Аннa Франц. Прикосновение

Жизнь в общежитии студентам всегда в тягость. Постоянные гулянки, пьяные соседи с громкой музыкой, минимум свободного пространства и уединения. Все это раздражает, безусловно. До тех пор, пока не встретишь человека, с которым хочешь провести остаток жизни. С ним приятно делить крохотную комнатушку, неудобно сдвинутые узкие кровати, готовить на общей антисанитарной кухне и даже ругать шумных соседей вместе веселей. Хотя студенты любят общагу не только по этим причинам. И я любила, и всегда буду любить. Особенно коридор второго этажа, бесконечно длинный и не очень светлый, за то, что он изменил мою жизнь.

Сама я жила тогда на пятом, а вниз спустилась, зайти к подруге. Ее комната находилась в противоположном крыле, шагая к которому, на фоне серых стен и белых дверей я увидела его…

Что-то странное мелькнуло в его облике. Нет, лицо вполне обычное, хоть и не лишено шарма, высокий рост и хорошая фигура тоже ординарны. Мы шли навстречу, и только сократив дистанцию до десяти метров, я поняла, что так настораживало. Темные непрозрачные очки явно не нужны в скудно освещенном коридоре, тонкая белая трость постукивала при каждом его неуверенном шаге. Мое слабохарактерное сердце сжалось до размеров спичечного коробка.

Когда между нами остался метр, я сделала шаг к стене между дверьми, чтобы пропустить незнакомца, но и он отступил чуть в сторону, случайно, должно быть. Я почти успела отскочить, пытаясь избежать столкновения, но ДТП произошло.

Я задела его ногу, а его рука вскользь прошлась по моей талии.

— Простите! – его голос, испуганный, виноватый, я услышала издалека.

Я убежала тут же, благо до нужной двери оставалась всего пара метров. Мне было стыдно за себя, что не извинилась, что не остановилась, что вообще оказалась на его пути. Стыдно, да…

Но одно чувство оказалось сильнее.

Маленькое прикосновение. Легкое, ничего не значащее, случайное прикосновение его пальцев. Оно заставило меня трепетать. Кожа покрылась мурашками, и мелкие насекомые не собирались сдавать позиций. Я начала задыхаться, прикоснулась рукой к невидимым пальцам, что все еще скользили по моему поясу. Перед глазами мелькало только его лицо. Столько страсти и желания я не испытывала ни разу в своей жизни. Волна эмоций, нереальных, волшебных и нежных, уносила меня все дальше и дальше в море мечтательных наслаждений…

— Эй! Ты в порядке? – удивление подруги высоким цунами снесло мою маленькую волну. Я, кажется, довольно долго пялилась на нее, не понимая.

— Все хорошо… Лучше не бывает… Я пришла…

Я пришла поболтать и выпить чаю, но разговор не клеился, и я не смогла просидеть долго. Мысли улетели далеко за пределы моей головы. Спроси подруга мое имя, уверена, и его я вспомнила бы с большим трудом. Где уж там поддерживать разговоры на тему квантовой механики, которую нам читали на сегодняшней лекции.

От подруги я ушла в полной фрустрации, рассеянная и… влюбленная. К реальности меня вернула белая трость, оставленная возле двери, перед которой мы и столкнулись. Я остановилась, бездумно таращась на табличку с номером «239». Не имея ни малейшего представления, кто жил в этой комнате, я в то же время, не сомневалась, что парень пришел в гости. Было довольно поздно, так что, почти наверняка, слепой незнакомец собирался остаться на ночь. Эта мысль не пришла мне в голову, когда я постучалась.

Девушка на пороге оглядывала меня, как умная овчарка, внимательно и настороженно, а так же слегка удивленно.

— Привет, — выдавила я слабым голосом. В тот момент страховочные тросы, на которых держались мои внутренности, лопнули.

— Чем могу помочь? – осведомилась незнакомка, явно не понимая, чего я хочу. Честно говоря, я и сама не очень-то это осознавала.

Украдкой я заглянула в комнату. Он сидел на одной из двухъярусных кроватей, с бокалом вина в руке (второй стоял на столе рядом). Больше в комнате никого не было. Я перевела взгляд, полный ужаса и отчаяния, на хозяйку комнаты. Симпатичная, с приятным личиком и темным каре, худенькая, но фигуристая. Я уже ее ненавидела.

— Прости, я только хотела… сказать кое-что… ему… Можно?

Незнакомка перевела взгляд на парня. Тот поднялся, неуверенно держась за стол, сделал шаг в нашу сторону.

— Можно тебя в коридор, пожалуйста? – глотая вставший поперек горла ком, выговорила я. Он коснулся руки подруги, и вышел со мной за дверь.

Оставшись наедине с ним, я забыла все слова на свете. Угнетающее молчание для слепого, конечно, не лучшее предложение от незнакомой девушки, но тогда, и, правда, все слова словно заблудились в лабиринте моих голосовых связок. Устав ждать, когда я заговорю, он протянул руку вперед и снова дотронулся до меня.

От его прикосновения температура моего тела упала на несколько делений термометра, а сердце выписывало кривые похлеще синуса от 1000Х. Не знаю, что чувствовал он, но его губы вдруг тронула улыбка.

— Я встретилась с тобой в коридоре, — выпалила я.

— Да, я узнал, — ответил он, убирая руку, но я тут же схватила его ладонь и не отпускала. Он не делал попыток вырваться. Кажется, так он ощущал себя комфортнее. – Я прошу прощения. Видишь ли, я…

— Я выхожу замуж! – почти выкрикнула я. – Через неделю. Мой жених ждет меня в комнате наверху.

Он оторопело молчал, но неожиданно издал удивленный смешок и ответил:

— Поздравляю. Жаль, не смогу увидеть тебя в свадебном платье. Уверен, в нем ты потрясающе выглядишь.

Частое дыхание, напряженное и болезненное, сдавило мою грудь. Я не была уверена, что смогу произнести еще хоть слово. Но произнесла:

— Это самая большая ошибка в моей жизни. Я влюбилась в другого человека.

Он заключил мои вспотевшие и скользкие ладони в свои и сказал с улыбкой, хмурой, как мне показалось:

— Но ты ведь любишь своего жениха? Иначе, зачем согласилась выйти за него?

— Тогда я не встретила еще… того, второго… — одинокая слеза упала на его руку. – Я бы отказалась… От всего на свете, если бы существовал хоть один шанс, что… он тоже что-то чувствует… ко мне. Даже если у него сейчас свидание, если что-то в сердце, хоть искорка, хоть крохотное покалывание он ощутил, когда мы столкнулись… Если бы было хоть что-то, я готова ждать, сколько угодно, сколько потребуется, хоть всю жизнь, только бы мечтать, что, когда-нибудь, возможно, у меня будет шанс!

— Это очень глупо… — отрешенно ответил мой собеседник. – Отказываться от счастья ради фантазии… Ты не должна вот так губить жизнь себе… и своему жениху… Просто потому, что тебе что-то почудилось.

— Не почудилось! – с надрывом выкрикнула я.

— Иди к своему жениху. Он ждет тебя… и твое сердце. Отдай его в хорошие и надежные руки, — он обхватил меня за плечи и доверительно направил невидящий взгляд в мое лицо. – Обещай, что не совершишь глупостей? До самой свадьбы.

— Я…

— Пожалуйста! Поклянись мне, что вернешься домой и через неделю наденешь свое прекрасное платье и осчастливишь своего мужчину правильным ответом.

— Я клянусь, — я поднесла его ладони к губам и мягко коснулась их легким поцелуем.

И ушла…

 

* * *

 

Он отварил дверь и переступил обратно порог комнаты.

— С тобой все в порядке, братишка? – девушка, сестра на самом деле, подскочила, обеспокоенная выражением его лица и неровной пляской дрожащий рук. – Что она тебе наговорила?

— Скажи, она красивая? – взволнованным голосом произнес он.

— Да, вполне. У вас что-то?..

— Нет! Забудь об этом! – воскликнул брат. Сестра усадила его на кровать, не скрывая тревоги, но надеясь, что скоро озабоченность покинет его, и он снова станет собой.

Но он так и не пришел в себя. Ни к ночи, ни на следующий день, ни даже через неделю.

На восьмые сутки его нашли в доме отца с пулей в голове, револьвером в руке и короткой запиской рядом:

«Он ощутил…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.