Николай Гайдуков. Конференция (рассказ)

         Правительства всех стран мира (или почти всех) озабочены проблемой энергообеспечения. Не секрет, что основная доля в мировом балансе энергоресурсов приходится на нефть, газ и уголь, которые, однако, являютсяневозобновляемыми природными ресурсами, их применение к тому же загрязняет природу. Население Земли увеличивается с пугающей быстротой, потребности людей растут также очень быстро и, соответственно, энергетических ресурсов требуется и добывается с каждым годом всё больше и больше. Скоро они закончатся: они ведь невозобновляемые. И что тогда — тупик? Холод, мрак, деградация цивилизации? Войны за обладание остатками ресурсов? Последствия непредсказуемы… Нельзя сказать, что не ищутся альтернативные пути выхода из этого тупика. Нет, ищутся. Развиваются такие направления, как гидроэнергетика (строительство электростанций на реках), ветроэнергетика (ветряные генераторы электроэнергии), солнечная электроэнергетика (этот вид энергетики возможен только в южных странах с подходящим жарким климатом, располагающим достаточным количеством солнечных дней в году, чтобы солнечные батареи работали без длительных перерывов, иначе теряется смысл), атомная энергетика (но это самый опасный вид энергетики). Ещё, может быть, приливные гидроэлектростанции, использующие воду морских приливов, но это весьма редкий вид энергетики. И это, пожалуй, всё. Но все эти прямо скажем: нетрадиционные виды в общем балансе источников энергии для людей занимают совсем незначительную часть.

На развитие атомной энергетики возлагались большие надежды в энергообеспечении нашей планеты, но когда землетрясение и вызванное им цунами разрушило атомную электростанцию Фукусима в Японии, опрометчиво и даже легкомысленно построенную прямо на берегу океана, что вызвало тяжёлые последствия в виде радиоактивного заражения местности,то некоторые развитые страны под воздействием этих событий и «зелёных» стали свёртывать свои программы по развитию атомной энергетики, возникла реальная перспектива глобального энергетического кризиса, дефицита энергии. Авария Фукусимы нанесла сильный удар по имиджу атомной энергетики, а ведь ещё и трагедия Чернобыля не забыта… Дабы вновь не увеличивать в общемировом энергетическом балансе долю энергоресурсов загрязняющих окружающую среду – угля, нефти, газа, Организация объединённых наций(ООН) решила срочно и безотлагательно провести международную конференцию по проблемам развития альтернативных источников энергии. Основной доклад в виду важности проблемы должен был делать Генеральный секретарь ООН. Выбор страны–организатора конференциипал на Россию, её столицу Москву. Времени на организацию оставалось  совсем мало, срочно организованный оргкомитет, который возглавил вице-премьер правительства Денис Петрович Перемогин, работал буквально днём иночью, поскольку нужно было решить много организационных вопросов: аренда подходящего зала для конференции такого уровня, встреча участников конференции в аэропортах, организация транспортного обслуживания, доставка и размещение в гостиницах, организация питания, определение списка выступающих и тематики докладов, подбор целой когорты квалифицированныхпереводчиков, знакомых с технической спецификой и организация синхронного перевода во время работы, организация работы пресс-центра (как ожидалось, для освещения конференции приедут сотни корреспондентов средств массовой информации со всех континентов), и даже вечерняя культурная программа для участников –Большой театр, ведущие драматические театры, цирк и даже для участников конференции организовали вечернюю работу музеев Московского Кремля. И очень важный вопрос: обеспечение безопасности мероприятия такого уровня, что очень актуально в наше беспокойное время.Обычно такие важные и представительные международные форумынамечаются и планируются задолго до даты проведения: они вносятся в планы по крайней мере за год, а то и два, и страна-организатор заранее, без спешки и нервотрёпки  всё организует: и зал, и бронирование мест в гостиницах, и питание, и организацию пресс-центра. А сейчас на организацию осталось около месяца и это вызвало очень большие проблемы, особенно с размещением в гостиницах (где все места были давно забронированы другими) и организацией пресс-центра, поскольку для пресс-центра требовалось большое помещение рядом с залом заседаний, монтаж огромного количества оборудования, налаживание линий связи, печатание большого количества информационных материалов и решение прочих проблем и задач. Естественно, в такой спешке, неразберихе и нервотрёпке, в которых работал оргкомитет, ошибки и накладки были неизбежны. К  проблемам организационного и технического порядка добавлялись проблемы научные: сравнительно долгое время не удавалось окончательно сверстать список выступающих, потому что у ведущих учёных-энергетиков также время было расписано на месяцы вперёд и не многие захотелиили смогли  сломать свой график. Одно время даже существовала угроза, что не будет нужного количества выступающих с качественными сообщениями… Заместитель председателя оргкомитета, отвечавший за научную сторону, знаменитый учёный академик Алексей Владимирович Анциферов, председатель отделения энергетики Академии наук, лично вёл долгие телефонные переговоры с известными зарубежными учёными -энергетиками, убеждая их приехать на конференцию и выступить. Но в конце концов все трудности были преодолены и конференция открылась в назначенный срок.Фойе зала заседаний было украшено плакатами и планшетами с информационными материалами по альтернативным видам энергетики, расчётами их экономической эффективности, а также здесь находились несколько действующих макетов перспективных энергетических установок. На конференцию приехали многочисленные участникибуквально со всех континентов: представители правительств многих государстви неправительственных организаций, дипломаты, учёные-энергетики, специалисты-практики в области энергетики, крупные бизнесмены, работающие в этой сфере, представители многих международных организаций, занимающихся данной проблемой,экологи и даже представители нескольких зоозащитных организаций, обеспокоенных тем, чтобы не пострадал животный мир нашей планеты при внедрении новых энергетических технологий.После обширного доклада Генерального секретаря ООН, осветившего проблему со всех сторон и своим выступлением задавшего тон,  начались выступления представителей стран, учёных и специалистов. Многие известные учёные прилетали в Москву всего на один день, в блиц-режиме: прилететь, приехать на конференцию, выступить, ответить на вопросы и уехать обратно в аэропорт – такой у них был плотно загруженный рабочий график.

Так поступили знаменитые в научных кругах учёные: доктор Джон Джонсон из Массачусетского технологического института с докладом об использовании водорода в качестве автомобильного моторного топлива(выхлопом от которого является обычная вода и, значит, нет загрязнения окружающей среды), знаменитый китайский учёный ХуаСяо, подготовивший доклад о возможности и путяхиспользования атмосферного электричества, академик КолумбиноЛутакииз Рио-де-Жанейро, поделившийся опытом строительства каскада гидроэлектростанцийна Амазонке и других реках Южной Америки, доктор Аспарух Сингх из Лаборатории Солнца города Тируванантапурам, расположенного на самом юге полуострова Индостан, который осветил, если можно так выразиться,вопросыиспользования солнечной энергии, доктор АкашиСируяки из Института безопасной энергии города Токио выступил с докладом по вопросам повышения безопасности атомных станций и доктор Самюэль Амбруазан из Амстердама,вынесший на конференцию обстоятельный доклад по ветроэнергетике, как известно, получившей большое развитие на продуваемых атлантическими ветрами просторах Голландии.Академик Анциферов лично контролировал всю работу с известными учёными, но к концу первого дня работы у него неожиданно поднялось кровяное давление, срочно приехавший на скорой доктор диагностировал предынфарктное состояние, и академика срочно увезли в больницу. Видимо, сказалось перманентное напряжение последних недель. Поэтому на втором рабочем дне конференции он не присутствовал. Наверное, из-за этого и произошёл некий казус в работе конференции, внёсший большое оживление в её сухую академическую работу. На утреннем заседании второго дня работы конференции выступил исландский учёный в области геотермальной энергетики Харальд Магнуссон, рассказавший о строительстве электростанций, использующих энергию вулкана Хегидль, и обеспечивающих теплом и электроэнергией окрестные города и посёлки. В планах энергетиков Исландии использовать энергию других вулканов, таких, как Эрайвайёкюдль и Хваннадальсхнукюр. Удивительно, как быстро и органично, без видимых затруднений, произносил Магнуссон эти мудрёные для русского уха названия. В контексте этого доклада  академик Савелий Петров из Дальневосточного отделения Академии наук России выступил с содокладом  о планах использования  в народном хозяйстве энергии геотермальных источников ивулканов Камчатки. И вот, после энергетиков-вулканологов выступил академик Международной академии энергоинформационных наук (так было написано в программе) Леон СигизмундовичСтолбовский-Африкантов. На трибуну вышел человек очень своеобразного вида, появление которого вызвало оживление в зале – его внешний облик явно диссонировал и явно не подходил для данной аудитории. Про таких людей говорят: харизматичный. И действительно, в его облике присутствовалабольшая харизма. Всклокоченные, но явно в обдуманном беспорядке,длинные волосы, артистично подведённые черной тушью горящие глаза, сидящие глубоко в глазницах, взгляд, словно сверлящий собеседника. Он имел внешний вид с несомненным оттенком…чего-то такого…демонического. Одет он был не в строгий деловой костюм и обязательный галстук, как все уважаемые учёные и чиновники высокого ранга, а в какой-то балахон чёрного цвета из бархатной ткани. Все с нарастающим нескрываемым изумлением смотрели на него, пока он шёл в проходе зала, а потом по сцене к трибуне. Наконец он встал за трибуну и окинул взглядом зал.Наступила такая тишина, которой не было даже при выступлении Генерального секретаря ООН. Впрочем, докладчика это не смутило.

— Господа! – голос Столбовского-Африкантова – с хрипотцой и какими-то чувственными нотками,  донёсся до самых дальних уголков большого зала, хотя он не прилагал никаких усилий для педалирования его звучания. – Господа! Я надеюсь, что все здесь собравшиеся поняли, что энергетика социума, энергетика личности играет огромное значение в жизни любого человека – ведь у каждого человека имеется своё энергетическое поле, своя энергетика. И моё приглашение на столь представительную конференцию свидетельствует об этом. А ведь раньше этот аспект полностью игнорировался. У нас в стране, в бывшем Советском Союзе, было много таких кампаний: электрификация и индустриализация, химизация сельского хозяйства и массовое промышленное строительство, освоение целины и Сибири, строительство БАМа… Но все эти кампании были как бы сами по себе, были самоцелью, а человек был инструментом в достижении этих целей, что в корне неверно. Именно человек должен быть целью любой кампании, целью деятельности общества, государства, Организации Объединённых наций! И это целиком и полностью относится к нашему сегодняшнему мероприятию, посвящённому поиску альтернативныхсуществующим способам получения энергии для растущего человечества.– Он замолчал и медленно обвёл горящим взором зал. Присутствующие как завороженные смотрели на него. – А теперь к сущности! Жизнь каждого современного человека делится на множество отдельных блоков, так сказать ипостасей, которые у каждогоиз нас сугубо индивидуальны, как по виду, так и по значению, но обязательно присутствуют в том или ином объёме. Это:учёба, работа, любовь и секс, семья и дети, здоровье и болезни, страсти, хорошие и дурные наклонности, питание, отдых, деньги… Ивсе эти важнейшие стороны нашей жизни зависят от Всемирной энергии, присутствующей в каждой точке пространства, в каждом моменте времени, и питающей (или не питающей) каждого человека, его энергоинформационное поле. Но успех в жизни любого человека зависит от того, как сам человек может распоряжаться этой энергией, как он сможет эту энергию космоса и Вселенной направить на подпитку своей личной энергетики и своего биополя. Для этого нужен биорезонанс личного энергоинформационного поля человека с энергоинформационным полем Вселенной, или Космоса. Для получения биорезонанса нужна гармонизация энергоинформационного поля человека. Но значительное большинство из нас не знают, как это сделать и поэтому проводят жизнь без радости и счастья, без денег, в нищете, голоде, в болезнях и страданиях, унынии и депрессиях, без любви и даже без полноценного секса! Что ужасно! Да, да, ужасно, именно так! Ведь это – важнейшая сторона человеческой жизни. Ещё Зигмунд Фрейд в своё время доказал это… – он замолчал и опять обвёл долгим взглядом весь зал.

Последний посыл докладчика о полноценном сексе вызвал шумную реакцию в зале, и шум нарастал  постепенно, тогда, когда смысл сказанного доходил до иностранных гостей по мере того, как переводчики справлялись с тонкостями перевода этого весьма оригинального и даже щекотливогодля научной конференции пассажа… Где-то в глубине зала кто-то удивлённо охнул, а в другом конце раздался громкий и какой-то истеричный женский взвизг.

— …Но правильная энергетика жизни, правильное использование Всемирной энергии способны исправить нашу жизнь, повысить иммунитет, жизненные силы и избавить её от всех тех напастей и негативных явлений, о которых я говорил!

И вновь волна шума, удивления и возмущения прокатилась по залу. Где-то раздавался смех, приглушённый ропот, а кто-то даже иронично похлопал. Столбовский-Африкантов посчитал это за одобрение своего выступления и с воодушевлением продолжил:

— А теперь, господа, рассмотрим особенности взаимодействия энергетики человека, его личного биополя с энергией космоса…

— Люда, кто это, что за чепуху он несёт? – спрашивал  изумлённый академик Эдмунд ТрифоновичТортов, член оргкомитета конференции и замещавший академика Анциферова на время болезни, жестом подозвав из-за кулис одного из технических работников оргкомитета, секретаря Людмилу, оформлявшую списки выступавших.

— Это Леон СигизмундовичСтолбовский-Африкантов, академик Международной академии энергоинформационных наук, известный специалист в области биоэнергоинформатики, наукиэниологии, его все знают…

— Что-о-о-о? Какой ещё биоэнергоинформационный академик? Какая академия энергоинформационных наук?..Какая такая наука эниология? Шарлатанов нам только здесь не хватало! Это же клиент Комиссии по борьбе с лженаукой… Как он к нам попал?

Тортов выскочил из-за стола президиума и поспешил за кулисы, таща Людмилу за руку.

— Люда, откуда он взялся? – возмущённо спрашивал Тортов, судорожно и бессмысленно перелистывая бумаги, лежавшие на столике секретариата, пытаясь найти что-то, что объяснило бы появление здесь Столбовского-Африкантова.

— Не знаю, Эдмунд Трифонович, лепетала Люда испуганно, – мне дали, я напечатала.

— Кто дал?

— Не знаю. Кто-то дал… Все давали и всем срочно надо было…– захныкала Люда, собираясь расплакаться.

— Перестаньте хныкать! – строго прикрикнул на неё Тортов, – сейчас не до этого! Потом будем плакать…все вместе…

Она послушно замолчала. Честно говоря, перепуганная Люда врала, когда говорила, что кто-то дал ей Столбовского-Африкантова для включения в список. Это она сама, по собственной инициативе, пользуясь совершенно безумной спешкой и царившей неразберихой, включила его в число участников конференции. Люда, молодая девушка двадцати лет от роду, приятной внешности, с хорошей фигуркой и со смазливым кукольным личиком без тени мыслительной деятельности, что помогло ей поступить на эту работу (видимо, по контрасту), в сущности, была тёмной и неразвитой – во всяком случае наука не входила в круг её интересов. Но она очень гордилась тем, что работала в отделении энергетики Академии наук России. И хотя она с трудом закончила среднюю школу и любая наука (даже в школьном объёме) давалась ей ценой больших усилий, но любила щегольнуть в новой компании своим местом работы. А что, звучало очень эффектно: Российская Академия наук, или РАН. Это вам не торговая палатка какая-нибудь типа «Горячие сосиски», где Светка Боброва работает, и даже не салон красоты «Элегант», где Ариадна Попкова…Но все эти академики РАН – скучные и сморщенные старички в старомодных заношенных костюмах и застиранных рубашках с деформированными воротничками, откровенно дремлющие на длинных заседаниях,были ей неинтересны и навевали скуку. То ли дело Столбовский-Африкантов, вот кто имеет внешний вид настоящего академика!Азначит, именно он – и есть настоящий академик! Однажды подруга Ариадна повела её на его выступление, а правильнее сказать – на сеанс, который академик энергоинформационных наук проводил во Дворце Культуры завода «Шарикоподшипник». Этот сеанс произвёл на её неокрепшую душу и мозг, не отягощённый знаниями,неизгладимое впечатление. Сам академик-красавец высокого роста,чувственного вида, с ощутимой даже на расстоянии сильной мужской энергетикой, производил на женщин неизгладимое впечатление — зал «Шарикоподшипника» был на три четверти заполнен женщинами. Антураж, в котором выступал академик, был полон мистики, важности и многозначительности: «космическая» музыка, видеоролики, иллюстрировавшие слова академикаи демонстрировавшие на большом экране у него за спинойфантастические виды Вселенной, заполненной под завязку космической энергией, умелое манипулирование освещением в зале, ярко включавшимся или полностью выключавшимся в нужный момент. Заметный положительный эффект на восприятие зрителями лекции академика оказывали два молодых атлетически сложенных помощника Столбовского-Африкантова и две эффектные фигуристые девушки, на которых (как на девушках, так и на парнях) было минимум одежды, наверное для того, чтобы всем было видно благотворное воздействие космической энергии на тело человека.  На своих ассистентах академик и демонстрировал эффективность разработанной им методики энергоинформационного взаимодействия организма с Космосом для лечения почти всех известных болезней. Результаты были налицо, и надо сказать, прекрасные результаты. Каждый находящийся в зале в душе хотел бы выглядеть так, выглядели ассистенты академика: молодые, красивые, сильные, пышущие здоровьем и радостью жизни. А ведь все они сначала (до встречи с академиком-целителем) были очень больны: перечень болезней каждого ассистента был довольно значителен…Тут невольно приходилось верить тому, что говорил Столбовский-Африкантов.И верили, верили безоговорочно! Нет, на его «конференции» не заснёшь, не задремлешь… В центре сцены на постаменте стоял большой прозрачный шар, наполненный какой-то жидкостью, сверху шара находилась небольшая белая коробочка, к которой с тыльной стороны тянулись невидимые из зала тонкие провода. По мановению руки  академика-мага внутри шара то прочерчивали зигзаги розовые, фиолетовые и оранжевые молнии, то пронизывали лучи, то вились замысловатые спирали, хорошо видимые в темноте зала, когда по его команде выключали свет – это и была видимая энергия космоса, которой уверенно управлял Столбовский-Африкантов. И с помощью этого шара академик проводил многочисленные опыты по передаче энергии Космоса зрителям, которые в большом количестве выходили из зала на сцену. Помощники и дополнительно привлечённые охранники с трудом справлялись с регулированием этого потока страждущих. Люда плохо понимала то, что он говорил, но поверила всему сразу и навсегда. Что-то насчёт энергоинформационной связи между индивидуумом и Космосом, о влиянии этого на здоровье и даже о лечении всех болезней энергией космоса… С того памятного вечера в ДК «Шарикоподшипник» она хранила у себя небольшой, но красочный буклет в котором были несколько десятков эффектных фотографий академика, проводящего свои опыты с людьми, видимые результаты этих опытов – излеченные пациенты, и описание того, что академик-целитель мог делать, и чего не мог делать никто другой. Правда, она не знала, что значили эти сугубо научные термины, в обилии встречавшиеся в тексте брошюры: энергоинформационное взаимодействие личности иКосмоса (подпитка организма космической энергией), экстрасенсорика, технологии экстрасенсорного воздействия, энергетический вампиризм, биорезонанс, биоэнерготерапия и лечение всех болезней энергией Космоса, энергоинформационная медицина,и даже — энергетический хакер, но была твёрдо уверена  – это передовое слово науки.И когда вдруг началась эта сумасшедшая гонка с подготовкой конференции ООН по энергетике, она сразувспомнила про выдающегося академика энергоинформационных наук и решила, что среди обыденных докладов обычных учёных, этих скучных доцентов и профессоров,(которые она не раз уже слышала на коллоквиумах и конференциях в академии) необычноеи яркое выступление Столбовского-Африкантова внесёт свежуюструю в эту серую затхлость и должно произвести впечатление. Она по собственной инициативе (авось не заметят!) включила его в нужный список, который в этом бедламе «подмахнули» и академик Анциферов и вице-премьер Перемогин.  А потом и выслала ему приглашение по факсу…

— Боже мой, Боже мой, – как-то по-бабьи запричитал Тортов, – какой афронт! Как можно было так опростоволоситься…

Хорошо ещё, что во второй день на конференции уже не присутствовал Генеральный секретарь ООН – он ночью срочно улетел куда-то на неспокойный Ближний Восток гасить очередной военный пожар. Да и вице-премьер Перемогин, председатель оргкомитета, ещё не появлялся – сегодня с утра было плановое заседание правительства… Страшно представить, что было бы если…

Тут к столу секретариата подскочил академик Гурий Сиволапов, председатель той самой Комиссии по борьбе с лженаукой, о которой упомянул Тортов.

— Эдмунд Трифонович, – с ходу заговорил Сиволапов на повышенных тонах, – как вы допустили этого…этого…мракобеса, и экстрасенса…нет, экстрашарлатана на трибуну?  Он же дискредитирует нас, Академию наук и страну! В глазах всего мира!

Тортов растерянно молчал, вытаращив глаза и не зная, что ответить. А с трибуны продолжал вещать Столбовский-Африкантов и голос его был хорошо слышен во всех уголках огромного зала:

— …Вы можете спросить, а какое отношение имеет наука, которую я представляю, к теме сегодняшней конференции? А я отвечу: самое прямое. Да, да, не удивляйтесь, самое прямое. Вы ищете альтернативные источники энергии, всякие там ветряки, гейзеры и вулканы – но это паллиатив, латание дыр… А надо смотреть шире! Вы не видите того, что вокруг, что у вас перед глазами. А вокруг вас – море энергии, космической энергии, энергии физического вакуума, и её запасы нескончаемы… Надо только научиться ею пользоваться и тогда нам не понадобятся все эти альтернативные источники! Каждый человек будет сам обеспечивать себя необходимой энергией! Можно сказать, что тогда каждый человек будет живым генератором энергии для себя! И в результате может случиться так, что больше не понадобятся внешние источники энергии, все эти гидро- и атомные электростанции, ветряки и солнечные батареи, а тем более угольные, газовые, нефтяные источники энергии, наносящие непоправимый вред природе и экологии: человек сам себя обеспечит всей необходимой для жизни энергией… Идаже вечно недовольные экологи будут довольны!

Академики находились в каком-то оцепенении, впали в прострацию и слушали речь Столбовского-Африкантова как завороженные. Академик Сиволапов, председатель комиссии Академии наук по борьбе с лженаукой, только слабо бормотал:

— Бред…бред…бред… Скандал, какой скандал…Не может быть этого… Мне это снится, снится, снится…

Тут докладчик заметил стенающего академика Сиволапова и лицо его исказила гримаса – видимо, он знал его.

— А представителям так сказать официальной науки я хотел бы пожелать не вести себя так, как в средневековье вела себя инквизиция по отношению к учёным, чьи взгляды отличались от официально признанных взглядов теологической науки. Мы хорошо помним судьбу Джордано Бруно и Галилео Галилея, которых обвиняли в ереси, но которые в итоге оказались правы.Или взять генетику с кибернетикой, которые совсем недавно — по историческим меркам — у нас в стране объявлялись буржуазными лженауками. И сейчас аналогичная ситуация сложилась с нашей наукойэниологией, или, если хотите,энергоинформатикой, на которую стараниями…э-э-э…некоторых  навешиваются всевозможные ярлыки, но ещё неизвестно, как всё сложится в будущем. Поживём – увидим, время всех рассудит, – с угрозой в голосе сказал он.

В зале шумели. В глубине зала раздавались какие-то крики, истерический смех, улюлюканье. Кто-то залихватски, по-разбойничьи свистнул, и было неясно — то ли в одобрение, то ли в осуждение. Выступающий оптимистично продолжил:

— Господа! У нас, энергетиков, нет своего девиза. И напоследок, пользуясь этой высокой трибуной,  я хочу выдвинуть девиз энергетиков. Всех энергетиков, ведь мы делаем общее дело.  Он будет звучать так: «Энергетики всех направлений и стран, соединяйтесь!».

Зал зашумел ещё сильней. Академик Сиволаповпри этих словах обхватил голову руками, словно закрывая её от невидимых ударов и застонал с какими-то явственно слышимыми завываниями. У него уже не было слов.

Леон СигизмундовичСтолбовский-Африкантов эффектно закончил своё выступление и с гордо поднятой головой покинул трибуну, не обращая внимание на шум и крики в зале. За ним по проходу между рядами кресел устремился извивающийся хвост из многочисленных фото- и просто корреспондентов – фотовспышки ежесекундно вспарывали полумрак зала заседаний, а кто-то протягивал к нему микрофон и задавал на ходу вопросы.Участники конференции вставали с кресел, чтобы лучше рассмотреть его, а некоторые даже фотографировали на мобильные телефоны, что твои папарацци…

«Как жаль, чтоСтолбовский-Африкантов не показал всего, на что способен, что не было его ассистентов, – подумала Люда, – тогда бы он доказал им, тогда бы все поверили…».

Академик Тортов наконец пришёл в себя, сбросил оцепенение, и поспешил в президиум, чтобы взять бразды правления конференцией в свои руки и предоставить слово следующему выступающему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.