Ева Малофеева. Творцы (миниатюра)

Столько чувств, и ни слова. Она сидела у окна. В наушниках очень депрессивный американец во всё горло орал:»Save me!» О, как много было в этом «save»! Столько чувств в одном слове. Нашлась-таки родственная душа, чей голос плыл по проводам, взрывая мозг невыносимым визгом. От него накатывали слёзы.

Музыка доводила уже до тошноты. Впервые Лану тошнило от обожаемого нынче Тайлера Джозефа. А плакать всё ещё хотелось. Зарядка держалась на тридцати шести процентах, и воздух будто бы кончался. Лана была в ужасном состоянии. » Я больше не пишу», — и слёзы хлынули из глаз… «Я больше не пишу…» Вот так просто она убила своё творчество. На что она его променяла? Лана и сама не знала.

Итак, следующий трек! Тот же американец визжит, рызрывая душу. Ну что же он творит? У девушки депрессия, она тут творчество своё убивает. Уж два рассказа в клочья! И слышится только:»Нет, не хочу, это не моё!» Как это глупо! Ведь это было именно ЕЁ! Только она не знала. Один Бог всё знал.

Как говорила преподавательница литературы, читая её сочинения, — самокритика губит творчество. Даже она всегда оценивала то, что Лана пишет, да только Лана считала, что её жалеют. И однажды, услышав критику в свой адрес, решила, что она бездарность:»Всё, всё было зря!»

Так прошла целая неделя. В слезах и валерьянке. Какая глупость! Вторая неделя — уже и забылось. Потом и вовсе стало всё равно. Но своё-то, если оно действительно своё, всегда возвращается. И уже через месяц на порожек к Лане притопал журнальчик с её рассказом. Масштаб счастья был неописуем.

Ох, уж эти творцы… Больше творячат, нежели творят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.