Игорь Литвиненко. Между богом и Богом (эссе)

Одна моя знакомая служит корректором в книжном издательстве. И рассказала такой случай.

–  Представляешь? Заходит к нам в корректорскую этот… как его… забыла фамилию… и говорит: «Скажите, пожалуйста, какими справочниками вы пользуетесь, когда в слове «бог» правите первую букву с маленькой на большую?» – Я отвечаю: «Да нету никаких таких справочников». – «Тогда почему правите? И зачем?» – А я ему: «Сразу видно, что вы Библию не читали. Там даже местоимение «он» с большой буквы пишется». Тут он кричать на меня стал: «Это имеется в виду конкретная личность! Иисус Христос, имя собственное! А вам если дать волю, вы даже в слове «спасибо» начнёте большую «бэ» ставить!» – «Да ничего мы не начнём, – говорю ему, – успокойтесь, пожалуйста»… Так он ещё минут пять лекцию нам читал, что такое бог и что такое не бог… Представляешь?

–  И на чём же вы с ним поладили? – спрашиваю.

–  Да ни на чём не поладили. Больно умный! Послали его в баню, и всё.

Занимательная история. И припомнилась она в эти дни не случайно… Вот и Пасха стала у нас чуть ли не государственным праздником. Даже премьер-министр и сам президент в храме со свечками стоят, а их в это время по телевизору показывают. Многие наши соотечественники, дожив до седин в атеизме, бросились креститься, венчаться, великий пост соблюдают…

Хорошо это? Да вроде бы и неплохо. Верующий человек от неверующего тем, наверное, отличается, что он лучше – богобоязненнее, законопослушнее. И если он начинает писать слово «бог» с большой буквы, то и это, видимо, в целом неплохо… А уж если вспомнить про храмы и целые монастыри, которые восстанавливаются, про мудрых духовных наставников, которые учат телезрителей, как жить и как быть в этой непонятной, недоброй, немилосердной действительности… Всё это, по общему мнению, свидетельствует о нашем возвращении к вечным человеческим ценностям.

Но дело ведь не в правилах написания слов и не в телетрансляциях торжественных богослужений, это чисто внешние признаки перемен, происходящих со всеми нами. Ну, стали мы писать слово «бог» с большой буквы… Молчаливо одобрив эту маленькую языковую реформу, полагаем, что вернули незаконно репрессированному персонажу его прежний высокий статус, хотя в действительности ещё больше уронили его, ограничив божью миссию опереточной ролью доброго старичка, проживающего на облаках.

А себя любимых не забыли точно так же «возвысить», усвоив манеру письменно обращаться друг к другу на Вы. Старинное эпистолярное правило достойно уважительного наследования, но при этом желательно понимать правила жанра, чтобы вместо «милостивого государя» не превратиться в горохового шута. Особенно забавно читать некоторые рекламные тексты. «Только у нас и только для Вас унитазы «компакт!» Ей-Богу не пожалеете!» Велика же мера нашего наивного цинизма: одной рукой ухватить Боженьку за подол и сдёрнуть его с небес на грешную землю, а другой рукой самих себя вознести до небес… И главное: что изменилось от этого в нашем внутреннем мире?

Подозреваю, не изменилось ничего. Как были мы духовными рабами, так и остались. И нынешнее наше стремление к богопочитанию есть не что иное как желание поскорей компенсировать утрату земных богов, которым вольно или невольно мы поклонялись ещё так недавно. У каждого из этих богов и божков было имя собственное. «Генеральный Секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета товарищ Такой-то». Даже слово «товарищ» в этой тираде по особо торжественным случаям писалось с большой буквы. Не верите? Поднимите подшивки газет с репортажами по случаю вручения очередной Звезды Героя.

Делаем вид, что без Бога теперь не можем, а что такое бог – не понимаем. Не хватает элементарного представления о том, что такое мир, данный нам в ощущениях, для чего он существует и для чего мы существуем в нём… Когда внушают: покайся и больше не греши, а за это тебе будет царство небесное – в это можно не верить, но нельзя по этому поводу иронизировать или смеяться. Потому что посулы бессмертия и блаженства в уплату за страдание и терпение имеют под собой существенное и во многом даже научное основание – с тех пор, как между землёй и небом обнаружилась не только атмосферная, но еще и ноосферная связь, а кроме молекул газов были открыты ещё менее видимые и совершенно немыслимые атомы и частицы, необходимые не для дыхания, а для той самой веры в того самого бога, который не нуждается в больших буквах для своего величания, потому что изначально велик и вездесущ, хотя не имеет ни имени, ни лица…

«Трудно понять, что все мысли, являющиеся следствием нагнетения энергии, запечатлеваются в пространстве и подлежат общим физическим законам». Когда Владимир Иванович Вернадский высказывал подобные мысли, его обвиняли в богоискательстве, не подозревая, как точно определяют заслуги учёного перед народом, измученным унижениями пещерного атеизма. Обвиняемый наговорил много крамолы, которая только теперь находит, да и то не всегда, нужный и правильный отзвук.

Гигиена духа, гигиена мысли… Что это значит и как это понимать? Очень просто. Промежуточный и конечный итог нашего индивидуального и общественного бытия составляют не только видимые и вещественные следствия слов и дел, но и накопления энергетические: продукты умственных и нравственных напряжений. В этом смысле легко проясняется практический смысл этики. Угрожающий тон и назойливость библейских нравоучений можно объяснить проявлением инстинкта самосохранения, как спасительное действие иммунитета против всечеловеческого саморазрушения. Уж мы-то, бывшие советские люди, на собственной шкуре познали, какие губительные мутации уродуют общественный организм в условиях социально-нравственного иммунодефицита, как легко разрежается в ноосфере защитный этический слой – и мы задыхаемся в этом разреженном воздухе…

Путь к спасению так же прост, как и труден: терпеливо накапливать возвышающий энергетический потенциал, ежедневно прибавлять к нему малую толику. И помнить: одним ложным помыслом можешь уничтожить все накопления, после чего нужно вновь начинать тот же путь по лестнице вверх, глядя в далекое небо… Эта мучительная работа творится всюду и всегда, но невидимо и неслышно, так что невозможно определить, сколько народу медленно движется вверх, сколько катится вниз, а кто наловчился торчать между землёй и небом и ждать неизвестно чего.

Конечно, бог есть. Всегда был и будет. И он, если угодно, всё видит и воздаст каждому по делам его праведным и неправедным. Точно так же есть Бог – мифическое существо с руками-ногами, тот самый старичок, проживающий на облаках. А между богом и Богом – мы с вами. И кто-то из нас молится Богу, а кто-то не молится никому, но о боге не забывает.

Вот такой странный конфликт между богом и Богом. И как его разрешить – одному богу известно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.