспомнив отца, и усмехнулся — солдат, но не каратель.

Ещё там, в квартире преступника, майор прикинул, какие неприятности предстоят ему при таком раскладе дела. Придётся включать фантазию, оправдываться. Да и до пенсии всего несколько лет осталось. Но что тут поделаешь…

Первые капли дождя стали падать на землю, но Игорь не уходил. Постепенно дождь разошёлся, и тогда майор сел в служебную машину, завёл мотор и включил радио. Мелодия «Лунной сонаты» странным образом закружила в памяти  детские воспоминания, он закрыл глаза и откинулся назад всем телом …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.