Александр Сергеев. Рождение (миниатюра)

C каждым выдохом мы умираем,

С каждым вдохом — вновь живём.

А. Сергеев.

 

 

                    1

 

— Мне очень страшно.

—  Не бойся.

Скованное тело. Руки и ноги вытянуты. Грудь сдавлена невидимой плитой. Нехватка воздуха. Ком в горле мешает проглотить слюну. Прерывистое дыхание причиняет боль. Горечь и привкус крови во рту вызывают тошноту, не переходящую в рвоту и тем более мучительную. Голова состоит из кучи мелких острых осколков, собранных в одном месте. Мысли в ней хаотично шныряют туда-сюда, бьются о стенки черепа и никак не могут вырваться наружу. Проходящая по телу дрожь накрывает волнами. Капли пота стекают с ладоней. Онемевшие пальцы устали сжимать мокрую белую простыню. Глаза хотят видеть, но тяжёлые веки не позволяют это сделать.

— Что со мной происходит…? Это конец…?

— Ты переходишь в другое место, — ответ прозвучал неизвестно откуда.

— Куда? – с удивлением, но без страха спросил мужчина.

— Туда, где находится твой настоящий дом, — продолжал говорить неизвестный голос.

— Чем же тогда был этот мир?

— Тоже твоим домом. Только временным.

— Что там будет?

— Там не будет ничего, что ты боишься.

— Что меня там ждёт?

— Тишина и покой.

— У того места есть название?

— …

— Я хочу остаться здесь.

— Это не имеет значения.

— Мои желания не имеют значения?

— Да, они не важны.

— Что тогда важно?

— Ничего.

— Мне больно!

— Боль чувствуешь не ты, а твоё тело.

— Разве я и моё тело не одно и то же?

— Нет.

— Я не понимаю.

— Это нельзя понять умом. Просто прими это. Прими и боль. Она – часть перехода.

— Я теряю силы, я очень слаб…

— Силы, покидающие тебя там не понадобятся. В тебе есть то, что ты не потеряешь никогда. Это и останется. Навсегда.

— Кто ты?

— …

Туман рассеивается. Страх растворяется и обнажает то, что скрывал долгие годы. Спазмы, судороги и боль уже не причиняют страдания. Они становятся мостиком, соединяющим два мира.

 

  2

В палате вокруг мужчины стояли родственники. Трое самых близких для него людей в этот момент были рядом. Они пришли в больницу сразу же, как только узнали, что у больного случился очередной приступ.

Лихорадка длилась всю ночь. Пациент то приходил в себя и что-то бормотал, то терял сознание.

Ему уже ничем нельзя было помочь. Болезнь перешла в последнюю стадию, а преклонный возраст не оставлял шансов на борьбу с ней.

С первыми лучами солнца мужчина сделал последний вдох.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.