Андрей Усков. Инстинкт человечности (статья)

«Любить иных тяжёлый крест»

Борис Пастернак

 

«Мир вокруг меняется так стремительно, словно он начал колоться дурью, приобретённою у смуглого инородца»

Иосиф Бродский

 

1

Теперь уже трудно представить цивилизацию, цивилизованный мир без интернета, без мобильных телефонов, без тех глобальных систем, которые вошли в наш дом, как некое благо, как некая новая эра объединения человеческого разума на радость всемирного человека. Мне сложно увидеть здесь иную оценку этих событий, однако…

Однако, что-то заставляет меня мыслить в ином направлении (а благо ли это?), и это направление исключительно гносеологическое. Мне как человеку, ещё живущему в этом мире, не безразлично то, что происходит с нами сейчас. Ибо у меня, как и у всякого жителя этой планеты, есть дети, родители, есть родная страна, словом, те самые дорогие и святые вещи, которыми я дорожу ни меньше своей жизни.

Любому живому существу на нашей планете присущ инстинкт самосохранения. Человек в этом русле пошёл дальше всех живых организмов планеты и заменил эту естественную биологическую силу таким понятием, как комфорт.

Рассмотрим этимологию этого слова. Оно происходит, как гласит викисловарь, от французского слова confort, что означает «помощь». Во французский язык это слово пришло, разумеется, из Италии, от латинского confortare, что означает «укреплять». Что укреплять? Видимо, жизненные условия. В русский язык это слово пришло из английского упрощённого языка, что означало любые человеческие «удобства».

Таким образом, мы видим, в общем-то, динамику отчуждения человека от той среды, что его создала. У нас есть так же и маломальская история (которую мы иногда стираем, подтушевываем, изменяем). Есть, например, утверждение Платона о том, что когда-то до нас уже существовала некая цивилизация (Атлантида), которая погибла в результате космической катастрофы. Есть и другие источники, что утверждают нечто подобное.

Другими словами, мы не первые, кто задаёт себе вопросы: Кто мы? Куда? Откуда? Вся разница между исчезнувшими цивилизациями и нами кроется в том, что мы, вроде как, ещё живы и можем позволить себе мыслить, осознавать, реагировать, а те, кто ушли делать этого не способны. Так, во всяком случае, нам кажется. И вот тут начинается самое интересное…

Сейчас многие учённые сходятся во мнении, что вода, по каким-то неведомым нам законам, имеет память. Мало того, из этой воды мы состоим на 80 процентов. Вода нас рождает. Вода исцеляет. Она же нас питает, укрепляет, несёт, а иногда и попросту убивает. В этой связи нетрудно увидеть взаиморасчёт воды с человеком. По каким-то неизвестным нам причинам вода может служить нам одновременно и колыбелью и смертью.

Идём дальше и обращаем своё внимание на планету Земля. Здесь тоже всё непросто. Наша планета имеет ядро, некое огнедышащее сердце, которое иногда вырывает свой гнев посредством извержения вулканов. Раскалённая магма – кровь земли – шикарное зрелище не для слабонервных. Здесь уже вряд ли можно говорить о каком-то банальном котле. Поскольку энергия этого котла (с виду доброжелательная и миролюбивая) зависит от многих и многих причин. Эта энергия очень чутко влияет от соседства других планет. Так, например, замечено древними, что приближение планеты Марс чаще всего заканчивается войнами. Другие планеты тоже как-то влияют на нашу Землю. Больше того, присутствие человека тоже нельзя исключать. Мы качаем нефть из Земли, для более быстрого передвижения по поверхности и абсолютно не знаем: что значит нефть для земной анатомии? Какую роль играет это сероуглеродная масса? На сей день главенствует мнение, что это только – сырьё. Обратите внимание, как мы быстро себя обманули, обманываем, будем обманывать. Мы нашли некий ускоритель времени в недрах нашей квартиры. Но, что это, и зачем оно? – никто не замарачивается. Другими словами: после нас хоть потоп ещё не звучит громогласно, как лозунг, но уже проявляется в любой нашей цели.

Едем дальше, коль мы уж так резво ускорились и оправдываем любое действие своими амбициями, едем в приблизительно смутное будущее. К чёрту статистику! Давайте друг друга чувствовать!

Так, например, известно, что все растения, которых мы привыкли считать – бессмысленными, по каким-то, опять же, неизвестным нам законам чувствуют друг друга. В биологии существует масса трудов, доказывающих это. Конечно, они (растения) воюют друг с другом за место под солнцем, но внутри вида, внутри одной биологической системы боль одного листика вызывает сопереживание рядом произрастающего.

Здесь инстинкт биологического самосохранения внутри вида можно было назвать инстинктом выживания.

 

2

Итак, мой агонизирующий мозг всё-таки подкрался к понятию «Инстинкта выживания». Ничего общего пока с инстинктом человечности он пока не имеет. Ибо не развит. Не развит. Увы, милостивые судари и сударыни, но это факт: Растения не имеют мозга, но умеют сочувствовать. Люди же имеют совершенный мозг, но в большинстве своём отчуждены донельзя. Что же нас отчуждает?

Я думаю нас отчуждает всё-таки бескультурье. Я думаю, что нас отчуждает отсутствие милосердия. Что же ещё? Ну, в общем-то, можно остановиться. Два компонента для изучения это уже много. Полагаю, что нужно поставить другой вопрос: «Что же всё-таки случилось с нашим милым обывателем-хомосапиенсом, что, казалось бы, такие родственные понятия, как «инстинкт самосохранения» и «инстинкт человечности», «инстинкт самовыживания» встали по разным сторонам баррикад?».

Мне кажется, что собака зарыта, как раз в самом человеке, в его отношении к комфорту. Это известное отношение ещё называют амбициями и эгоизмом.

Ни для кого не секрет, что с этими неофициальными демонами человека (амбиции, эгоизм) до сих пор воевала только литература. Единственное искусство, которое ещё не вымерло, на мой взгляд, и постоянно совершенствует человека. Ни секрет так же, что лучшие из литераторов являются гениями. Что же движет этими людьми?

Я думаю, что гении – это всё-таки дети бога. Ибо жертвенность, с которой они отдают свою жизнь, не знает аналогов, кроме миссии, Иисуса Христа. Инстинкт самосохранения у этих людей, по какой-то таинственной причине, уступает инстинкту человечности. Гении почти всегда человечны не в силу своей карьеры, финансовой обеспеченности, государственного положения, а, зачастую, наоборот, они человечны вопреки своему времени.

Другими словами, можно сказать, что гений – это человечный человек, то есть, милосердный, приятный для многих индивидуум, ставящий человеческие ценности выше своей жизни. Эти люди, соответственно, притягивают к себе своей безграничной светлостью. Но у природы и здесь нашлись уловки. Природа и здесь нашла нам право выбора. Оказалось, что гении могут быть разными, оказалось что гений может быть интровертным и экстратравертным.

Александр Сергеевич Пушкин (как наиболее мощный гений русской литературы) одним из первых определил иммунитет экстравертного гения. Он сказал: «Гений и злодейство не совместимы». Сказал, как отрезал. Вообще, надо сказать, что тема экстравертности у Пушкина одна из значимых в его творчестве, если не сказать: самоопределяющая, самодостаточная. Это и «Борис Годунов», и «Маленькие трагедии», и «Анджело», и многие, многие другие произведения. Все они имеют глубокую степень иммунитета в русском развитии человека. Для тех, конечно же, кто любит Пушкина, ну, или хотя бы читает изредка что-либо.

Вообще, надо сказать, что солнце русской литературы, в этом ключе, задал весьма конкретное направление и отделил тень от вещей. Все более и менее известные последователи Пушкина, которых мы знаем, только поэтому и стали известными, потому что заражались солнечностью поэта. Может от того, что сам поэт, достаточно ясно на собственном примере раз и навсегда разъединил инстинкт самосохранения от инстинкта человечности.

Всё это вполне легко говорить, легко обсуждать, легко критиковать, но когда этот вопрос начинает касаться любого из нас, мы как-то сразу теряемся. Умереть за идеал – действие, которое как-то сложно в нас уживается. «Какой идеал? Зачем умирать? Кто сказал?». В общем-то, с этим надо родиться и воспитываться в соответствующей обстановке. Нам хорошо известно, что основные качества милосердия Александра Сергеевича воспитывала Арина Родионовна – нянька поэта. Впоследствии это стало традицией. Все наши великие русские классики перенимали истинную любовь от простого народа. Ибо с раннего детства чувствовали: что истинное, а что наносное. Во всяком случае, любовь человека от земли, из народа, зачастую, выражалась от живота, от немыслимого напряжения и многовекового опыта страданий этого народа, в то время как любовь элиты выражалась почти всегда на словах, и на тех же словах менялась в зависимости от желаний субъекта. Можно ли сказать, что любовь элиты почти всегда была спекулятивной, либо подобострастной? Я думаю, что нельзя говорить однозначно обо всех случаях, но природа человека своё берёт. Сытый человек – ленивый человек, и его миросозерцание обычно заканчивается на его .опе. Это особенность снобизма в сознании человека в дальнейшем и расколола мир по политическим признакам.

Так мы узнали о левых и правых, о коммунизме и фашизме, так эти два мощных направления изменили нашу жизнь. Ни один народ мира не пролил столько крови, сколько пролил на этом страшном суде наш народ. И это битва для русских людей до сих пор актуальна. Во всяком случае, для тех, кто имеет совесть, память, порядочность, благодарность перед своими предками за этот бесценный дар жизни.

Надо ли говорить о том, что для нас, для русских людей, это до сих пор вопрос жизни и смерти? Полагаю, что надо! Надо ли говорить о том, что американцы в этом вопросе нас никогда не поймут? Не знаю. Американцы ведь тоже разные бывают. Я знал двух-трёх американцев (Оден, Набоков, Бродский), все они были очень милые люди и весьма трепетно чувствовали чужую боль.

Другое дело, что для них, зачастую, фашизм и коммунизм, это практически одно и то же. Я уже не говорю о том, как они любят сталкивать эти две крайности человека. Я так чувствую, что с некоторых пор, это занятие стало для них основным стратегическим делом, в том числе и насаждение этих режимов, для того, чтобы было с чем-то бороться.

 

3

Ну, вот мой агонизирующий мозг добрался и до американцев. «Здрасьте, как говорится, братья американы! Как тут у вас с общечеловеческими ценностями? Ась? Что, говорите?» Мне говорят: «Главная ценность американского государства – это демократия». «Что вы, говорите? А… это когда мирных людей жгут в интересах всего человечества, да? Так это, простите, не демократия, а фашизм. Самый настоящий. Что же это вы, братья американы до этого докатились? Ая-яй-яй. Как не стыдно?! Но с другой стороны только вы ещё русских и не трогали. Весь мир уже потрогал, а вы нет. Ну что можно сказать на это счёт? Вы заигрались друзья. У вас у самих, вон вулкан Йеллоустоун ни сёдня завтра ухнет, а вы всё к русским ручонки свои тянете. Не хорошо. Не хорошо. Лучше бы о себе и о своих гражданах подумали. Или, по крайней мере, обратились бы к мировому сообществу. Вместе-то оно и соображается веселей. Я понимаю: у вас там нет времени читать Чехова, Достоевского, Толстого, Пушкина. Я понимаю: ваши СМИ вам вновь лапшу на уши вешают. Что говорить? Империализм, болезнь Альцгеймера и всё такое. Но ведь, в сущности, и это всё пока ещё можно исправить. Вот, к примеру, ваш вице-президент, как там его, Джо Байден что ли? Он, например, от вашего имени гарантирует финансовую поддержку неонацистам. Пятьдесят миллионов, говорит, даст еврохохлам со свастикой на голове. Ну, с другой стороны, если у вас деньги куры не клюют, от чего же не дать? Но повторяю, он от вашего имени их отчисляет. Так и сказал в Киеве: «Бля буду, денег вам американский народ, не сумневайтесь, даст!». И пальчики так курочкой сделал, мол, это – вы, братья. Да, вот только деньги-то опять пойдут на убийство простых людей. Оно вам надо? Кровь-то невинных опять лить. Смотрите там, Бог – не Тотошка, видит немножко. Опять же этот Йеллоустоун».

Не знаю, услышат американцы меня, не услышат, но вот с бандеровцами я бы поговорил. «Хай, Гитлер! Как говорится. Пане бандеровцы! Вот вы говорите, что украинский народ никогда под царями не жил, мол, украинский народ весь из себя свободолюбивый народ. Зря, вы этим хвалитесь. Это означает, что вы никогда между двух огней не горели. Это означает, что вы не знаете: что где тонко – там и рвётся. Это означает, что вы, в принципе, не ведаете, что творите. Без царя в голове, это знаете ли, тоже сплошной дебилизм. Потому как, чура не видно. А чур – на нашем (когда-то одном языке) это чувство меры, стало быть. Жечь безоружных «Беркутовцев» коктейлями Молотова тоже ума большого не надо. По мне так, вообще, это западло. Только западлянцы на это и способны. Я вам как братьям хочу сказать одно. Вы, видать, не видели-то настоящего Совка-то, раз так нынче базарите. Ну, да чёрт с вами. Не хотите жить по-человечески, живите как черти. У нас у самих в этом Совке столько людей сгинуло, что вам и не снилось. Самые лучшие из этих людей говорили: «Добро требует неизмеримо больше энергии, времени, чем зло. Вот почему добро – трудно, доброму – некогда, а зло легко преуспевает». Это сказал величайший мученик и русский писатель Андрей Платонов. Запомните! Чтоб потом не аукалось и локоток не кусалось. Так что, как-то так. Братья-славяне. Быстро только кошки размножаются, да договоры с Евросоюзом подписываются. Всё остальное рождается в мучительном, напряжённом труде. А что это ваша ведьма там бакланит, так про это опять же уже Гоголь писал. Я бы такую стерву ни за какие коврижки бы не стал отпевать. Будь я хоть триста раз Хома Брут. Вы, кстати, читали «Вия»? Прочтите. Уж кто-кто, а Николай Васильевич вам врать не будет. Всё-таки землячок. Однако, пора и честь знать. Что ж, будете в Москве, заезжайте к нам в Новодевичий монастырь. Ей-богу, заедьте и гляньте. Вот они ваши землячки и наши писатели. Вот они – милые, сердешные, радушные и смешные. Вон – Гоголь, за ним Чехов с женой, за Антон Палычем – Михаил Афанасьевич, тоже с супругой. И всё так чинно и благородно. Груши растут. Иностранцы со всего мира ходят и поклоняются. Оно и верно. Мир и покой праху ихнему, как говорится. Я думаю, были бы они живы, они бы вам немножечко показали Кузькину мать. Вот бы вы посмотрели, и сразу бы обломились бы. Ну, у вас же, поди, времени нет. Эх, горе горькое с этим временем. И не говорите. Ни у кого его нет окаянного. Ладно, бывайте здоровы. Пишите письма. Да, смотрите там желчью не захлебнитесь. Не хорошо это. Желчью захлёбываться. Не гигиенично».

Ну, вот всем вроде всё сказал, теперь и помирать не стыдно. Больно мне, люди добрые, если честно сказать. Ой, как больно. Можно сказать: болью и пишу. Потому как, чувствую в своём теле дыру, огромную чёрную зияющую дыру. Не дай бог вам, конечно, чувствовать такое. Не дай бог!

Инстинкт человечности, видать, своё берёт.

Больно, очень больно.

Не дай бог.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.