Андрей Никитин. Пространственные перемещения (рассказ)

— Итак, для чего я приехал? — спросил Виктор Шторов, прожигая глазами сидящего худого мужчину. Дмитрий Лосев оглядел собеседника и, опустив глаза, сквозь зубы проговорил:

— У нас пропали люди.

— Можно подробней? — спросил Виктор, сложив пальцы в замок, — я летел шесть часов не для того, чтоб слушать интригу. Люди заблудились в подземном комплексе? Может в душевой забился слив?

— Проект, который мы исследовали, — говорил Дмитрий более твёрдым голосом, понимая, что нужны объяснения, — называется «Перемещения».

— Я всё это знаю, — со злобой сказал Виктор, — четыре месяца назад нашли книгу. Это было в доме, где лежала полусгнившая женщина и два убитых брата. Этим занялась специальная группа. Помнится, оттуда вывезли сошедшую с ума соседку и порядка двухсот одинаковых кошек*1. Меня интересует, что произошло там. И я хочу знать, что произошло у вас. Добились ли вы того же результата?

— Мы нашли необходимое слово, запускающее перемещения в пространстве. Десять человек занимались изучением книги в третьем отсеке. Я лично видел через камеру наблюдения, как исчезали люди. Один из сотрудников обнаружил нужное слово и произнёс его. Внезапно всё стало исчезать и появляться: мебель, люди, даже части здания. Мы опечатали помещение и сразу позвонили вам. Когда дверь в отсек запечаталась, всё прекратилось.

Дмитрий не сказал, какой он испытал ужас, когда на глазах исчезла вся смена, как мыльные пузыри, касающиеся поверхности. Теперь, когда всё было кончено, он не хотел поддаваться влиянию эмоций.

— Понятно, — сказал Виктор, оглядев помещение. В пустой комнате не было ничего кроме стола, двух стульев, на которых они сидели и висевшей лампы. Дверь заперта, окон не было. Комплекс находился в пятидесяти метрах под землёй. Шумела вентиляция. Виктор считал сказанное бредом и не слишком доверял Дмитрию.

— Ну что же, давайте посмотрим, что получилось в результате исследований, — сказал Виктор. Он встал и подошёл к двери, — вы идёте?

Дмитрий нехотя поднялся и вышел из помещения. Дмитрий боялся. Виктор же предвкушал глобальное открытие, которое унесёт его малозначимую лодку в океан славы.

 

В соседней комнате сидели десять человек: вся третья смена, исключая их начальника Дмитрия Лосева. Артём и Борис, сидя друг напротив друга за столом, спорили о ситуации.

— Даю двадцатку, — сказал Борис, глядя на сидевших у стены мужчин, — что Дима, войдя, сообщит плохие новости.

Он сказал это грубо. Все молчали. Борис был два метра ростом и больше ста двадцати килограмм весом. Его массивный кулак лежал на столе. Он искал глазами тех, кто мог ему перечить.

— А я спорю, что он первым делом отправит нас домой, — сказал Артём, посмотрев на Борю, — видел, что произошло с ребятами? Они исчезли один за другим перед тем, как дверь закрылась. Мы тут уже восемь часов, но вскоре нас выпихнут. Мы открыли то, что им нужно и теперь мы не нужны.

— Тогда почему нас ещё не выпихнули? — спросил Борис.

— Тебе лучше знать, — сказал Артём, глядя на собеседника, — ты вечно жопу лижешь начальнику смены.

Борис встал, перевернув стул, Артём тоже поднялся. Артём был не ниже Бори и уступал ему в ширине плеч, но вес был таким же. Они стояли друг напротив друга. Восемь человек в дальнем конце комнаты глядели, как два громилы с красными лицами готовились схватится в поединке.

— Ты хотел меня оскорбить? — спросил Борис, — ты оскорбил только себя. Моё терпение не безгранично, парень. Не стоит шутить со мной.

— Тебе повезло, — сказал Артём, — что у моего сына сегодня день рождения. Три года. Иначе я…

— Что иначе? — перебил Борис. Оба молчали, но злость накаляла обстановку, как спираль кипятильника.

— Да перестаньте вы, — сказал Игорь Жменев, глядя на мужчин, — и так все на нервах.

Все посмотрели на Игоря. Парень был самым юным и худым в комплексе. Его редко когда слушали и не воспринимали всерьёз. Начальник постоянно обвинял парня во всех неприятностях, так как Игорь никому не перечил.

— Мы уже перестали, — сказал Борис и плюнул на ногу Артёму. Артём размахнулся и заехал кулаком по лицу Борису. Тот отлетел, но через секунду уже нанёс ответный удар по щеке Артёма.

Мужчины подбежали и разняли дерущихся. Артём и Борис постоянно вздорили и ссорились, нужен был только небольшой повод, как искра в стакане с бензином.

Дверь отворилась, вошёл Дмитрий Лосев. Все посмотрели на него.

— Ребята, — сказал он испуганным голосом, — нужно вскрыть дверь в третий отсек.

— Что? — удивлённо крикнул Артём, оттолкнув тех, кто его держал, — там же исчезла вся смена.

— Вы издеваетесь? — спросил Борис, поправляя рубашку, за которую его держали. Послышались голоса протеста. Все возмущались, ссылаясь на опасность.

— Нам нужно узнать, что там произошло, — сказал Дмитрий.

— Я не собираюсь туда лезть, — сказал Артём, — вы меня не заставите.

— Дмитрий Сергеевич, — сказал один из рабочих, — а что, если и мы исчезнем?

— Никто не исчезнет, — сказал громкий и грубый голос Виктора Шторова. В помещение вошёл Виктор. Он был в синем костюме с красным галстуком. Он обвёл всех взглядом. Любопытство играло в нём, как брага в самогоне.

— Ничего не произойдёт. За сегодняшнюю смену вы получите двойной оклад, — сказал Виктор. Это была стандартная наживка, — всем ясно?

— Тройной, — сказал кто-то. Виктор посмотрел на говорившего. Все молчали.

— Хорошо, ребята, — сказал Виктор, — тройной. Теперь пошли к дверям отсека. Я хочу его вскрыть. И зря вы так переживете, — сказал Виктор, оглянувшись у дверей, — ведь я с вами, а значит, если что-то случится, я тоже пострадаю.

 

Борис и Артём не хотели никуда идти. Артём даже не смотрел в сторону выхода, а Борис поднялся, походил немного по помещению, но, когда все вышли, вернулся и сел на стул, глядя на раскрытые двери.

— В чём дело, ребята? — спросил вернувшийся Виктор. Рядом с ним были два человека в военной форме с оружием на поясе.

— Я не хочу туда идти, — сказал Артём.

— Хорошо, ребята, оставайтесь тут, — сказал Виктор, затем обратился к военным, — не выпускать их.

— Что значит не выпускать? — спросил, удивившись Борис. Он поднялся, — я что под следствием или заключённый?

— Ни то ни другое. Вы остаётесь, чтоб не мешать продолжению проекта.

Виктор вышел довольный, понимая, что проучил тех, кто осмелился ему перечить. Недовольный Борис сел на стул и пристально смотрел на человека в военной форме. Он мельком поглядывал на Артёма и думал о том, как бы ему насолить.

 

Дмитрий шёл вдоль коридора, размышляя как бы увильнуть от вскрытия дверей третьего отсека. Он испугался. Он помнит о том кошмаре, когда на его глазах начали исчезать люди как выпущенный из банки дым. Он не знал, живы они или нет, и что вообще с ними произошло. Он знал только, что весь проект оказался ошибкой. Но взгляд Виктора не давал повода думать, что его можно ослушаться. Это был взгляд коршуна на раненную жертву.

Вся смена, кроме Артёма и Бориса пришла к третьему отсеку. Дверь в отсек была заперта. У ворот никого не было, лишь сломанная мебель у стен. В углу лежал ботинок без шнурков. Над дверью мерцала оранжевая лампочка, заляпанная пятнами белой краски.

— Это тут? — спросил Виктор. Он потёр одну руку о другую и прислушался, приложив ухо к двери.

— Что вы хотите услышать?

— Ответы, — сказал Виктор, обратившись к Дмитрию Лосеву. Четыре человека в военной форме стояли дальше по коридору, наблюдая за происходящим. Сотрудники смены были напуганы. Дмитрий молчал, понимая опасность ситуации. Он знал: может случиться что угодно, но не мог отступить от прямого приказа.

— Открывайте дверь, — сказал Виктор.

— Может не стоит? — спросил Игорь Жменев, пристально глядя на Виктора.

— Что ты сказал? — обратился к нему Виктор, подойдя ближе, — не стоит? А что стоит?

Он взял парня за ворот рубашки и подтащил. Никто за него не заступился.

— Что вы делаете? — удивился Игорь.

— Я скажу, что стоит. Работу свою выполнять стоит, и мне не нужно будет ехать через половину страны, чтоб контролировать результат эксперимента, вам ясно?

— Вы не имеете права так говорить со мной, — сказал Игорь испуганно.

— Я имею право, — крикнул Виктор, — а вы должны подчинятся.

— Мы не на войне, — сказал Игорь, скрестив руки на груди.

— Вас никто тут не держит. Вы свободны, — сказал Виктор и отпустил парня, — но сперва подумайте, что вы скажете супруге, когда она узнает, что вас уволили без тройного оклада. Вы подумали?

— А что если вы отопрёте дверь, и мы исчезнем?

— Этого не будет, — сказал Виктор, — ведь всё прекратилось.

Он не был уверен, но подобный финал мало беспокоил его. Он хотел выяснить, что тут произошло, и для этого готов был изучать вдоль и поперёк всё помещение, идя с лупой по костям сотрудников. Любопытство шептало ему на ухо о невидимой лестнице, ведущей на вершину карьеры. И первая ступень этой лестницы была за запертой дверью.

— Я тоже думал над тем, почему всё прекратилось, — сказал Дмитрий, — возможно, кто-то успел сказать фразу, оканчивающую процесс перемещения.

— А ты что думаешь, парень? — спросил Виктор, подойдя к Игорю и склонившись над ним. Игорь молчал.

— Не обращайте на него внимания, — сказал Дмитрий Лосев, — это наш молодой сотрудник. Он неопытный, почти ничего не знает.

— Я понял, Дима, — обратился Виктор к начальнику смены, разогнувшись. Он улыбался, мельком глянул на Игоря, и хмыкнул, затем обратился ко всем:

— Что сделать, чтоб открыть ворота?

— Нужно отключить защиту, — сказал Дмитрий, — отменить блокировку ворот и перезагрузить систему этого сектора.

— Сколько времени нужно для этого?

— Меньше половины часа.

— Действуй, — сказал Виктор и начал ходить по коридору, оглушая пустой комплекс слабым шумом шагов. Никто из смены не дёрнулся. Дмитрий молчал.

— Это может быть опасно, — сказал Дмитрий.

— Что? — удивился Виктор, — я не расслышал. Вы не хотите тут работать? Для чего же вы спускались сюда? Для чего вам выписали пропуск? Для чего вы отнимаете время тех, кто хочет работать?

Дмитрий молчал. Виктор выбрал одного из рабочих.

— Ты, — сказал он, — можешь открыть ворота?

— Могу.

— Открывай.

— Но Дмитрий не дал распоря…

— Открой эти чёртовы ворота! Я теперь главный. Ваш Дмитрий больше тут не работает. Если не хотите лишиться всего, слушайте меня. Вам ясно? Ответственность лежит на мне, так что не переживайте.

Мужчина оглядел всех и вошёл в небольшую дверцу у стены. Послышался скрип кресла и стук набираемых клавиш. Виктор глянул на мобильный телефон. Сигнала не было. Они были слишком глубоко под землёй.

 

Мужчины стояли у стен в коридоре и переговаривались. Виктор шагал от стены к стене, держа руки за спиной. Он лукаво улыбался и что-то шептал себе под нос. Дмитрий сидел на корточках, опираясь о стену, но резко встал и пошёл в конец коридора.

— Ты куда? — спросил Виктор.

— Я ухожу. Я тут всё равно ничего не решаю.

— Ты останешься.

— Я не хочу тут оставаться.

— А я сказал ты останешься, — затем он обратился к человеку в военной форме, — если он уйдёт, пристрели его.

Все разом посмотрели на Виктора, словно он показал фокус.

— Что это значит? — спросил один из рабочих, — мы что, преступники?

— Нет, но слушайте меня. Никто отсюда не уйдёт, пока…

Что-то заскрежетало. Металл тёрся о металл, пол оббежала вибрация. На полу у ворот появилась полоса света, постепенно расширяясь. Двери открывались.

— Молодец, — сказал Виктор, подойдя ближе, — я хочу взглянуть на книгу. Хочу полистать её страницы. Хочу почитать содержание.

— Это без меня, — сказал Дима и повернулся. Он пошёл вдоль коридора, затем побежал. Прозвучали выстрелы. Дима упал на пол с глухим звуком. Военный, стрелявший в Диму, посмотрел на Виктора, ожидая укора либо похвалы.

— Всё нормально, — сказал Виктор, — он пытался убежать. Он хотел нарушить приказ.

Виктор обернулся к стоящим у стены людям и вгляделся в их глаза.

— Не двигаться никому, пока я не прикажу вам. Понятно? Каждый, кто шевельнётся, будет убит.

Он прошёл в открывшееся помещение и огляделся. Немногочисленная мебель была разбита. У стены валялись камни и части каких-то статуй. Каменная лапа с когтями была похожая на лапу льва. Слева в углу была земля и трава. Всё будто высыпано с потолка и равномерно расстелено по полу, как осенняя листва. Осколки стёкол, досок и куски мебели валялись повсюду. Посреди комнаты лежала книга с серой обложкой. Она была чистой. Вокруг не было грязи. Виктор, видя беспорядок, замешкался входить. Он огляделся, будто спрашивая разрешения войти. Никто ничего не говорил, все с любопытством смотрели. Виктор шагнул внутрь, затем зашагал смелее и подошёл к книге. В тот же момент он оказался где-то в другом месте. Вокруг была трава и деревья. Солнце слепило глаза. Виктор огляделся. Слева заметил странную статую, похожую на льва, но без хвоста. Виктор ощутил, что ему жарко. Он отступил на несколько шагов назад и упёрся в стену. Он вновь был в третьем отсеке. Слева от него был выход в длинный коридор. Но никто уже не стоял у стены. Все разбегались. Несколько раз Виктор услышал хлопки, будто кто-то открыл шампанское. Он увидел, как несколько рабочих исчезли со своих мест. В углу помещения, где была разбросана трава, Виктор увидел каменного льва без хвоста. Лев не шевелился. Виктор вновь глянул на разбегавшуюся толпу. Прозвучали выстрелы. Один из рабочих упал на пол. Военный, стрелявший в него, исчез. Его автомат выпал и проскользил немного по полу. Виктор глянул на каменного льва, тот стоял ближе, словно подошёл немного. Виктор вскрикнул от ужаса, но не мог отойти от стены, глядя на каменное животное с раскрытой пастью.

— Нужно забрать книгу, — крикнул чей-то голос. Виктор поглядел в коридор. Это кричал Игорь Жменев. Он стоял у стены. Виктор сделал шаг к нему и ощутил как на руке сомкнулись каменные челюсти. В ту же секунду он ощутил, что падает. Он был в метре над землёй. Ещё секунда и он уже лежал на траве, ощущая боль в боку, на который упал и сломанном запястье. Он привстал и увидел, что слева над деревьями появился один из военных и с криком упал на траву. Раздался глухой удар. Виктор посмотрел в другую сторону, где раздался крик. Он увидел рабочего, голова которого была в пасте каменного льва. Животное не шевелилось, будто было и в самом деле статуей, рабочий со сломанной шеей был мёртв. Виктор отвернулся и расслышал хруст, затем повернулся вновь. Каменный лев уже бросил добычу и был в пяти шагах от Виктора.

Виктор глядел на него и не понимал, что происходит. Левая рука упиралась во влажную землю. Виктор ощутил, как трава щекочет ногу между носком и задравшейся штаниной.

Они не могут двигаться, если на них смотреть! — подумал Виктор. Он глядел на льва, не отрывая взгляда, ощущая, как на сломанном правом запястье словно затягивается петля из раскалённой стальной цепи. В этот момент стало темно. Виктор упал на стул и разломал его, сильно ударившись спиной. Он закричал, замер и медленно дышал. Он вновь был в третьем отсеке, в помещении управления, где недавно слышал скрип кресла и клацанье клавиатуры. Он приподнялся в темноте и прошёл к двери, где слышались автоматные выстрелы. Он выглянул в коридор и разглядел как один из военных расстреливал каменного льва, сжимавшего руку другого военного. Пленник извивался, пытаясь высунуть руку из каменных тисков. Вдоль коридора лежали два трупа рабочих. У потолка появился ещё один человек и спиной рухнул на пол. Он вскрикнул, застонал и замолчал. Виктор повернулся вправо, где Игорь Жменев пытался проскочить в третий отсек, минуя стоящего каменного льва, чтоб схватить книгу.

— Не отводи от него взгляда, — крикнул Виктор, держась за сломанное запястье, откуда по руке распространялась жгучая боль. Игорь на секунду повернулся к Виктору, затем посмотрел обратно на льва. Он шёл вдоль стены, прижимаясь к ней. Виктор услышал хлопок и понял, что падает. Ветки били по лицу и телу. Запястье словно перекручивали. Он ударился грудью о толстую ветку, перевернулся и упал спиной на землю. Он лежал и не мог сделать вдох, глядя как сыпятся на голову летящие сверху сбитые им же листья. Через секунду он ощутил, как что-то твёрдое впилось в его шею. Раздался хруст. Виктору перекусили горло.

 

Донеслись выстрелы. Один из военных выбежал в коридор, другой стоял и смотрел на дверь. Борис встал и направился к двери.

— Стоять, — сказал военный, глядя на Бориса, поставив руку на кобуру оружия.

— Им нужна помощь, — сказал Борис.

— Вам нельзя выходить, — сказал военный, достав оружие, — вы останетесь тут.

— А если нужна эвакуация? — удивился Борис.

— Не будет никакой эвакуации, — сказал военный. В его глазах блеснула уверенность. Борис кивнул, развернулся, отодвинул стул и собирался сесть, но внезапно схватив стул, швырнул его в военного. Раздался треск поломанной ветки. Мужчина от неожиданности упал на пол, оружие отлетело в сторону. Борис подбежал и поднял пистолет. Артём подошёл ближе и глянул на Бориса, взглядом спрашивая необходимы ли подобные меры.

— Чего смотришь, кусок дерьма? — спросил Борис.

— Что ты сказал? — вспылил Артём. Борис не ответил, выйдя из комнаты. Артём шёл следом. Коридор был пуст. В конце, там, где был поворот к третьему отсеку, слышались голоса и хлопки, как во время салютов. Борис остановился, прислушавшись.

— Пошли отсюда, — сказал Артём, подойдя ближе.

— Струсил, да?

— Я? — удивился Артём, — я тебя сейчас задушу. Если хочешь, иди. Помоги им. У тебя ведь оружие.

Борис стоял, не решаясь шевельнутся. Внезапно в середине коридора под потолком появился стул и упал на пол, с треском разлетевшись.

— Что это? — удивился Артём отступив.

— Откуда мне знать? — спросил Борис, держа в руке пистолет. Он понял, что нужно бежать, но не сказал этого, иначе признал бы правоту Артёма. Ему не хотелось давать повода думать, что он мог ошибаться.

— Я ухожу, — сказал Артём, двигаясь к двери запасного выхода. Основной выход был за третьим отсеком, но идти туда не было желания. Послышался крик, затем выстрел, вновь несколько хлопков. Звук удара.

Артём пошёл быстрым шагом, следом за ним не отставая шёл Борис. Они бежали по лестнице глядя вверх, надеясь, что вскоре будут на поверхности. Один пролёт, второй, третий. Артём подумал о заражении. Он не знал, что там произошло, но понимал, что опасность не пропала, а только разрастается, как грозовая туча, приближающаяся с горизонта.

— Стоять! — сказал голос. Оба обернулись. На предпоследнем пролёте стояли два военных. Бежать нужно было ещё два пролёта вверх.

— Там внизу что-то случилось, — сказал Артём, держась за перила лестницы. Он смотрел на оружие в руках военных.

— Вы не выйдите отсюда, — сказал один из военных, — никто не выйдет пока не позволит Виктор Шторов.

— И где же ваш босс? — спросил Борис. Он держал оружие за поясом и военные его не видели. Его рука лежала на перилах. Он был ниже на несколько ступенек, чем Артём.

— Он внизу, — сказал военный, — идите туда. Не заставляйте нас применять силу.

— Он приказал никого не выпускать живым, верно? — спросил Артём, понимая, что прав.

— Спускайтесь вниз, — уклончиво сказал военный. Он понимал, что подобные вопросы могут привести к неприятностям и желал скорее отделаться от этих коренастых бунтарей.

— Я не пойду вниз, пока мне всё не объяснят, — сказал Артём.

— Спускайтесь обратно или мы применим оружие.

Ситуация была однозначной. Борис и Артём одновременно поняли, что они не выйдут из этого здания живыми. Борис выхватил оружие из-за спины и выстрелил в мужчин. Внезапность ему помогла. Грохот разнёсся по лестнице, эхо подхватило звонкие хлопки. Один из военных упал, второй успел увернутся и отскочил к стене, держась за руку, куда попала пуля. Борис держал оружие в дрожащей руке и смотрел на прижавшегося к стене мужчину в камуфляжной форме. Тот напоминал дикаря, увидевшего самолёт.

— Оставь его, Боря, — сказал Артём, глянув в глаза Борису, — пошли отсюда.

— Думаешь, мне было приятно это? — вспылил Борис, — думаешь, я хотел его убивать? Они меня вынудили. Они сами виноваты.

Он повернулся к сидящему военному.

— Ты хотел меня убить, верно? Такое приказание вам дали?

Мужчина не отвечал. Артём подошёл к нему и отобрал лежащее на полу оружие. Он присел возле лежащего человека, в которого Борис стрельнул первым и потрогал пульс, затем встал и покачал головой.

— Ты меня обвиняешь? — спросил Борис, держа оружие. В глазах был гнев, объясняемый желанием перебросить груз вины. Борис понимал, что кроме себя никого не мог винить, но обстоятельства подсказали ему как нужно действовать.

— Хочешь меня убить? — спросил Артём, глядя на Бориса.

— Нет, — сказал Борис и погладил крестик, висящий на груди. Борис опустил оружие и пошёл вверх по лестнице, опустив голову. Артём двинулся следом за ним, в последний раз глянув на сидящего мужчину у которого рукав был тёмный от крови. Артёму нечего было сказать, но он ощутил, будто ему дали второй шанс. Дал шанс тот человек, которого он ненавидит. Неприятно было осознавать, что Артём будет должен Борису. Груз этого ощущения давил на плечи. Ноги дрожали. Артём сделал несколько шагов вверх по лестнице. Оставался один пролёт до выхода на поверхность. За спиной он услышал щелчок затвора. Артём обернулся и увидел поднявшегося на ноги военного. Он держал оружие в левой руке, правая согнута в локте, с которого капали на пол маленькие кружочки крови. Артём ничего не успел сказать. Он держался за перила лестницы и с открытым ртом ожидал, что будет дальше. Внезапно какая-то сила оттолкнула его. Борис отдёрнул его назад и заслонил своим телом. Раздались выстрелы. Один, за ним второй, третий. Стало жарко. Артём лежал головой на лестнице и ощущал как виски выпрыгивают от напряжения. Руки дрожали. Внизу живота было тепло. Лёгкая тяжесть, словно положили грелку. Звук падения солдата и металлический стук выпавшего из его рук оружия, затем тишина. Борис стоял спиной. Артём, лежа на лестнице, смотрел на его могучую спину и ждал. Теперь он понял, что Борис спас его вторично. С этого момента Артём будет ему всегда обязан. Он уже представил, чего пожелает Борис и мысленно соглашался, проклиная его за это. Борис выронил на пол пистолет и тот полетел по ступеням, звеня и треща как перевёрнутый ящик столовых приборов. Одной рукой Борис схватился за перила и сел на ступени. Артём встал и обошёл его, глянул в глаза. Борис тяжело дышал, рукой прижимал живот.

— Что случилось? — спросил Артём.

— Ты слепой? — грубо ответил Борис, — он в меня попал.

— Ты спас мне жизнь, Боря, — сказал Артём, — давай я помогу тебе подняться.

Артём попробовал поднять Бориса, но не смог. Борис покачал головой и сел обратно на ступени.

— Я не дойду до выхода, Артём, — сказал Борис отдышавшись. Он говорил медленно. С края рта текла красная полоска. На ступенях под ним в свете лампы блестела маленькая лужица красного цвета. Где-то внизу раздавались хлопки, словно лопались покрышки автомобиля. Эхо наполняло лестничный пролёт. Артём смотрел на лужу крови и не знал, что делать.

— Я приведу кого-нибудь, — сказал Артём, поднимаясь.

— Не стоит, парень, — сказал Борис, держась за живот. Он уже не мог сидеть и облокотился локтем о ступени. Голова кружилась, он слабел на глазах.

— Ты думаешь, что крутой? — спросил Борис, — ни хрена ты ни крутой, парень. Ты жалок.

Артём ничего не говорил. Он смотрел в глаза Борису. Борис отвернулся. Он медленно дышал, вытер губы рукавом. Когда их глаза встретились, во взгляде Бориса была ненависть. Они оба понимали безвыходность ситуации и то, что Борису ничем не помочь.

 

Игорь Жменев вбежал в третий отсек. Он собирался избавиться от книги, лежащей на полу. Он подбежал к ней, протянул руку, но в этот момент в метре над полом появился стол, который с шумом обрушился на пол. Ножка сломалась и отлетела. Стол перевернулся и вновь исчез. Следом за ним исчезла книга. Игорь отступил, перед ним появилось похожее на льва каменное животное. Парень сделал несколько шагов назад, животное исчезло, слева под потолком появилась книга. Она упала на пол, испугав парня. Он обернулся, схватил книгу и собрался бежать. Он сделал несколько шагов и понял, что бежит по песку. Игорь остановился и огляделся. Вокруг был песок, вдали река и лес. Слабый шум ветра разгонял тишину, как дым разгоняет пчёл. Слева он увидел стаю каменных животных. Они были в разнообразных позах. Одно из них держало в пасти клочок пропитанной кровью одежды. Сбоку появился шкаф, из него вывалились бумаги и разлетелись на слабом ветру, шурша на песке. Впереди Игорь увидел два трупа, под ними тёмный песок. Через секунду Игорь оказался в помещении. Вновь он услышал гудение системы безопасности и вентиляции. Тут было слишком шумно, по сравнению с «пляжем». Книга была в его руках. Дверь перед ним исчезла, на её месте появилась гора песка и рассыпалась по полу. Игорь перепрыгнул песок и побежал вдоль коридора, прижимая книгу к груди. Он сделал несколько шагов и внезапно оказался среди листвы. Листья били по лицу. Игорь ощутил, что падает. Ветки били между ног и по шее, царапали кожу. Игорь выпустил книгу и падал. Всё вокруг кружилось и вращалось. Он упал на что-то мягкое. Книга шлёпнулась в метре от него. Он лежал в болоте, книга наполовину покрылась грязью. Игорь ощутил влагу покрывающую тело: его засасывало в болото. Одну руку засосало. За спиной что-то шлёпнулось в грязь. Он повернул голову и увидел комод, погружающийся в болото. Ящики выпали при ударе. Игорь схватил свободной рукой книгу и прижал к себе. Его ноги засосало, он не мог шевелиться. Он глядел на берег, где появилось каменное животное, похожее на громадную ящерицу. Животное не шевелилось, хоть Игорь и успел заметить, что только что его тут не было. Парень прижал книгу левой рукой и огляделся. Пахло удобрением и мхом. Его засосало по пояс. Он лежал боком, левая рука была чиста, правое ухо и щека погрузились в грязь. Игорь посмотрел в сторону животного и увидел, что его больше не было. В то же мгновение он упал на плитку в ванной комнате, рядом с третьим отсеком. Книга выпала и отлетела. Игорь ударился плечом и головой. Он привстал. Правая часть тела была в слое болотной грязи. Он отдышался и подошёл к книге. Слева за стеной он услышал топот. Кто-то пробежал по коридору. Сразу за этим он услышал звуки, будто кувалдой бьют по бетону. Что-то крупное и тяжёлое пробежало следом. Игорь держал в руках книгу. Он оглянулся и увидел перед собой каменного льва без хвоста. Лев готовился к прыжку. Игорь отошёл к стене. Он ощущал прохладу плитки и неприятную липкую грязь на теле. Он понял, что загнан в угол. Выход был за спиной льва. Игорь держал книгу в руках и неожиданно начал рвать её. Он смотрел на льва и вырывал листы, комкая их и сжимая. Слева был душ. Он включил воду и стал под струю, намочив книгу. Скомканные листы он бросал на пол и топтал. Внезапно лев исчез, где-то в коридоре раздались хлопающие звуки, затем крик. Наступила тишина, нарушаемая лишь звуком льющейся воды. Книга в его руках стала таять. Он смотрел на неё и ощущал, как она превращается в липкую массу, но она не стекала на пол, она впитывалась в руки. Игорь бросил то, что осталось от книги, и отошёл, но клейкая масса оставалась на ладонях. Игорь с ужасом смотрел на это, затем выбежал в коридор и побежал влево, ничего не видя перед собой. Он лишь хотел добраться до ступеней.

 

Артём взял Бориса за руку и прижал его ладонь. Они не глядели друг на друга, но ощущали теплоту пальцев. Оба понимали, что это последнее прощание.

— Спасибо тебе, — сказал Артём и поднялся, — побыть с тобой?

— Нет. Уходи. Иди к сыну. Поздравь его от меня.

— Хорошо, — сказал Артём отстранённо. Он похлопал Бориса по плечу и начал подниматься по ступеням.

— Постой, Артём, — сказал Борис. Артём оглянулся. Борис снял с шеи крестик и протянул Артёму. Висевшее на нитке распятье болталось в дрожащей руке.

— Возьми это, — сказал Борис, — отдашь сыну. Заботься о нём, парень. Я вырос сиротой. Не позволь сыну узнать, что это такое.

— Хорошо, Борис. Ты классный парень.

— Уходи, — сказал Борис, пожав руку. Артём ушёл. Несколько секунд рука Бориса висела в воздухе, затем упала на ступени.

 

Игорь бежал иногда оглядываясь. Он перепрыгнул несколько тел. Перед дверью на лестницу остановился. У дверей лежал человек, опираясь спиной о стену, и тяжело дышал. Его правая рука была сломана, кость торчала наружу ниже локтя. Кисти не было. Он истекал кровью.

— Что с тобой, Лёша? — спросил Игорь, присев рядом. Он глядел на мужчину, не понимая, почему тот не встаёт.

— Я не могу идти, — сказал Лёша, глядя в пол, не понимая, что происходит. Он держал левой рукой правую, у запястья. Кровь тёмной струёй текла по одежде, брызгая на пол.

— Нужно перевязать рану, — сказал Игорь. Он оторвал рукав своей одежды и туго связал жгут, наложив его выше локтя. Затем он помог Лёше встать. Медленными шагами они пошли к лестнице. Было тихо. Ничего не работало, никто не кричал. Игорь тащил Лёшу на последний этаж. Они прошли мимо лежащих военных и мимо валявшегося на лестнице трупа Бориса. Вверху был свет, идущий от раскрытой двери. Стало прохладно от свежего воздуха. Игорь преодолел последний пролёт и передал Лёшу, который был уже почти без сознания, окружившим его людям. Из подземного комплекса им помогли выйти, затем заперли вход в комплекс. Кроме Артёма, Игоря и Лёши выбрались ещё три человека. Последовало много вопросов. Игорь рассказывал всё, что видел. Недалеко от него стоял Артём и тоже отвечал на вопросы. На шее Артёма висел крестик на верёвочке.

— Всё кончилось, — говорил Игорь, отвечая на вопросы. Со всех сторон его расспрашивали:

— Что там произошло?

— Сколько погибших?

— Как вы выбрались?

— Кто виноват?

— Это был несчастный случай, — сказал Игорь, стараясь никого не обвинять. Он подумал, что начальник смены мог бы им сейчас гордится. Он больше не называл бы Игоря неопытным.

— Там проводился секретный эксперимент, результат которого был ошибочен. Люди ошиблись, но теперь всё в порядке. Не нужно винить мёртвых, они достаточно поплатились.

Репортёры жужжали, как мухи, но Игорь больше ничего не говорил. Он понимал, что слишком много знать не следует. Всё равно они опишут всё так, как им выгодно, немного приврав и немного умолчав.

Остальные свидетели сошлись на том, что причиной происшествия был Виктор Шторов и его вооружённые люди, один из которых застрелил начальника смены. Из военных, которые служили Виктору, выжил только один, но он всё отрицал, а узнав, что Виктор исчез, вообще называл себя жертвой. По показаниям свидетелей сошлись на том, что военного и Виктора будут судить. Виктор был заочно обвинён в превышении полномочий. Отрицать, что он был послан со специальным заданием, никто не стал, но дословно цель задания выяснить было невозможно. Власти всё отрицали, обвинение падало только на Виктора Шторова.

 

Прошла неделя после трагических событий. В третьем отсеке провели тщательное обследование, нашли подтверждения фантастических рассказов свидетелей. Укусы на трупах, напоминавшие львиные, земля и трава, а так же неизвестные растения, расстеленные в отсеке. Найдено было только шесть тел из двенадцати. Остальные исчезли без следа.

 

Артём поцеловал супругу и обнял её сзади. Они стояли перед детской кроваткой. Девушка качала её, легонько толкая ладошкой. Ребёнок спал, на его шее виднелся крестик на нитке.

— Для чего ему носить это, Артём? — спросила супруга, — ведь он был чей-то.

— Да, мне его передали, — сказал Артём и вспомнил Бориса, его лицо и его слова, — он принадлежал моему другу. Это подарок, Диана. От подарка нельзя отказываться.

— Ну, что же. Хорошо.

Она перестала качать кроватку и повернулась к супругу.

— Твой друг наверно очень любит детей, верно?

— Да, Диана. Любит. Особенно нашего сына.

Он прижал жену к себе так, что она застонала. В любовных объятьях они упали на кровать и начали раздевать друг друга.

 

Игорь Жменев шёл вдоль поля. Слышно было лишь журчание травы и крики кузнечиков. Трава играла полосами лунного света. Игорь остановился и огляделся. Ночь прикрыла горизонт ладонью. Игорь прислушался. Он ощущал, что не должен тут быть, ощущал, что тут плохо. Он посмотрел на руки. Они словно светились в темноте лёгким белым светом. В том месте, где впиталась в его ладони злополучная книга, он ощущал зуд. Игорь услышал шаги. Он посмотрел назад и увидел перед собой сидящего льва. Игорь замер, отойдя в сторону.

Главное не отводить взгляд. Главное не отводить взгляд.

Игорь отходил задом, глядя на каменное животное, замершее перед прыжком. Сзади послышался странный звук. Игорь обернулся, но никого не увидел. Он ощутил удар в бок и отлетел в траву.

Игорь проснулся на полу возле кровати и вскочил. Он тяжело дышал и оглядывался.

— Что случилось, Игорь? — спросила лежащая на кровати девушка. Она смотрела на Игоря сверху вниз и улыбалась, — ты упал с кровати? Снова кошмары?

Девушка была в ночной рубашке, волосы спадали на плечи.

— Да, — сказал Игорь, — кошмар приснился.

Он встал и прошёл в ванную, умылся и посмотрел на себя в зеркало. У него болел бок, на который он упал. Иногда его посещали кошмары, но он замечал странную вещь.

…бок болел, Игорь держал его рукой…

Он замечал, что кошмары приходят не всегда во время сна. Он замечал, что иногда он оказывается в другом месте днём, когда не спит.

Игорь убрал руку и увидел на ней кровь. Он посмотрел на бок и заметил рану. Его испугало то, что след от раны был оставлен огромной лапой, похожей на лапу льва…

 

Октябрь 2017

 

*1 – смотри рассказ Андрея Никитина «Материализатор».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.