Елена Андреева. Мститель (рассказ)

Приморский край. Деревня Раздольная.

Алексей стоял в туалете и плакал. Закрыли. В темноте ему было очень страшно. Казалось, кто-нибудь его сейчас схватит и сделает что-то плохое. Чудились какие-то шорохи, лёгкое поскрипывание. Отчим. Он его ненавидел. Испитое лицо, красные воспалённые глаза, трясущиеся руки. И ненависть. Бешеная, неописуемая ненависть к своей жене и названому сыну. Часто он срывал на них свою злобу и отчаяние за неудавшуюся жизнь.

— Это вы виноваты! – часто кричал он, не выпуская семью из комнаты. – Тянете меня вниз, как камень! Посмотрите, чего добились мои бывшие друзья и я! Они разъезжают на шикарных тачках, снимают классных тёлок, а я? Сижу в этой грязной дыре с женой-дурой и сынком-ублюдком! И всё из-за вас, из-за вас, гниды!

Потом он, по обыкновению, бил их и шел опохмеляться.

Сейчас же Алёша стоял в туалете и прислушивался. Наверное, скоро придет мама. Действительно, скоро послышался скрип тонких досок. Женщина осторожно входила в дом. Открыв переднюю дверцу, она увидела, что на кровати перед черно-белым, старым, впрочем, как и сам дом, телевизором лежит её муженёк. Он громко храпел, открыв рот. Женщина с неприязнью посмотрела на его гнилые зубы, тускло блестевшие от жёлтой тягучей слюны. Она тихонько закрыла дверь. И где же может быть Алеша? Наконец, открыла дверь в туалет. Там, на корточках, сидел мальчик и испуганно глядел на мать.

— Все будет хорошо, Алеша, — тихо проговорила она, присев рядом и ласково погладив его по гладким черным волосам. Тут в комнате послышался какой-то треск. Это мужчина в груде мусора искал спрятанную про запас бутылку пива.

 

— Настоящий мужчина должен быть главным во всём, — поучительно подняв палец,  отчим объяснял мальчику, который сидел перед ним на стуле и внимательно слушал. – Но некоторые девчонки чересчур своенравные и вредные. И тогда надо делать вот так!

И он со всей силы ударил мальчика в плечо. В это время в комнату вошла мать Алексей и увидела эту ужасную сцену. Она не выдержала и закричала, стремясь унять дрожь в коленях:

— Не смей его трогать! Это же ребёнок!

— Смотри, сынок, что надо делать с всякими стервозными бабами, — сказал ее муж  и встал на свои подгибающиеся ноги. Надо сказать, деньги, которые он недавно украл, уже закончились, а соответственно, закончилась и выпивка. И в результате  появилось отвратительное настроение. Такое настроение можно было поднять, только избивая и унижая жену и сына.

— Что ты сказала? – закричал он и ударил жену кулаком в глаз. Она закричала и закрыла лицо руками. А муж продолжал её бить до тех пор, пока она не упала на кровать.

— А сейчас, сынок, надо делать вот так, — поучительным тоном заявил мужчина и быстро принялся расстёгивать ремень на брюках. Алёша убежал в огород и спрятался под кустом красной черёмухи. Ему было страшно, отвратительно и одиноко. Почему же всё так жестоко? Ведь раньше, ещё год назад, было всё нормально. С трудом мальчик припоминал, как мама, вся в белом, такая весёлая и счастливая, играла с ним в прятки, покупала машинки и много-много смеялась. А папа, высокий и сильный, катал их на машине и рассказывал всякие интересные истории. А потом отец разбился, а мама встретила этого ублюдка, притворившегося добрым и надежным.

— Алёша, ты же знаешь, я уже старый, — однажды утром хриплым голосом заговорил отчим. – Сил у меня нет деньги зарабатывать, а они нужны просто позарез. Вон твоя мать, лентяйка, не может ничего делать, только в огороде копается. Поэтому вся моя надежда на тебя. Ты понял меня, сыночек?

— Да, — ответил Алеша, глядя своими огромными голубыми глазами на отчима.

— Сейчас для тебя будет первое испытание, — нравоучительно заявил он и достал из ящика стола какой-то тёмный предмет, завёрнутый в несколько серых тряпок.

— Отнеси это дяде Вове  в дом на краю деревни. Все деньги, которые он даст, принеси мне. Если что-то прикарманишь – убью.

Алёша  вышел в ограду и увидел, как мать полола в огороде морковь. Она услышала шум и подняла голову.

— Сынок, а ты куда?

— Сейчас вернусь, — холодно проговорил Алёша.

— Да что с тобой? – испуганно спросила мать, побледнев.

— Ничего, — равнодушным голосом сказал мальчик и поспешил выйти на улицу. В конце концов, если отчим так может разговаривать с матерью, то почему он не может? Но всё равно где-то в глубине души шелохнулось какое-то горькое сомнение. Ему стало противно.  Нет-нет, так нельзя. Отчим его не любит, так нельзя.  Недалеко от дома дяди Вовы мальчик услышал громкую музыку и истерический женский смех. «Опять дядя Вова привёл этих женщин! Зачем?» На его лице не было выражено никаких чувств, мальчик мог их умело скрывать. Часто его в школе называли «мумией», но так и не могли вывести из себя. На громкий стук в ворота отреагировали сразу же. Дядя Вова быстро вышел и, воровато оглядываясь по сторонам, спросил:

— Принес?

— Да, дядя Вова, — и мальчик отдал ему свёртки.

— Прекрасно, отчаливай, — небрежно пробормотал дядя Вова и хотел уже войти в ограду, когда крепкие руки мальчика неожиданно сильно схватили его за рубаху.

— А деньги, дядя Вова? – всё тем же вежливым голосом спросил Алёша. Мужчина хлопнул себя по лбу и наигранно раздражённо воскликнул:

— Да как я мог забыть?! – вытащил из кармана хрустящую пачку и отдал мальчику, рука которого мигом её поймала  и крепко зажала в пальцах. Дома отчим, к огромному удивлению Алёши, был совершенно трезв и даже не смотрел телевизор. Услышав шаги пасынка, он резко повернулся и поспешил забрать деньги.

— А ты давай иди, — и Алёша схватил заранее приготовленный портфель и выбежал из дома к автобусной остановке. Народу там собралось довольно много: дети спешили в школу, которая находилась в близлежащем городке. Скоро подошёл автобус.  Усевшись, он устремил взгляд своих голубых глаз в окно. Рядом с ним оказалась довольно красивая девочка лет пятнадцати. Краем глаза Алёша увидел тонкие длинные ноги и туфли на высоких каблуках.

«И эта выставляет себя», — с привычной злобой подумал он. Девочка, наклонившись, через проход разговаривала со своей подругой, сидевшей в противоположном ряду. Край её юбки начал медленно подниматься. Алёша внимательно следил за девочкой, ощутив необычное волнение.

 

Когда Алёша вошёл в класс, две девочки, сидящие за последней партой, хитро переглянулись и громко засмеялись. Мальчик почувствовал, как кровь прилила к щекам, но тотчас же устыдился этого. Раздосадованный, он взял себя в руки, сел на своё место и принялся прилежно и аккуратно вытаскивать учебники и тетради из портфеля. Сердце всё ещё подпрыгивала от этого позора, кровь гулко стучала в висках. Мальчик боялся встретиться взглядом с теми девчонками и поэтому старательно уводил глаза в сторону, чтобы никто не догадался, как ему больно. Алёша всегда сидел один, так как одноклассники смеялись над ним и даже, может быть, чуточку побаивались его странного тяжёлого взгляда.

— Лёшка, у тебя есть запасная ручка? – нагловато спросила девчонка, которая хихикала над ним больше всех. Алёша остро ощутил свою неуверенность и опустил глаза. Когда он поднял их, то устремил свой взгляд на её красноватые губы и слегка кривые зубы, старательно пережёвывающие огромную жвачку.

— Ну, чё молчишь  как рыба? Язык проглотил? – засмеялась Надька и надула жвачку. – Спрашивают тебя, ручка есть, нет? Ручка – это то, чем пишут. Врубился?

И опять засмеялась.

— У меня нет ручки, — и Алёша отвернулся от назойливой девицы. Униженный, он застыл в одном положении, надеясь пережить весь этот кошмар.

— А чё ты отворачиваешься, когда с тобой разговаривают? – грубо крикнула девчонка и хлопнула его по спине. – А ну, повернись!

Но Алёше гордость не позволяла повернуться. «Я же тебе ничего не сделал. Зачем ты так со мной?»

Мальчик молился, чтобы скорее пришла Александра Николаевна и прекратила всё это. Но, к сожалению, учительница задерживалась, но не задержалась группка пацанов – одноклассников Алёши.

— Чё ты молчишь, мумиё? – закричал сильный и рослый парень по имени Олег. Он часто с друзьями после школы забавлялся тем, что отбирал у Алёши портфель и играл им в футбол.

В душе Алёши давно уже стали расти страх и ненависть ко всем обидчикам. Эти чувства вытесняли обиду, горечь и злость, которые легли на самое дно израненной души.

Когда мальчик вернулся домой, увидел всю ту же безрадостную картину. Грязь, бутылки, пьяный отец, избитая мать…

— Лёша, иди-ка сюда, — попросила мать, стоя в ограде около ворот. Мальчик подошёл к ней.

— Что? – он почему-то испытывал к ней неловкость и смущение.

— Лёша, я же тебе ничего не сделала, зачем ты так со мной?

— Мама! – с трудом вымолвил он, стесняясь обнять её крепко-крепко. Слёзы его душили,  слова полились ручьём. – Я больше так не буду!

Заплакав навзрыд, он вырвался и убежал на речку. Там, в зарослях ивы и диких огурцов, Алёша наконец-то мог спрятаться. Никого нет, ничто не тревожит. Ему стало страшно. Мама…Такая беззащитная…Надо спасти её от отчима. Он ведь всё-таки мужчина. Такой, как его настоящий отец, пока не погиб от той роковой случайности. Но как ей помочь? Поговорить с ним – не поможет, изобьет. Убежать – куда? А как прекратить все эти нападки в школе? Что-то в его поведении раздражало всех. Может быть, он слишком молчаливый? Не принимает участия в разговоре? Вот и кажется каким-то странным…

 

Многолика наша богатая уссурийская тайга! Вот уже много столетий её ландшафты ласкают взгляд, манят человека её зелёные чертоги. Девственная чистота, трогательность и беззащитная искренность леса притягивают к себе, возникает непреодолимое желание прикоснуться к совершенству. Не тронуты деревья, не кошена трава, не разведены костры, не выброшен мусор…Сказочная картина, выражающая самобытность русской природы…

Широкие травянистые луга перемежались с берёзовыми и осиновыми рощицами, а пряный запах цветов сохраняется и до глубокой осени. Столетние ели и пихты раскинулись на необозримых пространствах дальневосточной тайги. Повсеместно здесь можно встретить и вековые дубы, и липы, столь широкие, что бывает трудно обхватить их ствол и четырём человекам. Где-то вдали синеют сопки Сихотэ-Алиня, затянутые тонкой дымкой облаков. Кристально-чистый горный воздух необыкновенно освежает, дарит силы, а бескрайняя зелень и ясное голубое небо радуют взор.  Если с возвышения окинуть взглядом всё вокруг, то замирает сердце от восторга и гордости за могучий зелёный лес, протянувшийся на многие сотни километров. Но невольно задаешься себе вопросом: а надолго ли всё это великолепие? Всё чаще и чаще торжественную тишину леса нарушает пронзительный визг бензопилы, гул тракторов, лай собак, крики людей и беспрестанные выстрелы. Всё реже и реже можно встретить амурских тигров и белогрудых медведей, и уж совсем редко снежных барсов. Осенью целые отряды охотников направляются в тайгу. Неужели они думают, что дары амурской природы неисчерпаемы?

В свежем утреннем воздухе послышался лёгкий шорох и хруст камней. Это маленький клыкастый оленек — кабарожка, испуганно перепрыгивала с камня на камень, пытаясь спастись от своих преследователей. А две хищных непальских куницы неумолимо догоняли свою жертву. Оленёк, казалось, совсем выбился из сил, а вот куницы будто и не устали, с прежней скоростью гнали добычу. Но вот впереди показалось мерцание огня. Кабарга с шумом втянула в себя воздух. Чуткие её ноздри уловили едкий запах дыма и какой-то странный, непонятный, но смутно знакомый аромат. Люди! Из последних сил кабарга поспешила к костру, зная, что именно там найдёт спасение от назойливых куниц. Много раз она уже так делала, ведь редко какой зверь осмелится подойти ближе к огню, людям.

В старой бревенчатой избушке жили люди. Брат с сестрой. Брата звали Руслан, а сестру – Катя. Они переехали сюда ещё несколько недель назад, когда начался охотничий сезон. Брат промышлял пушным промыслом, охотясь на соболей, колонков, лисиц, горностаев и куниц. Каждый год они проводили здесь по нескольку месяцев, пока не наберут достаточное количество шкурок. Катя любила дальневосточную природу. Тайга манила к себе девушку с самого детства. Иногда она отправлялась с братом на промысел, но чаще оставалась в домике хозяйничать.

Стоял декабрь. Зимнее холодное солнце скудно освещало заснеженные макушки елей и пихт. Столетние великаны кедры пошатывались и скрипели, от жгучего мороза их кора лопалась, наполняя воздух громким щёлканьем.  Холодное ясное небо безбрежно раскинулось над тайгой. Тут и там по тонкому насту лесные жители протоптали вереницы следов.

Этой ночью Катя не могла заснуть, ворочалась с боку на бок. Руслан сегодня не вернулся домой. Случалось, он пропадал в тайге по нескольку дней, если заходил слишком далеко в лес, или метель мешала ему вернуться. С детства не боявшийся опасностей, молодой человек спокойно разводил костёр, готовил на огне мясо (благо вокруг было много дичи), потом заворачивался в свой огромный толстый зипун и, пригревшись, засыпал.

Но Кате всё равно было неприятно находиться одной в маленькой избушке посреди глухого леса. В такие дни она заводила в дом свою собаку – сибирскую лайку Пушистика. Он немного успокаивал её своим присутствием.

Катя попыталась закрыть глаза. Сухая трава в матрасе и подушке противно скрипела и колола. Казалось, что тысячи иголок впиваются в кожу сквозь тонкую рубашку. Начало зудиться всё тело. Терпеть больше не было сил. С громкими проклятьями она  выскользнула из-под одеяла. Катя решила пойти на улицу, немного охладиться. Она накинула шубу, сунула ноги в валенки, прихватила свою двустволку и вышла из избы, позвав с собой и Пушистика.

Она знала, что без собаки неопытному человеку в тайге придёт верная смерть, ведь опасности подстерегают везде. Пушистик был среднего размера лайкой, совершенно белый с черным влажным носом и темными глазами. Он неустанно бегал вокруг своей хозяйки и втягивал сухой морозный воздух. Длинная белоснежная его шерсть серебрилась в слабом блеске луны. Этот пёс не раз предупреждал Катю и Руслана об опасности, когда к ним вплотную подходили бурые медведи, поднятые зимой выстрелами охотников, злые и голодные, или раненые тигры, забывшие об осторожности. Здоровые же и сытые животные стремились держаться от людей подальше. Их звериное чутьё предостерегало их от этого. Они уходили всё дальше и дальше от вырубок, где люди валили лес, от одиночных выстрелов охотников-промысловиков, от запаха машинного масла и пороха. Звери всё дальше уходили в заснеженные сопки Сихотэ-Алиня, где в своём неизменном облике сохранилась первобытная природа. Но надолго ли она осталась нетронутой?

Над тайгой раскинулась холодная ночь. Тусклая луна едва освещала окрестности. На тёмном небосклоне зажглись миллиарды звёзд. Тёмные очертания деревьев казались в темноте страшными чудовищами. Где-то ухал филин, и протяжно выл волк. Недалеко от избы послышался лёгкий шорох.  Катя нашла тропинку и пошла по ней в сторону озера. Берега его были густо покрыты засохшими хрустящими зарослями камыша, осоки и болотной травы. Слышалось лёгкое шуршание воды бьющего из-под льда ручья.

За старой толстостволой липой притаился он, вцепившись своими крепкими грубыми руками в шероховатый ствол дерева. Безумные глаза смотрели отчаянно и злобно из-под нависших кустистых, чёрных как смоль бровей. Внимание его привлекло какое-то медленное движение. Под серебряным светом  луны по дорожке шла молодая девушка.  Тёмные длинные волосы выбились из-под шапки-ушанки, небрежно рассыпались по плечам, стройная фигура приковывала внимание. Небрежно размахивая  руками, она что-то напевала, уверенная, что находится здесь в полном одиночестве. Он не мог оторвать взгляд своих красноватых воспалённых глаз от тёмной копны вьющихся волос и призрачно-белого лица. Перебегая от одного дерева к другому, он  так боялся потерять из виду силуэт девушки, что совсем забыл от осторожности. Скрипнул камень под ногой, хрустнула ветка. Собака, бежавшая недалеко, застыла, шумно втягивая в себя морозный воздух. Девушка остановилась. Тихо.

 

Утром Алексей быстро собрался и отправился в школу, полный самых разных планов. Уже на пороге ему встретилась одноклассница Надя. Она хотела уже пройти мимо, привычно не обращая внимания на бледного худенького черноволосого мальчика с блуждающим взглядом. Но он схватил её за руку.

— Привет.

— Привет, — удивлённо произнесла она и хотела идти дальше, но Алексей удержал её за локоть.

— Как у тебя дела? – и натянуто улыбнулся, пытливо глядя ей в глаза.

— Да нормально, чё тебе надо? – Надька, похоже, немного испугалась. – Отвали от меня!

Он отпустил её и пошёл к лестнице. Там стояла группа парней из его класса. Они о чём-то оживлённо разговаривали и громко смеялись. Алеша подошёл к ним и громко поздоровался. Некоторые даже не взглянули на него. Дима из его класса повернулся к нему и чуть заметно кивнул. Ободрённый, Алёша завязал разговор:

— А ты сделал домашку?

— Да я чё, пал что ли? А ты? Дашь списать?

— Дам, а какой предмет? – Алёше безумно понравилось, что он оказался полезен в чём-то.

— Математику, — насмешливо сказал Дмитрий. На самом деле математика будет только через два дня.

— А её сегодня у нас нет. Сегодня только история, русский, физра и география, — Алёша почувствовал свою вину. Чтобы Дима не обиделся, он пообещал, что завтра принесёт математику. Дима похлопал мальчика по плечу и отвернулся, погрузившись в разговор с друзьями. Глубоко вздохнув, Алексей прислонился к стене. И всё-таки что-то не то. Почему? Кажется, что он и разговор заводит, старается быть вежливым, улыбается, но мало что получается. Но не всё потеряно. Надо попробовать ещё. Пообщаться с другими людьми. Вот,  идёт Маринка, тоже одноклассница. Алексей поспешил подойти к ней.

— Привет, как дела?

— Нормально, Надьку не видел? – спросила Марина, глядя по сторонам. А вдруг, кто-нибудь из одноклассников увидит, что она с лохом общается? Не поймут.

— А она около лестницы была. Хочешь, покажу?

— Представь себе, я знаю дорогу, — Марина уже повернулась к нему спиной.

— Извини. А ты сделала домашку?

— Да, — через спину обронила девочка и пошла по своим делам, желая поскорее избавиться от Алексея. Мальчику стало грустно. Понурый, он пошёл в кабинет истории. Там уже был весь класс.

— Привет, как дела? – почти хором обратилась к нему почти половина класса. Видно, его новое поведение не осталось незамеченным, и слухи о нём быстро распространились. Алеша не знал  как ответить и к кому обратиться. Ко всему классу или по отдельности? Он натянуто улыбнулся, глаза его при этом оставались грустными и внимательными.

После истории Алеша не хотел идти на остальные уроки. У него горели щёки, болела голова. Он сбежал с занятий и решил провести время в парке. Около этой старой школы с одной стороны сразу начинался огороженный парк, переходящий в лес. Алеша заметил скамейку и бессильно на неё опустился. Почему же ничего не получается? Почему он не такой как все? Почему всегда «белая ворона»? Какая девчонка обратит на него теперь внимание, если будет знать, что он такой лох?

По дорожке медленно шла девочка. Она была очень хороша собой, стройная и грациозная. В руках несла тяжёлую сумку и подпрыгивала. Видимо, хорошее настроение у человека. Вот, она подходит к скамейке, садится и начинает  поправлять растрепавшиеся волосы золотистого цвета. Алеше девочка очень понравилась: её грация приковывала взгляд.

— А можно я помогу тебе нести сумку? – робко спросил он. Девочка засмеялась и согласилась.

— А как тебя зовут? – спросил Алёша.

— Света. А тебя? – улыбнулась она.

— Алексей. А сколько тебе лет?

— Четырнадцать.

— Мне тоже. Давай дружить!

Света повернулась, внимательно посмотрела в голубые глаза Алексея. Трудно было отвернуться от тяжёлого взгляда этого парня. Девочка перевела взгляд на его руки. Они были все в царапинах, ссадинах и болячках. Инстинктивно они сжались в кулаки. Света кожей чувствовала какую-то пропасть в нем. Чёрную и глубокую.

—  Давай, — она немного смутилась. Мальчик облегчённо вздохнул, как много зависело от её решения!

— А чем ты занимаешься в свободное время? Какие у тебя увлечения? Какие планы по жизни?

— Всем помаленьку, — проговорила Света, слегка озадаченная таким шквалом вопросов. – О, вот и школа! Всё, мне пора!

— А может, ещё увидимся?

— Давай, приходи завтра на эту же скамейку вечером в шесть, только не опаздывай, — сказала Света и направилась по ступенькам. Алексей был на седьмом небе. Недолго. Надо ещё решить, что делать с семьёй. Куда мать отправить от мерзких посягательств отчима? Куда деться? Охваченный этими мыслями, Алексей направился домой. Открыв дверь, он услышал привычный громкий храп и ощутил кислую вонь в комнате. Лень до туалета дойти. Не то, чтобы трусы себе постирать. Мать сидела за грубо сколоченным столом на кухне и что-то писала на жёлтом обрывке бумаги. Мальчик знал, что она давно уже хотела купить себе краску для своих рано поседевших волос. Наверное, подсчитывает, за сколько можно продать овощи из огорода. Только глаза у неё совсем заплаканные.

— Мама, мне надо с тобой очень серьёзно поговорить! – твёрдо заявил Алексей. — Что опять случилось?

Она покачала головой.

— Мама, надо бежать отсюда, пока ещё живы. Поедем в город, снимем квартиру, найдёшь себе работу, а всю работу по дому, готовку, стирку буду я делать. Этот класс закончу, и работать пойду. Охранником стану!

— Сынок, я не смогу работать, — мать опять заплакала. Алексей сел перед ней на корточки:

— Почему?

— Я беременна. Мне долго не проработать.

Мальчик повесил голову. Он был в шоке от нового известия.

— Но уходить отсюда надо, выхода другого нет, — прошептала она, погладив мальчика по черным волосам.

 

В избушку Катя вернулась очень поздно. Девушка не могла налюбоваться тихим очарованием амурской ночи. Разнообразные звуки привлекали её внимание, шелест настораживал, ветер вдыхал всё новые силы. Она мечтала стать ветром, таким же свободным и неукротимым и лететь, лететь навстречу приключениям! Но, решив не искушать судьбу, она вернулась в постель. Ночью начался буран. Поднялся неукротимый ветер, взметая тучи белой пыли, едкой, колючей и обжигающей. Все звери и птицы давно уже попрятались: кто в норы, кто под коряги, кто под ветки, кто в дупло. Холодное небо  заполонили тучи.

Лишь один он сидел на дереве, крепко вцепившись в толстый шершавый ствол, не отрывая пристального взгляда от маленького домика в тайге. Холодный снег бил в лицо, вода стекала по его обветренной грубой коже, размазывая грязь, прямо за шиворот рваного полушубка. Постепенно он покрылся мурашками. Ледяной холод пробирался до костей. Кисти его рук, судорожно вцепившиеся в ветки, окаменели. Постепенно снег усиливался, сквозь тьму невозможно было что-то  разглядеть. Тогда он решил подойти к избушке. По тёмному заснеженному лесу было довольно трудно идти, тонкий слой наста не выдерживал такой вес, а частый снег мешал видеть. Раздвигая своим сильным телом кустарники и высокую траву, он приближался к цели. Уже до избушки оставалось всего-то два километра, как он почувствовал чьё-то невидимое присутствие. Человек остановился. Прислушался. Да. Так оно и есть. В непроглядной тьме сверкнули жёлтые глаза. Послышалось глухое рычание. Человек смутно различил силуэт матёрого волка, почуявшего свою жертву. Из-за низкорослых, покрытых снежной кухтой сосёнок, уже вылезала молодая волчица, шерсть её вздыбилась и ощетинилась. Он не стал искушать судьбу и быстро попытался забраться на близлежащее дерево. Самец-волк успел схватить его зубами за ногу и прокусить до костей. Человек, крепко вцепившись в толстую еловую ветку, другой ногой неистово бил по морде зверя, пытаясь освободиться. Наконец, он попал тому в глаз пяткой. Недовольному, волку пришлось отпустить человека и с угрожающим рычанием скрыться. Следом ушла и волчица. Но человек на дереве решил немного подождать. Ему казалось, что по голове стучали молотком, сверлили дрелью. Какая-то красная пелена застилала глаза, всё кружилось. Но вдруг девушка куда-то уйдёт? Исчезнёт и никогда больше не вернётся? Эта мысль заставила его прийти в себя, подавив боль в раненой ноге. Он снова слез и побрёл по дикому лесу. Скоро он очутился совсем близко от избы. Человек увидел собаку, грызшую мёрзлое медвежье мясо за хлипким заборчиком около избы.

Вдруг собака настороженно повела ушами по сторонам и с шумом втянула сырой воздух.

Но человек уже бесшумно подошёл к другой стороне дома и приник к маленькому окну. В избе тускло горела керосиновая лампа, около которой сидела девушка, которая так мучилась бессонницей.

Какая же она грациозная! Он улыбнулся и продолжил смотреть в окно. Рефлекторно руки у него сжались, ногти заскребли по стеклу. Он закрыл глаза и вздохнул.

Какая-то неведомая сила крепко держала его возле этого маленького домика.

Внезапно скрипнула дверь. Кто-то направился к маленькому сараю возле избы. Несмотря на толстый полушубок и шапку-ушанку, человек заметил копну вьющихся тёмных волос. Сквозь широкую щель он увидел, что девушка привязала собаку на верёвку и неторопливо начала срезать с оленьей туши, висевшей на крюке, мясо и кидать его в ведро. Для удобства работы она сняла шапку и расстегнула полушубок. Он не мог оторвать от неё глаз. Наконец, Катя ушла. Тогда он решил войти в жилище.

Очутившись в избе, он сразу разглядел женскую фигуру под белым одеялом на кровати. Чёрные волосы небрежно разметались по подушке, загорелые ноги чуть-чуть высовывалась из-под одеяла. Человек на четвереньках подполз к постели и замер, поражённый такой близостью. Девушка спала в мужской рубашке, красота её завораживала. Он коснулся пальцами её щеки, погладил. Катя заворочалась. Но человек больше не хотел прятаться, не хотел отпускать то, что ему так нравилось. Очень крепко он зажал в руке толстую прядь шелковистых волос. Вика открыла глаза, зажгла керосиновую лампу. При тусклом свете, совсем рядом находился высокий темноволосый человек. Даже в темноте его голубые огромные глаза горели безумным огнём, одна только безудержная мрачная решимость отражалась в них. От увиденного девушка на миг оцепенела, потом что есть силы закричала и подскочила на кровати. Её парализовал ужас.

— Да кто ты?! – испуганно воскликнула Катя.

— Скажи мне, кто ты и откуда? – более спокойно спросила она. Человек умоляюще взглянул на неё, попытался что-то произнести, но язык с трудом слушался. Девушка поняла, что он ничего плохого делать не собирается. Осторожно она погладила его рукой по щеке, ощутив жёсткую щетину.

— Тихо, успокойся, — ласково проговорила она. – Только отпусти меня.

И осторожно высвободила волосы из цепкой хватки. Человек улыбнулся, его нижняя челюсть задрожала. А он доверчивый!

Слезы медленно потекли из его глаз. Что это за странный человек? Девушка села на край кровати, прижала к груди его голову, ласково поглаживая по плечам и спине. Красивые плечи, сильные и широкие…Ей стало приятно, даже очень.

— Все хорошо, успокойся, — приговаривала она, не обращая внимания, что он измарал всю рубаху грязью и засохшей кровью. Человек вновь поднял на неё свои безумные глаза и принялся неумело, с жаром целовать девушку.

Катя совсем не ожидала такого поворота событий и смущённо отвернулась.

Что, его опять кидают?! И она?! Ну, уж нет, больше такого не повторится! Никогда! Или смерть.

Он с ненавистью резко схватил её за руки и придавил к кровати, оказавшись сверху. Он разорвал рубашку одной рукой и принялся её лизать и слегка покусывать. «Потрясающий мужчина, потрясающий», — пронеслось у девушки в голове полчаса спустя, когда он, счастливый и обессиленный, заснул, не отрываясь губами от её волос и не разжимая объятий.

 

В тот же вечер Алёша с мамой решили убежать в город. Ночью, пока все крепко спали, мальчик заглянул в комнату. На маленькой железной кровати развалился отчим. Его огромный волосатый живот, покрытый пучками чёрных волос,  разорвал рубаху и вывалился наружу. На плешивой голове блестели капельки пота. Из полуоткрытого рта шел очень противный запах. Иногда он почёсывал своё пузо и что-то бормотал во сне.

— Мама, я собрал всё, пора идти, — шёпотом проговорил Алёша. Его мама тихо вышла из комнаты, постоянно оглядываюсь на мужа.

— Всё, Алёша, иду, — тихо сказала и закрыла за собой дверь. В тот день они шли целую ночь до города. Переночевать было негде, но мальчик не отчаивался. Он заранее уже придумал, куда им можно будет пойти. В лесочке, недалеко от школы, была построена маленькая хижина из ивовых веток, покрытая соломой и коноплёй. Раньше там играли маленькие дети в индейцев. Хорошее место, сухое, даже тёплое.

— Мама, давай пока здесь поживём, а потом найдём что-то лучше и переберёмся туда, — предложил мальчик.

— Да, Алёша, вот сейчас какую-нибудь работу найду, снимем квартиру, но ты только не вздумай мне помогать! Сейчас твоя главная задача – учёба! А вот в свободное время – пожалуйста. Всё понял?

— Да, мама.

На следующий день она сразу же нашла себе работу техничкой в школе, где учился Алёша. Мальчику было не по себе от этого. А если кто-то узнает, что это его мать? Тем более беременная, тем более что они живут в заброшенном шалаше в лесу? Да и сама она, пришлось признать мальчику, на вид не очень. Не то, что раньше была…Смеяться ещё больше будут. А как он будет выглядеть после всего этого в глазах Светки? А если она сама узнает, что он полный лох в школе?  Но мальчику уже некогда было обременять себя такими мыслями. Сегодня предстояло ещё свидание со Светой.

На скамейку в парк он пришел ещё за пятнадцать минут до назначенного срока. Мысли его разбегались, ладони стали потными, во рту пересохло. А если она всё узнала? А если передумала приходить? А если уже встречается с кем-то другим? Эти предположения не давали ему покоя. Но вот, наконец-то, пришла и Света. Вся такая красивая, стройная и легкая.

— Привет, Лешка! – задорно воскликнула она и залезла на скамейку. Почему она назвала его Лёшкой? Как-то презрительно, панибратски. Его вообще-то Алексей зовут, можно просто Лёша.

— Привет, Светка! – а с какой стати её Светой называть? – Как дела? Чем занималась всё это время?

— Всё нормик. Чё, пойдёшь сегодня на дискотеку?

— Не знаю, — Алеша замялся. Как он туда пойдёт, если там почти все его одноклассники будут? Да и денег совсем не было. Позорище…

— Ну пошли,а.

Сегодняшний день у Светы прошёл ужасно. Началось всё с того, что мама прочитала её личный дневник, где довольно подробно описывались её чувства к одному мальчику, с которым расстались уже два месяца назад, описывалось там и их поцелуи, объятия. Туда вложены были и парочка фотографии и несколько писем, как с той, так и с другой стороны. Произошёл грандиозный скандал, Света расплакалась и убежала к подруге. Там пробыла весь день. Потом в школе ей поставили двойку за то, что она оставила дома тетрадь с заданиями. Сейчас девочке хотелось только отдохнуть и развеяться. И как раз сегодня через несколько часов дискотека. Но почему Лёшка такой озадаченный?

— Я не пойду, — проговорил Алёша, опустив голову.

— Это ещё почему? Я так долго ждала случая показаться перед подругами с новым пацаном, а ты отказываешься!

— Я сегодня занят.

— Чем? Уроки что ли делаешь? – насмешливо спросила Света.

— Нет, я по дому маме помогаю.

— Покажешь, где ты живёшь?

— Нет, — Алёша покраснел. Ему захотелось провалиться сквозь землю. – Извини, не могу. Не сегодня.

— Спасибочки, — Света нахмурилась и встала.

— Света, давай ещё увидимся!

— Не знаю, посмотрим, — девушка была очень разочарована, негодование поднималось в её душе. Ей хотелось набить себе цену.

— Давай завтра?

— Ну, хорошо, — согласилась она. – На этой же скамейке в шесть. Лады?

— Да, хорошо, пока.

Алёша был настолько взволнован, что даже и не подумал проводить её до дома. Как-то сегодня всё было не так. Почему она так грубит? Насмехается над ним. Обидно. А ведь она уже так начинает нравиться. Такие гладкие волосы, длинные ноги, красиво очерченные губы. Они так странно блестят. На следующий день она не пришла. Алексей не находил себе места. Почему? Этот вопрос мучил его всё время. Наконец, он решил найти её в школе и поговорить обо всём, что произошло.

На следующий день он специально пришёл пораньше и отправился на поиски. По пути два старшеклассника избили его в туалете и потребовали принести завтра пятьдесят рублей. Отпустили они его только тогда, когда мальчик пообещал это сделать. Но откуда можно взять эту сумму? Понурый, он побрёл по длинному тёмному коридору. В конце, на окне сидела небольшая группа девчонок. Они что-то обсуждали и громко смеялись.

«Опять, наверное, надо мной», — подумал Алёша и нахмурился. В его душе волнами поднималась злость. «Что я им сделал? За что так со мной? Я же никого не трогаю!»

Среди этих девчонок он заметил знакомый силуэт. Обтягивающие джинсы, серый свитер, массивные браслеты…Всё это так ей шло.

Девчонки с неиссякаемым интересом обсуждали прошедшую дискотеку, на которой одна из них, которую звали Оксанка, танцевала медляк с самым классным пацаном из военного училища. Его звали Олег. Высокий, стильный, красивый… Потом Олег куда-то пропал. С тех пор Оксана его больше не видела.

Тут к ним подошёл худенький черноволосый мальчик с бледным лицом и неестественно блестевшими глазами. Одежда его местами была порвана, сквозь рваные джинсы просматривалось грязное колено. Под глазом у него был огромный синяк.

— Света, можно тебя? – робко спросил он. Света только теперь его и заметила. Девочки с удивлением посмотрели на Алёшу. Что это ещё за оборванец? А Свете он показался довольно мужественным. Ей нравились «плохие мальчики», только какой-то вид у него больно жалкий. Что за дела? Но всё равно он был по-своему красив. Они отошли на лестничную клетку.

— Света, почему ты не пришла? Я ждал.

— Я была занята. Извини.

— Это тебе, — сказал Алексей и достал из кармана тонкое блестящее кольцо с розовым сердечком из белого металла, которое украл у соседки.

— Какая красота! – воскликнула девушка и надела кольцо. Алексей в этот момент показался ей очень красивым и сексуальным. Она подошла к нему, обняла за шею и поцеловала в губы. Алексей почувствовал себя настоящим мужчиной.

— Увидимся сегодня?

— Да, опять на скамейке в шесть. Хорошо?

Алексей уже был согласен на всё. Она ушла, а у него появилось хорошее настроение. Забыл и про тех пацанов, и про всякие насмешки, и про дурные мысли. Сейчас у него есть Светка!

Девчонки с нетерпением ждали Свету. Как только она подошла, начался шквал вопросов. Кто такой? Откуда взялся? Почему такой драный? Света только и сказала, чтобы не лезли не в своё дело. Весь день она была погружена в свои мысли. Почему он такой прилипчивый? Она ощущала лёгкое отвращение к нему. Привязался. Но бросать его она тоже не хотела. Это всегда можно будет сделать. Но к концу дня девушка уже с нетерпением ждала встречи.

Вечером они всё-таки встретились. Было очень хорошо, долго разговаривали, гуляли и держались за руки. Их увидел одноклассник Лёши, который спешил домой. На следующий день вся школа узнала об этом.

Вот к Светке подошла в школе Надя – девочка, учившаяся вместе с Алексеем.

— Света, а это правда, что ты встречаешься с Лёшкой? – насмешливо спросила она.

— Да, а что?

— А тебе не стрёмно?

— В смысле?

— Такая классная девчонка, а встречаешься с таким лохом. Тебя ж все смеять будут. Оно тебе надо? Да над ним все издеваются, бьют его, даже отстоять себя не может. Разве это мужчина? Неужели он тебе нравится?! А ты знаешь, он в каком-то шалаше живёт, даже, наверное, не моется!

— Слушай, отвали, — проговорила Светка и отвернулась. Ей было очень неприятно. Тут к ней подошла её лучшая подруга Галя. Они с детства были вместе, секретов друг от друга не держали.

— Кажется, скоро здесь будет концерт! – сообщила Галя.

— Какой концерт?

— Осенний бал и развлекательная программа. Пошли вниз, посмотрим, когда точно. Они быстро спустились по лестнице. Тут внимание девочек привлёк какой-то шум. Они подошли поближе и увидели отвратительную сцену. Трое пацанов прижали к стене Алешу, а четвёртый пинал по ногам.

— Ты уже столько дней не приносишь нам денег! – кричал один. – Не наглость ли? Мы же предупреждали тебя!

— Да нет у меня денег!

— Ты же нам сказал, что есть! Ты чё, вздумал нам п…?

— Отстаньте от меня! – закричал мальчик. – Нет у меня денег, нет и не будет!

— А зачем ты на нас голос повышаешь? Нехорошо.

Последовало два удара в живот.

Света даже не знала, что можно сделать.

— Да не смотри, пошли отсюда, — предложила Галя.

— Там мой друг!

— Какой именно?

— Которого бьют, — тихо призналась Света. – Чем мы можем помочь?

Галя была шокирована этим признанием, но не подала вида. Каким бы ни был выбор Светы, она её лучшая подруга, и должна всегда её поддерживать.

— Давай директору скажем.

Они побежали в кабинет директора и всё ему рассказали. Дмитрий Павлович поспешил спуститься вниз. Но там уже никого не было.

— Скажите Алексею, чтобы зашёл ко мне, — сказал он и опять удалился в свой кабинет.

Света увидела Лёшу только вечером, он как обычно пришёл на скамейку. Она не хотела больше с ним быть. Не такого мужчину она хотела. Не такого мужчину она представит своим подругам и родителям. Он будет тянуть только вниз, не даст никакого роста. Свете Алексей стал отвратителен.

— Леша, я не хочу больше с тобой встречаться.

— Почему?

— Потому что тебя все лошат. Я не хочу, чтобы ещё и меня позорили. Понимаешь, ты хороший пацан, но не моего уровня. Я могу тебе предложить общаться, только чтобы никто про это не знал. А на людях мы будем себя вести будто незнакомые.

— Тебе так противно со мной? – Алексей не мог поверить услышанному.

— Нет. Ты согласен на мои условия?

— А как мы будем общаться? Как сейчас?

— Только как друзья.

— Света, не бросай меня! Я люблю тебя, — он этого никогда никому не говорил. – Давай попытаемся ещё раз! Я докажу, что я — не лох.

— Да ты всем уже доказал, что ты – лох! Где ты живёшь, что ешь, как с тобой все разговаривают! Разве мне это приятно слышать? Всё, мне пора. Прости меня, пожалуйста, просто я привыкла, что с моими пацанами считаются. Пока.

Она ушла, вернув кольцо.

— Света! – крикнул он. Но девушка, не оборачиваясь, шла дальше. Мальчик сел на скамейку. Больше он не хотел ни с кем разговаривать.

Дома его встретила мама. Она вымыла голову, расчесалась, слегка подвела глаза и вмиг помолодела на десять лет.

— Сынок, смотри, что я приготовила! – мама указала на свежевыпеченные блины с яблоками. Она сегодня получила зарплату, купила маленькую сковороду и решила побаловать Алёшу.

— А ты почему такой грустный?

— Просто, — мальчик принялся за еду, но не чувствовал её вкуса. В горле стоял комок. Он обвёл взглядом хижину, что не принесло никакого утешения. Земляной пол, покрытый соломой, небольшой костёр, дым от которого шёл прямо в жилище, убогая одежда…

В ту ночь Алексей беспокойно ворочался на соломенном матрасе. Какая же Светка дрянь. А что с матерью делать? На что они будут жить? Приближалась зима, и даже одежды целой нет. Нужны деньги. А где их взять? А вокруг столько богатых ходит…Деньгами трясут…А если взять у них? Не обеднеют особо, а им с матерью очень пригодятся. Тем более что так им и надо, в следующий раз подумают, как его обижать!

С такими мыслями мальчик заснул только под утро. Едва только холодное осеннее солнце коснулось своими бледными лучами земли, мама Лёши была уже на ногах. Вот, наконец, картошка пожарена, солёные огурцы на столе, чайник закипел, она тяжело опустилась на соломенный матрас. На лбу выступили холодные капли пота, стало жарко. Алёша, охваченный своими преступными помыслами, ничего и не заметил. Машинально поев и прихватив кухонный нож, он скрылся из хижины. Холодная утренняя роса блистала своими каплями на сухих травинках, сырой воздух отрезвлял и наполнял силами. Он решил напасть на отца Надьки, вредной девчонки, которая больше всего насмехалась над ним из класса. Классный будет ей ответ на все невзгоды, которые она ему учинила. Тварь. Алёксей знал, что Дмитрий Петрович, как звали отца Надьки, привозит её в школу каждый день без пятнадцати восемь, проводит до школы, а потом идёт в близлежащий магазин за сигаретами. Так всё и произошло на этот раз. Мальчик затаился в кустах. Дмитрий Петрович проводил Надьку, потом медленно пошёл по дорожке. Путь его лежал по парку. Как раз безлюдное, укромное место. Самый раз расправится с этими богачами. В следующий раз будут знать, как его оскорблять и издеваться. Что он, не человек что ли? Как можно было так с ним поступать? Дмитрий Петрович, задумавшись,  медленно шёл по аллее. Алёша на миг задумался. А если он услышит, что к нему кто-то подходит, окажет серьёзное сопротивление. Может, лучше вступить с ним в контакт? Разговорить, а когда он отвлечётся, ткнуть ножом? А куда? Но это всё детали. Главное – решиться. Мальчик подбежал к Дмитрию Петровичу.

— Дяденька, а сколько время? – он постарался придать своему голосу какую-то лёгкость, свойственную детям его возраста. Мужчина посмотрел на часы и ответил: «Почти восемь». В это время мальчик не смог решиться его убить. Он клял себя за трусость и решил попытаться ещё раз. Дмитрий Петрович был крайне удивлён, увидев, что мальчик всё идёт рядом. Да и выглядел он как-то странно. Бледное лицо, трясущиеся тонкие руки, блуждающий взгляд.

— Ты что-то ещё хотел?

— Нет-нет, это я так….

— А ты случайно не из класса моей Надежды?

— Да, верно, — мальчик улыбнулся. Наконец, он улучил момент и воткнул нож в горло мужчины. Тот зашатался и закрыл руками рану. Послышались ужасающие булькающие звуки. Кровь толчками текла из повреждённой артерии. Дмитрий Петрович тяжело рухнул на влажную землю. Не теряя времени даром, мальчик принялся шарить руками по карманам. Достал кошелёк и снял часы, перстень и обручальное кольцо. Тут он услышал пронзительный женский визг. Пропал! Он со всех ног бросился в кусты. Мальчик так напугался, что чувствовал лёгкое головокружение, живот свела судорога. Казалось, будто по голове стучали огромным молотком. Послышался звук милицейской сирены, вокруг трупа начала собираться толпа людей. Но Лёша уже был далеко. Он открыл кошелёк, там было шесть тысяч рублей. Таких денег мальчик никогда и в руках-то не держал.  Он побежал в магазин и сразу же купил продуктов на пятьсот рублей и принёс матери. А ей сказал, что заплатили ему за несколько дней работы грузчиком, когда разгружал фуры с мебелью.

Прошло две недели. Денег не осталось. А под подушкой мама нашла у него золотой перстень с бриллиантом…

Но Алексей решил продолжить свою месть. Отыграться на папе Олега – самого наглого мальчика из класса, который любил играть в футбол его портфелем после уроков. Всё произошло так же, как и с отцом Надежды. На первый взгляд. А на второй совсем не так. Он не убежал с места преступления, а остался сидеть у трупа.  Алексею казалось, будто он заснул на ходу. Взгляд его глаз остекленел, мальчик ничего не видел. Руки его хватались за траву, он прижался к земле, надеясь, что сейчас проснётся. Это же просто сон. Так не должно было быть. Больше он ничего не помнил. Словно в тумане Алёшу посадили в машину, увезли в большое кирпичное здание и посадили в белую комнату. Больше всего ему запомнилась беседа с одним вежливым внимательным человеком, к которому его привели после безуспешных попыток вывести из такого транса. Этот человек сидел за рабочим столом и что-то писал.

— Здравствуй, Леша, — поздоровался он и попросил мальчика сесть на стул. Лёша молча сел.

— Мне сказали, ты не хочешь ни с кем разговаривать? – в ответ опять тишина.

— Лёша, нарисуй машину, — врач подал мальчику карандаш и лист бумаги. Лёша даже не обратил на это внимание.

— Лёша, а как тебя зовут? – никакой реакции.

— Что происходит?

— Мне страшно, — с трудом вымолвил Алексей, взгляд его неожиданно заблестел, он словно впервые попал в эту комнату. С интересом разглядывая помещение, мальчик не понимал, как здесь оказался.

— Где тебе страшно: на улице или в помещении?

Леша вновь впал в беспамятство.

— Ходят,  деньгами своими трясут, — с неожиданной злобой пробормотал он и начал тереть свои руки, будто пытаясь их отмыть.

— А кто ходит?

— Богатые, я их ненавижу.

— А почему?

— Я хочу домой, где мама? – у него начала кружиться голова, вскоре он упал в обморок. Медсестра привела его в чувство и вывела в другую комнату, где была еда и питьё. Врач позвал санитаров и велел отправить его в учреждение для душевнобольных на обследование. По дороге в психбольницу он умудрился сбежать, когда внимание санитаров было отвлечено другим пациентом, и очутился недалеко от огромного леса. Недолго думая, он скрылся в темно-зеленых елях. Тайга надолго укрыла его от людей.

 

Где-то часа через два Катя проснулась. Человек всё ещё лежал рядом, крепко её обнимая. Девушка вспомнила последние события. О Боже! Да кто этот мужчина? Она приподнялась, выскользнула из его рук. Человек почувствовал, что рядом никого нет. Он резко подскочил.  Лишь интуиция подсказала Кате, как себя с ним вести. Она ласково погладила его по волосам и щеке.

— Тихо, тихо, успокойся, я здесь, — девушка улыбнулась. – Ложись.

Человек повиновался, слегка улыбнулся, не отрывая от неё взгляда своих пронзительных красноватых глаз, выискивая в ней неприязнь и отвращение. Катя поспешила прижаться к его груди, широкой и волосатой. Незнакомец обнял её двумя руками, ласково поглаживая по спине и  волосам. Ему нравилось вдыхать аромат её волос и наматывать их себе на пальцы. Катя вновь его целовала, гладила, обнимала. Потрясающий мужчина. Потрясающий…

Когда Катя заснула у него на груди, человек долго смотрел на девушку, слёзы облегчения катились из усталых глаз, голова закружилась. Он улыбнулся. Больше он не одинок!

 

Андреева Елена Борисовна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.