Анна Финчем. Барселона (рассказ)

Мысль выучить испанский пришла к ней лет в 15. Откуда – она не знала, и так и не смогла вспомнить.

В ее родном городе про испанский никто и слыхом не слыхивал, никаких испанцев там сроду не было, а та бабушка, которая говорила, что может научить, скорее всего, была в Испании в качестве буфетчицы на рыбообрабатывающей плавбазе и видела Барселону из окошка трюма, да и то, скорее всего, одним глазком. Что именно бы ей дало знание испанского, она тоже весьма смутно себе представляла, но, переехав в город покрупнее, стала искать возможности. На первых попавшихся курсах мальчик, вчерашний студент, учил группу читать и переводить со словарем, говорил по-испански мало и с акцентом, да и группа вообще непонятно зачем там собралась, так как ни делать домашние задания, ни разговаривать толком особо никто не хотел. Она честно и старательно выполняла все домашние задания, переводила тексты и даже пыталась составлять диалоги, но ее энтузиазма на всю группу не хватало.

Через пару месяцев она бросила, так как мотивация испарялась с каждым днем, и на пару лет испанский отошел на десятый план. Были дела поважнее. Работа не устраивала, брак трещал по швам, да и город, в котором она теперь жила, раздражал коммунальной неустроенностью, некомфортным климатом и чрезмерной простотой людей.

Еще через пару лет, размышляя о том, куда бы поехать в отпуск, она подумала, что хотела бы увидеть пирамиды майя. Почему-то она решила, что пирамиды майя находятся в Мексике. На самом деле, они находятся в Перу, по крайней мере, самые известные из них, но об этом она узнала только лет через пять. Такая, отложенная любознательность. Тем не менее, испанский всплыл опять, и она нашла в шкафу старые учебники.

Она уже выучила слово manana, все местоимения и даже спряжение глагола «ходить», когда поездка накрылась медным тазом. На нее не хватало денег, и поэтому пирамиды остались неосмотренными, а глаголы – недоученными.

Через очередные пару лет браку наступил конец. Изначально он держался на новизне и, частично, на сексе, потом, возможно, на совместной страсти к шоппингу, а потом перестал держаться на чем-либо вообще. Муж был человеком в меру порядочным, и после развода ей досталась неплохая однушка с видом на сопку и машина средних лет.

Пока она была замужем, вопрос зарабатывания денег ее не очень интересовал, так как муж обеспечивал и даже возил в отпуск. Теперь, со свободой, пришло и осознание ответственности за свою жизнь. Образование у нее было неплохое, но полученное в маленьком северном городке, и местные жители считали, что люди там ездят верхом на оленях и спят на снегу. Большинство сотрудников отделов кадров держали ее диплом двумя пальчиками, боясь замарать ручки жителя краевой столицы, и ее многолетний опыт работы их не очень интересовал. В одной из компаний на работу брали через обязательное психологическое тестирование, мало обращая внимание на диплом. Тестирование она проходила 2 дня. Уже после того, как ее взяли на работу, и она проработала пару месяцев и подружилась с девочкой-психологом, она узнала, что по результатам ее тестирования ей была прямая дорога в топ-менеджеры, но у акционеров были свои планы на тех, кого они этими топ-менеджерами назначали.

В свой первый рабочий день она чувствовала себя весьма неловко. Новая атмосфера, новые люди. Ее стол поставили в другом отделе, где она сразу вызвала неприязнь местных обитательниц – может быть, своей стройностью и пышной гривой кудрей, а может быть, просто так, нипочему.

В компании был принят дресс-код, и она старалась выглядеть официально. В тот день на ней было облегающее платье кирпичного цвета. Она бы вряд ли помнила об этой детали сама, но тот человек, чье внимание она привлекла тогда, запомнил ее платье надолго.

В обед она пошла в столовую. Найти поднос, найти вилки-ложки, выбрать еду, найти свободный столик. Она и понятия не имела, что ее заметили с той секунды, как она вошла в столовую, и все это время за ней следил заинтересованный взгляд голубых глаз.

Он работал в этой компании уже более 10 лет, был начальником одного из департаментов, уважаемым человеком. Мужчины ценили его за ответственный подход к работе, женщины – за обаяние и стабильно хорошее расположение духа.

Ходили слухи, что пару лет назад у него был бурный роман с одной из сотрудниц, которую впоследствии уволили. Позже Инна выяснила, что слухи были весьма правдивы.

Впервые их взгляды встретились на каком-то нудном совещании, на котором она должна была писать протокол. Человек десять мужчин в костюмах и галстуках что-то ожесточенно доказывали друг другу, почти переходя на личности, сыпали цифрами и номерами нормативных актов, она пыталась ухватить хоть какой-то смысл и нить в этих рассуждениях, и был только один человек, который выглядел абсолютно спокойным и даже легонько улыбался. Выше среднего роста, широкоплечий, седой, импозантный… На тот момент ему было за 50, но было видно, что в молодости он был весьма привлекателен, да и сейчас он выигрышно выделялся на фоне остальных среднестатистических мужчин средних лет. Она отметила это для себя механически, просто осматривая пространство и людей вокруг. Ее бывший муж был старше ее на 15 лет, и ей было привычно находиться в обществе его сверстников.

Совещание закончилось, и все стали суетливо расходиться — кофе в буфете и сигарета в курилке манили их куда больше обсуждения производственных вопросов. Она осталась, сосредоточенно допечатывая имена и цифры в маленьком неудобном компьютере. Через какое-то время она поняла, что импозантный мужчина стоит рядом и смотрит на нее, улыбаясь.

— Если нужно помочь, мой кабинет  напротив.

Наверное, уже тогда она поняла, что именно привлекло ее к нему. Взгляд. Молодой и озорной. Когда он смотрел на нее, в его глазах как будто чертики прыгали. Про таких говорят: «молод душой». Хотя, еще говорят: «не нагулялся».

То, что привлекло его к ней, было достаточно очевидным. Высокая, стройная, с точеной фигуркой и красивыми светло-карими глазами. Эти двое оба отдавали себе отчет в своей привлекательности, что ставило их на один уровень.

Возникшая симпатия была ожидаема, взаимна и вполне очевидна.

Невнимательный сторонний наблюдатель увидел бы двоих коллег, беседующих о работе, а внимательному бы бросилась в глаза волна притяжения, возникшая между беседующими почти моментально.

— Спасибо, — вежливо улыбнулась она, подсознательно уже принимая условия этой непроизнесенной игры.

Бывать в его кабинете она стала регулярно. Сначала по работе, так как работа их отделов часто пересекалась, и ей часто нужна была либо его подпись, либо совет, а потом и просто стала приходить поболтать. В его кабинете всегда было солнечно и тихо, что было важно, так как в большом кабинете, где сидела она и еще 8 человек, бубнёж не прекращался ни на секунду, коллеги с огромным удовольствием обсуждали знакомых, знакомых знакомых и незнакомых, а если они уходили на обед, то их телефоны накалялись от звонков, и все это делало сосредоточение на работе крайне трудной задачей.

Через некоторое время его подчиненные привыкли к тому, что она частенько сидит в кабинете их начальника. Девушка она была умная и интересная, и с суровыми технарями нашла общий язык довольно легко. Более того, она всегда была в курсе, где находился Олег, так как он всегда говорил ей, если отлучался из офиса. Она точно знала, что серпентарий в ее кабинете шипел ей вслед каждый раз, когда она выходила из кабинета, но это было не в первый раз в ее жизни, и она лишь пожимала плечами – «подумаешь, я просто в хороших отношениях с человеком, что тут такого?».

Инна – наша героиня, разрешите, наконец, представить, — была человеком обаятельным, но свое обаяние включала только тогда, когда это было ей нужно. Такое, дозированное солнышко. Тем не менее, и этой дозы хватало для того, чтобы мужчины, попавшие в луч этого обаяния, втягивали животы и озабочивались походом в парикмахерскую. Самые смелые отваживались спросить про наличие мужа, а получив отрицательный ответ, втягивали животы еще сильнее.

На одном из очередных скучных совещаний Инна сидела рядом с одним из коллег Олега. Их обоих внесли в состав какой-то рабочей группы по модернизации чего-то там, и по этому поводу был составлен список с номерами телефонов участников группы. В тот день она была в хорошем настроении и совершенно бездумно улыбалась сидящим рядом сотрудникам, не придавая этому особого значения. В отличие от нее, Алексей ее улыбкам значение придал, и вечером в ее телефоне появилось сообщение полу-фривольного содержания с приглашением поужинать. В ответ она лишь сдвинула брови и сообщение удалила. В течение нескольких последующих дней он бомбардировал ее сообщениями и требовал ответа. При этом, в офисе его не было, он находился в командировке «на объекте», и, очевидно, негласная сопровождающая командировочных, которая, как известно, не имеет ни вкуса, ни запаха, здорово развязывала руки и язык. Сообщения становились все более непристойными, несмотря на ее резкие отрицательные ответы, и через несколько дней она пришла жаловаться своему другу Олегу на происходящее. Минут пять она сбивчиво рассказывала о ненужных телефонных диалогах, но, к ее удивлению, он не выразил поддержки.

— Ты же сама эти сообщения спровоцировала, а теперь чего хочешь?

Она хотела, чтобы настырный Алексей отстал, а также, чтобы Олег помог ему отстать.

— Ничего я не провоцировала, — она разозлилась на реакцию Олега и направилась к двери, не желая продолжать разговор.  – Я думала, ты поможешь.

Оставалось только толкнуть дверь и выйти.

— Подожди, — остановил ее его голос. – Ладно, не злись…. Я поговорю с ним.

Она остановилась, но все еще была зла, и он это чувствовал.

— Хочешь, поедем поужинаем сегодня? Тут есть неплохой ресторанчик неподалеку, — попробовал он смягчить ситуацию.

С одной стороны, предложение подкупало своей новизной. С другой стороны, честно говоря, чего-то такого от него она ожидала. Она вполне умела читать взгляды окружающих мужчин.

Она повернулась и посмотрела на него.  Он встал и подошел ближе. Между ними было сантиметров 15, и она могла поклясться, что ощущала какой-то исходящий от него жар, и вряд ли это была температура. Они смотрели друг другу в глаза, и в какой-то момент стало непонятно, почему эти 15 сантиметров все еще между ними.

Связь установилась, разнонаправленные волны соединились в одну, замочек защелкнулся.

— Хорошо, — сказала она.

В ресторане ей казалось, что всем все очевидно. Седой импозантный мужчина в сопровождении молодой стройной девушки, вечером в пятницу… Они сидели рядом, сначала на чопорном расстоянии, потом чуть ближе, потом, в какой-то момент, он накрыл ее руку своей.

Флирт – это игра, и в ней есть свои законы. Легкие касания, полунамеки, полу-обещания. Это и есть тот наркотик, на который так легко подсесть. Она была опытна в этой игре, он – естественен.

Ужин закончился, он галантно подал ей пальто. Была ранняя весна, вечер был прохладным, в небе еще горел отблеск заходящего солнца. Они стояли на крылечке, и казалось, что какой-то разговор между ними был еще не закончен.

Его машина прогрелась.

— Садись в машину, — предложил он, — холодно.

Они говорили о чем-то еще минут 10 и появилось ощущение, что они знали друг друга уже очень давно. Иллюзия близости слегка опьянила ее, и она положила голову ему на плечо.

Какое-то время он молчал, как будто боясь пошевелиться, а потом поцеловал ее. Его губы были мягкими и приятными, и она охотно ответила на поцелуй. Сначала он был нежен и осторожен, потом стал входить во вкус и поцелуй перешел в такой крепкий и неистовый, как будто он только что обрел свою давно потерянную любимую и наверстывал потерянные 30 лет унылого брака с постылой женой.

Когда они, наконец, смогли оторваться друг от друга, солнце уже село. Они разъехались по домам, и перед сном она улыбалась, вспоминая его увлеченность ею и это ощущение близости, от которого сладко замирало сердце.

Наутро ее губы распухли, и даже в понедельник ей казалось, что все коллеги, глядя на нее, понимали, что она делала в пятницу вечером, и с кем именно. С Олегом они увиделись перед совещанием. Увидев ее, он просиял улыбкой и даже умудрился ее приобнять, незаметно для окружающих. На совещании они перебрасывались записочками и тщательно прятали улыбки, как влюбленные подростки.

Их неравнодушие друг к другу довольно быстро стало заметно для окружающих. Неодобрительное шипение коллег стало в разы громче, но она его игнорировала. Тем не менее, в связи с обсуждением темы взаимоотношений Инны и Олега всплыла и тема его предыдущего служебного романа, и коллег распирало от желания поведать Инне эти подробности. Конечно же, с наиболее благими намерениями.

Тот прошлый роман Олега длился пару лет и о нем знали все, даже, вполне возможно, и его супруга. Самолюбие Инны было задето не то слово как. Она же думала, что он влюбился в нее и поэтому начал все обнимашки -уединяшки. А оказывается, она всего лишь «очередное увлечение»???

Разговор она начала гневно и обидняками. Он не отвечал на ее выпады, молча глядя перед собой.

— Ты же знаешь, я женат. И никогда не разведусь. Та девушка поставила мне ультиматум, потребовала на ней жениться. Я отказался, мы расстались, а потом ее уволили…

— Ты два года был в отношениях!! Дурил ей голову!

— Я всегда говорил, что не разведусь, она знала это! А ультиматумов мне ставить не надо, я не мальчик.

Разговор как-то зашел в тупик.

— А ты ее, эту девушку, до сих пор любишь? – ничего умнее Инне в голову не пришло.

— Ну конечно же нет, малыш! Это же уже давно все в прошлом. И потом, у меня есть ты, — он улыбнулся своей козырной теплой лучезарной улыбкой.

Возможно, умение правильно разговаривать с женщинами – это уметь говорить им то, что они хотят слышать. Недаром Олег слыл дипломатом.

Инна растаяла и сменила гнев на милость.

— Поедем сегодня ужинать в наш любимый ресторанчик? – он погладил ее по руке, очевидно желая закрепить эффект.

— Хорошо, — кокетливо сверкнула Инна глазками.

Несмотря на свою увлеченность этим мужчиной, Инна была девушкой чаще всего здравомыслящей. Вот и сейчас здравомыслие подняло голову и сказало: «Послушай. Он тебе прямым текстом сказал, что никогда не разведется. Зачем тебе такие отношения?»

— Ой, ну что ты, — отмахнулась Инна, крутясь перед зеркалом в туалете, собираясь ехать ужинать. – Это он на той курице не женился! Ну и где она, а где я. Я же не такая. На мне-то он точно женится, вот увидишь.

Флирт продолжился. Они часто обедали вместе, пили кофе в буфете, он покупал ей шоколадки и часто звонил позвать ее в свой кабинет, чтобы поцеловать и пообнимать. В силу возраста и советского воспитания он был в меру напорист, и ей очень льстило то, что он явно выражал ей свое восхищение ее фигурой и внешностью.

Как-то они ужинали в новом ресторанчике в пригороде. Уже наступило лето, они сидели на террасе под открытым небом, рядом был лес и небольшое озеро. Тепло, приятно, красиво. Супруге он говорил, что задерживается на работе, а если она звонила – например, сказать, чтобы он купил хлеба по дороге домой, — он смущенно отнекивался и старался завершить разговор как можно быстрее.

Она обратила внимание, что ресторан был частью гостиничного комплекса. В лесочке неподалеку стояли миленькие бревенчатые домики и мангалы для шашлыка. Она сказала об этом Олегу, и он как-то хитро улыбнулся.

— Хочешь, я сниму номер тут?

— На выходные? Отличная идея! – обрадовалась она.

— Малыш, — тут же поскучнел Олег, — на выходные я не могу, ты же знаешь… Дочка в гости приедет, я с супругой должен быть.

Теперь поскучнела она.

— И зачем тогда снимать номер?

— Ну, как зачем, — его глаза вновь заблестели. Мы сможем ужин в номер заказать, ну и побыть вдвоем, чтобы никто не мешал…

Конечно же, ей было уже не 15 лет, и она понимала, что этот разговор рано или поздно состоится. Вряд ли он был увлечен ею лишь платонически.

Сказать, что она испытывала к нему нереальное физическое влечение, она тоже не могла. Его внимание ей очень льстило, ей нравилось ужинать с ним в хороших ресторанах, она получала определенные привилегии на работе благодаря его протекции, да и в целом он ей очень нравился – интересный собеседник, привлекательный взрослый мужчина…

В голове возник тот разговор, про «никогда не брошу жену». Ну вот и способ доказать ему, что она лучше его супруги. Несколько раз за время их общения он обмолвился, что секса у них с супругой давно нет, потому что супруга к нему совершенно равнодушна.

Себя Инна считала девушкой сексуально раскрепощенной и втайне радовалась этим разговорам, ощущая свое превосходство над его престарелой женой. Она видела ее на фотографии – обычная, среднестатистическая полноватая женщина за 50, с типичной короткой стрижкой и опухшим взглядом.

Помните, как говорил Карлсон: «Малыш, ну я же лучше собаки!»

— Я же куда лучше этой старой перечницы! – сказало Тщеславие и Здравомыслие проиграло бой.

— Ну хорошо, — кивнула Инна.  – Давай в следующую пятницу.

Комната в отеле была крохотной, душ висел прямо над унитазом, а кровать была с пружинами. Правда, вид с балкона на лес, освещенный вечерним солнцем, наводил на романтические мысли. На какой-то момент она засомневалась в правильности своего решения прийти сюда. Вышла на балкон, и приятный теплый ветерок растрепал ей волосы.

Олег подошел к ней сзади и обнял за плечи. Он-то совершенно точно знал, зачем приехал сюда…. Они вернулись в комнату, он начал суетливо раздеваться. Под рубашкой оказалось рыхловатое тело и белая майка, заправленная в нижнее белье. Она поймала себя на том, что ее брови поползли вверх, но отступать было поздно.

Все произошло быстро и как-то буднично – для нее. Он же, напротив, выглядел крайне довольным собой и происходящим.

Когда она ехала домой, ее преследовало смутное ощущение чего-то неправильного или неприятного, но она никак не могла уловить его до конца.

Она позвонила подруге, широко известной в узких кругах своим неунывающим цинизмом и умением перевернуть ситуацию с ног на голову, что частенько помогало эту самую ситуацию лучше понять.

— Помнишь, я тебе говорила про того мужчину, который мне нравится, ну тот, с работы?

— Женатик-то? Помню, конечно. Что там с ним?

— Ну, мы сегодня с ним как-бы… Время вместе провели..

— Хорошо провели-то хоть? – Инна явно представила чертиков, прыгающих в глазах Нади.

— Да как тебе сказать… Вроде и неплохо…. Но что-то меня корежит теперь.

— Получилось не так, как ты ожидала?

— Выходит, да, не так..

— А чего бы ты хотела в итоге?

— От него? От себя? От ситуации?

— От этих отношений.

— Замуж, я думаю… Человек он неплохой, хороший руководитель, подчиненные его уважают, разговаривать с ним интересно…  Возраст меня не смущает, сама знаешь..

— После первого секса, я думаю, он тебя замуж не позовет, ну а вообще – если уверена, что он «твой», действуй дальше! Раз уж ввязалась, — чертики запрыгали еще выше и радостнее.

Инна положила трубку. И правда, раз уж ввязалась – действуй. Или оставь эту затею прямо сейчас.

Теперь при виде ее его глаза стали сиять еще ярче. Встречи в съёмных гостиничных номерах стали регулярными, более того, большая часть общения происходила именно там. Если она предлагала просто поужинать вместе, или погулять, он частенько оказывался занят, а если же встреча включала уединение, то вся занятость исчезала. Он не был умелым любовником, скорее, производил впечатление человека, который годами недоедал, а потом оказался в окружении разнообразной еды, и жадно наверстывал упущенное.

Она научила его доставлять ей удовольствие, более того, сделала это обязательной частью их интимных встреч, и иногда просила его помочь ей с машиной, мелким бытовым ремонтом или деньгами. Он помогал, может быть, охотно, а может быть, опасаясь, что лишится своего нежданно обретенного пятничного секса, если откажет.

Тем не менее, как это часто бывает, близость физическая в какой-то момент стала давать ощущение – а может быть, иллюзию — близости душевной. Они проводили достаточно много времени вместе, много разговаривали, обнаружили определенное сходство характеров и темпераментов. Они оба были приезжие и с ностальгией вспоминали свои родные города, были одинаково недовольны своей работой и начальниками, да и совместная тайна, которую они носили в себе сейчас, невероятно сближала. Они жили одной реальностью в своих отношениях, а его жена жила в другой, не зная об Инне, и это облегчало общение Олега с Инной, и затрудняло общение его с женой.

Инна привыкла к нему, к их общению, и вполне представляла их парой. Да и не было никого другого в ее жизни. Она ни с кем не знакомилась, никто не знакомился с ней, она была занята на работе и домашними делами, да и незамужних подруг, с которыми бы она ходила по клубам и барам для знакомства с мужчинами, у нее не было. Привычка даже стала переходить в чувство привязанности и, в каком-то смысле, даже влюбленности. Более того, для нее всегда было ценно получать помощь от мужчин, и готовность Олега решить некоторые из ее проблем, в каком-то смысле, придавали ему ореол рыцаря в сияющих доспехах. Он слушал ее, иногда давал советы, к которым она – тоже иногда – прислушивалась, и во многом считала его взрослым и мудрым. Кроме нежелания расстаться с женой, конечно.

Так продолжалось около полугода. Наступила осень, и по вечерам стало темно и холодно. Возвращаясь вечером домой, она чувствовала себя одиноко и неуютно, причем после вечера, проведенного с Олегом в какой-нибудь съемной гостиничной комнатушке, ощущение одиночества усиливалось. В выходные она занимала себя домашней работой, чтобы убежать от этого грызущего ощущения, и несколько раз поймала себя на том, что, когда они с Олегом встречаются в понедельник на работе, ее раздражают его рассказы о том, как хорошо он провел выходные с семьей. Как многие несчастные в браке люди – или же люди, считающие привычку и удобство в отношениях куда более важными вещами, чем любовь, верность и взаимоуважение, — он был фанатично привязан к детям и изливал на них свою любовь, не нашедшую иного применения. Хотя его дочерям было уже под тридцать, он продолжал опекать их и, как выражалась Инна, «трясся над ними, как курица».

За время их встреч он совершенно очевидно привязался к ней. Она знала многое о нем, о чем, по его словам, не знала ни его супруга, ни знакомые. Он рассказывал ей, как именно и почему он несчастен в семейной жизни, как ему было плохо до встречи с ней, с Инной, и как хорошо стало сейчас, как он ей доверяет и как она его понимает – в отличие от супруги, естественно. А уж такого отличного секса у него и вообще никогда в жизни до нее не было! И что он скучает по ней все время, когда они не вместе, и каждый раз перед сном представляет, как здорово было бы обнимать Инну… Несколько раз в его речах проскальзывало слово «влюблен», что несказанно радовало девушку.

Казалось бы, логичным следующим шагом было бы то, чтобы и жить с тем человеком, который тебя понимает и радует, и не жить с тем, кто нет, но тут в стройной истории наступала заминка. Возникали слова «долг» и «дети».

— Понимаешь, малыш, — его голос становился проникновенным, — я не могу бросить супругу. Она без меня прожить не сможет! Она же все равно меня любит, по-своему!

Или так:

— Понимаешь, малыш! Я не могу уйти из семьи, бросить детей! Они меня не простят! Супруга им запретит со мной встречаться!

Или так:

— Малыш, было бы так здорово засыпать и просыпаться с тобой! Но ты же понимаешь, я должен быть с семьей!

Логические доводы типа «супруга же тебя не понимает и не одобряет», «дочери уже взрослые и у них свои семьи» или вопрос в стиле «почему должен» заводили разговоры в тупик. Он замолкал или начинал говорить о чем-то другом.

Ее выходные продолжали быть одинокими, и она стала думать, чем бы таким интересным себя занять, желательно с пользой. Во время уборки квартиры на глаза попался учебник испанского, и проблема получила решение. Она вытащила все старые тетрадки и решила найти себе учителя. Поиск в интернете на местном сайте объявлений дал ей двух девочек, готовых с ней заниматься, и несколько аудио-курсов, которые она радостно скачала.

Ехать на работу было довольно долго, и она стала слушать эти аудио-курсы по дороге. Поначалу было несложно, многие слова были знакомы и легко вспоминались. Однажды, от радости от того, что она смогла выучить какую-то довольно длинную фразу, она рассказала Олегу про свой испанский.

— Надо же, а у меня брат живет в Испании! Вот бы здорово было туда поехать с тобой!

Обсуждение Испании и возможной совместной жизни стало любимой темой для разговоров. Он упоминал об этом так часто, что стало казаться, что их совместная жизнь становится реальностью.

-Ты такая молодец, малыш! Я горжусь тобой! Умница, красавица, и язык знаешь! А вот супруга наотрез отказывается туда ехать, даже в отпуск! А я бы так хотел брата повидать!

Эти разговоры подстегивали ее в ее учебном рвении и придавали новый смысл одиноким вечерам и выходным.

Олег хвалил ее успехи, они все так же проводили время в постели, он продолжал жаловаться на супругу и говорить, как здорово было бы жить с Инной, а дальше разговоры буксовали, и он ехал домой, ужинать и смотреть телевизор.

В какой-то момент эта ситуация стала ее раздражать, и все те теплые чувства, которые она испытывала к Олегу, начинали меркнуть перед отсутствием явной картины совместного будущего.

— Понимаешь, я уже так к нему привыкла, — в очередной раз жаловалась Инна Наде, — я же ни с кем больше не знакомилась за это время! Уже столько времени прошло, он все время мне говорит, как ему со мной хорошо, ну и все, на этом тупик! Замуж не зовет!

— Ну а зачем ему тебя замуж звать? – Надя была в своем репертуаре.  — Благодаря тебе, у него есть секс, а благодаря жене – ужин и тихие вечера у телевизора. Заметь, его все устраивает. А развод и новая жизнь – тут куча сложностей.

— Ну и что мне делать?

— А что ты хочешь?

— Замуж хочу!

— За него или вообще?

— Не знаю уже, если честно… Вообще. Но лучше бы за него, к нему я уже привыкла…

— Забавная причина для замужества, — улыбнулась Надя. – Ну хорошо. Давай так. Что ему в тебе нравится?

— Я красивая, умная, хороша в постели и всегда ему рада.  И благодарю за его помощь, если помогает. Он всегда говорит, что супруга его давно как мужчину не воспринимает, а я даю ему понять, что он мой герой. Даже если просто лампочку поменял или что-то такое…

— То есть, когда он с тобой, он получает положительные эмоции?

— Чаще всего, да… Иногда я высказываю, что меня раздражают эти его разговоры про хорошо проведенные выходные…

— Ну давай представим то, что он тебя позвал замуж. Что ты чувствуешь?

Инна задумалась.

— А ты знаешь, вот ничего особо.. Вроде облегчения. Что получила то, что хочу, а то какая-то неприкаянная.. Уже почти год в любовницах, знаешь, как неудачница. Когда поженимся, утру нос всем этим змеям на работе, которые за моей спиной шипят все время…

— Статус обретешь? Замужней?

— Да. Точно. Чтоб все видели, что не зря все это.

— Так важно, чтобы тебе хорошо было, или чтобы «все увидели»?

— Ну что ты такая зануда! Ну мне же неплохо с ним, денег он нормально зарабатывает, в сексе получше стало, ну и привыкли мы друг к другу… И вообще, зря я, что ли, столько времени в этот испанский вбухала! Пусть женится на мне и увозит меня в Испанию!

— А что там, в Испании?

— Там тепло и работать не надо, — Инна начала злиться.

— А почему не надо работать?

-Ну так он же мужик, он пусть деньги зарабатывает! А я ребеночка рожу и все, моя задача выполнена! Он сам сто раз говорил, что сына хочет! Вот я и рожу ему сына!

Надя посмотрела на нее немного странно, но Инна была занята переживанием своего начинающегося гнева и не обратила не это внимания.

Тем не менее, зерно бури было посеяно в ней и начало прорастать.

В пятницу вечером, лежа в постели рядом с Олегом после очередного бурного переплетения тел, Инна решила прояснить ситуацию.

— Послушай, а если бы я сейчас забеременела, что бы ты сделал?

— Да как бы ты забеременела, мы же предохраняемся? – Олег явно встревожился, хотя и старался не подать виду.

— Ну вот если бы?

— Ну тогда пришлось бы жениться, — игриво и немного нервно ответил Олег, пытаясь перевести разговор в шутку.

— А по -другому никак бы не женился?

— Малыш, ну ты же знаешь…….

— Да пошел ты со своим «малышом»!  —  гнев подступил к горлу так неожиданно, что Инна не успела его сдержать и резко поднялась с плеча Олега, на котором только что уютно лежала.

— Ты мне уже год этим «малышом» мозги компостируешь! Надоело! Ноешь постоянно, как тебе хреново со своей этой «супругой» — Господи, слово-то какой мерзкое! – ну и что? Что мне с твоего нытья? Плохо с ней жить – живи со мной, со мной хорошо! Собрал бы чемоданы и пришел, у меня есть, где жить! Я тебе могу сына родить, она уже не может, да и про то, какой у нас умопомрачительный секс я слышала уже раз миллион! По телефону со мной трындеть можешь часами, и все время говоришь, что скучаешь! Ну так не скучай! Подай на развод и реши вопрос, будь мужиком!

Она выскочила из кровати и стала одеваться. Он лежал молча и не шевелясь, совершенно ошарашенный всплеском ее эмоций.

Потом так же молча встал и оделся.

— Поздно уже, ехать пора.

По домам они разъехались на этот раз молча, хотя обычно звонили друг другу по дороге и продолжали разговор до дверей квартир, вспоминая подробности только что закончившейся встречи и мурлыкая о том, как им хорошо вместе.

Инна была зла и обижена. Неслась домой на грани штрафа за превышение скорости, пугая окрестности громким бибиканьем, если кто-то появлялся н ее пути, и даже не пропустила соседа по автостоянке, хотя обычно весьма мило с ним беседовала о погоде.

Зашла в квартиру, подошла к шкафчику, где хранила алкоголь. Шампанское, вино, коньяк… Виски! Кто-то из знакомых Олега подарил ему, а он – ей. От мысли про Олега она стала ее злее и несчастнее.

Кубики льда звякнули о дно толстостенного граненого стакана, горлышко бутылки звякнуло о краешек. Она отхлебнула резко, по-мужски и поморщилась, когда жидкий огонь обжег горло. Села на пол возле стены, поставила стакан рядом.

— Послала его – и правильно сделала, — тихо сказало Здравомыслие.

— А кто теперь будет лампочки менять? –испуганно спросило Тщеславие.

— Да идите вы оба, — сказала Инна и допила виски в два глотка. – Спать!

В выходные они с Олегом разговаривали крайне редко, разве что он ехал куда-то по делам один и иногда звонил Инне. Сейчас она его звонка не особо ожидала, и, закончив с обычной субботней рутиной «приготовить еду на три дня вперед, постирать, сделать уборку», села за учебник. Учиться было лень, пить вино – рано. Она вспомнила, что ее преподавательница испанского как-то говорила ей, что есть такой хитрый сайт, на котором можно найти носителей языка, которые будут с тобой разговаривать бесплатно на своем языке, если ты, в обмен, будешь разговаривать с ними на своем. Что-то вроде языкового обмена.

Сайт нашелся быстро, и она на нем зарегистрировалась, поставив галочку «испанский» в выборе языка будущих собеседников.

Желающие пообщаться с симпатичной русской нашлись почти сразу. Через час в ее почтовом ящике уже было штук десять анкет потенциальных учителей.  Она просматривала анкеты довольно придирчиво. Этот слишком молод, этот слишком стар, этот женат – хотя, казалось бы, какая разница для языкового обмена? – этот страшненький….

Пара человек уже даже попыталась позвонить ей в скайпе, этих она сразу занесла в черный список. Никакого уважения к личному пространству!

Ответила на несколько писем – почти все писали по-английски, некоторые по-русски. Английский она знала неплохо, что помогло. Через пару часов новая забава наскучила, да и вечер наступил, пора подогретого красного вина и просмотра сериалов про забавных американских физиков-теоретиков.

В воскресенье утром, как ни странно, позвонил Олег.

— Как дела? – вкрадчиво поинтересовался он, возможно, ожидая очередной вспышки ее гнева.

— Пока не родила, — холодно отрезала Инна, не найдя причины быть милой с ним.

— Я просто в городе пока, вот, решил позвонить, спросить, как дела…

— Дела — хорошо, — она не желала смягчаться.  – Хотя если в городе, можешь меня пригласить пообедать.

— Ну, малыш, у меня нет столько времени, мне скоро домой ехать….

Услышав обычные интонации и причины, она моментально вскипела.

— Ну и чего звонишь тогда??? Оставь меня в покое!

Бросила трубку, злясь на себя и на него. Или только на него?

Из-за неожиданной вспышки гнева она забыла, что собиралась делать и пошла за компьютер, включить музыку. Заодно проверила почту и свой вчерашний сайт. Ого, 15 писем! Пробежала глазами фото – один был типичный испанец, жгучий симпатичный брюнет. «Хосе» — прочитала он имя. Открыла письмо.

«Дорогая Инна, я был бы очень рад пообщаться. Мне 33 года, я холост, живу в Барселоне. По профессии архитектор. Интересуюсь фотографией, русским языком и люблю путешествовать. Напиши мне, если хочешь поговорить».

Инна собрала в горсть все, что знала по-испански и ответила примерно в том же духе. Возраст, работа, город проживания, адрес скайпа. Хосе так Хосе. «Слава Богу, не Хуан», -хихикнула про себя.

В понедельник на работе ей показалось, что Олег ее избегает. Это было неудобно, так как он не позвал ее пить кофе в буфет, где пили кофе только начальники, да и по работе ей нужно было с ним пообщаться, а он все время куда-то уезжал и не говорил, куда и когда вернется. Как назло, что-то застучало в машине и дома перегорела лампочка. Она привыкла разговаривать с ним по дороге домой, привыкла получать от него утренние комплименты по поводу того, как она выглядит, да и физически ощущала нехватку обнимашек.

Он держал дистанцию и был подчеркнуто вежлив.

К среде она приуныла, да и лампочка сама по себе не вкрутилась.

В обед они случайно оказались рядом в очереди в столовую. Олег улыбался и шутил со всеми, кто стоял рядом, и она невольно опять попала под его обаяние.

Свободный столик был только один, и им пришлось сесть вместе. Сначала они молча ели, стараясь не смотреть и не прикасаться друг к другу. К концу трапезы соседние столики освободились, посторонних ушей стало намного меньше, и он посмотрел на нее.

— Ты знаешь, я все выходные думал о тебе….

Она саркастично подняла бровь и промолчала.

— Ты же права, я тебе морочу голову.  Ты со мной только время теряешь… Я не могу уйти из семьи, а тебе надо замуж и детей… Я все понимаю. Нам лучше расстаться, я думаю. Ты найдешь себе другого мужчину… Но так получилось, что я влюбился в тебя. Все время думаю о тебе, вспоминаю, представляю тебя рядом… Я думаю, я был бы очень счастлив с тобой….

Из всего, что он сказал, она хорошо услышала только слово «влюбился» и плохо услышала про «расстаться». Тщеславие внутри запрыгало от радости.

— Я не хочу другого мужчину, — вполне искренне сказала она. – Я хочу с тобой!

Ему хватило ума не отвечать в обычном стиле про «никогданеуйдуизсемьи» и обед закончился в теплой обстановке примирения. На следующий день он вкрутил ей лампочку и пятничный секс ему был обеспечен.

В выходные она вернулась к переписке с темноглазым Хосе. Он был вежлив и скромен, чем выгодно отличался от остальных желающих. Он позвонил ей в скайпе и терпеливо поправлял ее ошибки, которые она делала через слово, пытаясь разобраться в испанских глаголах. За полчаса попыток выразить свою мысль грамматически правильно она почти вспотела, и ощущала, как шестеренки в голове медленно-медленно начали крутиться с нужную сторону.

В-остальном, выходные прошли вполне обычно.

В понедельник вечером неожиданно нарисовалась Надя с бутылкой шампанского – она закончила какой-то важный проект, и решила отпраздновать.

— Это вам, фрилансерам, можно пить в любой день, — проворчала Инна, разливая искристый брют по хрустальным бокалам, — а мне завтра на работу!

Надя рассмеялась в ответ.

— Как там твой роман, расскажи лучше.

— Да как… На той неделе разозлил меня своим нытьем… Ну и послала его!

— Вау! Вот это речь не мальчика, но мужа! Я имею в виду, не девочки, но женщины! И как теперь?

— Да как-то скучно без него стало… И лампочка перегорела… В-общем, мы снова вместе.

— Вместе – в смысле он тебя замуж позвал, или вместе в твоем воображении?

Инна недобро сверкнула глазами.

— Он сказал, что влюблен!

— Это многое объясняет, конечно, — Надю невозможно было сбить с насмешливой волны, — и когда замуж?

— Пей давай, — махнула рукой Инна, — никакой поддержки от тебя.

— Поддержки в чем? В том, чтобы провести жизнь в напрасных надеждах?

— Ну он же поймет, что я лучше его жены и бросит её!

— Ну пока же не бросил… Сколько ты уже с ним? Год?

— Больше…

— Значит, есть что-то в ней такое, что ему нужно?

— Ну что, например? Борщи? Котлеты?

— Безопасность. Она так долго была с ним, что он знает, что она точно никуда не денется. А ты вот возьмешь и вильнешь хвостом!

— Да куда я вильну? Поженимся и будем жить спокойно…

— Ну это ты так видишь… А он не знает. Ты молодая, озорная… Появится кто-то помоложе и побогаче, позовет – ты и пойдешь… А Олег твой с чем останется? Жена обратно не примет…

— Ну так если он дает мне все, что мне нужно – зачем бы я к кому-то другому уходила?

— Так вот он и не уверен, что дает тебе все, что тебе нужно… И поэтому с тобой быть хорошо, а с женой – спокойно. Вот если бы она его сейчас выгнала из дома, то он бы к тебе пришел, чтобы на улице не ночевать.

— А она его не выгонит…

— Нет, конечно. Зачем? Ты сама же говорила, что она про его прошлый роман знала, но его не выгнала… Деньги он в семью приносит, детям помогает, что еще надо? Все так живут…

— Прям заклинание… «Все так живут»! Я так жить не хочу!

— Не хочешь – не живи. Вопрос же не в тебе сейчас, а в ней.

— То есть, у меня нет шансов?

— Ну почему же… Шансы всегда есть… Помнишь, что в идеале женщина ощущает рядом с мужчиной?

— Мммм… Влечение?

Надя рассмеялась еще громче.

— Безопасность, радость, благодарность.

— Ну вот не особо я это рядом с ним чувствую, если честно, — задумчиво протянула Инна.

— Дааааа? А как же «замуж хочу и хвостом не вильну»? – сарказма в Нале было хоть отбавляй.

—  Ну хорошо, а если я это буду чувствовать, то что будет?

— Попробуй и увидишь! Я тебе не могу сказать, что будет… Я не знаю. Дай ему то, чего ему не хватает.

Всю неделю Инна старательно вызывала в себе ощущения безопасности, радости и благодарности каждый раз, когда общалась с Олегом. Была весела, игрива и позитивна. Судя по всему, прием работал! Он звал ее к себе в кабинет еще чаще, предлагал ужин и прогулки, и даже подарил букет красных роз, который купил неподалеку от офиса.

Когда они ужинали в ресторане, он всегда сидел рядом, часто обнимал ее, гладил ее руки и смотрел ей в глаза.

— Ты знаешь, я с тобой как вторую молодость получил… Ты меня возвращаешь в те чувства, которые я давно не испытывал. Как будто я все могу! Думаю о тебе и представляю, что мог бы жить совсем другой жизнью – свободной, счастливой…  И у нас с тобой такой секс восхитительный! У меня никогда такого не было! Ты меня делаешь счастливым! А вот с супругой такого нет…

При слове «супруга» она поморщилась и ощутила привычное раздражение. Опять! «Благодарность и радость, благодарность и радость», пронеслось внутри. Она спрятала раздражение и промолчала.

Он еще минут 10 продолжал в том же духе, «с тобой хорошо, с ней плохо, но я должен».

В какой-то момент она почти отключилась. Все это она уже слышала и ей стало скучно. Разговоры всегда проходили по одному сценарию и заканчивались одним и тем же, разница была лишь в том, что сейчас она не показывала реакции на упоминание супруги.

— Зачем ты вообще все это слушаешь? Второй год, одно и то же? – спросило Здравомыслие.

— Ну он уже скоро поймет, что ты лучше супруги! – ответило Тщеславие. – Потерпи!

Когда пришло время ехать домой, он долго не отпускал ее, стараясь насытиться ощущением ее губ на все выходные, целовал волосы и кончики пальцев.

— Малыш, я совершенно влюблен в тебя!

Она улыбалась, но внутри как будто что-то щелкнуло и эти слова перестали радовать, не было этого сладкого ощущения томления в груди, которое так нравилось ей раньше. Ей даже захотелось увернуться от его поцелуев, но он был настойчив и горяч.

От встречи осталось странное горьковатое послевкусие, как от очень сухого вина. А ведь раньше все было так радужно!

Вернувшись домой, она захотела поговорить со своим далеким испанским собеседником. Несмотря на разницу во времени, он был онлайн.

— Как прошел твой день? Я выучил несколько русских слов, пока ждал твоего письма! Чтобы нам было проще разговаривать!

Ей неожиданно стало очень приятно. Простое человеческое внимание. Вот без этого нытья и бесконечных упоминаний о супруге.

— Можно я позвоню тебе? – спросил Хосе.

Они разговаривали почти час, пытаясь использовать все известные им русские и испанские слова, иногда переходя на английский. У него была приятная улыбка и приятный голос, ей было легко с ним, и она смеялась, когда он забавно коверкал русские слова. Они даже выпили по бокалу вина, каждый за своим компьютером, и договорились созвониться завтра.

Утром она проснулась с улыбкой. Небо за окном было удивительно голубым и непривычно солнечным. У нее на кухне был маленький телевизор, она пощелкала пультом и нашла программу про путешествия. Сегодняшняя передача была про Испанию, и пока она варила себе кофе и яйца всмятку, ведущие рассказывали ей про красоты Барселоны.

«Красотища!», – восхитилось Здравомыслие.

Тщеславие, как ни странно, промолчало.

Она почти не заметила, как сделала все то, чего требовала обычная субботняя рутина, и в назначенное время села за компьютер.

Они с Хосе разговаривали уже минут 15, когда зазвонил ее телефон.

«Олег», показал маленький экранчик.

— Извини, — сказала она Хосе, — я отвечу, ладно?

— Как дела, малыш? Я соскучился! – голос Олега звучал игриво.

— Я немного занята, — ответила она, ощущая непонятную напряженность. Его звонок был неожиданным, и неожиданно нежелательным. Как будто он вторгся в ее личное пространство, и она не знала, толи прервать звонок Хосе и поговорить с Олегом, толи наоборот.  – Ты что-то хотел мне рассказать?

— Я просто еду, хотел поболтать. Услышать тебя!

«Скучно же в тишине ехать», — пробурчало Здравомыслие.

«Он соскучился!! Ура!!», — пропело Тщеславие.

— Хорошо, дай мне минутку, — Инна вернулась к компьютеру и сказала Хосе, что она перезвонит. Он кивнул и отключился.

Как и следовало ожидать, ничего нового Олег ей не сказал. Скучал, думал о ней перед сном, хотел обнять, как было бы здорово засыпать и просыпаться вместе. Она эти слова могла бы сказать за него сама, она их слышала столько раз. Год назад они звучали музыкой для ее ушей, сейчас – скорее, раздражали, как заезженная пластинка.

Она слушала его молча, так как особо сказать было нечего.

— Ты знаешь, малыш, я разговаривал с братом, хотел рассказать ему о тебе!

— Что ты имеешь в виду, «рассказать обо мне»?

— Ну что вот есть такая девушка замечательная, умница, красавица и испанским владеет!

— А, я думала, сказать, что ты на мне жениться хочешь, — язвительно ввернула она.

Олег осекся и нервно хихикнул.

— Ты знаешь, если бы я был неженат, я бы сразу на тебе женился, вот прям сразу!

— Разведись и будешь неженат, — Инна продолжила гнуть свое.

— Вот если я когда-нибудь разведусь, я сразу женюсь на тебе!

— Сроки обозначь. Через полгода разведешься? Я подожду.

Олег помолчал.

— Вот ты какая упрямая стала, прям не поговорить с тобой.

— Так второй год разговариваем, сколько ж можно!

— Ладно, я приехал…. Давай, до понедельника.

Она буркнула что-то вроде «пока» и бросила трубку. Посидела минутку, злясь на себя. Десять минут впустую потраченной жизни.

Вернулась к разговору с Хосе, но была взвинчена и не могла толком построить фразы.

— Ты чем-то расстроена? – спросил Хосе.

— Да, немного…. Послушай, можно задать тебе личный вопрос?

— Да, конечно, — его голос был серьезен.

— Почему ты не женат?

— Я не встретил ту девушку, на которой хотел бы жениться, — теперь он явно улыбался.

— А когда встретишь – женишься?

— Конечно! Сразу, — он улыбнулся еще шире.

Она почему-то смутилась от его ответа.

— Мне пора готовить ужин, ты знаешь… Я пойду?

— Конечно. Я буду ждать следующей встречи с тобой.

Она не могла толком описать свои чувства, но вся ситуация с двумя разговорами вызвала в ней дискомфорт. Пока готовился ужин, она утихомирила дискомфорт бокалом вина и провела остаток вечера в компании физиков-теоретиков.

Следующая рабочая неделя проходила обычно. Скучная рутинная работа, громкие беспардонные коллеги, обед по расписанию. Она использовала любой предлог, чтобы улизнуть из офиса, и когда Олег предложил поехать прогуляться посреди рабочего дня, она с радостью согласилась.

Офис находился недалеко от берега моря. Солнечный день, начинающаяся весна, море до линии горизонта… Она вдохнула глубоко-глубоко, как будто чистый воздух мог очистить ее изнутри…

— Малыш, ты знаешь, я всегда был уверен, что никогда не разведусь… А сейчас я начинаю в этом сомневаться… Мне правда очень хорошо с тобой…

— Ну а чего бы со мной было плохо, — спокойно ответила Инна. Я вообще хороша!

Он рассмеялся.

— На следующей неделе супруга уезжает в командировку…. На несколько дней… Я подумал, может, мы проведем это время вместе?

— Ты предлагаешь ночевать вместе?

— Да, если ты не против… Я мог бы остаться у тебя на ночь…

«Ну и зачем тебе это надо?» — подняло голову Здравомыслие.

«Ура, ура, он хочет бросить жену, соглашайся!» — завопило Тщеславие.

Обычно в поединке этих двоих Тщеславие побеждало моментально, но какие-то изменения уже произошли и были необратимы. Инна сомневалась, хочет ли она этого.

— Купим шампанского, закажем еду из японского ресторана? Я так хочу побыть с тобой! Так здорово будет проснуться вместе, — на этих словах он обнял ее и посмотрел ей в глаза.

Она колебалась. Подумала, что тогда она не сможет поболтать с Хосе.

— Малыш, — его голос стал еще тише, — я хотел тебе сказать… Я люблю тебя…

Это был запрещенный прием. Подобные слова она всегда воспринимала совершенно серьезно, искренне веря, что просто так любовью не разбрасываются. Не этого ли она хотела весь этот год? Чтобы мужчина, за которого она хотела замуж, признался ей в любви? Все теплые чувства к нему, которые были в ней с самого начала, всколыхнулись и ее затопила волна нежности к нему.

Она ничего не ответила, просто прижалась к нему сильнее. Раунд был проигран.

Он приехал с бутылкой шампанского и пакетом вкусной еды. Они слушали Дискотеку 80-х и весело танцевали в ее комнатке, как подростки, которых оставили на ночь одних. Он был ненасытен в сексе, и уснули они под утро.

Инна думала, что он останется на все выходные, и они поедут на прогулку или просто будут весь день вместе, но позвонила его дочь, с какой-то просьбой, и он уехал. Спасаясь от разочарования, она проверила почту – несколько писем от Хосе. Ей стало неловко, как будто она обманывала этого парня, который всегда был рад встрече с ней.

— Что-то случилось? – спрашивал он. Ты не отвечаешь на мои письма. Я чем-то обидел тебя?

Она не знала, что ответить. Написать, что проводила время с женатым любовником?

«Друзья приехали в гости, неожиданно… Я напишу, как смогу, хорошо?» — ответила она.

Вторая ночь с Олегом уже не казалась столь радужной. Японская еда надоела, шампанское показалось кислым, да и сам Олег, по ближайшем рассмотрении, был немного староват и потаскан. Брюшко, морщинки, привычка заправлять майку в нижнее белье… Да и тем для разговора, как оказалось, было не так много. Вредных коллег они обсудили, их общую любовь к японской кухне – тоже. Ей стало скучно. Он же, напротив, сиял от близости с ней и много раз признавался ей в любви.

В воскресенье супруга возвращалась, и он уехал, к удивительному облегчению Инны.

Вечером на кухне материализовалась вездесущая Надя с обычной бутылочкой брюта. Она оглядела кухню, увидела пустые бутылки и коробочки из-под японской еды.

— Ого, пируем!

— Олег ночевал, две ночи подряд, — вполне буднично ответила Инна.

— Батюшки, вот это новости! Неужели с чемоданами пришел?

—  Жена в командировку уехала, — Инна скорчила гримаску.

— И что ты? Довольна?

— Да ты знаешь, он какой-то старый… Пахнет, как дедушка… Думаешь, он постарел за год?

— Думаю, он такой и был, просто ты его стала иначе воспринимать. Вот если он завтра к тебе с чемоданами придет, ты как отреагируешь?

Инна задумалась.

— Да ты знаешь, такое ощущение, что я этого не хочу. Что с ним делать-то? Ну выпить, ну секс. А потом? Борщи варить я не умею, сама знаешь…

— Ну так и откажись от него. На нем свет клином не сошелся.

— Да я в него столько времени вбухала… Уже больше года… И сил, и энергии… А другого-то нет!

— А откуда другие возьмутся? От тебя явно исходит то, что ты с мужчиной.

— Как это?

— От тебя не идет энергия свободной женщины. Рядом с тобой мужчина ощущает, что ты «занята». С тобой особо и знакомиться никто не будет.

— Вот-вот…  Они и не знакомятся. Хотя, ты знаешь, я тут с одним испанцем переписываюсь… Я думаю, я ему нравлюсь!

— О, испанец! Да, я помню, ты вроде язык учила. Отлично! Глядишь, в гости съездишь, — Надя подмигнула и салютовала Инне хрустальным бокалом.

— Вот у тебя всегда все легко!

— А у тебя всегда все сложно! Вцепилась в своего женатика, как котенок в мамку. Оглянись хоть вокруг, там жизнь есть!

Ночью Инне снилось море. Теплое море, она сидела на берегу и смотрела на волны, а высокий темноволосый мужчина обнимал ее за плечи.

Начиналась весна. Утром становилось все солнечнее и солнечнее, дни теплели, ехать на работу стало веселее. Она слушала испанские песни и даже начала им подпевать – благо, в машине она была одна и некому было над ней подшучивать.

Она все больше и больше общалась со своим испанским собеседником. Он был открытым, дружелюбным парнем, был неизменно рад ей и мог часами разговаривать с ней. Более того, его прогресс в русском языке становился все заметнее и заметнее, и общаться им было довольно легко. Он слал ей фотографии Барселоны и смайлики с букетами цветов. Она стала замечать, что часто думает о нем, и разговоры с ним всегда повышают ей настроение.

Она рассказывала ему про работу, про протекающий потолок, про шумных соседей, про бывшего мужа. Несмотря на разницу в языках, времени и странах, было ощущение, что они сделаны из одного теста. Они редко говорили о погоде или о чем-то неважном, как это часто происходит, и с его стороны не было намеков на что-либо неприличное. Для парня с горячей южной кровью, он был весьма хорошо воспитан и относился к женщинам в целом с должным уважением.

— Говорят, испанские парни несамостоятельные и живут с мамами до пенсии, — как-то пошутила Инна.

— Я ушел из дома, когда мне было 16. Искал заработки, работал на стройках и уборщиком, чтобы скопить денег на учебу. Я хотел пойти учиться на архитектора. Всегда хотел строить красивые дома, ты знаешь… Когда учился, пытался путешествовать как можно больше, чтобы увидеть архитектуру других стран. Мне кажется, архитектура отражает ментальность людей, живущих в этом городе… По зданиям можно судить о людях…Знаешь, как в некоторых городах строят высотки из стекла и бетона, и они вписываются в средневековую архитектуру, а в некоторых – дают резкое ощущение диссонанса. У меня много фотографий других городов и Барселоны… Я люблю смотреть на линии города, как горизонты балансируют друг на друге – линия неба и линия крыш, или шпили соборов…

— А почему тебя русский язык интересует?

— У меня был приятель в университете, русский… Дмитрий, вроде, его звали. Он был из какого-то маленького городка в Сибири, очень талантливый парень… Самоучка. Рассказывал мне про холода и снег. Я никогда не видел снег! Мне бы хотелось…

Инна не считала снег интересным, скорее, зима была большим дискомфортом для нее, да и подустала она от холодов, всю жизнь прожив на Севере, но спорить не стала.

После разговоров с Хосе Инна стала задумываться о том, что ей бы хотелось увидеть другие страны, особенно Европу. Почему-то раньше это ей не было интересно. Она даже узнала цены на билеты и требования к получению визы. Было дороговато и сложновато, но возможно. Если бы у нее было приглашение от гражданина европейской страны, было бы проще, как она поняла.

Наступал период отпусков и отдел кадров присылал письма с просьбой составить табель отпусков. Обсуждение времени отпуска было куда интереснее скучной рутинной работы, и ее коллеги посвящали этому несколько часов в день. Инна решила, что возьмет отпуск в конце августа.

— А ты когда в отпуск пойдешь? — спросила она Олега, когда они пили кофе утром в буфете.

— В конце августа. Супруга хочет в Сочи.

— А ты куда хочешь?

— Я бы в Испанию… Но она наотрез отказывается.

— Все-таки, ты подкаблучник, — Инна скривила гримаску. – Она тебя ни во что не ставит, а ты бегаешь за ней, как собачка с поджатым хвостом.

Олег промолчал.

«Ты точно такого мужа хочешь?» — прошелестело Здравомыслие.

«Слушается жену – будет слушаться тебя. Хороший муж!» — припечатало Тщеславие.

По дороге домой Инна не захотела слушать свой испанский, и бездумно вела машину, осматривая окрестности.

— А и правда, а какого бы я мужа хотела? — спросила она сама себя.  – Какой он?

— Ну, он такой, высокий, седой, широкоплечий, симпатичный… — ответил кто-то внутри нее.

— Как Олег? – уточнила она.

— Ну… Получается, да…

— А что еще в нем есть, кроме внешности?

— Еще он обо мне заботится, поддерживает, опекает…

— В смысле, он папа твой?

— С чего бы это папа? – Инна разговаривала сама с собой и сама на себя злилась.

— А ты сама о себе не в состоянии позаботиться?

— В состоянии! Ну и что мне теперь, одной жить?

— Это по желанию. Вопрос, в чем ценность мужа?

Инна не нашлась с ответом. Несмотря на уже пережитое замужество, она и не задумывалась, каким бы хотела видеть своего спутника жизни. Бывший муж просто предложил ей выйти замуж, она и согласилась.

Неотвеченные вопросы продолжали крутиться в голове, и был только один человек, который мог помочь.

Надя выглядела еще лучезарнее, чем обычно. Она была чуть старше Инны, но все еще выглядела озорным подростком. На все вопросы, как ей это удается, она обычно отвечала, что ее любимый возраст – 27 лет, и она себя запрограммировала на то, чтобы выглядеть на 27 в любом возрасте. Не то, чтобы ей верили, но выглядела она и правда сильно моложе своих лет.

—  В чем вопрос, красавица?  — Надя подняла бокал и посмотрела на Инну сквозь искрящиеся пузырьки шампанского.

— Скажи, зачем нужен муж?

— Обожаю твои вопросы! — Надин смех звучал, как колокольчик. – Ну, смотря кому. Зачем тебе муж – вопрос к тебе.

— А тебе зачем?

— Мне? – Надя задумалась.  – Скажем так, он помогает мне двигаться вперед.

— Поддерживает?

— Необязательно, — Надя хитро улыбнулась. – Иногда дает волшебный пендель, чтобы не сидела на попе ровно. Иногда подшучивает. Иногда злит. Но в итоге я всегда расту в чем-то, иду вперед…. Что-то новое узнаю. Тебя что именно беспокоит?

— Я не знаю, зачем мне муж.

— Если незачем, то, может, и не нужен, — Надя подмигнула и осушила бокал.

— А ты веришь в родственные души? – Инна задумчиво смотрела на электрические искорки, плескающиеся в гранях бокала.

— Конечно, — Надя стала совершенно серьезной. – Но это не означает, что эти люди будут подобны плюшевым мишкам и будут сидеть на диванчике, держась за лапки. Кроме схожести на уровне души, надо же еще и на уровне физических энергий взаимодействие наладить.

— А как понять, что вы – родственные души?

— Ты из чистого любопытства спрашиваешь, или есть прецедент?

— Скорее, из любопытства… Мне казалось, что мы с Олегом — родственные души, похожи очень…. А теперь все меньше и меньше так думаю. И нахожу сходство с тем испанцем, с которым разговариваю, помнишь? И кто из них моя родственная душа?

— Да может быть, и никто, может быть, они тебе даны для прохождения опыта. Прежде чем родственные души искать, ты свою найди. Чего ты вообще хочешь для себя, кем быть, что делать?

— Как обычно, я тебе один вопрос, а ты мне — десять! Как вот с тобой разговаривать?

— Потому что ответы все внутри себя. Поищи, и найдешь. А ты их снаружи ищешь, их там нет…

Несколько дней Инна провела в раздумьях. И правда, а что она хочет? От Олега, от отношений, от жизни, от себя? Ответы приходили разные, но какое-то решение в ней зрело уже давно.

Вечер был теплым, и они с Олегом ужинали на террасе маленького японского ресторанчика.

— Скажи, а чтобы ты делал, если бы не работал на своей работе? Вот для души?

— Сам недавно думал об этом, — Олег улыбнулся. – Ты знаешь, я бы машины ремонтировал.

— Сам, ручками? – Инна сделала круглые глаза.

— Ну да, а что? Мне нравится, да и умею я…

Она повертела в руках чашечку с зеленым чаем.

— А ты бы что делала? – Олег посмотрел на нее внимательно.

— Хороший вопрос… Я в детстве рисовать любила, вернее, чертить…. Знаешь, такие ровные линии… Схемы… Не могу толком объяснить. Какие-то чертежи представляю, если глобально. Вот как будто кто-то набросал что-то на салфетке из ресторана, а мне надо из этого сделать удобочитаемый чертеж для дизайнера или архитектора…

— А такая работа бывает? – Олег явно подтрунивал.

— Не знаю, если честно… Может, и не бывает, — она пожала плечами, не обратив внимания на его сарказм.

— Ты знаешь, малыш, ты изменилась в последнее время, — сказал Олег, помолчав. — Взрослее стала, что ли… Задумчивая такая и серьезная.

— А раньше была веселушка — поскакушка?

— Да, что-то такое… Была девчонкой, а сейчас, скорее, женщина.

Надо сказать, их взаимоотношения изменились. Он смотрел на нее другими глазами, больше с нежностью, чем со страстью. Стал спрашивать ее совета и прислушиваться к ней, как к равной. Наверное, можно назвать это уважением. Она же, напротив, скорее разочаровывалась в нем все больше и больше. Сияние доспехов угасало и не было ничего, что могло бы заставить их опять заблестеть. Да и секс для нее стал менее важен. Доказывать свое превосходство перед супругой теперь казалось ей глупостью. Она разменивала себя, свою целостность, на встречи с этим человеком – особенно, если это касалось секса. Зачем – пока ответа не было. Все еще хотела обрести статус замужней женщины, наверное.

— Я так часто представляю нас вместе, ты знаешь. Вот как бы мы с тобой жили, как бы вместе гуляли… Я бы так гордился тобой! Что у меня такая красивая и умная жена…

Инна мысленно воздела ручки к небу. Одни и те же разговоры, опять..

Он накрыл ее ладонь своей и посмотрел ей в глаза.

— Я люблю тебя, Инночка…

Желаемого эффекта не наступило.

— Любишь – женись, — Инна высвободила руку и ловко подхватив палочками ролл с лососем, с аппетитом съела его.

Он даже открыл было рот, чтобы ответить, но она его перебила.

— «Малыш, ну ты же знаешь!» Ты это хотел сказать?

Она улыбалась и ее тон был насмешлив.

Он осекся.

— Правда сделает нас свободными, знаешь….  – последний ролл исчез с ее тарелки. – Вот и скажи сам себе правду. Не будь трусом. И мне скажи правду тоже. Тебя все устраивает, тебе вполне комфортно жить с женой, встречаться со мной. И ничего менять тебе не нужно. Но если ты это скажешь мне, я тебя пошлю, если скажешь жене – она тебя тоже пошлет. И ты никому ничего не говоришь. Вот это и есть сухой остаток. Остальное – лирика.

— Ты знала, что я не разведусь, я говорил!

— А еще говорил, что любишь меня.

Олег молчал.

— Давай так. Спать я с тобой больше не буду. Разговаривать разговоры о том, как хорошо со мной, и как плохо с супругой – тоже. Решишь позвать замуж – звони. За ужин спасибо.

Она допила чай, забрала куртку и рюкзачок и вышла на улицу. Вечернее солнце было приятным и ласковым.

Она завела машину, включила радио, которое мурлыкало какую-то старенькую мелодичную песенку. Не успела тронуться с места, как телефон зазвонил.

«Олег», показал маленький экранчик. Она ответила на звонок, выкручивая руль, чтобы выехать с парковки.

— Ого, так быстро! И что, когда свадьбу будем играть?

— Малыш, послушай, — Олег говорил торопливо, — ты же понимаешь…

— Понимаю что? Я же сказала, решишься позвать замуж – звони. Ты решился?

— Нет.

— Тогда до свидания!

Он нажала отбой и сделала радио погромче.

— Sunny, — пропело радио, — one so true, I love you!

До дома она доехала быстро, подпевая радиоволне, в каком-то полу-истеричном приподнятом настроении.

Прочитала сообщение от Хосе, в котором он просил разрешения выйти на связь немного позже обычного.

«Еще и лучше», — подумала она.

Навела порядок, приняла душ и в условленное время села перед компьютером, закутавшись в халат и с кружкой чая в руках.

Хосе был лучезарен, как обычно, но выглядел уставшим.

— Что-то случилось? Проблемы на работе? – Инна немного встревожилась.

— Нет, нет, все хорошо…. У нас работает девушка, она делает чертежи по эскизам заказчиков, и иногда по наброскам наших дизайнеров-фрилансеров… Знаешь, есть такие – талантливейший человек, идеи генерирует фантастические, а проекты рисует на салфетках из ресторана… И вот Моника эти наброски переводит в понятный чертеж. Но она родила ребенка и теперь работает по полдня, не всю работу успевает сделать, и я делаю остальное. Прости, что задержался. Надо найти кого-то, чтобы работал на полдня.

Инна аж кружку на стол поставила.

— Ты хочешь сказать, что есть такая работа – перерисовывать чьи-то чертежи?

— Ну да, — кивнул он. Нам как раз такой человек нужен. А почему ты удивилась?

— Да как раз сегодня разговаривали о том, чтобы я хотела делать, и я подумала, что хочу перерисовывать чертежи с салфеток, а тут ты мне говоришь про вашу Монику… Надо же!

— О, а ты умеешь чертить? – Хосе явно был заинтересован.

— В детстве любила, но не училась никогда.

— А хочешь попробовать? Я пришлю тебе образец! Мы заплатим, не переживай! Есть проект здания, совершенно потрясающая идея! Молодой архитектор, с которым я недавно встречался, придумал прямо на ходу, за чашкой кофе….

Инна рассмеялась.

— Да не в деньгах дело, я просто не знаю, сумею ли… Но, если ты хочешь, я попробую.

— Было бы здорово!

Они поговорили о том, как прошел их день, а когда попрощались, Хосе оправил ей фотографию карандашного наброска. Непонятные линии, закорючки, кружочки…

А потом пришла картинка. Она увидела это здание, как в замедленной съемке, в трехмерном изображении. Необычной формы, высокое, современное, и при этом чем-то напоминающее испанские кафедральные соборы. И этого молодого мальчика, вчерашнего студента, она тоже увидела, его горящие энтузиазмом глаза, и все размеры здания сами пришли в голову.

Все это так взбудоражило Инну, что спать ей совершенно не хотелось. Она вытащила листок бумаги из принтера и положила перед собой. Карандаш и линейка нашлись сами собой и процесс пошел.

Она чертила, зачеркивала, стирала, чертила заново. Писала какие-то цифры, стирала, писала новые. Через два часа закончился музыкальный трек, который она включила для фона, и она обратила внимание на тишину. На листке был готовый чертеж. Она сфотографировала его и оправила Хосе.

Посидела в задумчивости перед монитором и собиралась ложиться спать, но тут тренькнуло новое сообщение.

«Это потрясающе!!!! Но почему ты не спишь? Уже так поздно!»

В ответ она отправила улыбочку, и Хосе тут же позвонил.

— Ну так почему ты не спишь?

— Я увидела это здание! Оно потрясающее!

— Твой чертеж потрясающий! Ты талантлива! Сколько ты хочешь гонорара?

— Нисколько, — улыбнулась Инна. Давай еще эскизы, я еще начерчу.

— Послушай, а ты бы не хотела работать у нас? В моей компании?

— А это возможно?

— Я покажу твой чертеж боссу, я уверен, он будет в восторге. Мы можем сделать тебе рабочую визу…

— Это очень неожиданно, — улыбнулась Инна. – Но, ты знаешь, у меня в августе отпуск, и я подумала….

— Что ты приедешь в Барселону!!!!  — обычно сдержанный Хосе показал горячий испанский темперамент. —  Отлично! Если нужно помочь с билетами или визой, я помогу!

Спать Инна легла в приятных размышлениях о море, отпуске и Барселоне.

В понедельник в офисе она подумала, что находиться на работе, думая при этом о чем-то интересном для нее самой, куда приятнее. Когда коллеги удалились на утренний перекур, она решила поискать варианты перелета в Барселону, и тут позвонил Олег, приглашая ее зайти к нему.

«Неожиданно», — подумала Инна, но любопытство победило.

— Привет, — Олег лучезарно улыбался, хотя и держался немного напряженно.

— Привет, — в том ему ответила Инна, которая, напротив, была вполне весела и всем довольна.

— Это тебе, — Олег протянул ей коробочку.

— Вау, ты мне никогда ничего не дарил раньше, — Инна говорила немного насмешливо.

— Ну вот, захотелось… Дружеский подарок. Мы же с тобой все равно друзья, правда?

— Друзья? – она искренне удивилась. – Не знаю. Типа секс прекратили, остались друзьями?

— А что, так разве не бывает? – Олег улыбался все более напряженно.

— Не знаю, — рассмеялась Инна. – Не пробовала.

Ситуация ее веселила все больше. Она открыла коробочку. Красная роза в бокале. Она видела эти сувениры в больших магазинах и всегда думала, что это очень странная идея.

-Оу!  — только и пришло ей в голову. – Роза!

— Да, она будет стоять долго-долго, — Олег подошел ближе и как-бы между прочим попытался обнять Инну.

Она уклонилась.

— Олег, друзья так друзья. Держи дистанцию.

Он неохотно отошел. Они пошли пить кофе, и Инна несколько раз замечала, как он старается коснуться ее, делая вид, что это случайно или необходимо.

Всю неделю ее ум был занят планированием поездки. Даты отпуска ей подтвердили, она купила билеты и попросила Хосе отправить ей приглашение для получения визы.

Пятница наступила, как обычно. Рабочая неделя заканчивалась, коллеги громко и взахлеб обсуждали планы на выходные.

Во время обеда Олег сел за один столик с ней. Он улыбался и пытался шутить, и она заметила, что почти не вникает в то, что он ей говорит. Она жила в своих мыслях и там было уютно.

— Мы поедем ужинать сегодня? – вопрос прозвучат немного неожиданно, и она вышла из своих размышлений.

— О, у нас есть повод? Ты готов сделать мне предложение?  — удивительным образом вся эта ситуация с предложением руки и сердца забавляла ее.

— Ну мы же можем поужинать, как друзья? По-дружески?

— По-дружески? – рассмеялась Инна. – Ну, можем попробовать. И ты обещаешь ко мне не приставать?

— Ну, друзья же тоже могут целоваться, например, — Олег пытался шутить, касаясь ее руки.

— Да??? То есть, вот тот твой друг Слава, с которым ты уже 20 лет дружишь, вы с ним целуетесь???

— Ну что ты такое говоришь, конечно нет!

— А тогда откуда тема про поцелуи? Мы, вроде, все обсудили уже.

— Ну что ты такая резкая… Я подумал, может мы можем, по-дружески… Поцеловаться, пообниматься…

— Послушай, ты же взрослый человек. Все же просто. Хочешь секса – женись. Хочешь дружить – дружи. Это разные вещи.

— Ну, может, давай еще раз, в последний раз проведем время вместе?

— С какой это радости?

— Ну вот совсем недавно же могли! Что изменилось? – Олег даже голос повысил.

— Я изменилась, наверное. Было можно, а теперь нельзя.

— И ты не передумаешь? – Олег был настойчив.

— Почему бы я передумала?

— Сама захочешь, например.

— Не думаю, что я еще раз захочу связываться с женатым мужчиной, — отрезала Инна.

«Зачем ты вообще ввязываешься в эти разговоры? По нему же видно, что при виде тебя он облизывается, как кот на сметану», — сказало Здравомыслие, когда Инна возвращалась в свой кабинет.

Тщеславие, на удивление, промолчало.

Инна испытывала легкость и ощущение освобождения, как будто какое-то злобное существо, которое держало ее в плену и мучало, внезапно исчезло и оставило ее в покое.

Она ехала домой, наслаждаясь вечерним солнцем. Она любила вкусную еду, но сейчас для нее было важнее находиться в хорошей компании, чем хорошо поесть.

Было непривычно находиться дома так рано в пятницу вечером. Она даже немного походила из угла в угол, но потом решила заняться чем-нибудь полезным, например, помыть полы.

Она не заметила, как сделала уборку во всей квартире, и наступило время разговора с Хосе. Инна отчетливо поняла, что очень рада его видеть

— Скажи, ты с кем-то встречаешься сейчас? – спросил он.

— Нет, ни с кем, –  рассмеялась Инна.

Раз по вечерам она всегда дома и по выходным всегда одна, то, получается, и правда, ни с кем? Пятничные встречи с Олегом с 19 до 21 не считались….

— Ты знаешь, — он выглядел смущенным, — я хотел сказать тебе… Спросить… Я бы хотел, чтобы ты была моей девушкой.

От неожиданности она растерялась.

— Но как?  Мы живем в разных странах!

— Ну и что, я бы хотел, чтобы у меня была только ты, и все.

— А так бывает? — немного скептически отозвалась она, вспомнив о своем экс-любовнике.

— А как иначе? У тебя же не может быть две жены одновременно… или два мужа.

Она усмехнулась про себя. Две жены, может, и не может… А вот жена и не-жена – вполне.

— Ну так что ты скажешь? – Хосе явно хотел получить ответ.

— А знаешь… Да! Я тоже хочу быть твой девушкой!

В выходные стояла прекрасная погода и она поехала гулять по берегу моря, чего никогда раньше не делала. Ей всегда казалось, что если она гуляет одна, то люди будут думать, что она одинока, и жалеть ее. Оказалось, что люди ничего не думали — им было все равно, одна она или с кем-то.  Они были слишком заняты своими собственными проблемами. Еще одно существо, которое держало ее за горло скользкими щупальцами, испарилось.

Возможно, первый раз за весь этот год – или полтора? – она смотрела на небо. Небо было огромное и голубое, и оно улыбалось ей. Если бы ее спросили, чувствует ли она себя одинокой, она бы рассмеялась в ответ. У нее есть небо! Никто не может быть одинок, если у него есть небо.

В воскресенье приехала Надя. Пока Инна хлопотала, нарезая закуску на стол, подруга молча наблюдала за ней и улыбалась.

— Ты изменилась, — сказала она, —  совсем ощущения другие от тебя.

— Расскажешь, какие? – Инна прекрасно знала о Надиных способностях чувствовать эмоции другого человека.

— Ты освободилась от чего-то, что тебе мешало дышать свободно. Предполагаю, что это как-то связано с личной жизнью! И еще что-то есть…Какое-то новое начинание…. Новая деятельность, что ли…

— С Олегом рассталась, — кивнула Инна.

— О, в очередной раз, — Надя звучала насмешливо.

— Правда рассталась, причем, знаешь, что интересно? Он пытается как-то меня уговорить оставить «дружеский секс». Типа такой бывает.

Надя расхохоталась.

-Прелесть какая! А тебе это зачем надо?

— Да вообще не надо, в этом и дело…  А тот испанец, помнишь, с которым я переписываюсь, предложил мне быть его девушкой!

Надя молчала и задумчиво смотрела в окно.

— Билеты купила? – вопрос был неожиданным, но Инна давно не удивлялась Надиной телепатии.

— Да.

— Ну вот и умница.

Виза, билеты, бронь гостиницы, новое платье и босоножки. Некоторые девушки еще и имидж меняют перед поездкой, но Инна этого делать не стала. Компания, в которой работал Хосе, прислала ей предложение о работе, и ей предстояло пройти собеседование.

— Я думаю, тебе понравится Барселона, — сказал Хосе. Я покажу тебе самые красивые места!

Он предлагал ей даже остановиться у него, но Инна не хотела торопиться.

Впечатлений от Барселоны было так много, что по вечерам она засыпала, только коснувшись подушки, и совершенно не ориентировалась в днях и числах. Она думала, что будет неспешно бродить по улочкам города или лежать на ближайшем пляже, пока Хосе на работе, но он взял отпуск на время ее приезда и они все время были вместе. Кофе в маленьких кофейнях, вкусная еда, тапас, вино, рассветы, закаты, собеседование на работу, прогулки на катере, достопримечательности, пляжи, испанская речь, первые поцелуи. Хосе был внимателен, весел, деликатен. Он нравился Инне все больше и больше, и она спрашивала себя, почему она раньше не разглядела этого парня.

В компании Хосе она понравилась абсолютно всем, и босс официально предложил ей работу, с правом начать в любой удобный для нее момент в течение трех месяцев.

Рабочая виза на год с последующим продлением, красивый морской загар, хорошая практика испанского. Неплохо для двух недель!

В последний вечер перед отъездом они ужинали в уютном ресторанчике на берегу, и после ужина пошли погулять по пирсу. Оранжевое закатное солнце красиво погружалось в воду на горизонте, и небо понемногу меняло цвет в наступающих сумерках.

Они сидели рядом, обнявшись.

— Когда ты планируешь приехать? – спросил Хосе.

— У меня есть три месяца… Нужно уволиться с работы, решить вопрос с квартирой, получить визу… И тут тоже надо где-то жить…

— Я думаю, когда ты приедешь, нам нужно жить вместе! Я бы очень хотел…

— Я тоже, — Инна даже сама от себя не ожидала, что так быстро согласится.

— Если нужно чем-то помочь, ты знаешь, я помогу. И еще… Я совершенно готов предложить тебе выйти за меня замуж. Я это понял практически с самого начала наших разговоров. Но я не знаю, готова ли ты, и может быть, ты хочешь пожить вместе, чтобы понять, подхожу ли я тебе. Я не хочу торопить тебя или ставить в неудобное положение, если ты не готова к замужеству.

— Ты знаешь, Хосе… Ты, возможно, самый разумный парень из всех, кого я знаю.

Она прилетела домой и взяла такси из аэропорта. Ей казалось, что она слетала на другую планету и вернулась обратно, и нынешняя планета выглядела крайне угрюмо. Как она вообще прожила здесь так долго?? Неуютно, серо, грязно…

Олег еще не вернулся из отпуска, в офисе его не было. Она подала заявление на увольнение, выставила на продажу машину. Квартиру она решила сдать на год – чтобы было, куда вернуться, если что-то пойдет не так. Переезд оказался хлопотным делом и многое нужно было решить. Всю субботу она придирчиво перебирала вещи, размышляя, что взять с собой, а что нет, а в воскресенье решила погулять по городу, пользуясь хорошей погодой.

На главной площади города было людно и шумно, селяне из окрестных деревень продавали свою нехитрую снедь, местные музыканты бренчали на гитарах, в надежде разжиться парой монеток от добродушных горожан. Трудно сказать, кто кого увидел первым, или они почувствовали друг друга на расстоянии, но в какой-то момент Инна и Олег оказались стоящими друг напротив друга.

Было забавно, что в первую секунду она не узнала его. Кто-то знакомый, а кто именно – непонятно. И только когда он улыбнулся, она поняла, что это Олег.

— Какие люди, — чуть насмешливо протянула она.  — Привет!

Ей показалось, что он хотел обнять ее, но сам себя остановил.

— А мы вот тут гуляем, — с суетливо-извиняющейся интонацией ответил Олег, и все стало понятно. Он полуобернулся, и Инна увидела женщину, стоящую за его спиной. Таких называют «тетка», причем независимо от возраста. Потухший взгляд, старушечья короткая стрижка, фигура неопределенной формы. В молодости она, вполне возможно, была симпатичной и озорной, пока не положила свою жизнь на бесполезный алтарь советского замужества – быт, дети, отказ от самой себя.

— Супруга моя, Ирина, — Олег звучал еще более пришиблено.

— Добрый день, — вежливо поздоровалась Инна.

— Инна, мы вместе работаем.

Супруга не проявила особого интереса и что-то буркнула в ответ. Наверное, оно означало «Рада познакомиться», но Инну это не особо заботило.

Она с большим интересом разглядывала женщину. За время ее романа с Олегом она прошла через несколько стадий отношения к его супруге. Злость, ненависть, желание зла, презрение, высокомерие, может быть, даже обида… Супруга казалась ей монстром, которая не позволяет Олегу быть счастливым с ней, с Инной! А что она чувствовала к ней сейчас? Жалость. Сочувствие. Женщина, которая потратила свою молодость и женственность на человека, который не уважал ее, и вряд ли любил, прикрывая ею свою трусость, используя ее, как щит, как отмазку. Он проводил время в постели с другой, а потом возвращался домой, и ложился в постель с женой. Чувствовала ли она запах другой женщины на нем?

Инна представила себя на месте жены и ее передернуло от отвращения.  А ведь она хотела замуж за этого мужчину!

«Господи, спасибо, что уберег», — четко произнесло Здравомыслие.

Тщеславие промолчало, но кивнуло головой в знак согласия.

Олег, возможно, прочитал ее мысли.

— Ну, мы пойдем! Приятно было повидаться!

Инна кивнула в ответ и пошла прочь, напоследок заметив, как Олег недвусмысленно пробежался взглядом по ее упругой попке.

«Горбатого могила исправит», — только и подумала Инна.

Ей осталось доработать неделю, когда Олег вышел из отпуска. Он делал несколько попыток пригласить ее на ужин, но это более не казалось ей хорошей идеей.

В пятницу она закончила передавать дела и собирала коробку со своими личными вещами уже после окончания рабочего дня. В кабинете никого не было.

— Собираешься? – спросил Олег, появившись на пороге.

— Да, как видишь, — Инна была в хорошем расположении духа.

— И что будешь делать дальше?

— Поеду в Барселону, мне предложили работу, контракт на год.

— А где будешь жить? – Олег знал, к чему клонил.

— Найду, не переживай, — Инна тоже знала, к чему он клонил.

— Ты с кем-то познакомилась там? У тебя другой мужчина есть?

— Что значит «другой»? А у меня тут кто-то есть? – Инна намеренно вела диалог в таком духе.

— Я думал, я твой мужчина.

— Аааа!! «Интересно девки пляшут», —все-таки, в ней говорила обида. – Мне кажется, мой мужчина, это тот, который со мной, а не тот, который женат на ком-то еще!

— Ты знаешь, о чем я!

— И ты тоже знаешь, — она начала терять терпение. — Чего ты хочешь? Ты готов жениться?

— Нет, не готов! – Олег тоже злился.

— Ну тогда адьос! Не мешай собираться!

Он помолчал, потом сказал примирительным тоном.

— Я скучал по тебе, и я тебя ревную!

— Это еще к кому?

— К тому, кто будет с тобой!

— Женись, и будешь со мной.

— Это ты у нас такая смелая, а я не такой! Это мой долг – быть с семьей!

— Бла, бла, бла, — она закинула последнюю пару туфель в коробку. – Я улетаю через неделю. Захочешь попрощаться – адрес знаешь.

Попрощаться Олег так и не приехал. Может быть, был занят, и ему правда было некогда, а может, опасался, что не справится с наплывом чувств и влечением к ней, а может, чувство разочарования было сильнее его.

Через пару месяцев Надя получила сообщение от Инны – фотографию премиленького колечка.

«Вчера объявили о помолвке! Свадьба весной. Приезжай».

 

A.F.

Октябрь 2017, Братислава.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.