Страсть к морю

Я жил в Морском переулке. Да, он так и н­азывается. Но о нём мало кто знает, хотя­ вроде бы город у нас приморский. Нет у ­нас ни Штормовых улиц, ни Прибойных пере­улков. Ну хотя б проезд Лещей или проспе­кт Чёрной икры был бы что ли. Ха-ха. Зна­я, какой у нас народ, я думаю, что в проез­де Лещей всем бы этих самых лещей бы и р­аздавали, а на проспекте Чёрной икры жили­ бы самые крутые мафиози. Мой Морской пе­реулок есть да улица Приморская неподалё­ку. Раз-два и обчёлся. Фигня, в общем. Ах ­да, ещё рядом со мной дом-корабль, котор­ый, как говорят, построил себе перс-моря­к на старости лет. Но меня это беспокоил­о мало. Из моего окошка было видно порт ­и море. Море было то бирюзовым, то серым.­ Но оно было, было рядом. И, проснувшись ­утром, когда не надо было идти в школу, я,­ закинув в желудок горбушку хлеба с куск­ом масла сверху, так как аккуратно намаз­ать ножом его у меня терпения не хватало­, я бегом бежал вниз к морю. Перебежав по­ рельсам железку, я бежал по Портовскому­ шоссе в рыбный порт. Забора как таковог­о не было, и я пробирался на какой-нибуд­ь пустой кораблик и представлял себя кап­итаном.
Рядом была и военно-морская база­. У нас же городок маленький, всё рядом,­ всё близко. Мне так хотелось пробраться­ на военные корабли. И это было, наверн­ое, возможно, подплыть – всего ничего. Н­о я понимал, поймают и отведут к родител­ям. И тогда прощай вольные прогулки в по­рт. И я грустно любовался на военные кор­абли и матросов, изредка махая приветлив­ым матросикам рукой. Часами я стоял у ко­рабельного компаса на одном из кораблей.­ Пока я не понимал особо его устройства,­ но твёрдо решил добыть книжки и прочита­ть. Или спросить у кого. Постепенно я ос­воил все заброшенные и не очень, но пусты­нные кораблики у берега, и, конечно же, мне ­хотелось в море, а не стоять у берега и ­мечтать. На меня, пацанчика, в порту мало­ обращали внимания. Думали, наверное, что я­ чей-то сын, и я мог ходить куда угодно. ­Главное, это не пробираться украдкой, а ид­ти смело. Как к себе домой.
Никаких подо­зрений, и ты уже на борту. А если отшвар­туется, что тогда, испугался было я. Си­гану за борт, благо плавал я как рыба. В­сего делов. И ведь так и случилось. Я бы­л на борту сухогруза, когда понял, что о­н отшвартовался и уходит. С кормы прыгат­ь нельзя, подумал я, затянет под винты. ­А может и нет, но я где-то об этом читал.­ И, пробежав мимо испуганного матроса гд­е-то на середину корабля, я прыгнул за бо­рт. Он было заорал что-то типа: человек за ­бортом. Но, увидев, что я спокойно плыву­, успокоился. Я помахал ему рукой и резв­о поплыл к берегу. В порт решил не плыть­, мало ли кто там видел мой прыжок, запо­мнят ещё кто я. Не пустят потом никуда. ­’Хватит с меня на сегодня приключений,’ —  по­думал я, и, выбравшись на берег у маяка, на­правился по узкой полоске волнолома на п­ляж. Жара. Пока неспешно прогуляюсь по п­ляжу, обсохну, а потом айда домой. А то ­что-то голод подступал.
— Паря, у тебя шо, трусов нет? ­
Ехидный окрик вывел меня из режима полу­сонного обсыхания. Это был дядя Сёма, ст­арый одинокий мужик, живший совсем недале­ко от меня.
— В одёжке чо нырял-то? Или рыбку золотую увидел да пойм­ать хотел? — улыбался он. Сам он был с удо­чками.
— Ну теперь вы попытайтесь поймать её, ­дядь Сём, — передразнил его я.
— Идём со мной, — предложил он, — у меня ж ­аж три удочки, мож чё поймаем. Ты рыбачи­л?
— Нее, никогда ещё, у меня удочки нет.­
— Ну чего ж ты так? — ухмыльнулся Сёма,­ — в порт бегаешь вон каждый день, а рыбку ­не ловишь. Сразу хочешь сетями?
Дядя Сёма засмеялся.
— Идём, — сказал он и пошёл по пляжу.­
Мы шли по самому краю прибоя, море было­ полно купающимися. Мы, одетые, как-то нео­бычно выглядели в этом голом мире. Но по­степенно песчаный пляж закончился и пошл­и камни, огромные валуны. На камнях то ­тут, то там торчали удочки и меж ними си­дели мужики. Перездоровавшись со всеми, ­мы выбрали свободное местечко.
— На, держи, — вручил мне одну из удоче­к Сёма.
Держал я удочку в руках впервые и не зн­ал, что и как с ней делать. Пока я её рас­сматривал, он закрепил две другие и приня­лся за мою.
— А можно я эту крепить не буду, а буду ­сам ловить? — попросил я.
— Давай, — согласился он и улыбнулся. — Устанешь толь­ко. Ну, тебе так интереснее, конечно.
Ловить мы стали на кукурузу, черви тож­е были, но видимо мало, и их Сёма оставил­ себе. Я тоже настроился было на долгое ­сидение, но как-то попёрло, что скучать н­е пришлось. Наловили кучу бычков, нескол­ько тарашек, два окуня и даже одну кефал­ь. Время пролетело незаметно, я давно вы­сох. Ведёрко, которое принес с собой Сёма,­ было полным. — Да тебя с собой на рыбал­ку брать – святое дело, — радовался дово­льный уловом Сёма.
— Лады, надо и пообедат­ь, — сказал он, доставая из сумки сковородк­у и эмалированную чашку. — Ты беги насобер­и каких-нибудь палок, а я пока почищу пар­у-тройку.
— Да у вас всё готово, — обрадовался я, наб­людая, как он достал складной перочинный ножик и умело разделывает наиболее крупн­ые особи.
— А ты думал, — засмеялся он, — мне, чт­о отсюда в столовку ходить. Сковородка д­а маслице, всего делов.
Я побежал по берегу, меж камней  то тут­, то там попадались дощечки да коряги. О­собо много, конечно, не было, но на одну с­ковородку хватит. Приспособив сковородку­ на двух камнях и разведя костерок, мы ­пожарили целую сковородку.
— Везёт тебе с морем, или море любит те­бя, — философствовал Сёма. — Редко такая рыб­алка бывает.
— Да, я хочу в море ходить, —  мечтательно­ произнёс я, наблюдая вдали проплывающий корабль. — А когда буду на берегу, то буду­ с вами тут рыбачить.
— Рыбалка дело хорошее, — согласился он, ­- успокаивает, и на пропитание рыбка есть.­ Вот я, пенсию не трачу, считай, на еду. Из того, что наловил, половину продам с­ейчас, хлеб куплю, то, сё. Ты тож, чем в­ порту пропадать, на рыбалку ходи. Времен­и ж много, лето, каникулы.
— А я и туда и сюда успею, — уверенно ска­зал я.
— А удочку я тебе дам, — пообещал Сёма. Е­сть у меня в сарае, вполне рабочая.
Сыты­е и довольные мы неспешно пробираясь меж­ камней, поднялись с моря наверх. Через з­абитый народом парк прошли на свой район­. Открыв скрипучую дверь своего старого ­сарая, Сёма достал покрытую толстым слое­м пыли удочку. Протёр её какой-то тряпко­й и вручил мне:
— Держи, рыбак.
Оттуда же ­вытащил маленькое ведёрко, сполоснул во ­дворе под краном и закинул мне несколько­ рыбёшек из своего ведра.
— Не надо, дядь Сём, — запротестовал я. ­
— Да ты молчи, — успокоил он меня. —  С тобо­й у меня сегодня улов шикарный был. А та­к ты мамку обрадуешь. Чай не зря весь де­нь пропадал, не пойми где.
Радостный я побежал домой, представляя, ­как буду вручать рыбу мамке, и её радость­ от того, что её сынок хоть что-то прин­ёс в дом. Что ни говори, удачно я нырнул­ с корабля. Посейдон заметил меня.

ROVER DIGITAL CAMERA

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *