Андрей Тузников. Логика нелогичного (рассказ)

Заместителю Командующего

Народной милицией ЛНР

К. В. и другим моим

боевым товарищам посвящается

Самое трудное-это всегда говорить

то же самое о том же самом.

Хайдеггер

 

I

Начинался дождь, и он поднял воротник пальто.

— Ты меня любишь?

— Да.

Взяв дорожную сумку, он шагнул в тамбур вагона. Он двинулся на встречу ожидающей его неизвестности,в силу того,что он нехотел оставаться тем,кем он был,и это «не»-лежало как в основе его благородства, так и ео дерзости.

Поезд медленно тронулся, она шла рядом. …Он стремился к тому,что изначально ,уже со — настроило себя человеку,как-бы ожидая его.

— Ты меня любишь?-глядя на него повторила она, не обращая внимания на стоящего в дверях тамбура проводника.

Он промолчал.

Поезд набирал ход.Она начала отставать.За ней медленно потянулась платформа увозя серые капли дождя, киоск увешанный журналами с соблазнительными обложками загорелых красавиц.

— Ты вернешься?!- почти крикнула она, остановившись и судорожно сжав маленькие кулачки.

— Если буду жив,-одними губами прошептал он.Она неуслышала.И между ними осталась невысказаность,та невысказаность в которой скрывается тайна всего.

II

— Ваша фамилия, имя, отчество?

Офицер, склонив голову, стал заполнять бланк протокола допроса. Он заполнял долго, красивым подчерком, аккуратно выводил буквы, и пленному показалось,что он никогда не закончит.

— Адрес и место жительства?

«Сегодня я не должен терять над собой контроль»- ответив, подумал пленный.

-Цель вашего пребывания на территории Украины?

-Участие в вооруженном конфликте на стороне ополчения Луганской Народной Республики.

-Какой бригады?

Он сказал.

-Какого батальона.

Он сказал.

-Какой позывной?

Он сказал.

-Вам известно, что в случае военной необходимости вы, как террорист, взятый в плен с оружием, можете быть расстреляны.

Ему было известно.

Офицер вел допрос, как человек, которому хорошо и удобно было распоряжаться чужой жизнью в то время, как его собственной ничего не угрожало.

«Сегодня я не должен терять над собой контроль».

За окном палатки, где проходил допрос, утро было солнечным, и поля подсолнухов казались желтее, чем на на самом деле.

III

Утро в Ростове было жарким.В небе сияло солнце.

Он жгло землю, и зной быстро усиливался.

Он шел, не замечая жары.

Ему не было дела до суеты обывателей.

Он шел, не смешиваясь с людским приливом и отливом.

Он никогда не метался туда и сюда между выбранными возможностями. Кто-то другой тратил время, а он оставил время себе, и теперь он уверенно шел, шел к намеченной и одному ему известной цели.

Он теперь должен был забыть безоглядно то, что еще недавно столь безоглядно любил, и это вызывало легкую грусть в его сердце, как вызывает грусть взгляд, брошенный на осколки чего-то ценного выброшенные вместе с мусором.

IV

-Год рождения?

-… .

-Число и месяц?

-… .

-Когда у вас появилось желание поехать на Украину?

— Как только я понял, что я средство.

-Средство-это для того, чтобы? Есть средство для мытья посуды. Вы что за средство?

-Средство-патриот.

-Как это? Вы можете мне объяснить?

-Средство, которое позволяет мне достичь возможного. Средство, которое дает мне возможность быть полезным.

-Быть? Что вы под этим подразумеваете?

-Всякое умение быть-это то, что мне предстоит, и то, на что я решаюсь,- негромко, но твёрдо ответил пленный.

-Хорошо. Где, когда и при каких обстоятельствах вы впервые приняли участие в боевых действиях на стороне сепаратистов?

Пленный сделал вид, что не обратил внимание на вопрос.

«И всякий раз есть, как оно есть»,-вспомнилось ему.

Он лежал на самом краю огромной насыпи. На его рабочей карте она была обознаена как «Высота 213 Карьер».

Утро было ярким и солнечным.

Небо чистым и синим.

Он лежал в небольшом углублении, инстинктивно вжимаясь в бурую землю, смешанную со щебнем и угольной породой.

Прямо перед ним внизу расстилались квадраты тепло-желтых подсолнечных полей, аккуратно очерченные темно-зелеными посадками деревьев.

В ста метрах от карьера проходило шоссе. А еще дальше, за полями пшеницы и подсолнухов вставали непрекращающиеся огненные всплохи, столбы черной земли и дыма вздымались подобно огромным фонтанам, сливаясь в сплошную бурю земли и огня.

Это был Луганский аэропорт. По которому с шести часов утра вела шквальный огонь артиллерия ополченцев.

Справа от карьера, где находились бойцы Второго батальона Луганской Народной Республики. За длинным зданием птицефабрики. На голой выжженой летним солнцем возвышенности стояла артиллерийская батарея ВСУ.

Ее стодвадцатимиллиметровые минометы вели непрерывный огонь. Мины со свистом и характерным «бульканьем» пролетали над головами ополченцев, находившихся на вершине карьера, заставляя их вжиматься в бурую землю, смешанную со щебнем и угольной породой.

Минометная батарея вела огонь по дороге, ведущей из Луганска в аэропорт.

Тридцать минут назад по этой дороге начала атаку на аэропорт, занимаемый девяностой аэромобильной бригадой и добровольческим территориальным батальоном, десантно-штурмовая колонна П…й девизии ВДВ.

Продвигаясь по многополосному шоссе, бронеколонна прошла аквидук автомобильной развязки.  Два взрыва разметали асфальт впереди колонны. От прямого попадания вспыхнула головная БМД. Колонна остановилась и, развернувшись, оставляя  две горящие машины, стала медленно спускаться в заросшую крупным кустарником, находившуюся справа от шоссе среди подсолнечных полей балку.

— Ну, что там?-спросил он лежащего рядом человека со спутниковым переговорным устройством.

-Добро не дают. Говорят, чтобы находились на карьере, пока не закончится артподготовка,- по-уральски налегая на «о», ответил тот.

V

-Не могу сказать точно,-глядя на офицера, ответил пленный.

И чувство спокойствия пришло к нему.

И офицер записал его ответ в протокол.

-Вы проходили службу в рядях Советской или Российской Армии?

-Да.

-Ваше воинское звание?

-Лейтенант запаса.

-Какие войска?

-Разведка.

-Сепаратисты предлагали вам денежные средства?

-Нет.

-И все-таки. Цель вашего пребывания на Украине в качестве военного?

-Когда после отпадения моих профессиональных обязанностей мотив исполнения воинской присяги отсутствует, верность Родине продолжает сохраняться.

Офицер удивленно посмотрел на него. Но было видно, что он недоволен ответом.

И пленный подумал, что зря так сказал.

К.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.