Елена Шанс.До рассвета еще далеко…

За окном бушевал настоящий ураган. Пожелтевшие листья, срываемые бешеным ветром с деревьев, бились о стекло, как бабочки, летящие на свет. Тусклая лампа под потолком уныло освещала кабинет. Я взглянула на часы – время волка, три часа утра. Сутки выдались невероятно тяжелыми, в голове была полная каша, а веки налились свинцом. Если в ближайшие два часа ничего не случится, попробую уйти домой, в крайнем случае пришлют за мной дежурную машину. Терроризм набирает обороты и иногда кажется ничего его остановить не может. Даже мы…
Кажется, я закрыла глаза только на минуту, но когда зазвонил телефон, часы уже показывали пять утра. Звонил полковник.
— Езжай домой пока, отдохни, а в 11 утра зайди ко мне.
Переодевшись в цивильную одежду, я спустилась во двор и, сев в мой старенький Фольксваген, поехала домой. Гроза так и не началась, но ветер и не думал стихать.
Бросив машину на стоянке я поднялась на пятый этаж и зашла в свою квартиру. Не успела я снять даже туфли, как зазвонил домофон.
— Да, кто там? — спросила я, но динамик только противно зажужжал. Я нажала на кнопку открытия двери в подъезд, но щелчка не услышала. Достал этот домофон до самых печенок, ломается в самый неподходящий момент. Кто это может быть? Неужели с работы? Придется теперь самой спускаться вниз и открывать дверь вручную, хорошо хоть лифт еще работает.
Распахнув дверь подъезда, я выглянула во двор. Странно, но снаружи никого не было. Хотя небо уже посерело, но до настоящего рассвета было еще далеко. Окна домов зияли темными провалами, и только на спортивной площадке несколько парней играли то ли в волейбол, то ли в баскетбол. В полной тишине отчетливо слышались ритмичные удары по мячу, как будто метроном отсчитывал секунды.
Надо бы выйти, посмотреть вокруг, ведь кто-то был здесь, но сопротивляться охватившей уже не на шутку сонливости я не могла.
Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить соседей, я захлопнула дверь и зашла в кабину лифта. Вздрогнув, он медленно пополз вверх, когда я нажала кнопку пятого этажа. «Несколько секунд, и я буду в своей кровати», — подумала я и в этот момент ощутила легкий толчок инерционной волны.
Яркое, жаркое летнее солнце стояло в зените. Позади была долгая и нудная процедура перед посадкой на космический шаттл. Теперь он стоял прямо перед нами, открыв зев шлюза, от которого вверх шла огромная надпись «C-XXI-3». «Cosmopolis» — туристический корабль третьего поколения.

Через несколько минут ко мне подошла мама.
— Все нормально? — спросила я ее, еще не веря, что все уже позади.
— Да, я боялась, что давление подведет, но мне повезло, как раз сегодня оно у меня как у настоящего космонавта, — засмеялась она и подмигнула мне. Лицо ее, без единой морщинки, светилось радостью и нетерпением.
Утонув в комфортабельных креслах, мы начали свое приключение. Самолет поднял нас на высоту около 20 километров. После чего непосредственно космический аппарат отделился от носителя и, запустив ракетные двигатели, резко стал взмывать вверх. От навалившейся перегрузки кто-то в салоне нервно и шумно вздохнул, но уже буквально через десять минут мы достигли нижней границы космического пространства, и черный бархат безбрежного космоса с раскиданными по нему огромными бриллиантами звезд заглянул в огромные иллюминаторы. И только тут я осознала, что происходит что-то невероятное.
Ну конечно же! Это ведь один из моих странных и фантастических снов! С огромным трудом оторвавшись от совершенно ошеломляющего вида раскинувшейся Вселенной, я посмотрела на маму. В ее огромных синих глазах отражался свет далеких миров.
— Ты тоже поняла, что это сон? — спросила я ее. — А самое главное, мы видим его вместе, впервые. Я так давно хотела, чтобы ты хоть раз побывала в моих фантазиях. Это здорово! Правда?
Но казалось, она меня не слышит, полностью завороженная бездной пространства. И тогда я направила наш корабль прямо на самую яркую звезду, оставив далеко позади голубой шар родной планеты.
Невероятные миры сменялись один за другим — покрытые огромными грибами, как лесом, по шляпкам которых как обезьянки скакали удивительные оранжевые плюшевые существа с овальными зелеными глазами, и совершенно безжизненные пустыни с сухими руслами рек. Сверкающие ледники из метана и расплавленные озера кварца. А корабль летел все дальше и дальше к самому краю галактики…
— Хочешь ли ты тут остаться навсегда и продолжить полет? — спросила меня незаметно подошедшая к моему креслу стюардесса.
— Нет, спасибо…
— Наш шаттл произвел посадку, надеемся, что вы получили удовольствие от нашего небольшого путешествия, спасибо и до свидания, — прозвучал приятный голос в динамиках.
Мы снова были на Земле, только время здесь на продолжительность нашего полета остановилось — всеми красками звенел все тот же полдень.
— Это так странно видеть вдвоем один и тот же сон. Хотя, возможно, ты видела все не так как я.., — сказала я маме. — Где ты была?
— Это был безбрежный океан, синий-синий, и песок, бело-розовый, и роскошные пальмы.., — ответила она.
— И ты тоже не захотела там остаться?
— А мне никто и не предлагал, — улыбнулась она.
— Это неважно, мы по-прежнему вместе и по-прежнему в моем сне. Где ты хочешь очутиться прямо сейчас?
— Я люблю Москву, там прошла моя юность, самые замечательные студенческие годы…
Мы прошли в арку и оказались на Красной площади.
— Странно, знаешь, мне только сейчас пришла в голову мысль, что я не помню, как уснула. Помню, что я пришла с работы под утро, помню, что спустилась вниз, чтобы открыть дверь подъезда, помню что на мне был надет мой любимый черный брючный костюм, помню лифт, и все… Потом сразу начался сон. Почему я не помню, как зашла в свою квартиру и легла спать? Ну не могла же я уснуть прямо в лифте? Если это так, то соседи очень удивятся, найдя меня спящей на полу в кабине, — улыбнулась я, хотя у меня в душе что-то противно заворочалось. — А вдруг я совсем не сплю, а в лифте только мое тело.., — почти прошептала я, и мама как то странно взглянула на меня. — Не обращай внимания, меня часто посещают дурацкие мысли. Нам пора домой… скоро рассвет. Сейчас мы завернем за угол и окажемся в своем городе.
Улицы встретили меня гомоном и суетой. Здесь было утро. Мамы рядом не оказалось — наши сны все-таки разошлись, но просыпаться я почему-то не спешила, хотя помнила, что ровно в одиннадцать утра я должна быть у шефа.
Люди спешили по своим делам и совершенно не замечали меня, шагающую безо всякой цели. Впереди показалась больница, возле которой было столпотворение народа. Подойдя поближе, я увидела растерянные заплаканные лица. Кто-то что-то возбужденно говорил, кто-то тихо матерился. Заметив одну наиболее взволнованную группу людей я узнала там одного из моих соседей и прислушалась к их разговору.
— Спал я, как вдруг что-то рвануло. Меня с кровати сбросило, штукатурка с потолка посыпалась, на кухне посуда вся на пол попадала. Сначала я подумал, что это землетрясение, но потом почувствовал запах гари. Выскочил во двор и вижу — соседний подъезд обвалился. А минут через пять — вой пожарных машин, скорой помощи, милиции. Это просто чудо, что так мало пострадавших, а главное, никто не погиб. До сих пор никто не знает, что произошло…
Так никем и не замеченная я прошла сквозь толпу и присела на лавочке возле входа в больницу. В голове сквозь полный сумбур стала проступать очевидная и ясная мысль — обрушился мой дом и именно в тот момент, когда я была в лифе. Но как? И почему я до сих пор сплю?!! Как бы не ирреально это звучало, но сон пересекся с действительностью, и мое спящее сознание попало в реальный мир следующего утра, в полный кошмар.
Теперь я полностью вспомнила и осознала тот последний толчок в лифте. Это была инерционная волна, прошедшая снизу вверх от резкой остановки кабины. Прежде чем уснуть, я упала в обморок от сотрясения, поэтому и не помню, как добралась до кровати, ибо не добралась… А теперь мое сознание отчаянно сопротивляется своему возвращению. Потому что тело для него непригодно? И неудивительно, что люди вокруг не замечают меня, нет здесь моей физической оболочки.
Мне нужно срочно разыскать палату, которой я нахожусь, и посмотреть что осталось от меня — воображение тут же услужливо нарисовало адскую картину замотанного в кровавые бинты тела, и меня чуть не стошнило.
Уже не таясь, я поднялась на второй этаж в травматологию. Теперь вперед меня вел чистый инстинкт. В палате была всего одна кровать, а на ней стояло на коленях… существо в белом больничном халате. Я не могла поверить, что это Я. Это был скелет, обтянутый кожей с огромными черными кругами под глазами, в которых кроме ужаса не было ни единой искры разума. Всякая уверенность в том, что мне необходимо вернуться в это тело, у меня сразу пропала. Ну не могла я так измениться всего за несколько часов! И только тут я заметила, что на моем теле нет ни единой царапины. Хоть в этом повезло.
Я присела на край кровати.
— Лена, ты слышишь меня? — обращаться самой к себе было абсолютно бессмысленно, но ничего более умного придумать я не могла. — Ты должна вспомнить все, только тогда мы сможем соединиться. Ты пришла с работы, было пять часов утра, на тебе был любимый черный брючный костюм. Помнишь? Потом звонок, ты спустилась вниз, открыла дверь подъезда. Во дворе кто-то играл в волейбол… Ты вошла в лифт и нажала кнопку пятого этажа. Ну, вспоминай!!!
— Ты — это Я?
Это была единственная фраза, которую я услышала. Осторожно я откинула прядь волос с лица моего второго Я, обняла… саму себя?, и вышла из палаты. Теперь только время могло помочь мне.
Пройдя по коридору, я заметила, что дверь одной из палат полуоткрыта. Заглянув, я увидела там своего отца.
— Папа! Что случилось, почему ты здесь? Насколько я помню, когда обрушился подъезд, я была дома одна. Неужели ты оказался в квартире?
— Нет, успокойся, все нормально, просто почку чуть прихватило, денька два отлежусь и все будет нормально. Как ты?
— Хреново, если честно…
— Не отчаивайся, держи хвост пистолетом, и все образуется! — я улыбнулась, это папино любимое выражение, которым он меня всегда подбадривает.
— Я приду к тебе попозже, — сказала я.
— Я буду ждать тебя, — ответил он.
Вышла я из больницы почти успокоившаяся. Почему то я чувствовала, что для меня очень важно, что я увидела папу, и у него все нормально, что это самое главное! Теперь мне нужно было просто немного времени, чтобы я, та что в палате, вспомнила саму себя, и тогда мое сознание вернется, и я, наконец, проснусь от этого тяжкого сна.
Идти мне было некуда. Да и незачем… Я брела по дорожке парка, уже не удивляясь, что меня никто не видит, как почувствовала изнутри толчок, волну, прошедшую сверху вниз через меня, и поняла, что мы две соединились.
— Я вернулась!!!! Слышите??? Я вернулась!!!! — закричала я. Но никому не было никакого дела до меня. — Стой,- сказала я сама себе, — если я вернулась, то почему я до сих пор здесь? Я ведь должна оказаться в палате! Что-то не так, мне нужно срочно обратно в больницу.
Задыхаясь от бега, я ворвалась в травматологию. Палата была пуста. Возле нее стояли две медсестры и о чем то беседовали.
— Где пациентка из этой палаты? — дрожащим голосом спросила я одну из них.
— Кстати, привезли нового пациента, придется оформить его в этот бокс, последним незанятым оставался, — совсем не мне ответила медсестра.
Я заглянула в другу палату, там где я видела в прошлый раз моего отца, но там его тоже не было, да и не могло быть. Он умер. Десять лет назад, когда у него отказали почки. Теперь я вспомнила…
Улыбаясь я вышла из больницы и вернулась в парк. Светило солнце, но я знала, что весь этот кошмар — только мой сон, который я могу изменить в любой момент, а до рассвета еще далеко…
На ступеньках у входа в больницу стояли два врача.
— Мне сейчас муж звонил… Все-таки один человек погиб в том доме. Наконец они выяснили, почему обрушился подъезд. В шахте лифта было заложено взрывное устройство, которое сработало, когда один из жильцов вошел в лифт. Взрыв был такой мощности, что кабина просто мгновенно испарилась. Тот человек даже не успел ничего понять или почувствовать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.