Игорь Иванов. Реальные исторические деятели в «Сказании о житии Александра Невского» (статья)

Персонажи «Сказания о житии Александра Невского» и их прототипы. «Именитый муж Западной страны, по имени Андреаш»  — король Венгрии Андраш II Крестоносец, правивший с 1205 по 1235 год, руководивший пятым крестовым походом с 1217 по 1218 год. «Муж, старейшина земли Ижорской, именем Пелугий (Пелгусий)» — папский легат  Пелагий, руководитель от папы Ганория III  в пятом крестовым походом. Следы из событий  пятого крестового похода (1217 – 1221 ) в описании  Невской битвы. Послы от папы к Александру Невскому – «два умнейших  (кардинала) Агалдада  и Гемонта». Агалдада — кардинал папы  Ганория III  Уголино деи Конти де Сеньи, итал. Ugolino dei Conti di Segni (ок. 1145 — 1241). Он же с 1227 года  римский папа Георгий IX, вдохновитель крестовых походов на прибалтийские земли Руси.

Краткая биография Александра Невского.

Александр Ярославович (1221 –1263) Сын князя Ярослава Всеволодовича  и дочери Мстислава Удалого Феодосии. Правил в Переяславле (ныне Переславль-Залесский), а также неоднократно занимал княжеский престол Великого Новгорода. В 1235 г. Александр был при отце во время битвы на реке Амовже (Эмбах), где русская рать разгромила немецких рыцарей ордена меченосцев.

15 июля 1240 г. он одержал свою первую победу, в честь которой и получил позднее прозвание Невский: на реке Ижоре, впадающей в Неву, разбил шведов. Вскоре после этого новгородцы принудили Александра оставить княжение в их городе и удалиться в отчий Переяславль. Однако через несколько месяцев на северные русские земли напали немецкие рыцари из Ливонии. Был захвачен Изборск, затем Псков. Новгородцы оказались вынуждены обратиться к Александру за помощью. В начале 1242 г. исход войны Великого Новгорода и Тевтонского ордена определился. Александру удалось освободить Псков. Затем князь повёл войска к Чудскому озеру. 5 апреля на льду состоялось решающее сражение, вошедшее в историю как Ледовое побоище. Позволив немцам, использовавшим традиционное для рыцарского воинства того времени построение клином — свиньёй, потеснить русскую пехоту в центре, Александр фланговыми ударами дружинной конницы взял противника в кольцо и наголову его разгромил.

В 1245 году войско Великого Княжества Литовского, возглавляемое князем Миндовгом напало на Торжок и Бежецк. Подошедший с новгородским войском Александр взял Торопец, после чего отпустил новгородцев домой. Затем уже силами своего двора догнал и полностью уничтожил остатки литовского войска у Жижицкого озера, затем на обратном пути разбил другой литовский отряд под Усвятом.

В 1246 году в Орде умер князь Ярослав Всеволодович, пребывавший тогда при дворе великого хана монголов Гуюка. Францисканский монах Плано Карпини, побывавший в Орде, сообщает слух, что его отравила мать Гаюка. Русские летописи подтверждают известие о отраве, прибавляя, что великий князь был оклеветан перед ханом каким-то изменником Федором Яруновичем.

 

Теперь в Орду пришлось отправиться Александру с братом Андреем. Результатом двухлетнего путешествия (1247—1249 гг.) стало пожалование владимирского княжения Андрею, а Киева — Александру, куда, впрочем, он так и не поехал, оставшись в Новгороде.

Андрей, войдя в союз со своим тестем — галицким и волынским князем Даниилом Галицким, попытался выступить против Золотой Орды. Однако  план был пресечён Ордой, в 1252 году обрушившей на Русь  Неврюеву рать (по имени ордынского царевича Неврюя, возглавившего поход). Некоторые историки предполагают, что Андрея с Даниилом были готовы поддержать Литва, Польша, Тевтонский орден и папа Иннокентий IV, разумеется, при принятии Русью католичества. Поражение Андрея и его бегство за рубеж, в Швецию, открыли Александру путь к великокняжескому престолу. В соответствии с ханским ярлыком в 1252 г. он стал великим князем владимирским.

В 1256 году на Нарову пришли шведы, емь, сумь и начали ставить город (историки предполагают, что речь идёт о уже заложенной в 1223 году крепости Нарва). Новгородцы просили помощи у Александра, который и провёл с суздальскими и новгородскими полками удачный поход на емь. В 1257 году Александр Невский жестоко подавляет волнения в Новгороде против татарских переписчиков, волнения, поддержанные его сыном Василием. Часть мятежников была ослеплена, части обрезали носы. Последнюю поездку в Золотую Орду Александр предпринял, чтобы спасти русские города от ордынского погрома, после того как в 1261—1262 гг. во Владимире, Суздале, Ростове, Ярославле, Переяславле жители перебили ордынских сборщиков дани. Возвращаясь из Орды, князь заболел и 14 ноября 1263 г. скончался в возрасте 42 лет в Городце близ Нижнего Новгорода, приняв перед смертью схиму.

После смерти Александра великим князем владимирским стал его младший брат Ярослав. Сыновья Александра получили: Дмитрий — Переяславль, Андрей — Городец. Младший, Даниил (родился в 1261 г.) стал через некоторое время первым московским князем и от него пошла династия московских великих князей и царей.

Отрывок из «Сказания о житии Александра Невского».

В начале повествования рассказчик предупреждает читателя, что написанное им он слышал от отцов своих и сам был свидетелем зрелости Александра.

«Также и князь Александр – побеждал, но был непобедим. Потому-то один из именитых мужей Западной страны, из тех, что называют себя слугами божьими, пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская, желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш, повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

Услышав о такой доблести  князя Александра, король страны Римской из северной земли подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пыхтя духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием…».

Далее после рассказа о сборах Александра Невского, о благословлении его новгородским епископом Спиридоным в «Сказании» следует текст легенды о Пелугие: «И был один муж, старейшина земли Ижорской, именем Пелугий, ему поручена была ночная стража на море. Был он крещен и жил среди рода своего, язычников, наречено же имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его бог видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах врагов. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглой одетые. Произнес Борис: «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял трепетен, пока насад не скрылся с глаз его.

Вскоре после этого пришел Александр и Пелугий, радостно встретив Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому». После этого Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное  множество, а на лице самого короля оставил след острого копья своего».

Далее после текста с описанием подвигов шестерых мужей из дружины Александра во время сражения со шведами: «Было же в то время чудо дивное как в прежни дни при Езекии царе. Когда пришел Сенахерим, царь ассирийский на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и став утром нашли только мертвые трупы. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля на противоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом господним. Оставшиеся обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали на корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победой, хваля и славя имя своего творца». По «Сказанию» в Новгородской четвертой  летописи имя ижорского мужа Пельгусий.

См. Повести Древней Руси. Москва.  «Художественная литература». 1986. Сказание о житии Александра Невского. Перевод В. И. Охотниковой

Наиболее древний список «Сказания» содержится в Лаврентьевской летописи, где он вставлен в события 1263 года.  Список не полон и обрывается на описании «чуда дивного, как при царе Езекии»,  заканчивающегося словами: «Князь же Александр возвратился с победой, хваля и славя имя своего творца». Уже в этом списке содержатся слова о «именитом муже» Андреаше, легенда о Пелугие, описание подвига шестерых мужей из дружины Александра.  Лаврентьевская летопись – летопись 14 века, сохранившаяся в единственном пергаментном списке, переписанном в 1377 году монахом Лаврентием по заказу великого князя суздальско-нижегородского Дмитрия Константиновича. Текст летописи доведен до 6813 (1305) года.  Сказание об Александре Невском,  встречается полностью  в летописях: Новгородской четвертой, Софийской, Воскресенской, Никоновской.

Описание стычки Александра Невского с королем страны Римской в «Сказании» по  Новгородской четвёртой летописи: «и бысть сеча на Римляны, изби множество их, а самому королеви Бергелю возложи печать на лице острым своим копием» (т. 4, с. 35).

Следовательно, по «Сказанию» Новгородской четвертой летописи в битве шведами предводительствовал Биргер  Магнуссон (1216? – 1266), зять шведского короля Эрика Эриксона, женатый на его сестре.

Биргер Магнуссон.

О Биргере известно следующее, что ярлом (условно, премьер – министром) он стал лишь в 1248 году, а в 1240 году, когда состоялась битва, ярлом был Ульф Фаси, двоюродный брат Биргера. В 1250 году Биргер после смерти бездетного Эрика ставит королем своего старшего сына Вальдемара, которому на тот момент было 11 лет, становясь при нем регентом. Однако в 1251 году  против него был начат мятеж, возглавляемый его ближайшими родственниками. В результате армия мятежников была разбита, Филипп Кнутсон (сын короля Кнута Длинного) и Кнут Магнуссон (внук ярла Кнута Биргерсона и короля Кнута Эрикссона) были казнены, а сын Ульфа Фасе йонкер Карл — изгнан из страны. В истории Биргер известен как « король без имени», так как был фактически королем  при Эрике и при своем сыне Вальдемаре. Папский легат, посетивший Швецию в 1247году в период правления Эрика, назвал Биргера настоящем королем Швеции. Историки сообщают, что от неизвестной незнатной женщины у Биргера был незаконнорожденный сын Грегерс, шведский рыцарь, умерший в 1276 году.

Биргер Ярл фактически создал в Швеции инфраструктуру власти, впервые регулярно стали взиматься налоги, и в королевскую казну потекли деньги. Строились церкви, крепости и замки, ставшие новыми центрами королевства. В Швеции до Биргера существовали 4 города: Сигтуна, Скара, Висбю, Кальмар. А через полвека после его прихода к власти была уже целая сеть городов и укреплений. Считается, что им основан Стокгольм, столица современной Швеции. Биргер известен и как законодатель. Он признал за дочерями право на наследство (не меньше половины от наследства сына), запретил пытки раскаленным железом, практиковавшиеся со времен викингов. Поддержка церкви вместе с династическими связями с соседними странами позволили основанной им династии править в Швеции и Норвегии до середины XIVв.
Биргер Магнуссон умер в Яльболунге в 1266 году. Его могила была вскрыта в 2002 году — исследования останков позволили реконструировать его вероятный облик и определить, что в момент смерти ему было около пятидесяти лет. В районе правой глазницы были  обнаружены следы серьёзной травмы, что перекликается со словами летописца о стычке на поле боя Александра Невского с Биргером: «самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемь».

Летописи о Невской битве.

Новгородская первая летопись старшего извода о Невской битве сообщает достаточно кратко. Эта летопись дошла до нас в составе пергаментного Синодального списка 14 века, содержащего записи о событиях 1016 -1272 и 1299 -1333 гг. «…В лето 6748 [1240]. Придоша Свеи в силе велице, и Мурмане, и Сумь, и емь в кораблихъ множьство много зело; Свеи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Неве устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую…<…> Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и победи я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодевица Мария, месяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в неделю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в Халкидоне; и ту бысть велика сеча Свеемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше света понедельника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Наместъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всехъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вестъ» .

Сообщение Псковской первой летописи еще лаконичнее:«…В лето 6748. Приидоша Свея в Неву, и победи и Александр Ярославич с Новгородци, июля 15. И паде Новгродоцев: Костянтин Лукинич, Гюрята Пинешкинич, Наместь, Дрочила, а всех 20, а немец накладоша две ямы, а добрых повезоша два корабля; а заутра побегоша» .

Однако в сказании об Александре Невском, которое встречается в летописных сводах, нет упоминания о гибели шведского воеводы с именем Спиридон. Имя необычное для шведа, что отмечают многие историки. В сводах речь идет о ранении, которое получил в схватке с Александром Невским  король шведской стороны.

Варианты описания стычки Александра Невского с королем страны Римской. В «Сказании» Никоновской, или Патриаршей летописи: «…и самому королю возложи на лице печать мечем своим» (ПСРЛ, т. 9, с. 121). В «Сказании»  Новгородской четвёртой летописи: «и бысть сеча на Римляны, изби множество их, а самому королеви Бергелю возложи печать на лице острым своим копием» (т. 4, с. 35). В «Сказании» Воскресенской летописи: «…и самому королю возложи печать на лице острым своим мечем» (т. 7, с. 148). В «Сказании» Софийской первой летописи: «…и самому королю возложи печать на лице острым своим мечем» (т. 5, с. 178).

По летописям и «Сказанию» в связке с именем Александра Невского применительно к Невской битве и Ледовому побоищу находится имя новгородского епископа Спиридона, благословлявшего, князя на одержанные им победы. Впервые епископом новгородским он был выбран вечем по жребию в 1229 году и благополучно служил в этой должности до 1249 года, года своей смерти.

Ижорский старейшина, ночной страж на море  Пелугий (Пельгусий), в святом крещении Филипп в «Сказании» и шведский воевода именем Спиридон в Новгородской летописи.

Пелугий – Пелгусий – Пелагея—Пелагий. Греч.pelagos  – море. Без привязки к конкретному лицу, легату папы римского Пелагию, о котором речь пойдет позднее, присвоение именно морскому стражу искаженного имени Пелугий можно принять за намеренную своеобразную тавтологию. Спиридон – незаконнорожденный (лат.); круглая плетеная корзина, корзина для еды (греч.). Предположительно переписчик на каком-то этапе допустил ошибку, приписав воеводе имя новгородского епископа той поры Спиридона. Так как в переводе с латыни данное имя применительно к воеводе несет несколько язвительный характер, то читатели и переписчики, знающие латынь, могли посчитать это прозвищем воеводы, данным ему летописцем.

Венгерский король Андраш II, папский легат Пелагий и пятый крестовый поход в «Сказании о Александре Невском».

Принято считать, что Андреаш «Сказания» — магистр Ливонского ордена крестоносцев в 1240 -1241 гг. Андрей фон Фельвен. Однако упоминание  имени Андрей, которое явно в варианте произношения «Андреаш» близко к венгерскому, последующее упоминание имени старейшины Пелугий (Пелгусий), по произношению близкого к имени Пелагий, упоминание о походе ассирийского царя  Сенахерима на Иерусалим заставляет обратиться к истории пятого крестового похода, целью которого было отвоевать у мусульман именно Иерусалим.

Пятый крестовый поход.  Изложение по книге «Эпоха крестовых походов» под редакцией Э. Лависса и А. Рамбо. Смоленск, «Русич», 2002, стр.314-316.

В 1217 году венгерский король Андраш II выполнил обещание, данное еще в 1213 году папе Иннокентию III, выступить в крестовый поход, чтобы отвоевать у мусульман Иерусалим. В крестовом походе 1217 года принимали участие немцы и венгры.  Они сели на корабли в Сполето на Адриатическом море и переправились в Сен-Жан д Акру: здесь они провели целый год, предпринимая неудачные экспедиции и ссорясь с сирийскими христианами. Несколько позже в Акру прибыл их флот в 300 кораблей с крестоносцами из Северной Германии и Фрисляндии, которые, собравшись на берегах Рейна, поплыли обходным путем через Гибралтарский пролив. Сирийские христиане убедили крестоносцев прежде всего напасть на Египет. Крестоносцы высадились перед Дамиеттой. Это большой торговый город, расположенный в дельте Нила. То есть при впадении Нила в Средиземное море. Осада была продолжительна. Эпидемия унесла, по преданию, шестую часть осаждающих. Султан безуспешно пытался снабдить осажденных продовольствием.  Султан предложил крестоносцам, если они снимут осаду, возвратить им Животворящий крест и Иерусалимское королевство, но папский легат Пелагий, испанский священник, заставивший провозгласить себя главнокомандующим, отверг это предложение. Наконец крестоносцы взяли Дамиетту внезапным нападением, разграбили ее,  набрали добычи на 400 тысяч золотых и поставили здесь епископа (ноябрь1219 г.). Эта победа произвела большой шум в Европе. Папа назвал Пелагия «вторым Иисусом Навином».

Обратимся вновь к «Сказанию». Окончание битвы на Чудском озере: «Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться. Здесь прославил бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона».

После захвата крестоносцами Дамиетты мусульмане разрушили стены Иерусалима и начали выселяться из него. Христиане готовились завоевать Египет. Но они действовали так медленно, что султан успел построить крепость, названную им Мансурой (Победоносной) .  Вся зима у крестоносцев прошла в спорах о том, кому владеть Дамиеттой.  Весною к ним присоединилась новая крестоносная армия, прибывшая из Германии.  Наконец  летом 1221 года крестоносцы выступили в поход. Султан вновь предложил им обменять Дамиетту на Иерусалимское  королевство, но Пелагий вновь отверг его предложение.  Христиане подступили к Мансуре, не приняв во внимание периодического разлива Нила, который вскоре превратил их лагерь в остров. Мусульмане отрезали им путь к отступлению, христиане, окруженные и лишенные припасов, были счастливы, когда султан согласился отпустить их при условии очищения ими Дамиетты. Так неудачно по вине церковной партии в лагере крестоносцев, возглавляемой Пелагием,  закончился пятый крестовый поход.  Сам Андраш II покинул лагерь крестоносцев еще в 1218 году и отправился в Венгрию.    Более подробно см. Ф. Успенский  « История крестовых походов», Б. Куглер «История крестовых походов».

Вероятно, на Пелагия, как  прототипа ижорского Пелугия, нужно смотреть не глазами  трезвого современного историка, а глазами тех современников Пелагия, которые видели в нем героя, «второго Иисуса Навина».

Обратимся вновь к  «Сказанию»: «Услышав о такой доблести  князя Александра, король страны Римской из северной земли подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пыхтя духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием…». Очевидно, что эти строки о многих кораблях, огромном войске, короле страны Римской «повторяют» строки некой хроники о крестовом походе 1217-1221 годов. Вероятно, в этой же хронике содержится и характеристика, данная папой легату Пелагию как « второму Иисусу Навину».

Андраш II и Русь. В 1205 г. Андраш II вмешался в усобицу в Галицко-Волынском княжестве в интересах малолетнего князя Даниила Романовича, изгнанного из Галича более старшими родственниками.  В 1214 г. Андраш заключил союз с польским князем Лешеком Белым о разделе территории Галицкого княжества. В Галиче был посажен малолетний королевич Кальман. Также была достигнута договоренность о его браке с дочерью Лешека Саломеей. Однако вскоре венгерский и польский короли поссорились. Андраш отобрал у Лешко Перемышль и Любачев, и тот позвал на помощь своего друга, знаменитого князя Мстислава Удалого. В 1215 г. Мстислав выбил венгров из Галича, но вскоре между ним и Лешеком возник раздор. Воспользовавшись их раздором, венгры снова заняли Галич.  В 1219 г.  Мстислав Удалой вторично занял Галич. Королевича Кальмана он взял в плен и отвез в Торческ. Чтобы освободить сына, Андраш II был вынужден вступить в переговоры; его сын, тоже Андраш, известный на Руси как «королевич Андрей», женился на Марии Мстиславне. Кальман вернулся к отцу. В качестве приданого Андрей получил Перемышль и Галич, но вскоре отношения между новыми родственниками испортились, и Мстислав отобрал у Андрея его уделы. Андрашу II вновь пришлось вмешиваться в галицкие дела вплоть до самой смерти сына в 1233 г.

Андраш II и Тевтонский Орден. Около 1211 года Андраш II приглашает  в Венгрию Тевтонский орден для защиты Венгрии от периодически вторгавшихся половцев. В 1225 году он изгоняет Орден из Венгрии. И в том же году поляки приглашают Орден к себе на помощь против язычников пруссов.

В 1222г. Андраш подписал документ, которым он прославился у венгров, названный «Золотой буллой». По возвращении со Святой Земли он нашел королевство в анархии, а казну расхищенной. Собрать деньги с помощью новых налогов не удалось, а недовольство росло, терпела фиаско и внешняя политика. Дворянство было очень разнородным, но все его группы требовали участия в решении государственных вопросов. «Золотая булла» была задумана наподобие английской «Великой хартии вольностей». Все дворяне были уравнены в правах, освобождены от налогов и постоя войск. Юридическую ответственность они несли перед судом короля либо палатина. Дворянина нельзя было задержать без предписания на арест. И, наконец, в ней был пункт о праве дворян и духовенства оказывать неповиновение королю, если он нарушил указанные права. Последние годы жизни Андраша были омрачены конфликтом с церковью из-за того, что король привечал в своем государстве евреев и мусульман. При его жизни была канонизирована одна из его дочерей, Елизавета Венгерская, умершая раньше своего отца на четыре года.

Следы в «Сказании» сведений о короле Чехии Пжемысле Оттокаре II .

Историк Иловайский в «Примечаниях» своей книги  «Становление Руси», приводя текст легенды о Пельгусии по Новгородскому четвертому своду, сообщает следующее: «Замечательную аналогию с этим рассказом представляет подобная же легенда, которой украсилась победа современника Александрова, чешского короля Пжемысла Оттокара над угорским Белою на берегах Моравы в 1260 г. Сам Оттокар в письме своем к папе рассказывает, что один преданный ему благочестивый муж, оставшийся дома по болезни, в день битвы удостоился видения. Ему явились покровители Чешской земли свв. Венцеслав, Адалберт и Прокопий; причем Венцеслав сказал своим товарищам, что войско их (чехов) слабо и им надобно помочь (Тургенева Histor. Russ. Monumenta, II. 349)». См. прим 67.  Далее в «Примечаниях» он отмечает: «О участии Даниила в битве 1260 г. на Мораве говорит Оттокар в своем письме к папе Александру IV. Histor, Rus. Monum». См. прим. 71.  Даниил со своей дружиной находился в составе венгерского войска, когда произошла битва  чешского короля Оттокара и венгерского Белы на берегах Моравы.

В скобках дана ссылка на материалы, собранные историком А. И. Тургеневым за границей при осмотре тамошних архивов и библиотек, по древней и новейшей истории Руси. Они были изданы археографической комиссией в 1841 и 1842 гг.  под заглавием «Historiae Russiae Monumenta ex antiquis exterarum gentium archivis et bibliothecis deprompta ab A. I. Turgenevio». Материалы включали выписки из ватиканских архивов, переписку пап и донесения папских нуциев о России.

Очевидно, что легенда о Пельгусии «Сказания» создана позднее и вторична относительно легенды Оттокара, принимая во внимание историю с папским легатом Пелагием. Неизвестен лишь источник, из которого автор «Сказания»  ознакомился с письмом Оттокара папе.

Король Чехии Пжемысл Оттокар II.

Пжемысл Оттокар II взошёл на чешский престол в1253 году после смерти своего отца.  Король в 1254 году предпринял по предложению папы римского крестовый поход на язычников Пруссии. Во время похода в январе 1255 года Оттокар и Великий магистр Тевтонского ордена Поппо фон Остер на месте предполагамой гибели святого Войтеха (Адальберта) заложили орденскую крепость Кенигсберг (по-чешски Краловец), то есть «королевский город», названный так в честь чешского короля.  В 1260 году он одерживает победу над венгерским королем Белой на берегах Моравы.

Пшемысл Отокар II вошел в историю под прозвищем «король железный и золотой». «Железным» он был, поскольку в битвах полагался главным образом на закованную в латы тяжелую рыцарскую кавалерию. Именно она помогла ему в 1260 году выиграть у венгерского войска битву на берегах Моравы. Чешский король расширял свои владения в основном на юг и запад, и вскоре их границы достигли Адриатики. Во внутренней политике Отокар активно занимался заложением новых городов и даровал городам «магдебургское право». Мечтал Пшемысл и об императорской короне, но растущее могущество чешского короля пугало курфюрстов, которые в 1271 году предпочли избрать главой империи не Отокара, а малоизвестного графа Рудольфа Габсбурга. Этому человеку и было суждено погубить короля Пшемысла.

В 1261 г. Пшемысл Оттокар II женился вторым браком на русской княжне Кунгуте Ростиславне, внучке венгерского короля Белы IV, которая была в то же время внучкой русского князя Михаила Черниговского.  Михаил Черниговский вместе с сопровождавшим его  Орду боярином Федором были в 1246 году убиты по приказу Батыя. Убийство носило политический характер, но в Житии гибель Михаила представлена как добровольное страдание за православную веру. Запись о гибели в Орде Михаила Черниговского была помещена в Ростовском летописном своде княгини Марьи. Дочь Михаила Всеволодовича, ростовская княгиня Марья вместе с сыновьями установила церковное почитание Михаила и боярина Феодора в Ростове. В связи с этим было написано проложное житие Михаила Черниговского – краткий рассказ о его гибели в Орде. Житие было написано до 1271 г. (года смерти княгини Марьи). Это краткое проложное «Житие Михаила Черниговского» послужило основой для целого ряда более поздних и более пространных редакций житийного повествования о гибели в Орде черниговского князя. Первая из этих редакций была составлена в конце 13 – начале 14 в. священником Андреем. Г. Федотов в книге «Святые древней Руси» пишет, что переделки 16 века жития Александра Невского дополнили его подробностями и из жития св. Михаила Черниговского.

Соперничество Пшемысла Отокара II и Рудольфа Габсбурга привело к войне.  Большинство князей Германской империи было на стороне Рудольфа. Первое столкновение, в 1276 году, закончилось поражением Пшемысла – он вынужден был уступить противнику Австрию. Два года спустя война разгорелась вновь. Оба войска сошлись у Сухих Крут на Моравском поле. Армия Габсбурга имела численный перевес. Фланговая атака решила исход битвы: чешская кавалерия бежала, король пал, сражаясь во главе своих войск.

«Сказание» о приходе к Александру Невскому послов от папы.

«Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима с такими словами: «Папа наш так говорит: «Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Поэтому и прислали к тебе из двенадцати кардиналов двух умнейших – Агалдада и Гемонта, чтобы послушал ты речи их о законе божьем».  Это событие, если оно было, можно датировать периодом 1252 -1253 годов, когда Александр Невский стал великим князем.  Вероятно, что имена послов искажены. Сомнительно, что в таком написании или произношении их можно найти в европейских языках. Наличие в подтексте «Сказания»  Пелагия, легата папы Ганория III, заставляет обратиться к окружению этого папы. Одним из его кардиналов был  Уголино деи Конти де Сеньи, итал. Ugolino dei Conti di Segni ( ок. 1145 — 1241), ставший в 1227 году римским папой Георгием IX. «Агал» — производное от Уголино, «дада» — производное от деи, де. Сомнения остаются в создании имени «Гемонт». Возможно, оно является производным от имени Раймонд, так как иногда вместо имени Гемонт историки пишут имя Ремонт.

Обстоятельный анализ деятельности папы Георгия IX по организации крестовых походов на прибалтийские земли Руси шведских рыцарей и Тевтонского Ордена дан современным историком А. Ужанковым в работе об Александре Невском  «Между двух зол. Исторический выбор Александра Невского». Разумеется, что Уголино де Конти, умерший в 1241 году в сане папы, не мог быть послан на Русь около 1253 года, при этом в сане кардинала. Известны два послания папы Иннокентия IV (1243 — 1254)  русским князьям, датируемые 1248 годом, однако о двух послах папы Римского к Александру Невскому известно только из «Сказания». Тексты посланий папы в переводе на русский язык см. В. И. Матузова, Е. Л. Назарова «Крестоносцы и Русь». М.,2002. В 1248 году Александр Невский с братом Андреем были в Орде.

Александр Невский и Ордынское иго в «Сказании».

Если на Западе Александр успешно отражал притязания на земли Руси воинским путем, то на Востоке против притязаний  Орды приходилось применять  дипломатические методы. В «Сказании» кратко говорится о его поездках в Орду: «Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды». Унижения при поклоне ханской власти в «Сказании» искусно маскируются славой имени Александра: «…помчалась весть о нем до устья Волги. И жены маовитянские  (татарские) начали стращать детей своих, говоря: «Вот идет Александр!» Естественно, что «Сказание», формируя образ Александра как национального героя, молчит об отношении Александра к русским князьям, о татарской помощи в борьбе с соперниками, о наказании мятежных новгородцев.

«Сказание» и Галицко-Волынская летопись.

Строки «Сказания», что жены маовитянские (татарские) начали стращать детей своих именем Александра, повторяют строки из Галицко-Волынской летописи о Романе. Cлова, стоящие в окончании статьи Галицко-Волынской летописи под 1251 г. («имже Половци  дѣти страшахоу») и Жития («начаша жены Моявидскиа полошати дети»),  Эти совпадения были замечены еще Д. Лихачевым. Однако подтекст наименования половцами князя Романа  не был раскрыт. Роман именуется в подтексте так: «Бай Роман Урус». Бай Роман Урус – Байрам Навруз – Байрам Науруз.

Науруз Байрам (21 марта) праздник нового года по астрономическому солнечному календарю у иранских и тюркских народов, который не имеет прямого отношения к исламским обычаям. Отмечается в дни, на которые приходится весеннее равноденствие. Происхождение этого праздника уходит своими корнями в дописьменную эпоху истории человечества. Официальный статус он приобрел в Ахеменидской Империи, как религиозный праздник зороастризма. Продолжает повсеместно отмечаться и после исламских завоеваний, вплоть до настоящего времени. Остается непонятным, какое отношение  половцы имеют к этому празднику, почему его должны бояться их дети. С жертвоприношениями животных связан другой праздник, праздник мусульман курбан байрам. Упоминание о этом празднике у мусульман есть в Хождении за три моря Афанасия Никитина: …до бесерменнского улу байрама». Если не ошибаюсь, это считается первым упоминанием в древнерусской литературе о курбан байраме, празднике жертвоприношения.

Таков невидимый глазу читателя исторический фон и исторические деятели той поры, в сопоставлении с которыми автор «Сказания» создавал облик своего героя. В независимости от того кто в действительности руководил шведами в Невской битве, автору «Сказания» нужно было утвердить воинскую победу Александра Невского именно над ярлом Бергером, настоящим королем Швеции.  Исторический фон  будет не полным, а для читателя причины восхваления князя полностью будут непонятыми, если не учитывать событий на Руси, последовавших после смерти Александра Невского.

Историк Д. Иловайский в книге «Становление Руси» писал: «Но не таковы были ближайшие приемники Александра Невского, чтобы воспользоваться обстоятельствами (внутренние смуты в Золотой Орде) для блага отечества. Его вынужденную покорность перед ханами они превратили уже просто в раболепство, и в своей погоне за великокняжеским столом сами приводили татар для опустошения русских земель». По мнению Иловайского период Русской истории, наступивший после смерти Александра Невского, характеризуется межъусобиями, раболепием перед татарами, предательствами.  Среди примеров такого поведения Иловайский приводит поведение Андрея Городецкого, сына Александра Невского: «Андрей, получив от Менгу-Темира ярлык на Владимирское княжение, начал целый ряд междоусобных войн с переменным счастьем. Он три раза приводил татарские войска на старшего брата, и бедная Северо-Восточная Русь платилась новыми разорениями за честолюбие недостойных князей. Особенно тяжел был третий приход, когда татарский воевода Дюдень, посланный на помощь Андрею ханом Тохтой, взял Владимир; причем татары вновь разграбили соборный храм Богородицы и вообще взяли и разорили 14 суздальских городов, в том числе Переяславль и Москву (1293)». Частично именно эти времена, недостойное поведение потомков Александра Невского, которых нельзя поставить рядом с предком, заставили автора «Сказания» покрыть «сусальным золотом» портрет реального жесткого правителя, способного воина и дипломата.

Разумеется,  традиционное мнение о том, что «Сказание» написано не позднее 80-х годов 13 века, что автором «Сказания был книжник из окружения владимирского митрополита Кирилла, пришедшего из Галицко-Волынской Руси в 1246 году, нуждается в пересмотре. Приблизиться к действительному периоду создания  может установление конкретных западных хроник, использованных при создании «Сказания».

Данная статья является продолжением авторского цикла под условным названием «Непрочитанные страницы древнерусской литературы». Это «Подложность «Поучения Владимира Мономаха»»,  «Непрочитанные страницы «Слова о полку Игореве», «Задонщины» и «Сказания о Мамаевом побоище»», «Война за киевский престол, Ч.1, Ч.2», «Василий Буслаев и Иван Иванович Молодой. Стригольники и новгородско-московская ересь в былинах о Василии Буслаеве».

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.