Анатолий Бимаев. Финляндия (рассказ)

Когда Аня приехала в город учиться, она была совсем еще юной, невинною девушкой, совершенно не знавшей той суматошной городской жизни, что ей предстояло вести на новом месте.

Ее пугала в городе каждая улица, каждый темный проулок. Дорога от колледжа до общежития представлялась чуть ли не полосою препятствий из светофоров и пешеходных дорожек, которую необходимо было преодолеть и при этом остаться в живых. Столь привычная для горожан суета приводила Аню в отчаяние, утомляя больше занятий и контрольных по химии, дававшихся ей всегда с великим трудом.

Она жила в непрестанной боязни чего-то ужасного, дурные предчувствия не покидали ее ни на миг. Что говорить, если один только звук, проезжавших мимо с пронзительным воем автомобилей вынуждал Аню вздрагивать и хвататься за сердце. А гул самолета заходившего на посадку, впервые услышанный на вторую ночь в общежитие и вовсе чуть не довел ее до истерики, заставив девушку разрыдаться – столь явственно Ане представилась катастрофа и собственная страшная смерть в огне полыхающих останков машины.

И все-таки Ане нравилось в городе. Ей нравилось ощущение свободы, незнакомой прежде самостоятельной жизни вдали от родителей. Это напоминало детские походы в лес вместе с друзьями, когда они ночевали в палатках и разжигали костры. Только теперь она была старше и вместо походной романтики ее преисполняла романтика городской жизни, а в сердце, томясь, пробуждались неизвестные раньше желания.

И одним из этих желаний было желание любви.

Подобно героине мелодраматических фильмов о деревенской простушке, Аня мечтала о красивом, страстном романе, о чем-то таком, что могло случиться лишь в городе, и нисколько бы не напоминало того обыкновенного, подчас несовершенного чувства, которое она наблюдала в деревне.

Ей уже нравилось несколько мальчиков, живших вместе с ней в общежитии, но никто из них не казался ей исключительным, никто не тревожил душевного равновесия. Как назло они и не замечали ее, уделяя внимание другим, как Ане казалось, более привлекательным девушкам. Все дело в том, что втайне она почему-то всегда принижала силу собственного обаяния, считая себя некрасивой, глупой, неинтересной, особенно в сравнении с теми девчонками, что прожили в городе всю свою жизнь. Во всем они разбирались решительно лучше ее, будь то одежда или косметика, и в восемнадцать казались юными леди, в то время как Аня еще лишь входила во вкус, постигая азы науки о женственности, смотрясь в своих пестрых по-попугаичьи ярких нарядах смешно и нелепо.

Все чаще она не смыкала глаз по ночам, думая о будущем, которое представлялось все мрачнее и безысходней. Ей казалось она никому не нужна, что она проживет всю жизнь старой девой. И постоянные шутки соседок по комнате лишь укрепляли ее в этой мысли.

После первых экзаменов Аня совсем потеряла надежду. Только подумать: прошла целая осень и половина зимы, а она так ни с кем еще не познакомилась, даже ни разу не сходила в кино. Ее отчаяние усугублялось, когда она вспоминала своих однокурсниц. Большинство из них было счастливо, потому что успело познать сокровенную тайну любви, превращавшую девушку в женщину и открывавшуюся только в первую ночь, проведенную с тем единственным, предназначенным судьбою мужчиной.

Но вот, когда Аня вконец разуверилась в счастье, долгожданная встреча свершилась. Это произошло на вечеринке, на съемной квартире, в начале второго семестра, лишь Аня вернулась с каникул из дома.

Был ли он именно тем, кого она так долго ждала, храня его смутный образ в воображении? Разумеется, нет. Она просто увидела в новом знакомом сосредоточие определенных качеств и черт, которыми привыкла наделять в мечтах избранника сердца, нисколько не анализируя своих предпочтений, и эти качества и черты на какой-то момент заслонили от девушки все, что могло пойти в разрез ее представлениям об идеальном мужчине. О том образе полубога: умного, красивого, самоуверенного, каким не прочь прикинуться на один вечер даже самый посредственный представитель сильного пола, как правило, к совершеннолетнему возрасту, овладевавший как минимум, одной из этих ведущих к успеху у женщин ролей.

Он подошел к Ане в самый разгар вечеринки, когда она танцевала с подругами в комнате. И хотя все это время мысленно девушка только и призывала его это сделать, заметив парня стоявшим подле нее с протянутой для танца рукой, она едва не лишилась сознания.

С каждой секундой новый знакомый нравился девушке больше и больше, до такой степени, что было страшно этому верить. Он будто читал ее мысли и, если Аня начинала скучать, он тотчас же ее веселил какой-нибудь милою глупостью, тихо прошептанной на ухо. И как не покажется странно, больше всего ее привлекало в парне его равнодушие, которое, несмотря на безусловную расположенность, все же смутно угадывалось в отдельных словах его и улыбках. Именно равнодушие, говорившее о наличии у избранника пока еще неподвластной ей воли, а точнее усилия, которые она должна была применить, подчиняя себе это сердце, нравились девушке в первую очередь.

Однако без должного опыта завоевать незнакомца было нельзя. Поэтому Аня неожиданно избрала противоположную тактику: сама во всем подчинилась мужчине, пытаясь вызвать его интерес.

Когда она осознала гибельность этого шага, было уже слишком поздно. Увы, но Аня и сама потом не могла точно вспомнить, как могло так случиться, что, не сделав еще последнего выбора, она будто досрочно пообещала себя разрешив ухажеру делать все, что тому пожелается. Ей, быть может, и хотелось порой возразить, но она не могла сказать нет; непокорный язык не желал ее слушаться. К тому же, когда парень к ней прикасался, лаская украдкой груди и шею, она ощущала прилив такого сильного наслаждения, от которого отказаться было немыслимо, не изведав его до конца.

В конце концов Аня дошла до того, что готова была отдать все на свете лишь бы остаться наедине со своим новым знакомым, не в силах больше себя контролировать.

В этот момент он сказал ей:

– Выйдем? Здесь слишком шумно.

– Пойдем, – согласилась… она, послушно проследовав с ним в соседнюю комнату.

– Раздевайся, я не могу больше ждать, – прошептал он в каком-то экстазе, покрывая тело ее поцелуями. – Ты меня сводишь с ума! – И он увлек ее на кровать, неловко шаря руками по джинсам в поисках молнии.

– Постой, – сказала неожиданно Аня, отстраняясь от парня рукой.

– Что?

– У тебя ведь нет другой девушки, правда?

В какой-то момент получить ответ на этот вопрос стало для Ани жизненной необходимостью.

– Да нет же, конечно. Кто тебе это сказал?

– Правда? – переспросила она, простодушно как девочка.

– Разумеется, – заверил он Аню. – Что я по-твоему, не понимаю?

Чего именно он не понимал, Аня и не подумала переспросить. Счастливая, словно ей только что сделали предложение, она доверчиво прижалась к своему кавалеру, обвив его крепко руками.

Вся последовавшая вслед за этим неделя была преисполнена ощущением долгожданного праздника. Аня посвящала первой любви каждый свободный миг жизни, и, если они бывали не вместе, она устремлялась к любимому в грезах, не знавших что такое разлука.

И все-таки вскоре девушке стало казаться, будто любимый тяготится их встречами, позволяя себе по отношении к ней холодность и невнимательность, что крайне ее беспокоило, вызывая дурные предчувствия.

– Знаешь, – признался однажды он по телефону, – боюсь, но мне скоро придется уехать отсюда.

– Да? И надолго? – спросила она, холодея.

– Скорее всего, навсегда.

Аня замолкла, не веря ушам.

– Я не говорил, но в Финляндии у меня живет дедушка. Он предложил закончить образование там. И, в общем-то, я решил, что будет глупо с моей стороны пренебрегать такой прекрасной возможностью.

Он так и сказал: «прекрасной возможностью», словно здесь, с Аней у него все было плохо и беспросветно.

В следующий миг она разрыдалась. Она плакала, как казалось ей после, до самой последней минуты прощания, когда, торопливо чмокнув ее в мокрую от слез щечку, любимый скрылся в вагоне скорого поезда. Этот поезд Аня ненавидела, как ни что в своей жизни. Он увозил все надежды ее на любовь, оставляя ни с чем, поруганной и опустошенной, словно сокровищницу, из которой разбойники вынесли все драгоценности.

Каким же было удивление Ани, когда через месяц она случайно встретила беглеца в городе. Как ни в чем не бывало, он гулял с другой девушкой, что-то мило шепча той смешное на ушко, как шептал некогда ей.

Он заметил Аню, но сделал вид, что они незнакомы.

 

 

27 апреля 2014 года.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.