Евгения Кузнецова. Вспышка (миниатюра)

Город. Обычный, шумный ,серый , с миллионом куда-то спешащих людей. И я среди этой толпы пробираюсь к нужному мне зданию. «Зачем все на заре встают, бегут, а потом возвращаются домой усталые, готовят себе ужин, который обязательно подгорит по закону подлости, ложатся спать… и существуют так каждый день?»- думаю я, понимая, что так и живу. Нет, существую, полагая, что счастлива и у меня есть всё: работа, машина, квартира. Нет у меня ничего важного и нужного.

Толпа  несет меня как теченье, значит, я стала пловцом. Да и в своей жизни я давно уже дрейфую, полагаясь на события. В глазах людей я не вижу желания действовать, читается только нарастающая тревога, что куда-то опаздывают. Мы как будто все на кого-то равняемся, сами не думая об этом. А ведь каждый, кто сейчас идет со мной, когда-то хотел изменить этот мир, а в итоге подчинился невидимой коснувшейся всех системе.

Хорошо быть ребенком. Вот бы не расти никогда, да только это невозможно. Заставят, никто не скажет: «Выбирай сам:  расти или нет». Передо мной идет мама с маленькой девочкой, которая упирается, не хочет в детский сад. Ребенок умоляет маму вернуться домой, а та не слушает. Почему-то мы очень редко слушаем детей. А ведь они – люди, которые могут изменить мир, они еще не вписаны в эту невидимую систему. Дети не врут, их любопытные глазки блестят от желания познать все вокруг. Они хотят творить, у них много энергии, могут скакать с утра до вечера.

А как смеются дети! Все в этой толпе слышали и знают, как заразительно ребенок может это делать. Я хочу, чтобы девочка улыбнулась, но как… как я могу сделать это? Ребенок вырвал руку у мамы, которая закричала: « Вернись! Аня, куда ты?». Но разве девочка послушает ее! Я поймала ребенка. Аня не испугалась, она попыталась освободиться, но не смогла.

— Отпусти! – капризно сказала она, как умеют только дети.

— Куда? Ну, отпущу, а куда ты пойдешь?- миролюбиво улыбнулась я.

— Домой.

— А может в садик?- сказала я, наклонившись к девочке.

— Не хочу! Не пойду! Нас там кормят утром творогом, а я его не люблю, — сказала Аня, насупившись.

— Давай я дам тебе шоколадную конфету и ты съешь ее после того, как позавтракаешь в садике? – смеясь, предложила я.

— А ты не обманешь? – глаза девочки заблестели.

— Нет, вот, смотри – я показала ей конфету. – Но ты согласишься пойти в садик.

— Ладно, — девочка схватила конфету и вернулась к маме, смеясь.

«Наверное, я не зря существую. Ребенок счастлив. В незначительных мелочах скрывается самое главное. Вспышки, освещающие наш путь в серые, дождливые, неудачные дни, вот кто такие дети», —  я пришла на работу в отличном настроении, продолжая уже жить, а не существовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.